Власти Якутии прогнозируют рост ВРП до 1 трлн рублей
Глава Следкома по Якутии проведёт приём граждан в Покровске
В Якутск приедут мастера льда и снега
Якутск ждёт новая «встреча с органом»
Новейший российский авиалайнер совершил первый дальний перелет

Июнь – пора якутского национального праздника ысыах. Человек, о котором я хочу рассказать, для меня прочно ассоциируется с замечательным, креативным проектом создания парковой зоны на Зеленом лугу. Проект парка обсуждался на одном из совещаний совета Союза “Саха омук”. Это было в году 1989-90-м. И этот план-проект был актуален тогда и в свете борьбы за сохранение Зеленого луга для города и горожан как зеленой зоны, как легких развивающегося города. А движение в защиту Зеленого луга было одним из самых организованных и результативных экологических кампаний в истории Якутии.

Парковая зона на Зеленом лугу – это был дипломный проект выпускника Новосибирского архитектурного института Виктора Никифорова. С тех пор, как говорится, утекло немало времени. Виктор Афанасьевич Никифоров ныне признанный ландшафтный архитектор не только в Якутии, но и в России. И можно даже сказать – в странах СНГ. Он лауреат Всеукраинской национальной премии “Цветущая Украина”-2007”.

Виктор Афанасьевич окончил Международный институт ландшафтной архитектуры в Киеве. Получил редкую по тем временам специальность ландшафтного архитектора. Став профессионалом, взялся доказывать, что есть северная ландшафтная культура, имеющая глубокие, уходящие в древнюю историю народа, корни. Что якуты не просто преклоняются духам природы, а живут в гармонии с природой.

С того первого дипломного проекта прошло 25 с лишним лет. Якутск сегодня другой город. Современный и динамичный. Наш разговор с Виктором мы начинаем с воспоминаний.

В. Н.: Помните, советское время? Квадратные метры приравнивались фактически к куску хлеба. В советском обществе культивировались лозунги о равноправии, будь ты чиновник или колхозник, всего всем поровну. В реальности, конечно, были исключения, но речь не об этом, а об общей тенденции, общей ситуации.Не все могли выезжать за рубеж, обмениваться опытом. Мы жили как в консервной банке.

Ландшафтная архитектура считалось буржуазным излишеством. И была фактически запрещена. Но постепенно приходило понимание, что советские города строятся безликими, серыми, и был дан старт озеленению городов. Но делалосьэто путем кампанейщины, субботников, что на самом деле не решало проблему серости советских городов.

Не было продуманной градостроительной политики. Только в 1990-х годах, с началом рыночных отношений происходит пересмотр отношения к ландшафтной архитектуре. Повлияло и то, что страна стала открытой. Люди видят западные города, парки, усадьбы. Появились частники, готовые предложить свои проекты, и они становятся востребованными.

О.С.: Виктор Афанасьевич, а в якутской культуре были ли какие-либо основы ландшафтной архитектуры?

В. Н.: Хочу подчеркнуть, ландшафтная архитектура для нас близкое понятие, мы – якуты, саха, говорим, что мы дети природы, с детства воспитываемся в уважении и преклонении перед природой. В якутской культуре можно найти все ценности ландшафтной архитектуры, дизайна вообще.

С древних времен предки наши постепенно шли к созданию сложной паркостроительной системы. Любая деятельность, тем более создание жилой территории, связано, прежде всего, с традициями и жизненной философией народа.

Оказывают влияние и природно-климатические условия. Например, японские сады, как они возникли? Первопричина их миниатюрности, искусственности в том, что мало земли. Эти парки-сады занимают небольшие территории. Японцы философского склада люди, все свои переживания воплощают в искусстве, при этом сохраняянациональный колорит, строят парки для души. Сад камней: размеры 10 на 50 метров и камни расположены таким образом, что 15-й всегда не виден. Используют песок, мелкий гравий, превращая их в волнообразный ландшафт. Как будто плещется у ног морская волна. Вот такая причуда, и эта причуда присуща именно японцам.

О.С.: А у других восточных народов?

В. Н.: Китайские 1000-летние парки, например. Вода-речка, мостик – они очень уважают воду. Объяснимо: большая часть территории Китая – степная и гористая местность, мало воды. Немаловажное место занимают монастырские парки, то есть придается религиозный, божественный смысл. Обязательно в парке строят храм. В восточной традиции много философии, философского подхода, созерцания.

О.С.: А европейская традиция что предполагает?

В. Н.: Вот возьмем итальянские парки. Они развили террасную архитектуру. Диктуется также природным ландшафтом – горная местность. Поднимаются с моря вверх на горы и наоборот, спускаются. Французские короли строили регулярные парки для отдыха, для прогулок. А русские зависели от леса. И прорубают аллеи, вот и готов парк, можно отдыхать.

О.С.: Хорошо. Вернемся к якутской традиции.

В. Н.: У нас парк – это место проведения национального праздника ысыах. Тюсюльгэ. Имеет очень сложную конструкцию, наши предки подходили к этому очень нестандартно. Что я имею в виду: практичные вещи, строения имеют смысл, они соединены с философией, религией. Соединены с космогоническим пониманием мира. Ставят на поляне столб – сэргэ. И не одну, это система сэргэ – у неё философское понятие: сэргэ соединяет согласно поверьям Срединный мир с Верхним миром – космосом.

Любой человек, оказавшийся на тюсюльгэ, становится участником всего действа. Тюсюльгэ огораживают живыми березками, соединяя их салама, сами того не понимая, они строят на этой территории – парк. Это имеет огромную притягательную силу.

Если мы посмотрим якутский жизненный уклад, как обустраивали жилища, то увидим, что было создано равномерное расположение жилой части и живой природы. То есть, зимнее и летнее усадьбы чередовались с экологически чистыми местностями. Это система аласов.

Вот моя основная задача: вывести формулу якутского парка, доказать и получить признание мирового сообщества профессионалов. Создание парка на поляне среди специалистов считается самым сложнейшим проектом.

О.С.: Это проект парка на Зеленом лугу?

В. Н.: Да, мой первый большой проект. Очень благодарен своему учителю Виктору Михайловичу Албауту. У него был нестандартный подход к обучению, поддерживал творческий подход. Он сам по национальности грек. Отец - один из видных деятелей коммунистической партии Греции, эмигрировал после того, как Греция была завоевана фашистами. И его отправили работать на Кузбасс. Заканчивал институт в Новосибирске, остался там работать, преподавал.

Когда распределяли темы дипломных проектов, лучшими для студентов-архитекторов считались проекты Дворцов культур, железнодорожных вокзалов, жилых комплексов. Все было быстро разобрано. Осталась только ландшафтная архитектура, благоустройство, парк. Мне пришлось взяться, хотя я не совсем считал это своим. А оказалась, это была судьба.

Вначале говорю Виктору Михайловичу: «Не знаю, что придумать», а он: «Ты так не говори, ты же архитектор. Советский архитектор должен уметь всё». Начинаем разговаривать, он спрашивает: откуда родом, как у вас там, есть ли парки? Говорю, у нас нет такого понятия, как парк, кругом лес да аласы. Он спрашивает про культуру народа, и тут я начинаю рассказывать про ысыах и т.д. Мой рассказ его очень заинтересовал.

Говорит, почему ваш национальный праздник проходит на территории обычного парка культуры и отдыха? Хорошо, ладно, давай сделаем в Якутске свой национальный парк. Есть хорошие поля? Да, говорю, есть Зеленый луг. Там и сделаем парк. Приезжаю на практику и узнаю, что проектный институт «Якутгражданпроект» запустил проект застройки на Зеленом лугу микрорайонов 202, 203, 204.

О.С.:А кто был Ваш учитель? Подробнее расскажите, пожалуйста.

В. Н.: Он ландшафтный архитектор. Работал главным архитектором города Чита, занимался объектами туризма и курортных комплексов Дальнего Востока и Сибири. Это человек, который болел за ландшафтную архитектуру всей душой. Он защитил кандидатскую диссертацию по ландшафтной архитектуре в Киеве у знаменитого профессора, доктора архитектуры Ивана Дмитриевича Родичкина.

Иван Дмитриевич был известен на всю страну СССР как великолепный мастер, профессионал-паркостроитель. Он автор проектов по созданию и восстановлению национальных и усадебных парков, скульптурно-парковых систем, рекреационных зон. Автор более 250 научных публикаций, в том числе 12 монографий.

Виктор Михайлович рекомендовал меня своему учителю, и я поехал в Киев с готовой темой. В оценке своей Родичкин был краток: «Перспективная тема». В те годы в стране было всего 3-4 именитых профессионала, несколько школ по паркостроению, самые продвинутые - Московская, Киевская и Санкт-Петербургская.

В годы Советской власти архитектура была уделом государства. Если и были зачатки ландшафтного дизайна, то это делалось только по инициативе единиц, и то приходилось доказывать, бороться. Киев, в этом отношении, уникальный город, имеющий свыше 150 скверов и парков, очень зеленый город. Киев считается вторым в мире зеленым городом после Лондона.

О.С.: Как он воспринял ваш якутский проект?

В. Н.: Услышав мой рассказ, мою идею, он говорит: «У вас, оказывается, развита парковая культура, надо это вывести на мировой уровень». В мире самой трудной проблемой считается решение лугового пространства. А у вас, говорит Родичкин, у якутов, один из примеров освоения такого пространства. Вокруг сэргэ хороводный танец - осуохай, спортивные игры на отдельном тюсюльгэ… Когда я это рассказал, он и говорит: "Это же парковый тип".

О.С.: Что туда входит?

В. Н.: Во-первых, есть зона общения и проведения массового обряда. Во вторых, есть зоны общения по интересам, спортивная и культурная. А это уже есть парковый тип освоения пространства.

Возьмем еще такой важный аспект, как климат. Наши известные всем суровые зимы. Для тех, кто впервые приехал, необходимо пройти адаптацию, испытание холодом. Они испытывают своеобразную депрессию. Научно доказано, что европеец проходит адаптацию к новым условиям в течение трех лет.

Естественно, человек, который понимает философию местности, быстрее адаптируется. И здесь важны именно такие парковые природные зоны. Философия повседневной жизни якута соответствует канонам ландшафтной архитектуры. Нарушение этого баланса приводит к дисбалансу.

Возьмем для примера, такие наши города, как Нерюнгри, Мирный, Айхал – там нарушен баланс взаимоотношений человека и природы. Очень важно, чтобы столичный Якутск сохранил этот баланс, город должен иметь свой дух и философию. Это наши своеобразие и особенность. И этим должны отличаться от других городов.

К примеру, все крупные города - Санкт-Петербург, Москва, Киев, Новосибирск, Уфа и другие - ищут свое отличие и философию. Самое главное - именно связь города, местности с человеком, окружающей природой.

Такие большие ландшафтные природные образования, как пойма реки Лена, долина Туймаада, Чочур Муран, озеро Сайсары, Зеленый луг, мы обязаны сберечь. Как часть исторической памяти, переданной нам предками.

В части современной архитектуры Якутск придерживается европейских норм. Были и есть строительные нормы и правила, СНиПы, ГОСТы, и они одинаковы, что в Крыму, что на севере. В советское время даже квартиры были одинаковые. Не учитывалось, что на севере человек в силу климатических особенностей вынужден одежды покупать в три раза больше, чем в других регионах. То есть помещение должно быть с соответствующими площадями для хранения зимней одежды, сушки обуви и т.д. К примеру, в Финляндии каждая квартира, по финским традициям, обеспечена финской баней.

О.С.: Как дальше развивалась Ваша карьера?

В. Н.: В 1988 году подготовил дипломный проект, который вошел в 10 лучших работ и был направлен в Москву на выставку лучших работ выпускников архитектурных вузов России. Вернувшись на родину и проработав три года в проектном институте «Агропромпроект», уехал по направлению Госстроя ЯАССР в аспирантуру в Киев.

Помните, тогда шла борьба за сохранение Зеленого луга. Мой проект оказался как раз к месту. Всем, особенно экологам, очень понравился. Участвовал в экологическом марафоне и других акциях. Но дело не продвинулось, проект был не реализован.

Тогда аспирантура по ландшафтной архитектуре была только в Москве, Санкт-Петербурге и Киеве. Я выбрал Киев, так как жена была родом с Украины. Там меня уже ждал Иван Дмитриевич Родичкин: «Ты уже принят, в аспирантуру. Про тебя я наслышан».

В 1991 году, после развала СССР, пришлось идти работать в частный бизнес. Жил на Украине до 2003 года. После кончины Родичкина учился у профессора Анатолия Дмитриевича Жирнова. Он основал международный институт, ученик Родичкина, сам родом из Владивостока, известный ландшафтный архитектор, со своей школой. Он президент ассоциации ландшафтных архитекторов Украины.

После возвращения в Якутск я организовал Ландшафтный центр Якутии, занимаюсь ландшафтными проектами и озеленением здесь, на родине. Во всех моих начинаниях меня очень поддерживал Клим Георгиевич Туралысов, который сыграл немаловажную роль в моем становлении как архитектора и ландшафтника.

О.С.: Что важно в современной архитектуре?

В. Н.: Для благополучия человека важна среда. Городская среда формирует человека. Жив человек не только цифрами и ВВП, экономикой и финансами. Комфорт создают архитектура и окружающий ландшафт. Это должно быть основой градостроительной политики.

О.С.: Виктор Афанасьевич, вы занимались проектом парка на Зеленом лугу, занимаетесь ландшафтными проектами. Этот год объявлен в Якутии Годом благоустройства населенных пунктов республики. В этой связи, как Вы оцениваете проблемные точки столицы Якутска?

В. Н.: Особенно тревожит состояние зеленой зоны города. Возьмите Зеленый луг, городской парк, да всю долину Туймаада – все застраивается, забыли пожелания общественности о сохранении зеленой зоны города в нетронутом виде, бережном отношении к ней.

Зеленый луг – это лёгкие города. Надо теперь сохранить хотя бы то, что остается после строительства 203 микрорайона.

Особый разговор – священное место для всех якутян – Чочур Муран. Пора объявить его в качестве археологического памятника природы, чтобы оградить от возможного строительства вблизи этой местности. Это ведь наглядный историко-археологический свидетель многовекового развития территории нашего города, одно из исключительно видовых ландшафтных образований, подаренных природой. Многие города мира бы мечтали иметь подобное.

Строительство ГРЭС-2 фактически разрушило привычный многим поколениям якутян естественный горизонт. Это было одной из особенностей города – окаймляющие город сопки с жемчужиной Чочур Мураном. Кто-нибудь советовался с горожанами, с общественностью? Куда идем? Теряем облик города.

Якутск должен иметь свой дух, как столица народов, носителей древнейших культур Севера. Это особенно важно сегодня, когда идет со стремительной скоростью расширение города. Необходимо участие общественности, всех горожан, нужно провести форум с участием специалистов-профессионалов и общественности, где бы обсуждались эти вопросы. И, уверен, что в год-то благоустройства, власти и республиканские, и городские, прислушаются к мнению специалистов и горожан.

Записал Олег Сидоров.

На фото работы Виктора Никифорова:

Ландшафтная композиция на тему Олонхо «Хвосты дракона».

Монументальная ландшафтная композиция «Орто Булуу» со скульптурой "Дуога Боотур" в с. Хампа Вилюйского улуса.

Монументальная ландшафтная композиция "Богатства недр Якутии" в Якутске на Вилюйском тракте.

Детская игровая площадка на тему Олонхо "Бык - защитник Серединного мира".

Сквер Славы в с.Лекечен Вилюйского улуса.

Ландшафтно - цветочная композиция "Часовня".

Сквер "Память предков" в с.Арылах Кобяйского улуса.

Ландшафтная композиция "Памятник якутской лиственнице" в сквере Лесников в парке культуры и отдыха города Якутска.

Спасибо за добавление статьи в:
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
30.05.2016 02:20 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ