У News.Ykt.Ru новый главный редактор
В России начался дефицит лекарств
Минсельхоз Якутии объявил аукцион на закупку сувениров
Пять признаков "бессимптомного" протекания COVID-19
РФ скатывается к уровню Туркмении по доходам населения

Отсутствие на государственном уровне стратегического видения российских регионов, их будущего, состояния их экономики и социальной сферы было и остается серьезной проблемой, осложняющей гармоничное развитие Российской Федерации.

Фонд развития информационной политики и информационное агентство «Росбалт» провели опрос среди членов Регионального экспертного клуба, а также представителей региональной власти. Среди его участников был и министр экономического развития РС(Я) Виктор Ефимов. Вот как он ответил на заданные ему вопросы.

1. Как вы оцениваете саму попытку российского Правительства в лице Минрегионразвития предложить государственную стратегию социально-экономического развития российских регионов? Есть ли необходимость в подобной стратегии, чем она обусловлена?

Одной из основополагающих идей проекта стратегии объявлен мультипликативный эффект от регионов-локомотивов, распространяемый на соседние регионы. При этом считаем необходимым учитывать, что существуют соседствующие регионы, слабо связанные социально-экономическими отношениями. В таком случае эффект от стимулирования регионов-девелоперов» будет минимальным. Особенно это касается северных регионов, где промышленное освоение было направлено на удовлетворение потребностей военно-промышленного комплекса, регионов Центральной России и для реализации на мировых рынках. Например, подавляющий объем продукции Республики Саха (Якутия) реализуется на внешних мировых рынках (алмазы, уголь, золото). Торговый оборот с соседними регионами минимален (Чукотский АО, Магаданская область, Амурская область, Красноярский край).

В связи с этим считаем целесообразным выделение таких выпадающих регионов и определение по отношению к ним дифференцированной государственной политики. Отчасти данное предложение затронуто в проекте Концепции при описании принципа дифференцированности государственной политики регионального развития. Например, Республика Саха (Якутия) по функциям территории в пространственной организации страны может быть отнесена к «сырьевой зоне». Вполне справедливо обозначены проблемы и задачи по инфраструктурной недостаточности территории. Однако в дальнейшем в проекте Концепции указанные меры не получают развития. Механизм социально-экономического развития регионов (Глава 4) ограничивается стимулированием регионов-локомотивов роста. Считаем необходимым в Концепции отдельными разделами отразить основные направления дифференцированной государственной политики в отношении выделенных территорий (в соответствии с таблицей на стр. 27 2.1.4. «Принцип дифференцированности госполитики регионального развития»).

2. Как вы оцениваете предложенную Концепцию? В чем ее достоинства и недостатки? Насколько применимы в российских условиях концепции поляризованного регионального развития? Какие последствия будет иметь ставка на небольшую группу опорных регионов? Может ли ваш регион стать локомотивом, и при каких условиях? Какая судьба ждет регионы-аутсайдеры? Нужно ли отказываться от политики выравнивания социально-экономического развития регионов?

В проекте Стратегии (раздел 4.2. «Правовая поддержка социально-экономического развития регионов») справедливо отмечается необходимость особой правовой политики в отношении регионов Арктической зоны.

Специфические проблемы Севера в очень малой степени учитываются в основном массиве нормативно-правовой базы РФ. Декларативность действующих федеральных законов о проблемах северных районов, отсутствие реальных механизмов их реализации на территориях приводят к правовому вакууму, который не всегда восполняется или может восполняться региональным законодательством.

Действующая в настоящее время система государственной поддержки северных территорий, предусматривающая финансирование основных ее форм из федерального бюджета, пришла в противоречие с реальными экономическими условиями и федеративными отношениями. Уровень бюджетных назначений, обусловленный возможностями федерального бюджета, не соответствует реальным потребностям и в последние годы сокращается. Поэтому цели стабильного жизнеобеспечения и устойчивого развития северных территорий не достигаются.

Дальнейшее отсутствие ясности и определенности в государственной политике по отношению к районам Севера может привести к неконтролируемой ситуации в обеспечении жизнедеятельности населения целых регионов, обострению социально-экономических проблем, что представляет реальную угрозу национальной безопасности России.

Геополитические интересы России на Севере фиксируются мировым значением его природных ресурсов, Северным морским путем, трансконтинентальными транспортными коридорами, факторами экологической безопасности, гуманитарными ценностями. На экономической карте мира значимость России определяется во многом ее Севером.

Учитывая вышеуказанное, считаем целесообразным выделить в проекте Стратегии основные направления государственной политики в отношении регионов Севера России. Особенно это актуально в рамках реализации Послания Президента РФ Путина Федеральному Собранию РФ на 2005 год, где была затронута необходимость реализации комплекса мер по экономическом росту в регионах Дальнего Востока.

При этом предлагаем исходить из следующих целей государственной политики в отношении северных регионов:

  • - формирование институциональных и инфраструктурных условий в районах Севера, позволяющих осуществить переход в режим устойчивого социально-экономического развития на основе эффективного производства, интегрированного в российский и мировой рынки;
  • - закрепление трудоспособного населения, адаптированного к северным условиям;
  • - стабильное улучшение на этой основе качества жизни, развитие социальной активности и защищенности, образования, охраны здоровья населения районов Севера;
  • - обеспечение прав и гарантий для коренных малочисленных народов Севера;
  • - защита геополитических интересов государства в районах Севера, в том числе в акваториальной части.

    Задачи государственной политики можно сформулировать так:
  • - внедрение дифференцированных методов и механизмов государственного регулирования на основе районирования регионов Севера по степени дискомфортности проживания и условий хозяйствования;
  • - формирование необходимой инфраструктуры для осуществления эффективной хозяйственной деятельности в районах Севера;
  • - содействие диверсификации экономики в районах Севера;
  • - улучшение демографической ситуации в районах Севера, снижение уровня смертности, особенно детской и граждан трудоспособного возраста;
  • - упорядочение системы оплаты труда лиц, работающих в северных районах, на основе реформирования действующей системы гарантий и компенсаций с учетом существующих экономических отношений;
  • - формирование механизмов компенсаций повышенных затрат региональных и местных бюджетов на обеспечение жизнедеятельности населения;
  • - совершенствование механизмов проведения социальных реформ в районах Севера, прежде всего, в пенсионной и жилищно-коммунальной сферах;
  • - координация деятельности компаний в части решений проблем социально-экономического развития северных территорий;
  • - развитие федеративных отношений по созданию общественно-эффективной системы природопользования на принципах совместного ведения;
  • - укрепление финансового положения районов Севера путем расширения доходной базы за счет более эффективного использования природных ресурсов, создания стабильных механизмов финансовой поддержки депрессивных регионов;
  • - совершенствование стандартов межбюджетных отношений и мер финансовой поддержки («северный завоз», компенсация тарифов на электрическую энергию и другие);
  • - создание механизмов инициирования и поддержки инноваций в области научно-технического прогресса, внедрение его достижений в решение проблем жизнедеятельности Севера;
  • - обеспечение государственной поддержки коренных малочисленных народов Севера с целью сохранения и возрождения их самобытной культуры и уклада жизни;
  • - разработка и реализация природоохранной стратегии в районах Севера, создание сети особо охраняемых природных территорий и акваторий.

    3. Существует ли в вашем регионе собственная стратегия (или долгосрочная программа) социально-экономического развития? Если да, то в какой стадии реализации она находится? Как вы оцениваете ее содержание и эффективность? Может ли стратегия вашего региона быть увязана со стратегией, предлагаемой Министерством регионального развития, каковы сходства и различия используемых подходов?

    Для реализации дифференцированной государственной политики, принцип которой заложен в проекте Стратегии, считаем необходимым провести районирование не только территории России в целом, но и Севера России, учитывая обширность территории и значительную дифференциацию природно-климатических, экономико-географических, медико-биологических и экологических условий развития.

    В настоящее время территория Севера весьма условно делится только на две зоны: районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности. При этом отнесение конкретной территории к той или иной зоне не нашло отражения на уровне федерального закона. Действующая система районирования не отражает всего многообразия особенностей природно-климатических, экономических и социальных условий жизнедеятельности северных регионов, не учитывает совокупного негативного действия этих условий.

    В настоящее время к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям полностью или частично относятся 27 субъектов Российской Федерации. Уже этот факт свидетельствует о необходимости более детального учета местной специфики и дифференциации северных территорий.

    Вследствие отсутствия закона о районировании не работают в полном объеме федеральные законы, в первую очередь, «Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера РФ», «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

    Четкое законодательное определение южных границ Севера и зон дискомфортности позволит сконцентрировать ресурсы на поддержку наиболее проблемных территорий, дифференцировать государственные механизмы регулирования по зонам (районам) Севера, подойти к разработке специфических стандартов. Выработанная на основе этого закона правовая база создаст условия для упорядочения социально-трудовых отношений, налоговой, ценовой, инвестиционной, технологической и социальной политики, позволит компенсировать затраты, связанные с удорожанием стоимости жизни северян, обеспечить равные конституционные права граждан на образование, медицинское обслуживание, социальное и пенсионное обеспечение.

    При этом нельзя допустить снижения уровня социальной защищенности населения районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей или отмену «северных» гарантий и компенсаций, предусмотренных в действующем законодательстве РФ.

    Для оценки и учета влияния на здоровье человека и хозяйственную деятельность всей совокупности социально-экологических условий, определяющих жизнедеятельность человека на Севере, должен рассчитываться интегральный показатель дискомфортности (жесткости, экстремальности) применительно к конкретной местности с учетом природно-климатических, экономико-географических, социально-экономических, медико-биологических факторов. Только в зависимости от величины его значения тот или иной район должен относиться к конкретной зоне дискомфортности. Это подтверждается и опытом зарубежных стран.

    Законодательное определение статуса территорий Севера позволит вводить особый механизм регулирования всех сфер жизнедеятельности для проведения эффективной социально-экономической политики на территории Севера.

    Для этого предлагаем включить в раздел 4.2. «Правовая поддержка социально-экономического развития регионов» абзац следующего содержания: «Необходимо принятие федерального закона о районировании Севера России на основе определения дискомфортности проживания с учетом природно-климатических, экономико-географических, социально-экономических, медико-биологических факторов».

    По разделу 3.3. «Создание условий для модернизации промышленности, поддержка и развитие конкурентоспособных экономических (территориально-производственных) кластеров на территории Республики Саха (Якутия)» возможно создание подобных кластеров на территории:

    — Западной Якутии (Мирнинский и Ленский районы) — алмазодобыча, энергетика, гранильное производство, нефтедобыча, газодобыча, нефтепереработка, транспортировка нефти и газа, лесозаготовка, лесопереработка, научные учреждения, пищевая промышленность, автодороги, воздушное сообщение, современные объекты социальной инфраструктуры. При строительстве газопровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» по маршруту, предложенному Республикой Саха (Якутия) и ОАО «Газпром», «Чаяндинское месторождение — Ленск — Олекминск — Алдан — Нерюнгри — Сковородино — бухта Перевозная» возможна тесная интеграция с месторождениями Красноярского края, Иркутской области, а также с Амурской областью.

    - Южной Якутии (Южно-Якутский территориально-производственный комплекс — Нерюнгринский, Алданский, Олекминский районы) — угледобыча, золотодобыча, энергетика, ювелирное производство, пищевая промышленность, сельское хозяйство, развитая транспортная сеть — железная дорога, автодороги, воздушное сообщение, научные и образовательные учреждения, современные объекты социальной инфраструктуры. В перспективе горно-металлургическое производство — железные руды, гидроэнергетика с экспортной направленностью.

    Источник: Росбалт

  • Поделиться в соцсетях

    Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
    05.10.2005 09:13 (UTC+9)

    ЛЕНТА НОВОСТЕЙ