В России почти вдвое увеличили пособие по безработице
В Японии арестован глава одного из крупнейших автомобильных альянсов
Жители Якутии получили бесплатную юридическую помощь
Почему в Якутске растет количество отказов на газификацию
Представитель Энергосбыта Якутскэнерго ответила на вопросы потребителей

Сюзанна Ооржак – главный режиссер Тувинского музыкального драматического театра имени Кок-оола. За несколько дней до приезда театра в Якутию в ИА SakhaNews поступило письмо из Тувы, в котором о главном режиссере отзывались негативно. Мы решили лично встретиться с Сюзанной и получить ответы на возникшие вопросы.

- Сюзанна, привожу цитату из письма:«госпожа Ооржак привела в шок читающее население Тувы, после того, как стало известно, что в интервью газете "Саха Сирэ" она отреклась от родной матери (простой тувинки, работающей на почте телеграфистом) и сочинила гламурную биографию о некой "родной матери парижанке". Было такое?

- Я не читала это интервью и о письме тувинской газеты тоже ничего не знаю. Думаю, что кто-то просто не понял мою шутку, юмора. Помню, что журналист спрашивал меня о происхождения моего имени и фамилии. Все знают, что Сюзанна – это французское имя. Может быть, я еще говорила о своей любви к Франции… Но история с «гламурной» биографией – это абсурд. Очень опасно, когда у человека отсутствует чувство юмора. Обожаю отдыхать в Одессе: там уникальные люди, которые знают толк в юморе.

- Еще писали, что с приходом Сюзанны Ооржак главным режиссером Тувинского театра началась череда разногласий, например, вынужден был покинуть театр известный актер Эдуард Ондар…

- Творческим людям вообще не надо читать газеты, вот книги – да. Я лично вообще не читаю газет. В жизни ведь по-другому происходит, а получается, что пишут, искажая то, что на самом деле есть. Наш театр работает. Естественно, в коллективе могут быть какие-то разногласия и даже интриги, но все равно мы не перестаем творить.Это нормальный процесс. Мы же люди, а не роботы.

Возможно, некоторым не понравились мои нововведения. Каждый день с десяти часов все актеры театра встают к хореографическому станку – это правило существует во всех театрах мира. Они тренируют и совершенствуют своё тело, чтобы оно не одрябло. Для актера главный инструмент – это его тело. Второе, что я ввела в театре, – занятия вокалом. У нас появился очень сильный педагог Эльвира Докулак, с помощью которой уже через месяц запели даже раньше не певшие актеры. Я считаю, что актеры должны быть заняты не только репетициями, но и постоянной работой над собой, совершенствованием своего мастерства. Это стандартные требования современного синтез-театра.

- Став главным режиссером, какие спектакли вы успели поставить?

- У меня были три постановки. Это «Парикмахерша» Сергея Медведева, французский фарс «Приказываю всем спать», «90-60-90» по пьесе молодого драматурга Анны Явлонской «Где-то и около». Два спектакля я привезла с фестиваля «Новая драма», который проходил в прошлом году в Москве. В России очень популярны и актуальны пьесы Сергея Медведева и Анны Явлонской.

- Сегодня якутские зрители увидят твой спектакль «90-60-90». О чем этот спектакль?

- Спектакль о тотальном одиночестве души в цивилизованном мире. О том, как сегодня стало сложно встретиться с любимым человеком. Ты же знаешь, что сейчас люди больше предпочитают знакомиться через газеты, Интернет. И, как обычно, в объявлениях пишут «хочу познакомиться с девушкой с параметрами 90-60-90». Я думаю, что с каждым годом общаться друг с другом будет все сложнее.

- В одном из интервью ты говорила, что хотела бы посвятить свое режиссерское творчество женской теме?

- Если так посмотреть, пьесы, которые ставились и ставятся на сценах российских театров, они, в основном, все мужские. И в главной роли всегда - мужчина. Женских пьес очень мало, поэтому актрисы всегда мало задействованы на театральной сцене. Мой дипломный спектакль «Дом Бернарды Альба», поставленный в Саха театре, актрисам пришёлся по душе. Представляете, с каким упоением и наслаждением они в нем играли, потому что чувствовали свою власть на сцене, свободу. Это была совершенно другая энергетика.

- Что такое - быть главным режиссером театра?

- Я никогда не думала, что буду главным режиссером. Мне предлагали, но каждый раз я отказывалась.

- Почему отказывалась?

- Потому что не была готова. Главный режиссер – это глобальная ответственность на патриотическом и политическом уровнях. Ответственность за все слова, поступки. Ты становишься лицом нации. Хотя всегда и везде, где бы ни была, никогда не забываю, что я – тувинка, что я лицо нации. Быть главным режиссером - это очень сложно. Я чувствую себя собакой на привязи. Если бы я была свободным художником, могла бы ездить по стране, миру, набираться опыта.

- Как ты думаешь, чем отличаются друг от друга якутский и тувинский театры?

- У них совершенно разные эстетики. Хотя школа у обоих театров одна – русская театральная школа. Две главных фигуры – Алексей Ооржак и Андрей Борисов – они учились у Алексея Гончарова. У обоих преобладают спектакли в эпической форме, которые поднимают национальный, патриотический дух. Но, в отличие от Тувинского театра, сегодня в Саха театре существуют два совершенно разных режиссерских пласта – эпический театр Андрея Борисова и неореализм Сергея Потапова. Они работают в одной команде, находятся в одном русле, направлении. Мне кажется, они не будут бороться каждый за свою эстетику. Они будут бороться за живой, а не музейный театр. То, что они по почерку разные, это прекрасно.

В тувинском театре всегда не хватало режиссерских кадров, поэтому Алексею Ооржаку очень сложно было одному руководить театром, быть единственным режиссером. Сейчас пришло такое время, что никто не хочет учиться на театрального актера или режиссера. Все дело в деньгах. Прагматизм появился даже в актерской среде, хотя он везде преобладает, не только в театре. Нет такой страсти к творчеству, как раньше было. Почему я пошла в театральный институт? Потому что любовь к театру впитана мной с молоком матери. И те, кто со мной поступал на театральный, они тоже все дети актеров – мы росли вместе. То есть людей со стороны, которые хотели бы посвятить себя театру, сейчас очень мало. И получается, что в кадровом, культурном плане в Туве происходит какой-то застой.

И разговоры, что якобы меня рано посадили на трон главного режиссера, тоже непонятны. На самом деле, никого другого и нет.

Мне очень нравится политика Андрея Борисова. Он всегда поддерживает молодежь. Всегда прислушивается к тому, что говорят молодые. Он никогда не говорит: «Будет так, как я сказал». Он никогда не был чиновником-бюрократом, он всегда живет в процессе творчества. И вообще, я очень люблю своего мастера… Жалко, что учеба закончилась.

- Может ли быть разница в игре актеров тувинского и саха театров?

- В принципе, никакой разницы нет. Актеры они всегда актеры, они любят играть, получают наслаждение от репетиций. Может быть, есть какие-то тонкие нюансы, связанные с ментальностью. Но все же, я считаю, что театр не может иметь национальности. Театр – это вне пространства, вне времени, вне всяких политических склок. Вот недавно мы с Сергеем говорили, что скоро миром будет править лишь искусство, все будет направлять искусство – театр, литература, кино, изобразительное искусство…

- Не хочешь попробовать себя в качестве кинорежиссера?

- Очень хочу снять фильм. Если получится найти инвестора, хочу пригласить якутских режиссеров Сергея Потапова и Александра Лукина на совместный проект. Снять такой фильм, который бы перевернул тувинское сознание. Какой будет сюжет – пока не буду говорить, но идея есть, сейчас разрабатываю сценарий. Мне кажется, это будет очень интересный проект. Еще очень хочу поставить мюзикл. В репертуаре нашего театра есть спектакль «Вернись, мой друг, вернись» - легенда о национальном инструменте эгил. Возможно, для мюзикла я использую именно этот сюжет.

- Умеешь играть на каком-нибудь национальном инструменте?

- Недавно папа подарил мне эгил, учусь на нем играть. Это двухструнный смычковый инструмент.

- В последнее время в Якутии снимается очень много кино. А в Туве как?

- Мне очень нравится, что здесь началась какая-то киномания. Столько талантливых, молодых кадров, спасибо министерству культуры, что Якутия сегодня богата кино-звукорежиссерами, операторами. К сожалению, в Туве с этим очень сложно. Там – молчание ягнят. Тишина. За последние годы, как я знаю, там сняли два фильма. Конечно, уровень не тот, но то, что ребята начали экспериментировать, проявлять себя – это здорово.

- Не слабо самой сняться в кино?

- Очень хочу. Например, вижу себя в роли Умы Турман в фильме «Убить Билла». Хочу сняться у Тарантино… На самом деле, мечты воплощаются в реальность.

- Ты могла бы сняться у Сергея Потапова…

- Как-то он сказал, что, если будет снимать со мной фильм, то это будет не в пространстве Якутии, и даже Планеты. Наверное, в Космосе…

- Мне кажется, что Якутия стала твоей энергетической родиной. В первый раз, когда ты сюда приехала, что ты испытала?

- До приезда сюда я представляла Якутию совсем по-другому - стеклянный город, много снега, белые собаки. Что-то схожее со сказкой «Снежная Королева». И вот, когда я иду по ночному городу, вырисовывается тот самый образ Стеклянного города - выстроенные изо льда дома, фигуры… Все это я видела раньше.

- Есть планы еще раз поставить спектакль в "стеклянной" Якутии?

- С удовольствием, если мне разрешит главный режиссер театра Сергей Потапов. Когда я приезжаю в Якутию, получаю столько творческой энергии. Она меня вдохновляет. После гастролей я поеду на два месяца в Барнаул, буду работать над постановкой нового спектакля.

Летом приеду в Якутск на Игры «Дети Азии». Меня записали в режиссерскую группу, буду работать под руководством Андрея Саввича. Для меня это уникальная возможность – участвовать в таком глобальной, масштабной постановке. Я видела на кассете запись с прошлых Игр. То, что сделал Андрей Саввич, - надо иметь такой мозг и талант, чтобы сделать такое невероятное шоу.

- Можно сказать, что ты сейчас живешь лишь творчеством. А есть ли планы создать семью, родить ребенка?

- Я очень хочу, чтобы у меня была семья, дети. Женщина всегда должна оставаться женщиной. В первую очередь, она должна проявить себя как мать, жена. Социальное предназначение женской сущности – это самое главное. Для женщины роковая ошибка – не состояться матерью. Обожаю фильм Феллини «Город женщин», в котором режиссер говорит, что феминистическая идея – это абсурд, ошибка в сознании женщины. Женщина, не желающая детей, это очень подозрительно, опасно.

- Ты верующая?

- У нас в Туве две официальные веры – шаманизм и буддизм. Я не могу сказать, что предпочитаю только одно вероисповедание. Но я верю - Бог у меня в сердце.

Сардаана Барабанова,

корреспондент ИА SakhaNews.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
19.03.2008 00:30 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ