Почему России не нужен миллион программистов
Около 10 авиакомпаний РФ оказались в зоне финансового риска
В Якутии сверили планы по работе с Юнармией
Экс-замгубернатора арестован по делу о мошенничестве
В Якутии добыт крупный алмаз фантазийного желтого цвета

“Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно;

не уважать оной есть постыдное малодушие!”

А.С.Пушкин.

Я взял эпиграфом слова Пушкина, потому что они как никогда современны и символичны.

«...займет особое место в духовной культуре народа саха», - так резюмировал свою статью о пьесе Василия Харысхала «Эргиллиэм хайаан да» (“Я вернусь”) профессор из Санкт-Петербурга, доктор филологических наук, профессор Александр Петров в 2005 году.

Заканчивается очередной театральный сезон. В Саха театре, как всегда, аншлаг. И впереди, опять же, как всегда, по посещаемости драмы Василия Харысхала «Учуутал» (“Учитель”) и «Кемюел» (“Ледяной вал”). Об Учителе Михаиле Андреевиче Алексееве и братьях Ксенофонтовых.

А до этих спектаклей были «Эргиллиэм хайаан да» (“Я вернусь”) о Гавриле Васильевиче Никифорове — Манньыаттаах уола, «Бастын хатыыта» (“Вознесение”) о Василии Васильевиче Никифорове-Кюлюмнюре.

Эта эпопея о представителях якутской интеллигенции, купечества начиналась в далеком уже 2001-м со спектакля о Манньыаттаах уола. Удивительно, почему якутский народ так ярче, чем обо всех остальных своих героях, сохранил предания и легенды о купце Манньыаттаах уола? Думаю, секрета нет никакого. Как и Манчаары, как и легендарный прародитель Элляй, Манньыаттаах уола предстает в образе несдавшегося, ушедшего непобежденным удалого богатыря олонхо. Еще ведь он олицетворяет предприимчивость и щедрость народного героя.

Потому серию драм о легендарных личностях начала ХХ века, Харысхал тоже, думаю, начал с него, с возвращения его имени, и он, Гаврил Васильевич, шагнул с театральных подмостков в нашу современную жизнь, в жизнь народа и стал практически одним из её действующих лиц. Манчаары был первым героем на якутской театральной сцене в начале ХХ века, а в начале ХХI им стал Манньыаттаах уола.

Национальный интерес. Национальная память. Память она разная, короткая и выборочная, но никогда не объективная, кажется. Можно повернуть в угоду сегодняшней моде ли, политике ли, выпятить, вспомнить то, что нужно тебе сегодня. Так уж устроен человек и так же устроен и мир, который в конечном счете, конечно же, создает тот же самый человек, мы с вами, читатель. И в этой взаимозависимости таится и секрет мироздания.

А вот кто отвечает за ту самую, если не объективность, то хотя бы корректность?

Писатель. Писатель, создавая в своих произведениях свой мир, объективно ищет ответы на вечные вопросы, в том числе и на все неудобные и каверзные. И в поисках истины потому мы обращаемся в том числе и к литературе и всем видам искусств связанных с ней (прежде всего, театру).

И одна из вечных тем литературного творчества - это история, национальная память, национальная идентичность.

На мой взгляд, в последние десятилетия, одним из тех, кто ищет ответы на запросы национальной памяти является творчество писателя, драматурга Василия Егоровича Васильева – Харысхала.

Он свое литературное имя, от отца полученное — Харысхал, что в переводе означающий «Оберегающий», «Оберег», оправдал сполна. Я имею в виду серию его исторических пьес. Это очень не только интересное, с точки зрения культуры и искусства, творчество, но и эта жизнь и судьба автора, - быть со своими героями, с людьми тех ушедших времен и эпох, оставшихся большей частью открытой раной на теле национальной памяти народа.

Какое ждет нас будущее? Что мы оставим потомкам? Эти вопросы, как на острие ножа, держит в напряжении Василий Харысхал. Все его пьесы, ставшие бестселлерами, самыми аншлаговыми для Саха театра, стоят вне всяких каких-то условностей мира театра и сцены. Для его героев сцена — это весь мир, наша с вами жизнь в прошлом, в настоящем и в будущем. Его герои — среди нас, в нашей национальной памяти, переданной генами ли, рассказами старших ли, древними легендами ли...

Его герои надвременные: Манньыаттаах уола, Кюлюмнюр, братья Ксенофонтовы, Кэт Марсден, Михаил Алексеев...

Две последние его работы, спектакли “Кэт Марсден. Айыы санаа аанньала” (“Кэт Марсден. Ангел милосердия”) и “Учитель” – это дань уважения и благодарности двум величайшим людям, оставившим след в нашей истории – англичанке Кэт Марсден и узнику немецко-фашистких канцлагерей и ГУЛАГа, народному учителю СССР Михаилу Андреевичу Алексееву.

Вот почему народ идет вновь и вновь, до краев заполняя зал Саха театра, и, всплакивая, досидит до конца, до катарсиса.

Саха театр и Андрей Борисов после концептуальных спектаклей 1980-1990-х не зря обратились в нулевые и постнулевые — в это некое безвременье после триумфальных лет перестройки и суверенитета к теме прошлого, прошлой памяти и трагических страниц истории. Нотки мелодраматические, внесенные и драматургом, и режиссером, они все-таки не переступают ту незримую грань, за которой начинается то, что мы называем на потребу дня, они, наоборот, помогают раскрыть героя с неожиданной стороны, приближая его к зрителю.

Есть споры о народности, о народном, народных. На мой взгляд, народный — это значит национальный, это значит, что поднимаются вопросы национальной памяти и идентичности, национальных интересов, национальной перспективы, народной памяти.

Кто мы? Самый важный в творчестве Василия Харысхала вопрос, он опосредованно ищет ответ на этот вопрос. Кто мы, народ саха? Что с нами было и будет?

Но вера, вера в будущее, в силу народа, национальную память и прозрение — несут эти спектакли по миру нашему и в этом и есть залог грядущего просветления и развития.

Василий Харысхал — из поколения, из команды современных наших культурных героев, как Михаил Николаев, Андрей Борисов, Николай Лугинов.

Мы в это прошедшее 10-летие на спектаклях, поставленных Андреем Борисовым по пьесам Василия Харысхала, пережили как один миг, как одно состояние, неописываемое простым словом, некое воскресение, некое восхождение к своей самости, к умению уважать себя, свою историю и национальную память, истинных героев, которых нам преподнесли жизнь и история, судьба и человеческая боль. В этом Срединном мире наверное нет больше другого счастья, чем пережить такие минуты понимания, восхищения и гордости, собравшись вместе в маленьком, но уютном и переполненном зале Саха театра. Театр становится в эти минуты больше, чем мир и Вселенная, потому что души наши словно соединяются с героями прошлого, и все это ради настоящего и будущего. В этом великий смысл искусства

Великая миссия выпала ему, писателю и драматургу, родившемуся в 1950-м, в середине века зверя, когда еще были свежи раны революций и войн, впитавшего эту кровь и боль, потому несущего бескорыстно и беззаветно свой крест — быть колоколом ушедших в вечность и многообещающих судеб и так жестоко оборванных веком, прекрасных людей начала и первой половины ХХ века.

Из какого сора растут … – помните великие строки Анны Ахматовой? Вот и он, Василий Харысхал, создает свои произведения, на которые придут сегодня в театр и будут плакать, восхищаться, гневаться, смеяться и захотят жить еще лучше люди разного возраста и положений? Им и не дано это знать. Может быть, кто-то из них живет в жалкой лачуге, кто-то в хоромах, но они равны в этом зале в Саха театре.

А писатель Харысхал вернется в свою тесную квартиру в старой деревянной двухэтажке и сядет за свой виды видавший ноутбук, когда-то купленный в маленьком магазинчике почти что за бесценок (потому как он старый был, этот ноутбук) и начнет выводить сюжет за сюжетом, чтобы люди и в следующий раз пришли в театр, исполненные важности ли, волнением отягощенные ли, от встречи с чудом по имени театр, и испытали в который раз катарсис... Но он никогда не попросит всесильных мира сего об одолжении сделать ему удобное место работы. Он понимает, в каком мире живет и правит балом кто.

Невозможно на каких-либо весах оценить вклад драматургии Василия Харысхала в патриотическое воспитание, пробуждение национальной памяти, формирование коллективной памяти народа и этот вклад несоизмеримо больше чем... сложно с чем-то и сравнить, весов точных нет. Знаю одно, отразится в судьбе каждого, судьбе народа. Национальная память живет в реальных делах, в конкретном творчестве писателя. Кстати, в преддверии 70-летия Великой Победы можно вспомнить, что Василий Харысхал вошел в якутскую драматургию именно со спектаклями о том времени, о том, как война сказалась на жизни маленькой якутской деревни и его жителей. И эта тоже наша память.

Олег СИДОРОВ,

http://olegsidorov.org/

На снимке: сцена из спектакля "Учитель".

Спасибо за добавление статьи в:
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
14.07.2014 14:21 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ