Петросян и Степаненко развелись после 33 лет брака
Ушла из жизни супруга первого президента Татарстана
Бывший житель Нерюнгри подарил городской библиотеке свои книги
АЭБ повысил процентные ставки по вкладам
Более 50 экологических акций провели ленчане за сезон

ИА SakhaNews Аита Ефимовна Шапошникова – член Союза писателей России с 1995 года, «Заслуженный работник культуры РС(Я)», главный редактор журналов «Далбар хотун» и «Якутяночка», журналист и переводчик.

Именно последнее и стало поводом для нашей беседы, потому что обо всём остальном в СМИ уже не раз писали, а о глобальной работе Аиты Шапошниковой – переводах книг якутских и русских авторов и, главное – Библии, - читать не доводилось.

-Аита Ефимовна, когда, как и почему вы занялись переводом книг?

-Класса с восьмого: мама приобщила.

-Она - переводчик?

-Нет, она - словесник и преподавала русский язык и литературу в Намской средней школе, а по вечерам занималась переводами, в частности, произведений первой писательницы Якутии - Анастасии Сыромятниковой, а я помогала. И неудивительно, скорее естественно, что я увлеклась литературой и процессом перевода. Спасибо маме: она ведь буквально сотворила нас: меня, сестёр Катю и Туйаару и брата Василия…

- Чтобы понять, как в одной семье сформировалось уникальное творческое созвездие Шапошниковых, столь известных сегодня в Якутии и за её пределами, нам не обойтись без воспоминаний о вашем детстве и рассказа о семье… в которой, похоже, царила Муза?

-Шутка о музе принимается … Но тогда я должна сказать, что в нашей семье их было две: первая и главная, сочетающая в себе качества нескольких муз из девяти, - мама Ольга Васильевна, а вторая – папа, художник Ефим Михайлович Шапошников.

Мама - прекрасный педагог и предметник, проработавший в школе более двадцати лет, была искусной рукодельницей и великой труженицей. Благодаря ей наш дом выглядел уютным и красивым. Мама умела моделировать и шить детскую одежду и мы всегда были хорошо одеты. А по вечерам, а то и по ночам она занималась переводами. Вообще-то это была подработка, но делала она её с удовольствием и таким образом становилась одной из первых, а чаще - первой читательницей ещё неизданных произведений авторов, ныне уже очень известных литераторов. Естественно все эти люди были нам знакомы, и мы, дети, были в курсе их творческих переговоров и дискуссий. Атмосфера творчества становилась ещё более насыщенной, когда приезжал папа и приходили его друзья - художники, писатели и поэты. Дело в том, что папа из-за болезни вынужден был большую часть жизни проводить в ЯНИИТе, а мы всегда его очень ждали. Опять же благодаря нашей мудрой маме в доме царил культ отца. Папа незримо был с нами и являлся главным во всём, что происходило в нашей жизни и доме. «Папа будет очень рад», «эта книга папина», «мы отложим это до папиного приезда», «мы купим это, когда папе дадут в издательстве гонорар». И когда всеми нами любимый и долгожданный папа приезжал, мама старалась создать для него максимально комфортные условия. Добывала и готовила неслыханные в те годы деликатесы и приглашала в гости его родных и друзей.

С папиным пребыванием в доме мы все втягивались в его творческий процесс. Теперь, когда рассматриваю старые детские книжки: «Приключения охотника Мэхэлэчена», «Похождения мальчика Болота», «Сэмэнчика Мюнхгаузена», сразу вспоминаю, как мама в папиной рубахе с закатанными рукавами, скрестив руки на груди, позирует для книги татарского классика Габдуллы Тукая, как я лежу под кроватью и изображаю Болота, – героя Николая Заболоцкого, укравшего у матери сахар или как братишка Вася пыжится, напрягая мускулы, представляя Сэмэнчика из книжки Моисея Ефимова. Но самым интересным во всё этом было то, что папа с выражением читал нам рукописи якутских писателей, и мы знакомились с новыми книжками задолго до их выхода в свет. А папа таким образом выяснял, какие моменты в книге вызывают наибольший ребячий восторг и поэтому выгодны для иллюстраций.

-В такой атмосфере, пожалуй, трудно не захотеть стать художником или литератором. Удивительно, что ваш брат Василий предпочёл другую профессию...

- Это опять же заслуга мамы: благодаря её влиянию и воспитанию Василий стал хорошим горным инженером, работает в алмазодобывающей промышленности в посёлке Айхал. Кроме того, он замечательно рисует, режет по дереву, в юности делал ювелирные украшения. Мог бы стать художником- прикладником, но сказались гены маминой родни, и технарь в нём победил.

-Аита Ефимовна, вы рисуете?

-В детстве мы все хорошо рисовали. Меня даже хвалили и хотели отправить в художественную школу при Суриковском. Я не согласилась, потому что надо было расстаться с родными и жить в интернате.

-Чароитовая река с нефритовыми островами на панно в Сахатеатре создано вашей сестрой Туйаарой?

-Оно сделано по её эскизам и фойе Сахацирка - тоже. Туйаара - талантливый график и дизайнер, ей первой из якутских художников вручили независимую премию Валериана Васильева. Её работы экспонировались в Московском ЦДЖ и в Манеже, в Финляндии и Болгарии. Туйаара интересно иллюстрирует детские книги и учебники и преподаёт на художественном факультете Арктического института культуры и искусства. Екатерина - театральный художник. Спектакли, поставленные с её участием в оформлении, идут в театрах Якутии, Красноярска, Санкт- Петербурга и Кореи. И она тоже преподаёт в вузе - Институте современного дизайна.

-Аита Ефимовна, расскажите как вы стали профессиональным писателем – переводчиком?

-В девятом классе я увидела объявление в газете «Эдэр коммунист» о творческом конкурсе Литинститута, по итогам которого набирали группу для подготовки специалистов художественного перевода и жутко переживала из-за того, что я ещё не выпускница. Зато не упустила своего шанса через год: вовремя выслала все необходимые документы и сама подготовилась к собеседованию и прочим испытаниям. О том, что принята и буду учиться в Москве, узнала очень неожиданным образом. Вообще-то я была правильной девочкой, хорошо училась, кстати, в физматклассе, активно участвовала в школьных делах и делала стенгазету, но однажды прогуляла весь учебный день. А дело было так: мы с подругой Машей Тереховой и ещё человек пять в канун Первого мая рванули в родное Машино село Модутцы, как теперь выражаются, оторваться захотелось. В школу потом пришли сникшие, с чувством вины и ожиданием заслуженного наказания. Последовало ожидаемое приглашение к директору, причём только нас с Марией… Входим, а директор наш Гаврил Николаевич Попов встречает нас такой счастливый, с телеграммой в руках и сообщает, что обе мы прошли отборочный тур конкурса и надо ехать в Якутск.

После собеседования, которое вели завкафедрой художественного перевода Люциан Ипполитович Климович из Москвы и наши аксакалы – Кюннюк – Урастыров, Моисей Ефимов , поэт Сергей Шевков, и сдачи вступительных экзаменов в Литинституте, мы с Марией Тереховой (ныне Мария Алексеева - сотрудник аппарата Ил Тумен- И.Ф.) в числе десяти якутян стали студентами. Все пять лет учёбы нас держал в поле зрения, навещал, бывая в командировках, и опекал Семён Петрович Данилов, который планировал создать Бюро переводов всех классиков якутского народа - Кулаковского, Ойунского, Софронова… Вместе с ним и мы мечтали об интересной и фундаментальной работе…Семёна Петровича не стало, когда мы учились на последнем курсе.

По возвращении в Якутск нас распредели кого куда по всей республике. Мне повезло: взяли в журнал «Полярная звезда», в период учёбы я проходила в нём практику и именно там осваивала журналистику и научилась макетировать, занималась переводом для «Хотугу сулус» и писала рецензии. Те три месяца практики были счастливым и интересным временем в моей жизни. На работу в должности технического редактора меня принял Леонид Левин, возглавлявший тогда русскую редакцию журнала, и «Полярная звезда стала моим первым местом работы. Параллельно я занималась переводами, ведь мы работали авторами двуязычного литературного журнала, а это, в основном, были уже известные и даже маститые писатели.

- Аита Ефимовна, переводчик автор ,как бы нового, по заданным теме и сюжету, произведения или он соавтор?

-Соавтор, если речь идёт о художественном переводе и просто переводчик , если сделан подстрочник. Литературный перевод требует основательной подготовки. Необходимо знать исторические особенности, описываемого в романе периода, факты, события, обладать информацией о героях произведения - реальных и прототипов. Это обязательное и самое малое, что нужно при переводе книги, всех нюансов, возникающих по ходу работы, не перечислить. Заниматься переводом очень интересно, увлекаешься и уходишь в него с головой настолько, что происходящее в произведении становится частью твоей жизни и по завершении работы тебе, словно, чего-то не хватает. Переводить особенно интересно, если материал богатый.

-А вы можете что-то изменить в сюжете или характере героя?

-Если автор согласится. Такая ситуация у нас была при сотворчестве с Даланом, когда я переводила «Глухой Вилюй». Каждый из нас того же Тыгына представляет по- своему, в зависимости от того, что и сколько о нем знает. Поступок одного из героев в романе Даллана, на мой взгляд, был не логичным и не свойственным его характеру, я сказала об этом автору, он изменил сюжет и поступок совершил, более подходящий по характеру, другой герой.

- Стихи переводите?

-Лучше, когда это делает поэт или «доводит до ума» подстрочник. Я делаю подстрочный перевод, передавая суть. Именно так было в работе над стихами Натальи Харлампьевой. При переводе стихов Умсуры однажды, на мой взгляд, получилось чуть лучше подстрочного. К слову замечу, что по французской традиции поэтические тексты переводятся только подстрочно, у нас же принято следить за формой, поэтому логичнее, чтобы поэзией занимались поэты. Я же берусь, потому что не умею отказать, когда меня просят..

-Аита Ефимовна, расскажите, пожалуйста, о работе над библейскими текстами. Ведь это, я думаю, очень ответственная и глобальная работа. Как вы в неё входили?

-Очевидно, по рекомендации Николая Лугинова, который в тот период занимался переводом «Детской библии», ко мне обратился пастор Сергей Попов с просьбой- предложением стать филологическим редактором этого издания, Я взялась за работу. Следует заметить, что категоричныи атеистом я никогда не была и Библию не единожды читала, хотя бы, потому что с «Книгой из книг» обязан быть знаком любой грамотный интеллигентный человек и уж, тем более, занимающийся литературой , писательством или журналистикой. «Детская библия» переиздавалась несколько раз и всё распухала… В общем работы было непочатый край. Ушло на неё четыре года. Время шло, менялись общество, нравственные ценности. и ориентиры и тогда появился международный «Библейский проект» под руководством директора Международного Института перевода Библии Борислава Араповича. Он серб, но живёт и работает в Швеции, является составителем и автором «Детской библии». Общались по телефону. Нужно было перевести на якутский язык сначала « Новый Завет». «Послание Апостола Павла» - очень сложный текст, но работала с таким увлечением, что с работы домой я бежала с единственным желанием сесть за этот перевод. Читать Библию и работать над текстом - большая разница: при осмыслении он открывается для тебя по иному. И всё в этот период складывалось необыкновенно удачно и счастливо. В моей жизни происходили чудеса и такие события, что я не сомневаюсь в том, что Бог есть!

- Например…?

-Я ощущала необыкновенный прилив сил. Успевала вовремя сделать всё положенное в «Полярной звезде» , чтобы не подвести редактора Владимира Федорова, разрешившего распоряжаться рабочим временем, как мне удобнее, продолжала работать над книгами…В итоге в 1993-94 годах у меня одна за одной вышло сразу несколько книг. Точнее, их переводы, у меня ведь нет своих книг: я писатель-переводчик. Впрочем, одну книгу готовлю, но в ней будут собраны журналистские работы.

-Сколько времени потрачено на участие в «Библейском проекте»?Z

-Двенадцать лет. Я благодарна судьбе за то, что она дала мне этот труд. И за то, что свыше мне было дозволено им заниматься, иначе бы ничего не получилось.

-Аита Ефимовна, что для вас лучший отдых?

-Общение с родными. Когда рядом мама, сестры, племянники…

Появляется ощущение детской беззаботности, при маме мы всегда- дети!

-Спасибо за беседу и…С днем рождения вас, Аита Ефимовна!

С юбилеем!

Инна Феоктистова

Справка

Аита Ефимовна Шапошникова родилась 11 сентября 1957 года в селе Намцы ЯАССР. В 1979 году окончила Московский Литературный институт им. А.М. Горького. Работает главным редактором журнала «Далбар хотун» и его приложения-«Якутяночка». Награждена «За заслуги перед Отечеством»-2 степени. Удостоена звания «Заслуженный работник культуры РС(Я)».

Член Союза писателей России и Союза журналистов России.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
10.09.2007 16:29 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ