Уголовное дело возбуждено в связи с авиакатастрофой в Нижнеангарске
На двух туристических объектах Якутска появился бесплатный Wi-Fi
Ушел из жизни лидер группы «Високосный год». Видео
Ровно в 20 часов сегодня в Якутске начнётся «Парад северных всадников»
Пассажирский АН-24 совершил аварийную посадку, погибли пилоты

ИА SakhaNews. Завтра исполняется 65 лет Алексею Томтосову – человеку оригинальному и по-своему уникальному, противоречивому и прозорливому одновременно, сумевшему вырасти до уровня заместителя министра федерального значения, стоящему сейчас во главе якутской диаспоры в Москве. В наших архивах немало его острых публицистических статей, но, к сожалению, нет ни одного интервью о его жизни, о нем самом. В сентябре прошлого года в «Якутске вечернем» было опубликовано интервью с Алексеем Александровичем, подготовленное главным редактором газеты Марией Ивановой, которое, на наш взгляд, как нельзя лучше подходит к предстоящей юбилейной дате.

Откровения бывшего мэра.

«Я стою тут возле крыльца мэрии, сейчас найду какую-нибудь машину и за вами заеду». В телефонной трубке слышно, как с моим собеседником кто-то здоровается:

— Здравствуйте, Алексей Александрович!

— Здравствуйте, а вы на машине? — спрашивает он и тут же говорит мне: О, уже нашел, тут кто-то меня узнал, так что собирайтесь, едем играть в бильярд в «Пивной дом».

В бильярд бывший мэр Якутска и бывший замминистра по делам федерации, национальной и миграционной политике России Алексей Александрович Томтосов не играет. Смотреть любит. Со всеми лучшими бильярдистами знаком. Знает, где в Москве, которая стала для него домом 10 лет назад, стоит мраморный бильярдный стол Колчака. сам не играет. Просто бильярд, как и в прошлом большой теннис, помогает завязывать нужные знакомства и узнавать последние новости. А это главное для любого человека, остающегося или пытающегося остаться на плаву большой политической игры.

— Здравствуйте! А вы знаете, что я — папа вашей газеты?

— Ну-у, о вашем участии, конечно, знаю, но чтобы папа…

— Можете не сомневаться. Ко мне как к мэру Якутска тогда пришла Людмила Николаевна Левина и предложила вариант вечерней газеты. Я тут же согласился. И всячески вас поддерживал. Выросли вы с тех пор заметно. Тогда-то больше развлекательной газета была.

— Поэтому и поддерживали. Остались бы дальше на посту, наверняка бы поссорились.

— Ха! Я же не стандартный якутский чиновник. Я — человек достаточно простой.

Назвать Томтосова простым человеком может только тот, кто его совершенно не знает. Он какой угодно, но не простой. Хитрый, непредсказуемый, закрытый — это ближе к истине.

— А якутские чиновники от других сильно отличаются?

— Тут не чиновники. Тут номенклатура.

— А вы-то кто? Тоже номенклатура. Вы же карьеру с первого секретаря обкома комсомола начинали, а потом по идеологической линии КПСС шли.

— Ну и я номенклатура системы. Хотя в ВПШ (высшая партийная школа, обязательная для всех высших эшелонов коммунистов) я не учился.

— Да ну! Вас бы в первые секретари райкома КПСС не взяли.

— Взяли! Хотя это было странно. А я все же стал.

— «Вся жизнь — борьба» — это жизненный девиз, да?

— Нет, сейчас жизненный девиз — это «поживем — увидим». Сашенька, — говорит он официантке в «Пивном доме», — принесите, пожалуйста, водки, только не местной, граммов 100.

— Местную водочку, значит, не пьете?

— Говорят, она хуже стала. Предвосхищая ваши дальнейшие вопросы, хочу сразу сообщить: я — не враг Штырова и не друг Михальчука! Это все навязанные мне прессой стереотипы.

— Ага! А как прикажете вас понимать, когда вы президента плохим прорабом и Шариковым называете, а про Илью Филипповича говорите, что он много сделал для города и т.д.

— По порядку. Да, я так говорил про Штырова. Но это правда. А Михальчука я вообще один раз в этом году видел. Просто у меня есть замечательное правило американских президентов: я никогда не буду говорить плохо про своих предшественников и тех, кто меня сменил. В отличие, кстати, от нынешнего мэра.

С американцами Алексея Александровича роднит не только правило президентов. В далекие 70-е годы он защитил кандидатскую по Мартину Лютеру Кингу. Оппонентом его, кстати, был Александр Александрович Фурсенко — отец нынешнего министра науки и образования. Можно сказать, что Томтосов был первым американистом в Якутии и одним из первых в России. С тех же времен он хорошо владеет английским языком. Разделяет американские убеждения: не спрашивать, чем человек болеет и сколько зарабатывает. Я эти убеждения не разделяю: «А сколько вы зарабатываете?»

— «Я пенсионер. У меня пенсия 15 тысяч…»

— …Ладно, с Михальчуком все понятно. А с Вячеславом Анатольевичем? Вы же считаете себя коренным якутянином?

— Конечно.

— Не кажется ли вам, по крайней мере, неэтичным так отзываться о своем президенте?

— Нет, не кажется. Я человек прямой и всегда говорю то, что знаю. Он человек очень противоречивый и непоследовательный. Штыров, я так полагаю, поклонник Макиавелли. Так он очень хорошо сказал: чтобы судить об уме правителя, надо посмотреть, кто его окружение. Смотрите!

— Ну, это для политика скорее минус, нежели плюс. Останется Штыров и дальше нашим президентом — как вы с ним после всего этого видите свое общение?

— Для меня жизнь тогда интересной останется. А он уйдет, так просто скучно станет (заразительно смеется).

— Сдается мне, что со Штыровым вы еще по партийной линии пересекались. И что-то не поделили еще тогда.

— Пересекались, а как же. И он первый на меня напал. Обвинил меня в том, что я плохо знаю ленинскую теорию Социалистической революции. А я уже 17 лет к тому времени кандидатом наук был. Еще подумал, что за татарин такой резвый.

— Почему татарин?

— Просто антропологический тип лица у него такой. Ну не русский же он. Да и потом сталкивались. Я у него в 2002 году 13 дней в приемной просидел, когда сотрудничество от лица «Якутского дома» предлагал. Так он через несколько дней после нашего разговора меня встретил и тут же сделал вид, что ничего не помнит. Он так часто делает.

— Та-а-а-к. К вопросу о национализме. Считает ли бывший замминистра России, что какая-то национальность имеет преимущество перед остальными?

— Бог с тобой, я — космополит, не сталинского разлива, а у порога глобализации.

— А я думала, что вы — якут.

— Я якут в мире глобализации.

— Расшифруйте, что вы имеете в виду под «глобализацией»?

— Это когда территория и национальности не играют большой роли.

— Какое будущее вы прочите Якутии?

— В первую очередь тут надо создать…

— Подождите. Я не спрашивала, что тут надо сделать, я спросила, каким вы видите будущее Якутии при имеющихся тенденциях.

— Через 40 лет тут будут китайцы. Якутия может перестать существовать как автономная территория, а якуты — как национальная идентичность.

— ...И что вы там говорили про «необходимо создать»?

— Необходимо посылать нашу молодежь учиться за пределы малой Родины, быть в процессе глобализации.

— Чтобы они возвращались с накопленным опытом?

— Нет, чтобы они распространялись по миру и нашли свое место на этой земле.

— Но Якутия тогда и так, и этак перестанет существовать как республика.

— Это неизбежно в планетарном измерении.

— Вы поэтому в Москве сейчас живете?

— В Москве я живу потому, что последние 10 лет там работаю. Я единственный якут, который достиг уровня российского замминистра. Потому что сейчас я своим именем и авторитетом прикрываю республику на всех фронтах.

— Подробнее, пожалуйста. Это вы об обвинениях в сепаратизме?

— Да, именно о них. Не секрет, что сейчас в Москве все чаще обвиняют Якутию в сепаратизме. Я объясняю, что никакого сепаратизма в Якутии нет, он есть только благодаря усилиям нынешнего президента и властей, которым это выгодно в политических целях.

— Да, я читала ваше последнее интервью на сайте Kремль.орг. Как вы относитесь к факту выхода в Якутии профашистской «Якутской газеты»?..

— Дикость. Абсолютная дурость.

— …И к тому, что с ней связывают помощника Штырова депутата Михаила Эверстова?

— Эверстов мне звонил в Москву, когда я еще был замминистра. Позвонил и сказал, что, если я хочу быть в команде Путина, я должен поддержать Штырова. Представляете?

— С трудом.

— Мне! Федеральному замминистра! У меня даже запись эта есть. Ну, я посмеялся и трубку положил. Так он потом говорил, что он мой брат (даже мне так подписался раза три — брат Михаля) и что его дядя — Колмогоров. И смех, и грех. Меня потом люди спрашивали, что это за брат у меня такой объявился. Ну, я отвечал, что все якуты братья.

— Про вас говорили, что вы человек Колмогорова.

— Хм. А кто это?

— Я читала ваше высказывание, что взятки берет любой чиновник, если у него есть такая возможность.

— Да. Берет. А у вас другие убеждения?

— Нет.

— Ну а что тут спорить. Взятка — она же разная бывает. Кто-то борзыми щенками, а кто-то… Как говорил Михаил Сперанский (реформатор при Александре 1), взятка скорее привычка, а не проступок, когда не хочешь обидеть просящего. Это наши с вами реалии, так давайте хотя бы говорить о них прямо. А на что должен жить тот же министр, на зарплату в 15 тысяч?

В разговоре Томтосов очень часто вставляет различные цитаты, вспоминая как русских, так и зарубежных писателей и политиков. Английские книги он читает в оригинале, получая возможность уличить многих российских писак в плагиате. Чтобы так «грузить» собеседника, нужна хорошая память. У него она феноменальная, что составляет отдельный предмет гордости. Он помнит все даты, все фамилии, все слова и интонации со 100-процентной точностью. Обычно выставляет это напоказ только среди друзей. В другое время любит прикидываться простачком, который все принимает за чистую монету. Именно таким вот уже 41 год знает своего мужа Любовь Томтосова. Хотя ей о его хорошей памяти известно все. Однако Люба, как ласково называет свою жену Алексей Александрович, все беспокоится, что ее мужа-простофилю все пытаются обмануть или провести.

— Вернемся к вопросу национализма. Вам в Москве приходилось сталкиваться с его проявлениями?

— Конечно. Постоянно. В магазинах, когда продавцы тебе чуть ли не в лицо покупки швыряют. В метро, когда милиционеры кричат: «Эй, иди сюда!» и автоматом тычут. А я в ответ корочку замминистра показал. Так милиционер пальцем ее ковырял, пытаясь доказать, что она поддельная.

— Можно подумать, вы часто в метро ездите и ездили в бытность замминистра.

— Не часто, но ездил. И езжу. Так что жизнь знаю. Обидно, конечно, все это наблюдать вокруг. Ты знаешь, кто СССР развалил?

— Горбачев.

— Нет. СССР элита интеллигенции развалила: в середине 80-х годов собирались русские литераторы Владимир Солоухин, Дмитрий Лихачев, Владимир Чивилихин, которые были озабочены тем, что русские становятся меньшинством в СССР. Они считали целесообразным отсечь среднеазиатское этническое подбрюшие. Я эти отчеты читал в ЦК КПСС. Вообще, национальный вопрос — тема деликатная, и плохо, когда за это дело берутся люди не очень образованные.

— Надо ли вообще уйти от национальности, чтобы решить эту проблему?

— Да. Я считаю, что от нас мало что зависит в глобализованном мире. Просто пока мы не готовы это сделать. Но это будет.

— Сейчас вы — президент некоего общественного фонда «Якутский дом». Что это за зверь и с чем его едят?

— Это люди, которые имеют отношение к Якутии, в данное время проживая в Москве.

— И что эти люди делают?

— Это гуманитарный фонд. Устраиваем вечера для ветеранов, помогаем, книги издаем… Иногда якутских чиновников водим по коридорам власти

— Продаете еще что-то там, я слышала.

— Это не ко мне. Вы знаете, я этот фонд организовал еще в августе 1991 году. За три дня до путча. И назывался он тогда Московская благотворительная община «Якутский дом». Когда стал мэром города Якутска, с поста президента дома, естественно, ушел. В те годы там и занимались торговлей. Но это были не мы. А потом опять вернулся. Так что…

— Сколько вам нужно денег в месяц для нормальной жизни?

— 30-60 тысяч рублей.

— А пенсия-то у вас 500 баксов. Где остальное зарабатываете?

— Умом. Информацией. Все законно, так что не подкопаетесь.

Эпатировать Алексей Александрович любит. Отсюда кажущаяся «невыдержанность» в точно взвешенных на самом деле словах. Мне показалось, что этот эпатаж — своего рода форма защиты. Хотя для него, судя по всему, лучшая форма защиты — это нападение.

— Как политик я — слон, — говорит он. — Меня хрен столкнешь! Я у пяти министров замом был. У пяти! И единственный, кто все время оставался. Так что зря вы пишете, что я нафталином пропах!

— А вы что, в большую якутскую политику собираетесь возвращаться?

— Нет. Не собираюсь.

— Обещаете?

— Абсолютно. Книги буду выпускать. Планировал о святителе Иннокентии написать. Хочу книгу выпустить об академике Владимире Ларионове (в серии ЖЗЛ).

— А я думала, мемуары…

— Не, зачем мемуары. 400 тысяч якутов, чего о них напишешь.

— Сложный вы человек. Давайте-ка в форме допроса по интересующим меня темам пробежимся.

— А что ты тут, по-твоему, последние два часа делаешь, как не допрашиваешь?

— О, чувствуется опыт. С КГБ-ФСБ сталкивались?

— Никогда не сотрудничал, чем горжусь. Знаю многих, кто стучал, но фамилии называть не буду.

— Каким поступком в своей жизни вы больше всего гордитесь?

— Как говорил Черчилль, самой моей большой удачей была женитьба.

— А кроме женитьбы?

— Вместе с Леонидом Левиным, вашим учредителем, я совершил гражданский подвиг. Мы добились отмены в 1974 году общественного движения «школа-производство-вуз». Слышала?

— Нет.

— Раньше молодежь сразу после школы шла работать в село, в хотоны. Причем работать шли только дети простых людей, а отпрыски всяких власть предержащих сразу поступали в вузы. Просто крепостное право какое-то было. И вот мы на страницах «Молодежи Якутии», редактором которой был Левин, выступили против. Меня потом все кому не лень вызывали в кабинеты и песочили. А я им говорил: «Давайте ваших детей в село отправим, почему они в городе?». На меня как на сумасшедшего смотрели. Но потом побоялись, что я совсем бучу подниму, и движение заглохло. Сразу стали дети после школы поступать. Вот этим я горжусь.

— А какого поступка стыдитесь больше всего?

— Не дал детям музыкальное образование.

— А еще?

— Пошел работать в комсомол. Мог бы профессиональным ученым стать, гораздо больше времени стоящему делу посвятить.

— Жалеете, значит. А какую из своих бывших и настоящих должностей считаете лучшей?

— Мэр Якутска.

— За что?

— За то, что много мог и много ошибался.

— Красиво сказано. Поэтично. Есть такое понятие, как национальный характер?

— Да.

— И какие качества присущи якутам?

— Злопамятность. Упрямство. Гостеприимность.

— Где в Москве живете?

— На Горках.

— Сколько квадратных метров?

— Нам хватает.

— А точнее?

— До 200 квадратных метров.

— Скромный домик.

— Дача. Раньше на этой территории была госдача Косыгина. А потом отдали под дачное строительство администрации района.

— Вдвоем с женой ютитесь?

— Дети бывают. Родственники. Еще с собакой — бульдогом Сократом. Я вообще собак обожаю!

Сенбернарша Ванесса и бульдожка Изольда изображены и на календариках «Якутского дома». Вот что значит любовь к животным.

— А вы слышали, что в 2003 году в Якутске за два месяца убили 2500 бездомных собак? Михальчук распоряжение подписал.

— Это варварство. Слов нет. Даже говорить не хочу.

— Машина у вас есть?

— Есть, но ее нет. По заявке. Я же советник госсекретаря Бородина.

— Понятно все. С женой по своей работе советовались?

— Никогда. Муж должен о жене заботиться и ограждать ее от всяческих неприятностей. А политика все-таки эти неприятности притягивает. Я сам все всегда решал и никогда ничего не спрашивал. Люба даже обижалась на меня. Она у меня серьезная. Дома может меня ругать, но если кто-то дурное слово скажет, то может и в драку полезть. Да. Она у меня такая.

— Молодец она.

— А то! Она — первый и последний антрополог в Якутии. Ее все мои друзья любят, уважают и побаиваются.

— Детям своим помогаете?

— Да. Советом. Но они у меня взрослые уже, так что к советам прошлого поколения не часто прислушиваются.

— 65 лет — это еще не «прошлое поколение».

— Уже тот возраст, когда возглас «О, как вы хорошо выглядите!» можно расшифровывать как «О, вы все еще живы». А женщины, знаешь, как спрашивают? «Как вы себя чувствуете?» (смеется). А потом уже кофе зовут пить.

— Охарактеризуйте себя сами. Кто такой Томтосов?

— Пенсионер, не маразматик, хорошо образован, к сожалению; верный друг всех опальных людей; заботливый отец; старается быть хорошим мужем; любитель собак.

— Дома что-нибудь сами умеете делать?

— Обижаешь. Я дома, ты только никому не говори…

— Только 45 тысячам читателей…

— …Я дома всегда полы мою. Ой, я такой хороший поломойщик, ты не представляешь! Это для меня вместо физической зарядки. Я даже половые тряпки из Европы возил, но опытным путем пришел к выводу, что обычное вафельное полотенце самое лучшее.

— Самое лучшее — махровое.

— Вафельное! Поживи с мое, узнаешь.

— Правда, что вы свою рабочую деятельность с чернорабочего начинали?

— Я экспедитором-грузчиком был. Мои начальники бывшие гулаговские заключенные были. Замечательную школу прошел. Родители-то у меня простые. Отец даже читать не умел. Мать всю жизнь домохозяйкой была. В семье нас 8 детей было.

— Где сейчас ваши братья-сестры?

— Два брата в Нерюнгри, брат и сестра в Усть-Мае.

— В армии служили?

— Да. Я офицер. Знаешь, по какой теме работал?

— Не знаю, конечно, откуда.

— «Моральное и политическое разложение войск и населения противника на его территории».

— Вот это да… Да вы же настоящий профессионал политических войн. Вот это я понимаю, подготовка!

— А ты думала!

— Вы говорили, что Интернет — зло.

— Не зло, а большая проблема. Я говорил, что в скором времени технологический разум победит живой.

— И как, по-вашему, решать эту проблему?

— Никак ее уже не решишь. Без Интернета уже никуда.

— В Якутске где живете?

— У тещи. Она у меня идеальная женщина.

— Повезло.

— Мне вообще в жизни повезло. И прожил я ее с чистой совестью. И могу спокойно сказать, что я неплохой человек. Богоугодный. А ты знаешь что напиши… Напиши, что все, что я тут говорил, соответствовало настроению народа.

— Самомнение-то у вас. Для вас это так важно?

— Да. Важно уметь это настроение улавливать. Мне кажется, что я умею.

— Не смею разочаровывать.

— А меня сейчас мало что может разочаровать. О чем еще не говорили?

— Даже не знаю. О женщинах?

— У женщин Якутии есть одна большая проблема. Они перерастают мужчин. Они образованнее, умнее. И поэтому одиноки. Это действительно проблема. А якутские мужчины начинают испытывать настоящий комплекс неполноценности. Так ведь?

— Хочу верить, что нет.

— Это хорошо. Может, ваши дети что-то исправят.

— Живя в Москве, вы по Якутии скучаете?

— Тоскую.

— Ну, так переезжайте обратно.

— И по Москве, когда я тут, тоскую. Так и живу с двумя родинами. Хватит меня уже допрашивать. Водка стынет вот уже четвертый час.

— Это непорядок, ага. Ну, за что?

— За нас, за якутов!

Фото с сайта "Якутска вечернего"

Справка

Томтосов Алексей Александрович родился 17 июля 1942 года в п. Аллах-Юнь Якутской АССР.

1960-1961 гг. — рабочий Усть-Майского торготдела УРСа «Якутзолото». 1961-1964 гг. — служба в Вооруженных силах СССР, Тихоокеанский флот. 1964-1968 гг. — студент историко-филологического факультета, секретарь комитета ВЛКСМ Якутского государственного университета. 1968-1971 гг. — аспирант кафедры новой и новейшей истории Ленинградского государственного университета. 1971-1972 гг. — преподаватель кафедры всеобщей истории Якутского государственного университета.

1972-1979 гг. — первый секретарь Якутского обкома ВЛКСМ. 1980-1989 гг. — первый секретарь Ленинского райкома КПСС, заведующий отделом пропаганды, идеологическим отделом Якутского обкома КПСС. 1989-1991 гг. — инструктор, старший референт ЦК КПСС. 1991-1993 гг. — слушатель, докторант Дипломатической академии МИД России.

1993-1995 гг. — мэр города Якутска. 1995-1996 гг. — первый заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия).

1996-10.2002 гг. — заместитель министра по делам федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации. С октября 2002 г. — заместитель директора Института этносоциальных проблем мегаполиса (г. Москва).

В настоящее время — президент РОФ «Якутский дом».

Историк, политолог, кандидат исторических наук, действительный государственный советник Российской Федерации 2 класса.


Ссылки по теме:

  • 01.01.1970 03:00

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
16.07.2007 11:51 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ