Движение по ряду улиц в Якутске откроется в конце сентября
Ушла из жизни народная артистка СССР
В Якутске подали тепло в дом по Короленко, 25
С 80-летним юбилеем Олекминской нефтебазы!
АО «Сахатранснефтегаз»: Ограничение подачи газа на улице Лермонтова продлено до 18:00

ИА SakhaNews. Итак, 8 сентября во время юбилейных торжеств на площади Ленина мэр Якутска Илья Михальчук простился с горожанами. Что же написали республиканские газеты по поводу его досрочной отставки.

«Московский комсомолец»: была страшная и жестокая сеча

В последние месяцы именно Илья Михальчук был главным героем «забойных» публикаций якутской вкладки «Московского комсомольца». Редактор местного выпуска Александр Слепцов расценивает досрочную отставку мэра как завершение многолетней эпопеи ожесточенного противостояния сторонников действующего президента республики и мэра столицы «успехом команды Вячеслава Штырова». Удивительно, но автор дает высокую оценку мэру считая его самым сильным и «грозным оппонентом Президента Штырова».

С одной стороны, автор констатирует, что команда главы города «разгромлена», имея в виду «дело мэрии». С другой, прямо говорит, что это «дело» имеет политический характер: «Какие политические задачи решает республика, круша мэрию?! «Хочется понять, ради какой великой цели была затеяна столь страшная и жестокая сеча, где прямо или косвенно пострадали многие жители столицы, родственники которых были пропущены, образно выражаясь, в живую через мясорубку. Ради чего была запущена эта «мясорубка». И можно ли ее было избежать?! Подчеркнем особо: это пишет издание, которое из номера в номер «громило» Михальчука.

Корни конфликта Александр Слепцов видит в советской партийной системе, где, на его взгляд, «ни один лидер любого уровня не терпел рядом с собой яркого и талантливого товарища». Получается, камень полетел теперь уже в Вячеслава Штырова, а «яркий и талантливый товарищ» - это уже о Михальчуке. Но, считает он, дело не в конкретных личностях: «Президент Михальчук так же гнобил бы, может быть, еще хлеще, мэра Штырова. Так их учили подавлять инакомыслие всеми имеющимися подручными средствами». Таким образом, получается, Александр Слепцов признает, что президент республики все-таки «гнобил» мэра, а «МК» была лишь одной из "мясорубок".

«Неделя Якутии»: у него на это было шесть причин

О причинах отставки Михальчука и возможных последствиях рассуждает в газете «Неделя Якутии» Владимир Таюрский, который всегда также занимал жесткую позицию по отношению к главе города.

Журналист называет шесть возможных причин досрочной отставки. Первая – произведенные мэром последние перестановки вызвали критику депутатов Окружного собрания, «а Тресков очень быстро восстановил через суд все свои полномочия». «Надо думать, для Михальчука это стало серьезным ударом». Эта версия очень слаба, чтобы ее рассматривать серьезно: во-первых, вряд ли критика депутатов была неожиданной для мэра, скорее, он бы удивился, если бы ее не было. Во-вторых, судебная тяжба – дело долгое, чтобы уже сейчас ставить в этом деле точку. Юристы мэрии, насколько нам известно, уже обжаловали решение суда по иску Трескова.

Вторая. «В конце прошлой недели депутат Виктор Федоров заявил, что есть формальный повод отрешить мэра от власти руками президента республики. Этот повод – длительное неисполнение администрацией города вступившего в силу решения суда о перерасчете населению коммунальных платежей за 2003-2004 годы». Здесь хотелось бы только заметить, что эта проблема -неисполнения администрацией решения суда по данному вопросу – появилась не вчера, а процесс отрешения, если даже представить, что президент на это бы пошел, - процесс длительный и в данной ситуации бессмысленный, поскольку срок нахождения Михальчука на посту мэра и так приближается к завершению.

Третья. «Суд по «делу мэрии» никак не хочет разворачиваться по сценарию, предлагаемому Михальчуком». При этом имеется в виду интервью мэра ИА SakhaNews, «Эхо столице» и «Нашему времени», в котором он представил свою точку зрения на роль в деле Пруговой и Трескова. Не подвергая сомнению и эту версию, все-таки хотим обратить внимания, что и в ней, собственно, нет ничего такого, что побудило бы Илью Михальчука вдруг принять решение, ведь, напомним, когда он давал интервью этим трем изданиям, он еще и сам не ведал, что решение об отставке примет именно в этот день, а спустя менее двух часов после встречи с журналистами соберет коллектив, чтобы объявить о своем уходе.

Четвертая. Эта версия также не отвечает на вопрос о том, что могло побудить мэра столь резко принять судьбоносное решение. В ней речь идет о том, что «У мэра в мэрии не осталось команды», хотя, наоборот, судя по последним кадровым перестановкам, он ее укрепил. Но у каждого свой взгляд.

Пятая. Решен вопрос о работе мэра в Москве. «Не случайно слухи о том, что Михальчуки перебираются в Перовпрестольную и распродают недвижимость, поползли по городу еще в середине лета. И не случайно, подав заявление об отставке, Илья Филиппович в тот же день привычно улетел в Москву».

Шестая. Ее автор назвал «решающей». «…это собственное желание президента республики В.Штырова". Назначение на должность исполняющего обязанности первого заместителя главы бывшего замминистра минимущества Валерия Доржиева Владимир Таюрский расценивает как «понижение в должности»: «По доброй воле, самостоятельно такие решения на подобном уровне не принимаются – альтруистов там нет». «Приход в мэрию человека из недр правительства, пусть даже и работавшего раньше в команде Ильи Филипповича, был возможен только в одном случае – если Михальчук уйдет». Последнее – все равно, что доказывать, что дважды два – четыре: конечно, бы ушел, разница лишь в том, сейчас или в марте следующего года. Наконец, и желание президента – ни для кого не новость, поскольку об этом он сам говорил публично не единожды. Сказать же ему этого 3 сентября он физически не мог, поскольку ни в тот день, ни накануне они с ним не встречались и даже не разговаривали по телефону.

Говоря о нынешней ситуации в мэрии, автор пишет: «власть команды Михальчука растворилась, как и сама команда. Контроль над городом взяло правительство».

«Она плюс»: все когда-нибудь кончается

Автор обзора событий недели – Петр Гуляев – называет отставку мэра главным подарком к юбилею города, но подчеркивает, что эта новость не стала сенсацией: «Все когда-нибудь и кончается. В том числе и любовь». Автор считает, что сейчас, по свежим следам, не стоит заниматься анализом, что и почему происходило с мэром в последние годы. «Всему есть свое время. Уверен, что есть что сказать и самому Илье Михальчуку. Зная его, скажу, что он не из трусливой когорты. Судьи найдутся, их будет великое множество. Но чего Михальчук точно уж не заслужил, так это всенародной хулы и звания «почетный гражданин города».

«…И совсем неинтересно, кто отважится сесть в опасное кресло всенародно избранного. После всех замечательных личностей – Бородин, Борисов, Томтосов, Михальчук – народ стал относиться к главе города, мягко говоря, с иронией … Но объединяет их одно – наше отношение к ним, которое можно, перефразировав знаменитые слова, сказать примерно так: «Так мало сделано дорог, так много сделано ошибок».

«Наше время»: в историю Якутска Илья Михальчук войдет МИФом, мифом в ней и останется

«Наше время» публикует интервью мэра с комментариями главного редактора Романа Мандзяка. Он пишет: «В историю Якутска Илья Михальчук войдет МИФом, мифом в ней и останется. Он запомнится первыми неумелыми шагами муниципального строительства в Якутске и имущественными тяжбами с республикой; противостоянием с президентом и правительством и дружбой с большими московскими начальниками; фонтанами, габионами, памятниками и ипотекой, равно как и «ЯКС», наводнениями, ЕРКЦ, разбитыми дорогами и беспрецедентным «делом мэрии»; полетом в пылающий Беслан с деньгами от горожан и строительством загадочной гостиницы в Москве».

Публикации в cатирической рубрике «ИТАР-ХаТАСС с Анисимом Гнусовым» в этот раз заняли целых две полосы, большая их часть посвящена одному из любимых персонажей – Илье Лихомчуку. Приведем текст лишь одной – «Прощальной лихомчуковской». Заметим лишь, что, пожалуй, только якутяне поймут, о ком в ней идет речь на самом деле.

«Лунный свет залил Зеленый луг,

Оставалось время до рассвета.

Уходил в отставку Лихомчук

И рыдал, прощаясь с кабинетом.

«Ты прощай, уютный кабинет!

Девять лет сидеть в тебе – не шутка.

И хоть ждет меня московский свет,

Отчего-то грустно мне и жутко.

Жалко мне знакомых покидать,

Даже тех, с кем дрался я за долю.

С кем теперь Штыкову враждовать?

Кем теперь он будет недоволен?

А Акынов – комсомольский друг?

Тот, что меня вечно атакует?

Скоро я в Москве его найду

И бейсбольной битой потолкую.

Эверестов – друг-«ядреноросс».

Стоило со мной за кресло биться?

Все равно я в партии подрос,

Ну, и чем теперь тебе гордиться?

Перечту опять «ИТАР-ХаТАСС»,

Про меня писали там вольготно.

Ты, Анисим Гнусов – пи…негодяй,

Без меня ты будешь безработным!

С вами рядом много лет я жил,

Много слушал вашей разной брани.

Может быть, я зря так затужил –

Мне без вас намного лучше станет!»

«Якутск вечерний»: а что обо всем этом думает сам Михальчук?

Главный редактор «Якутска вечернего» Мария Иванова взяла интервью у уходящего мэра, в котором он сам ответил на те вопросы, которые прозвучали в вышеприведенных публикациях.

Отвечая на вопрос по поводу своего неожиданного решения, Илья Михальчук фактически от ответа ушел. По его словам, это решение было им принято после назначения президента на второй срок -"мы встретились с Вячеславом Анатольевичем и как мужчина с мужчиной переговорили. Я спросил, как он видит нашу дальнейшую работу, и получил ответ… Сказал, спасибо, помощи в трудоустройстве мне не надо". В это можно было бы поверить, если бы на второй срок Вячеслав Штыров пришел всего лишь на прошлой неделе.

Далее - приводим несколько фрагментов из этого интервью, точнее, то, о чем Михальчук не говорил накануне своего решения об отставке. Кстати, многое из этого лишь подтверждает, что была все-таки причина, которая побудила мэра именно 3 сентября в районе 17 часов принять решение об оставке. Если бы решение было принято действительно раньше, о многом из того, что есть в интервью "Вечерке", Илья Михальчук сказал бы на встрече с журналистами ИА SakhaNews, "Эхо столицы" и "Нашего времени". Но тогда было еще не время говорить и об отъезде всей семьи Михальчвуков из Якутска, и о новой работе, которая появилась еще... четыре месяца назад, и о многом другом. Так что, кстати, и версия о неожиданном устройстве с работой в Москве тоже отпадает.

На наш взгляд, единственное, что могло сдерживать Илью Михальчука четыре месяца от принятия решения об отставке, это ожидание исполнения его возможных условий, поставленных перед республиканской властью. Человеку, вокруг которого долгое время шла "жесткая резня и сеча", нужны твердые гарантии, что его не будут "доставать" после того, как он покинет пост. И те, кто мог дать такие гарантии, фактически тянули до последнего: достаточно было промедлить с ответом еще какое-то время, и выборы мэра пришлось бы проводить в марте. Можно предположить, что такая отсрочка не устраивала, в первую очередь, "Единую Россию" и, сответственно, республиканскую власть: она бы могла обернуться гораздо большими потерями, чем гарантии для опального мэра. И имено 3 сентября Илья Михальчук услышал долгожданное: "Да!"

"Так что же все-таки конкретно сказал вам президент?

— «Вам надо уходить и уезжать».

— И вы послушно решили переехать на постоянное место жительства в Москву. А если бы он сказал вам из окна выпрыгнуть?

— Вы иронизируете и не можете понять, что, занимая такой пост, просто уйти с него и не уехать — это невозможное решение. Почему? Потому что тогда надо не уходить, а оставаться и работать.

— Думаете, что именно поэтому все бывшие руководители не остаются в любимом городе?

— Да. Потому что остающиеся во власти очень болезненно воспринимают сосуществование других лидеров».

«Что произошло между вами и вашим ближайшим соратником Игорем Тресковым?

— Ко мне в руки попали оперативные документы. Я сам убедился, что он сфальсифицировал бумаги, якобы подтверждающие вину Николаевой. То, что происходит сейчас с Елизаветой Николаевной, — это чудовищная несправедливость. Игорь Тресков и Юлия Пругова сделали все, чтобы переложить свою вину на Николаеву, и продолжают думать, как бы ее добить. Вы понимаете, когда я получил подтверждение этого, я был просто в шоке. Все остальное я бы пережил, но предательство со стороны людей, которым я полностью доверял…

— Что за документы к вам попали?

— Это оперативная съемка. В общем, поверьте, никаких сомнений после всего увиденного и прочитанного у меня нет. Я никогда не обвиняю людей, не имея четких доказательств».

« Вы сейчас заместитель генерального директора ипотеки при «Газпроме» в Москве.

— «Газпром-ипотеки».

— В этой должности, насколько я знаю, вы уже четыре месяца.

— Как я могу совмещать две должности? Конечно, нет. Быть в должности — это значит работать, получать зарплату. Я действительно с мая, можно так сказать, присматриваюсь к этой работе. Но зарплату я не получал. И официально должность не получал.

— Где вы будете жить в Москве?

— Я взял кредит. На 20 лет. Буду жить, как же эта улица называется… За университетом.

— Вам дали кредит на 20 лет? Ну, это уж очень на льготных условиях. На такой срок вы могли его в сорокалетнем возрасте получить.

— Вы правы. Кредит оформлен на моего сына. Если бы брал я в своем возрасте, то там были бы просто неподъемные страховые выплаты.

— Ваша семья уезжает вместе с вами?

— Практически да. И знаете что, заметьте, оба моих сына учились за рубежом. И у них даже мысли не возникало не вернуться в Якутск, в Якутию. Для одного из сыновей с семьей уже была готова квартира. Это наша родина. Поверьте, это для меня не пустой звук. Я приехал сюда 20-летним курсантом с одним портфелем в руках. Здесь прошло 30 лет моей жизни. Якутск я всегда считал своим домом. Но сейчас, после всего этого, я увожу всю семью с собой».

«А как вы сами расцениваете свой досрочный уход?

— Я сделал все, что должен был сделать. Меня выбрали люди, и я выполнил все свои обещания. Надо уступать место новым лидерам. Девять лет — это огромный срок. Я и так думаю, что проработал слишком много».

«Можете сказать, с чего, с какого числа, месяца, часа начался ваш разлад с Вячеславом Анатольевичем?

— Да. Могу. В «Эхо столицы», когда главным редактором был Петров, вышла какая-то нелицеприятная заметка. А я тогда руководил Департаментом печати и «Сахаполиграфиздатом». Мне позвонил Штыров и потребовал наказать виновных, снять газету. Я отказался. Я сам 12 лет отдал печати и уверен, что газета и редактор могут и должны иметь свое мнение. Свободу слова. Это было первое столкновение… Потом все наросло, как снежный ком. Но президент не прав. Он как самый крупный руководитель не должен сводить счеты. Нельзя считать преступниками всех инакомыслящих… Не хочу я говорить сегодня только об уголовных делах и президенте. Поймите меня правильно, я бы лучше поговорил о городе. О юбилейных мероприятиях. О тех людях, которым я благодарен.

— Мы обязательно к этому вернемся, но и вы поймите, что две эти темы не могут остаться в стороне, потому что именно они интересуют всех. Вы говорили о том, что вы сильный человек и вас нельзя сломить. И о том, как дорога вам ваша семья. Почему вы не ушли с поста раньше, когда почти на каждого члена вашей семьи начали заводить уголовные дела?

— Да. Можно сказать, что из-за меня моим близким пришлось пережить страшные дни. Я виноват в этом. Из-за всего на нервной почве у моей жены два года назад начался рак груди. Мы делали операцию в Германии. Сейчас, тьфу-тьфу-тьфу, сказали, что все идет нормально. Мою сестру Ирину Кондрашову, которая выполняла прямое указание руководства Управления муниципального жилья, обвинили в незаконном сносе и расселении. Посадили моего брата.

— Наркотики?

— Вы знаете эту историю. Ну, подумайте, у Валерия Попова, который в жизни никогда не держал в руках ружья, нашли дома охотничьи патроны. Есть ли у вас уверенность, что наркотики точно так же не нашли у моего брата? Не хочу никого ни в чем убеждать. Это мои близкие. И я буду защищать их. Всегда. Везде. Но я не мог уйти, не выполнив все свои обязанности перед горожанами. Это было бы трусостью. Я никогда не стремился к общественному признанию. И стремления к власти у меня как не было, так и не осталось. Вы знаете, меня приглашал Лужков, человек, которого я очень уважаю, на должность первого зама префекта. А в будущем говорил о перспективах стать префектом. Я отказался. Мне не хочется больше нести общую ответственность. Я хочу строить. Заниматься конкретным делом и выполнять его хорошо».

«Уезжая сейчас, вы перестаете помогать Елизавете Николаевой?

— Ни в коем случае! Просто я понял, что здесь я уже не могу помочь. Глухо. Там, в Москве, я смогу сделать больше. И надеюсь восстановить справедливость. Нельзя, чтобы Николаева сидела за грехи Пруговой и иже с ней. Ну что, она Пруговой помогала полтора миллиона на катер мужу собирать? Или по миллиону дочери в Москву отправлять? Видите эту папку? Это все письма, которые я отправлял в защиту Елизаветы Николаевны. В беде я ее не брошу.

— Вы возьмете с собой кого-то из членов своей команды?

— Непременно.

— Кого?

— Не хочу пока говорить».

— Что вы хотите сказать горожанам?

— Я хочу в первую очередь поблагодарить за доверие, за поддержку, за умение отличать ложь и клевету от работы и конкретных дел. Принимая то или иное решение, я всегда руководствовался интересами города, не сиюминутной выгодой.

Если я не успел что-то сделать или кого-то обидел, приношу свои извинения. Если был с кем-то строг или резок, то не потому, что хотел обидеть, а потому, что пытался все вопросы решать с точки зрения справедливости. Можно меня не любить. Можно меня критиковать. Но я учился и делал все так, как подсказывает мне моя совесть, а не так, как надо было кому-то.

Я приношу извинения президенту, с которым не смог наладить нормальные конструктивные отношения. Но хотел бы и к нему обратиться с просьбой меньше прислушиваться к мнению заинтересованных сторон, а больше понимать людей, прежде чем выносить свое резкое и окончательное решение. Чем выше человек стоит, тем больше у него возможностей быть несправедливым.

Я благодарен за годы комсомола, за 12 лет работы в печати, за все те 30 лет, которые я провел в этой дружной республике. Я благодарен народу саха за то, что меня научили заботиться и нести ответственность за то, чтобы традиции народа, который тебя принял, приумножались, и в этом была твоя личная лепта.

Если бы не конфликт, я бы, конечно, не уехал. Это я говорю честно и прямо. Но думаю, что мой отъезд даст возможность прийти новым людям, которые продолжат все хорошее, начатое нами, и не повторят моих ошибок.

Кто сказал, что здесь задворки мира?

Это край, где любят до конца,

Как в произведениях Шекспира

Нежные и сильные сердца,

Махтал, Якутия!»

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
09.09.2007 00:38 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ