«Конюх Кадырова» владеет ипподромом за 12 млн долларов
В Якутии уменьшилась площадь пожара вблизи села Эбях
Якутск попал в топ-10 самых шумных городов России
Заслуженный артист России найден мертвым
Названы крупнейшие должники России

ИА SakhaNews. Владимир Доброхотов – известный в Якутии фотокорреспондент. Работал в разных республиканских изданиях. Много раз бывал в Чеченской республике, в том числе в районе боевых действий. За серию фоторабот о Чечне удостоен Государственной премии РС(Я) в области журналистики. В последние годы работал в пресс-службе мэрии Якутска. По роду своей деятельности имел возможность видеть, что представляет собой работа главы города, так сказать, изнутри. Поэтому, когда одновременно с сообщением о том, что Президент РФ Владимир Путин предложил кандидатуру бывшего мэра Якутска Ильи Михальчука на должность губернатора Архангельской области в Интернете появились желчные высказывания по этому поводу, редакция SakhaNews обратилась именно к нему.

Сегодня многие в Якутии могут сказать, обращаясь к Михальчуку, «Илья», потому что знают его на протяжение десятков лет. Якутия стала для Ильи Михальчука второй родиной, где прошло становление его личности, и здесь многие сегодня желают ему успешно пройти своего рода экзамен: 19 марта его кандидатура будет рассматриваться депутатами Архангельского законодательного собрания. Интервью с Владимиром Доброхотовым, его фоторепортаж и архивные снимки – своего рода доброе напутствие якутян своему бывшему мэру.

- Владимир Николаевич, как долго вы знакомы с Ильей Филипповичем?

- Это было больше тридцати лет назад. Я тогда работал в газете «Молодежь Якутии» и получил задание сделать фоторепортаж с отчетно-выборной конференции комсомольского актива, которая проходила в поселке Батагай Верхоянского района. Был декабрь, помню, стоял жуткий холод – за минус пятьдесят градусов. Тогда и познакомился с Ильей Михальчуком, вторым секретарем райкома комсомола. Он мне запомнился как очень энергичный и жизнерадостный молодой человек.

Кстати, наши судьбы, как потом узнал, перекрещивались еще в далеком 1958 году. Илья родился 2 января 1957 года в городе Куйбышеве, а через год вместе с дедушкой и бабушкой переехал в город Астана – в Казахстан. А я в то время из Москвы по призыву партии поехал в этот же город – осваивать целину, был студентом Красногорского военно-механического техникума. И так было суждено судьбе, что через несколько десятков лет мы оба оказались в суровой Якутии.

Я не берусь судить о том, каким Илья Михальчук был как мэр, но как ему давалась работа на этой должности, какие искусственные препятствия ему чинились, я видел собственными глазами. Об этом можно рассказывать много.

- Вы всегда и везде были рядом с Михальчуком. Ваша с ним поездка в Беслан, осенью 2004 года, о ней мало кто знает. Расскажите, пожалуйста, как все было.

- После трагедии в Беслане город Якутск одним из первых откликнулся на помощь пострадавшим от беды. Узнав о трагедии в Беслане, мэр сразу же связался с чечено-ингушской общиной в Якутии. На площади Ленина в Якутске собирали деньги, жители города оказались неравнодушными к чужому горю. Через несколько дней накопилось более девяти миллионов рублей наличными. Встала задача – как их везти? Михальчук решил ехать сам. С ним отправились я и сотрудник УБЭПа. Деньги упаковали в два пакета. Кроме собранных девяти миллионов повезли еще триста тысяч рублей - для якутского отряда омоновцев, которые находились в самой опасной точке города Чечни – в районе Новые Атаги.

По приезду в Беслан мы сразу отправились в администрацию города. Нас встретил мэр города. Пострадавших в результате трагедии насчитывалось более 1800 семей, 333 человека погибли.

По городу быстро разнесся слух, что приехали якутяне с «живыми» деньгами. Тогда везде - в газетах, на телевидении пестрели номера счетов, но «живых» денег в то время в Беслане мало кто видел. В здании администрации Беслана собралась толпа народа. Было решено для каждой пострадавшей семьи открыть лицевой счет. И вот вечером того же дня, несмотря на выходной, был открыт ближайший банк. Мы сдали туда все деньги, банковские работники взяли на себя обязательство оформить счета и заняться выдачей денег.

- Не страшно было ехать с такой большой суммой наличных?

- О нашей поездке мало кто знал, информацию держали в строжайшей тайне от всех. Ничего не знала даже жена Ильи Филипповича.

- После Беслана вас ждала еще более опасная дорога – в Новые Атаги?

- Да, справившись со своей миссией в Беслане, отправились в Новые Атаги, которая входила в зону боевых действий. В Беслане нам выдали две автомашины –«десятку» и «Волгу» и приставили охрану из пяти чеченских омоновцев. Ребята из охраны, когда узнали, куда мы едем, сказали: «Нет, там же вахабиты, мы туда не поедем». Я готов был сам сесть за руль, благо, дорогу знал очень хорошо. Но нас все-таки не решились пустить одних. Илью Филипповича и меня посадили в разные машины. Дорога была очень опасная - часто были слышны звуки автоматов и взрывов. Ехали на максимальной скорости. По дороге в Новые Атаги есть так называемая Аллея смерти протяженностью в три километра. Ночью на этой дороге вахабиты оставляли свои мины, а утром омоновцы ее очищали от них. Нам тоже пришлось проехаться по этой «смертельной» аллее. Слава Богу, пронесло. Доехали до своего отряда целые и невредимые. Ребята-омоновцы, их было сорок человек, очень обрадовались нашему приезду, у некоторых даже слезы на глаза навернулись.

- Вам удалось побывать в самом Грозном?

- Когда мы закончили все дела в Новые Атаги, я предложил Илье Филипповичу посмотреть Грозный, он сразу согласился. Есть единственная фотография, когда Илья стоит возле колокола Храма Святых Петра и Павла. Колокол был сбит и лежал в руинах храма. Мало кому было известно, где лежал «подбитый» колокол. Позже я узнал, что вскоре после нашего там пребывания, колокол исчез, говорят, его вывезли в епархию Ставропольского края.

- Дорога в Чечню – сама по себе очень опасная, случались ли по пути какие-нибудь истории?

- Мне казалось, что Илья Филиппович не совсем понимал, как опасна наша поездка, что мы могли попасть под обстрел, взорваться на мине.

Помню один случай. В центре Грозного, сильно устав, мы решили немного подкрепиться. Остановились возле шашлычной. Вышли из машины и только тогда заметили, что возле шашлычной сидит около десятка чеченцев в гражданском, но вооруженных до зубов. Я вытащил свой фотоаппарат, и тут же один из них – крепкий такой мужик – шагнул к нам навстречу. Вижу – он улыбается. Подходит и обнимает меня – оказывается, он меня раньше видел. Когда Илья Филиппович у охраны спросил, кто они, ему ответили, что это были бойцы отряда Рамзана Кадырова, героя России. Те тоже про нас спросили, и я слышал, как омоновцы им ответили: «А, это мелкие журналисты».

И еще случай. Мы остановились у здания Биржи труда. Рядом – гигантская стоянка КАМАЗов. Илья первым выскочил из машины. Я не на шутку испугался, когда увидел, что возле здания сидит целая толпа чеченцев. Быстренько выскочил за Ильей и сказал, что лучше вернуться в машину, что он и сделал, хотя сразу и не понял, почему. Дело в том, что тогда в Чечне, да и на территории всего Северного Кавказа, еще не спала напряженность по отношению к русским, считали их захватчиками, так что мало ли что могло быть.

- Вы были рядом с Ильей Михальчуком и в тяжелые периоды гонения на него. Как вы лично оцениваете то, что происходило?

- Есть такая фигура в шахматах – слон. Как бы за ним ни гонялись, он всегда идет вперед, возможностей у слона больше, чем у короля или коня. Михальчуку, конечно, трудно было бороться с махиной – правительство-президент. Но у него прирожденный бойцовский характер. Первые всплески антимихальчуковских действий я заметил три-четыре года назад, когда мэра не пустили на встречу с приехавшим в Якутск Председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым.

Это было в воскресенье. Я поехал с мэром осмотривать маршрут, по которому проедет Миронов. Настроение у Михальчука было хорошее, приподнятое. Выехали на Набережную, которую он построил, он ею очень гордился. Потом поехали в порт встречать Миронова. Подъезжаем к vip-воротам. Выходит постовой и говорит: «Вашей автомашины нет в списке встречающих и вас тоже». Затем добавляет: «Это уровень федеральный, а не городской». Я был в шоке: «Приехал мэр города, а его не пропускают – по какому праву? И кто это затеял?». Через минуту постовой обращается ко мне: «Доброхотов, а вы проходите». Я не вышел из машины.

- А как сам мэр отреагировал на это?

- Скорее, был удивлен и шокирован я, а Илья Филиппович очень спокойно сказал: «Я успею с ним поздороваться. Не расстраивайся, ты сможешь там, на посадке елочек, его пощелкать». По крайней мере, если и был расстроен, не подал виду. Позже я узнал, что списками встречающих занимался вице-президент республики Александр Акимов. И вот этот постоянный антагонизм – правительство-мэрия - держать такие удары было трудно.

Точно такая же ситуация случилась прошлым летом, когда приезжал министр экономического развития Герман Греф. Михальчук с Грефом давно знакомы. И, когда Греф не увидел его в толпе встречающих, спросил: «А где мэр города?». А в ответ – мертвая пауза. Потом объяснили, что якобы Михальчук был очень занят подготовкой к юбилейному Ысыаху.

Это только некоторые примеры. Работал Михальчук в тяжелой ситуации – не каждый смог бы выдержать такое. Люди настолько изощрялись, что лезли в его семейные дела. Столько грязи было в газетах! Многие из-за этого даже боялись с ним фотографироваться. Был даже случай, когда один из чиновников, увидев, что я начал его фотографировать рядом с Михальчуком, набросился на меня с криком – вот такой дикий, животный страх был - оказаться рядом с «изгоем».

Несмотря на это, народ его любил. Помню, в мэрии, в тот день, когда его провожали, собралась толпа народу – все спешили с цветами, подарками. Представляете, такая была длиннющая очередь – от самого крыльца до трибуны актового зала. Но сколько бы ни дарили ему подарков, все оставалось в собственности мэрии. И даже его личные награды.

- Большие недовольства высказывались в связи с его частыми поездками в Москву...

- Задолго до нынешних времен Михальчук понял, что все якутское правительство побежит в партию «Единая Россия». Став лидером «Единой России», конечно, часто ездил в Москву по партийным делам, ведь он был в числе первых, кто создавал здесь региональное отделение этой партии. Когда его выбрали в Совет Президента РФ по национальным проектам, многие это восприняли как оплеуху, что, мол, перепрыгнул, через республиканское руководство.

Потом началась борьба за то, чтобы отстранить его от руководства Политсоветом регионального отделения партии. Я считаю, что это была очень грязная борьба. Все повально начали вступать в ряды «Единой России», особенно чиновники, так как знали, что в противном случае могут оказаться за бортом власти. И все начали прыгать в этот корабль под названием «Единая Россия».

- Как вы оцениваете назначение Ильи Михальчука – губернатором Архангельской области?

- Я считаю, что это знак большого доверия. Вы же знаете, что собой представляет Архангельская область. Это ракетный полигон, атомные подводные лодки, и, наконец, алмазы. Это почти европейское государство, стратегически мощный пограничный район. Я знаю, что Илья Филиппович - сильный хозяйственник. И многие со мной согласятся. Я на сто процентов уверен, что он сумеет показать себя. И пятьдесят один год – это не возраст, а состояние души. Всего лишь начало большого пути. Мы его еще услышим.

- Вы очень хорошо знакомы с семьей Ильи Михальчука. Какие у него были отношения с женой, сыновьями?

- Это не тема нашего с вами разговора. Про семью надо спрашивать лично у него. Единственное, что могу сказать, что он очень любит свою жену. Обожает собак. Недавно на 50-летие сын ему подарил собаку, не помню, какой породы. Маленький щенок моментально признал в нем хозяина, лапами обнял его за шею и уснул…

Когда уже интервью было готово, Владимир Николаевич рассказал мне, что вообще-то обязан Михальчуку жизнью, точнее, его чисто человеческим качествам - внимательности, умению сострадать, понимать боль другого человека и помогать в нужный момент. Эта история связана тоже с Бесланом, но о ней как-нибудь в другой раз.

Сардаана БАРАБАНОВА.


Смотрите фоторепортаж


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
17.03.2008 19:30 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ