В Якутии застрелили лося, запутавшегося в проводах?
Партию шкурок соболя из Якутии не пустили в Петербург
В Якутске будут судить участника наркобанды из Норильска
ЮЯТК бесплатно обучит новой цифровой профессии
В Якутске недалеко от мэрии появится IT-сквер

ИА SakhaNews. Сегодня очередное интервью в нашей постоянной рубрике, в которой молодые, но уже достаточно известные нерюнгринцы рассказывают о себе. Ранее нашим читателям были представлены герой Года молодёжи 28-летний Илья Гудошник, ведущий запоминающихся событий 32-летний Дмитрий Кара, делающий нерюнгринцев «миллионерами» 32-летний Роман Елизов.

Сегодня у нас в гостях режиссер массовых представлений культурно-этнографического центра Нерюнгринского района 29-летняя Анна Тарасова.

Для широкой публики режиссера, певицу и актрису Анну Тарасову открыл Год национального единства в Нерюнгринском районе. Весной 2017-го она стала главным организатором и ведущей трех концертов фестиваля народного творчества среди национальных общин «В семье единой». Осенью она поставила и провела шоу «Миссис Национальность», которое стало прелюдией к гала-концерту Года национального единства, состоявшемуся 12 декабря. Именно в этот день на большой сцене Центре культуры и духовности им. А.С.Пушкина впервые выступил танцевальный ансамбль «Тандем», который родился именно благодаря Году национального единства в Нерюнгринском районе.

А в прошлое воскресенье в Театре актера и куклы города Нерюнгри с невероятным для небольшого города успехом прошло театрализованное представление «А счастье-то рядом». Это был первый большой концерт коллектива «Тандем», выполненный в синтезе с драматическим представлением. Его режиссером-постановщиком также стала наша сегодняшняя героиня, к тому же, исполнившая в нём ещё и главную драматическую роль.

- Анна Сергеевна, представление «А счастье-то рядом», на мой взгляд, стало новаторским для нашего города жанром. Танцы народов мира на фоне доброй и современной русской сказки – сочетание весьма неожиданное! Тем невероятнее результат, которого вы достигли. После спектакля я не видел ни одного недовольного зрителя. Все уходили из Театра актера и куклы города в полном восторге. Как появился сам замысел, как шла эта работа?

- Да, это театрализованное представление, но я не называла бы его спектаклем. Это слишком громкое определение для моей работы. Главным элементом здесь были танцы, и, в первую очередь, на мой взгляд, необходимо отметить прекрасную творческую работу руководителя клубного формирования – студии танца «Тандем» - Алексея Платонова.

«Тандем» - самый молодой творческий коллектив в Нерюнгринском районе. Он был создан в октябре 2017 года. Раньше у нас были танцевальные ансамбли «Юрдель», которым руководила Хандама Платонова и «Баяр» - его возглавлял Алексей Платонов. В этих коллективах произошла смена поколений. Многие участники уехали, студенты окончили учебные заведения. На месте этих двух ансамблей и вырос «Тандем», который организовали и возглавили те же Алексей и Хандама Платоновы. Я тоже танцую в «Тандеме», в номере «Венок дружбы», который открывал наше театрализованное представление.

Идея его создания появилась у нас в начале года. «Тандем» должен был представить творческий отчет за первые полгода работы. Алексей Семенович дал мне список танцев, которые он собирался включить в программу. Танцы, как вы сами это видели, очень разноплановые – народные, современные, серьезные, шуточные. Моей задачей как режиссера было объединить их в одну программу.

Я предложила Алексею Платонову сделать театрализованную сказку на новый лад. Чтобы, помимо девушек из «Тандема», на сцене были богатыри разных национальностей. Но с мужчинами у нас проблема, коллектив женский. Поэтому богатырь остался только один – Алёша, которого вы видели на сцене. Его прекрасно сыграл непрофессиональный актер – Алексей Безродный – железнодорожник из Беркакита.

Сценарий я написала сама. Собирала сценки по частям, по крупинкам. Писала сначала одну сцену, потом другую. Так постепенно выстраивался сюжет: экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка и финал.

Как режиссер проводила всю эту сюжетную линию. Старалась, чтобы на фоне народных танцев это было сделано тоже в народном стиле, но в русском – с шутками, прибаутками. Как вы видели, в одной из сцен пела частушки, в другой – лирическую песню про любовь к моему Алёше. Как получилось – об этом судить зрителю.

- Вы ожидали такого успеха вашего представления?

- Конечно, нет. Такого успеха мы не ожидали. Вообще, никогда не бывает 100-процентной уверенности в том, что наша очередная работа понравится зрителю. Всегда волнуешься, переживаешь, в последний момент вносишь изменения. Здесь я очень переживала за девчонок, которым приходилось переодеваться каждый номер в новые костюмы. Было много проблем, волнений: не могли найти якутского певца, одна из исполнительниц не явилась на генеральную репетицию и так далее. Никогда не знаешь, где и когда перед тобой неожиданно вырастет новое препятствие. Они вырастают сами по себе. Также и с успехом: никто не думал, не гадал, что это вдруг так понравится зрителям.

Первой успех нам предсказала главный специалист управления культуры и искусства, профессиональная актриса Ирина Кичигина. Я попросила её прийти на репетицию, чтобы она что-то подсказала, как опытный специалист. Она предложила сделать проходку - там, где богатырь несет меня на плече. Во время представления очень смеялась. Сказала: «Как всё это тебе в голову взбрело? Будут все аплодировать». В итоге так и произошло.

- Ваши ощущения после представления?

- Ощущения на самом деле разные. Облегчение, что наконец-то всё это прошло, очень сложная была работа. И в то же время немного грустно, что это уже позади. Мы с девчонками собирались после концерта, они и радовались, и плакали. Трудно переходить в новую стадию: долго трудились как муравьи, работали каждый день до 12 ночи - и вдруг всё позади.

Я тоже не могла сразу отойти от этой работы, от роли Аленки. Все уже прошло, надо успокоиться, а у меня этот текст по-прежнему в голове крутится. У меня после представления - день отдыха, а я расслабиться не могу. Десятки раз свой сценарий через себя прогоняю. Не могу выйти из этой роли. Психологически это очень сложно.

Но главное чувство - гордость за нашу команду, за наш коллектив. Мы сделали это!

- Вы автор сценария и исполнительница. Ваш богатырь – добрый и сильный, но простоватый и недогадливый. Алёнушка – верная и самоотверженная, но с хитрецой – умеющая в нужный момент проявить свою женственность и слабость. Есть ли в образе Аленушки что-то автобиографическое?

- Не задумывалась над этим. Наверное, да - я тоже Алёнушка. Есть и у меня такое – привязанность к людям. Бывает, что всё делаю для человека - просто потому, что он нравится. Мне кажется, у любого было бы то же самое. Каждый готов идти за любимого в огонь и воду.

- Режиссер-постановщик – это не первая ваша профессия. Как вы попали в сферу культуры?

- Да, не первая, но вообще-то в сфере культуры я, можно сказать, с детского сада. С пяти лет выступала в концертах в садике поселка Нижний Куранах, где я родилась. Потом мы с родителями уезжали в Амурскую область: семья наша многодетная, пятеро детей. Там я тоже выступала, пела. Школьный учитель музыки – Александр Зенков - был одновременно худруком местного ДК. Он меня заметил, начал звать на выступления. Папа был категорически против того, чтобы я шла в культуру, говорил, что это нищебродская профессия. Хотя у самого папы тоже музыкальный слух хороший, он у меня как Высоцкий. Я говорила родителям, что хожу на английский, а сама ходила на пение. Пока однажды они сами не побывали на концерте, где я выступала. После этого запреты закончились.

Когда мне было 17 лет, снова уехали в Якутию, в Алдан. В Алдане пыталась петь в ресторане, но это не понравилось ни мне, ни моим близким. Поэтому моя музыкальная карьера продолжалась ровно два дня, а потом я нашла себя в другой профессии.

Но от своей судьбы, видно, не уйдешь. В 2009 году участвовала в фестивале «Берег дружбы» в Томмоте, заняли там третье место в номинации «Дуэт». В Нерюнгри приехала в 2010 году. Здесь в 2011 году участвовала в Беркакитском фестивале БАМовской песни, получила первый приз в номинации «За лиризм». На гитаре мне аккомпанировали мой сегодняшний «богатырь» Алексей Безродный и Максим Островой.

Так меня приметили в ДК Беркакита, и начальник станции Виктор Ляшко отметил, что «хорошо поёт девочка». Тогда я была в декретном отпуске, времени свободного было много, так что я абсолютно бесплатно и с удовольствием помогала дому культуры и на концертах, и в организации каких-то мероприятий. Там меня увидела Светлана Назарчук – начальник районного управления культуры. Она стала моим первым и главным учителем в профессии режиссера. Меня начали приглашать выступать на уличных концертах в Нерюнгри - в День Победы, в День шахтера и так далее. Заместитель начальника управления культуры Жанна Кожушник сказала: «Ну всё, звезда, теперь мы от тебя не отстанем!».

На Дне молодежи в Беркаките познакомилась с Ириной Кичигиной, которая тогда была режиссером. Она тоже стала меня привлекать ко всем мероприятиям. Я делала это с удовольствием. А потом Ирина позвала меня в культурно-этнографический центр «Балаган», где я начала работать в сфере культуры по-настоящему. Первое мое выступление здесь состоялось 24 октября 2015 года. Я была художественным руководителем КЭЦ. С 1 декабря прошлого года - режиссер массовых представлений.

- Место вашей работы – культурно-этнографический центр «Балаган». Но постановки проходят в других залах – республиканском Театре актера и куклы, Центре культуры и духовности им. А.С.Пушкина. Отборочные туры фестиваля «В семье единой», вообще, проходили в школах и колледже. Как выбираются залы для представлений, и есть ли здесь какие-нибудь трудности – например, с арендой, публикой, рекламой, администрациями залов?

- Никаких трудностей здесь нет. Мы заранее рассчитываем потенциальную аудиторию, и исходя из этих соображений выбираем зал. Если надеемся собрать 600 человек – это ЦКиД. Если 300 – Театр актера и куклы. Меньше – малый зал ЦкиД. Все они, в том числе ЮЯТК, школы, соглашаются, идут навстречу, предоставляют залы. Если мероприятие бесплатное, дают бесплатно. Либо платится аренда. Выбор зала зависит только от масштабов представления, то есть количества проданных билетов.

- В прошлогоднем шоу «Миссис Национальность», да и теперь в представлении «А счастье-то рядом» вы взвалили на себя огромную работу: режиссер-постановщик, певица, танцор, драматическая актриса… Почему вы одна во всех лицах и насколько трудно сочетать в себе всю эту разноплановую работу?

- Наверное, как страшно это ни звучит - потому что я плохой организатор. Мне спокойнее и проще сделать самой, как я это хочу, как я это вижу, чем доверить эту работу другому человеку.

Моя работа – режиссер, а это человек, который должен быть всесторонним: и актером, и сценаристом, и организатором. Это очень трудно. Бывает, что я везде сразу не успеваю. Но пока я получаю от этой работы удовольствие, я не считаю, что это нагрузка. Да, бывает, что и психую, до нервных срывов. Понимаю, что на мне висят и организационные ошибки, которые появляются только потому, что я не успеваю быть везде.

Но это в первую очередь опыт, обретая который, получаешь возможность профессионально расти.

-Зарплата работников культуры за последние годы, благодаря «майским» указам президента, существенно выросла. В Нерюнгринском районе достаточно много профессиональных режиссеров, ваших коллег, которые работают на том же «поле», что и вы. Ваше имя в этом сложившемся кругу достаточно новое. По вашему ощущению, выросла ли конкуренция за «место под солнцем» из-за повышения зарплат работникам культуры?

- Зарплата в прошлом году действительно выросла, перерасчет был в декабре. Но я повышения пока не увидела, потому что первые два месяца года была на учебе в Якутске.

Что касается, как вы говорите, конкуренции среди режиссеров, то я её, вообще, не вижу. Да, мы работаем на одном поле, но здесь я могу смело сказать, что мы одного поля ягоды. Общаюсь с талантливыми людьми, и знаю, какой это адский труд: сделать для человека рай в культурной форме. Места под солнцем здесь для всех предостаточно.

Здесь я могу только процитировать песню Басты: «Моя игра, она мне принадлежит и таким же, как и я. Моя игра, моя игра, здесь правила одни и цель одна, она мне принадлежит и таким же, как и я».

Режиссеров, к сожалению, очень мало, их можно по пальцам пересчитать. Может быть, благодаря повышению заплат, в культуру будет приходить больше молодых людей. И режиссеров действительно станет больше. Но вы понимаете, что это дело не одного дня, специалистов еще надо вырастить. Здесь у человека должно быть, как минимум, желание, и, безусловно, талант.

- Согласны ли вы с утверждением, что сцена – это «наркотик», и тот, кто вышел на неё однажды, тот уже не будет прежним?

- Согласна. Сцена это действительно наркотик. При этом, сколько бы раз ты ни выходил на публику, волнение всегда присутствует. Я помню себя за кулисами в первые годы. Сердце как у зайчика стучит – я прямо слышу его. Как примут люди? Что они подумают, что скажут? Вдруг, от волнения забуду слова?

Сколько раз я, стоя за кулисами, зарекалась: всё, последний раз иду на сцену, зачем мне такая нервотрепка, больше никогда не буду…

Но сцена не отпускает. Действительно, наркотик. Когда выходишь и начинаешь со зрителями делиться своими эмоциями, получаешь взамен те же положительные эмоции. Когда публика тебя принимает, и ты понимаешь: то, что ты хочешь до них донести, оно доходит, а потом возвращается к тебе душевным теплом, то хочется повторять это снова и снова.

Это способ быть нужным людям. Люди радуются, вдохновляются, и ты, стоя на сцене, вместе с ними чувствуешь это.

Когда ты что-то отдаешь, то получаешь еще больше взамен. Это касается и сценариев, которые я сочиняю. Еще я пишу стихи и песни. На публику выносить это пока стесняюсь, но пишу для души, и мне это нравится. Такие большие толстые тетради. Может быть, и эта «душевная писанина» когда-нибудь пригодится.

- Вы чувствуете, когда зал холодный, отчужденный, а когда теплый, родной, свой?

- Очень чувствую. Сразу видно, когда на концерт людей силой заставило прийти начальство, а когда люди пришли сами в хорошем настроении. Если зал отчужденный, пытаюсь его разогреть, помочь людям раскрыть эмоции. Иногда удается завоевать зал, иногда нет.

А когда человек приходит с удовольствием, то это тоже сразу чувствуется. Особенно, когда знакомый зал, знакомая публика. Они сразу доверяют тебе, видят, что человек хороший, старается для них, и в ответ поддерживают и заводятся сами.

По моим наблюдениям, энергетику зала чувствуют не только артисты, но и техника. Если прием жесткий, то часто выходят из строя микрофоны, вырубается свет… Я не знаю, как это объяснить, но это так.

- Иногда на сцене происходит то, что выше понимания зрителя. На заключительном концерте Года национального единства 12 декабря вы выступали с номером ведьмы. Уйдя со сцены, вернулись менее, чем через две минуты уже в абсолютно другом облике: в русском народном костюме, с другой прической и внешностью. Это было на уровне фокуса. Как удается так быстро преображаться?

- Ой, на сцене и за кулисами много чего происходит. Когда вдруг в нужный момент не загорелся свет, не заиграла музыка или не посыпались конфетти, не включился микрофон, не успели переодеться дети. Бывает, что из кулисы выходит не исполнитель следующего номера, а не подозревающий о мероприятии электрик. Или пожарный, проверяющий всё ли в порядке в этом сумасшедшем доме.

Бывает, что приходится, сломя голову, бежать куда-нибудь далеко за забытыми костюмами или реквизитом. Далеко за примерами ходить не надо: на воскресном концерте «Тандема» исполнители одного из танцев вышли на сцену без предусмотренных сценарием рогов, потому что их дочь ушла с ними в зрительный зал и спокойно сидела там, пока все в панике искали эти рога.

А что касается случая, о котором вы вспоминаете, то там тоже не обошлось без жертв. У меня было меньше двух минут, чтобы переодеться из ведьмы в русскую красавицу. Я дернула повязку с головы и обнаружила, что сняла её вместе с клоком волос, застрявшим в повязке. Просто выдрала себе волосы. Даже боли сначала не почувствовала, потому что сцена – это адреналин.

Но девчонки из «Тандема» мой рекорд, конечно, побили. В течение концерта они переодевались за считанные минуты 12 раз, причем в сложные национальные костюмы, со множеством украшений и бижутерии. Что творилось за кулисами в эти считанные секунды переодевания – словами не передать. А иначе никак: регламент представления 1 час 40 минут, а танцев – 15. Сцена не терпит ни секунды паузы.

- Кстати, о костюмах: они великолепны, и это отметили все зрители! Кто шьет участницам ваших представлений?

- Далеко нам ходить не надо: это нерюнгринская швейная фабрика «Танас». Руководитель – Людмила Бурнышева. Конструктор-модельер и раскрой моделей – Светлана Скип. Руководитель бригады по пошиву – Лариса Слесарчук. Мастера высокого класса – Ольга Крючкова, Нина Винникова, Инна Седушкина. Все вопросы снабжения, поставки сырья и материалов, фурнитуры решает главный бухгалтер Виктория Краева. Мы им очень благодарны!

-Вы одна из очень редких русских девушек, если не единственная, кто профессионально играет на якутском музыкальном инструменте - хомусе. Как так получилось? Зачем девушке с ярко выраженной славянской внешностью, певице, режиссеру, актрисе – еще и хомус?

- Хомус – это не только якутский, это общий тюркский инструмент, просто он по-разному называется на разных языках. «Болезнь» эта началась у меня, когда я устроилась в культурно-этнографический центр «Балаган». Вы знаете, что этот уникальный архитектурный комплекс построен в виде традиционного якутского жилища: летняя ураса и зимний балаган.

Здесь у нас часто проходят экскурсии для гостей Нерюнгри на темы якутского быта, истории, культуры. Эти экскурсии провожу я и сотрудница КЭЦ Александра Котоманова. Столкнувшись с этим, я подумала: во-первых, это моя работа. Во-вторых, я русская якутка. Славянская внешность это одно, но родилась я в Алдане, живу в Нерюнгри, учусь в Якутске. Мы должны хорошо знать культуру народов, с которыми вместе живем.

Экскурсии мы проводим для детей и для взрослых. В Нерюнгри постоянно приезжают гости из Москвы, из других стран – Франции, Китая и так далее. Почти всем гостям интересен наш «Балаган». Мы проводим для них обряды – «Алгыс», завязывание саламы, рассказываем о якутской утвари, что такое ураса, что такое балаган, чорон, дэйбиир... Показываем якутские игры – мас-рестлинг, хабылык, хаамыска, тырыынка и так далее.

Естественно, нам хочется сделать это ярче, интереснее для гостей. Я пою на якутском языке, играю на хомусе, имитирую звуки животных и птиц. Игре на хомусе меня учила знаменитая Юлиана Кривошапкина (Дьюрюйээнэ), которая владеет этим искусством на самом высшем уровне. Мне это интересно, мне нравится хомус, вся эта этническая атмосфера, поэтому я этим занимаюсь.

-Расскажите про Юлиану. Какая она в жизни, в преподавательской работе? Что вам дали общение и профессиональные контакты с этой звездой?

- Юлиана – это виртуоз мирового уровня и блестящий педагог! Я очень рада и горжусь тем, что я с ней познакомилась, что учусь у неё. Благодаря ей, я поняла, что такое игра на хомусе. Внешне она милая и хрупкая девушка, очень открытая, все время улыбается. От неё сразу набираешься позитива, положительной энергетики.

И в то же время она обладает огромным потенциалом и твердым внутренним стержнем. То, что она делает, в голове не укладывается и не поддается логическому объяснению. Это реальное волшебство. Я училась у неё, смотрела на неё с открытым ртом. У Юлианы я изучила азы игры на хомусе: удар, техника, дыхание. Она щедро показывала все свои фишки, технику. Юлиана прекрасный педагог, потому что у неё заиграла не только я, но и все другие её ученицы. После учебы с Юлианой я впервые по-настоящему поняла, что такое игра на хомусе. Научилась имитировать звуки птиц и животных.

По-настоящему играть на хомусе очень сложно. Заниматься этим надо каждый день. Должно быть правильное дыхание. Первое время очень кружится голова. Но не от кислородного голодания, а, наоборот, от хорошей вентиляции легких. Дышишь животом, как младенцы. В определенные моменты, вообще, не дышишь. При этом эти звуки мне не просто нравятся, а действуют в качестве успокоительного. Это удивительные, и трудно объяснимые, ощущения.

Я не считаю, что уже всё умею на хомусе. Учеба только началась.

- Анна Сергеевна, что вам дали в профессиональном плане Год национального единства и работа в культурно-этнографическом центре Нерюнгринского района?

- Прежде всего – большую и дружную команду единомышленников и соратников. Я считаю, что теперь мы команда и хочу поблагодарить этих людей.

Во-первых, это коллектив нашего центра: директор Долгор Батожапова, художественный руководитель Юлия Егорова, звукооператор Александр Лозовец, руководитель клубного формирования «Суутук субэтэ» Александра Котоманова, руководитель ансамбля «Алтан булаг» Татьяна Балданова.

Во-вторых, это наша мобильная бригада, без которой не делается ни одно мероприятие. Помимо коллектива культурно-этнографического центра, это Светлана Енина, Марина Болоткова, Наталья Бабайцева, Николай Бондаренко, Ирина Кичигина, Алексей Филимонов, Влад Минаев. Они участвуют в нашей работе по зову души. Это настоящая команда, настоящие друзья, которые приходят на помощь в любое время дня и ночи.

В-третьих, это ансамбль «Тандем», в котором я тоже участвую. Алексей и Хандама Платоновы, Юлия Иванова, Ирина Иршутова, Мария Оконешникова, Ирина Шаганова, Оксана Гергеева, Сахаяна Николаева, Дарима Аюрова, Татьяна Бодоева, Сахайаана Тайшина, Полина Софронова.

Все наши успехи – общие. Мы рады, что театрализованное представление - первый большой концерт ансамбля «Тандем» - прошел с таким успехом. Но впереди у нас новые работы. И, я надеюсь, новые достижения.

Олег СОЛОДУХИН.

г. Нерюнгри.

Фото Юрия Коковина, автора и из личного архива героини.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
07.04.2018 08:14 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ