Бывший вице-президент ФК "Анжи" задержан с арсеналом оружия
Умер известный актер театра и кино
Минприроды оценило всю нефть России в 1 триллион долларов
Российских налогоплательщиков проинформируют о долгах через смс
Экс-глава избиркома Коми осуждена на шесть лет за взятку

С первооткрывательницей крупнейшего месторождения алмазов – трубки «Мир» - Екатериной Николаевной Елагиной мне посчастливилось познакомиться в июне 2004 года в Мирном, когда алмазная столица отмечала 45-летие Ботуобинской геологоразведочной экспедиции.

К сожалению, в 2011 году Е.Н.Елагина ушла из жизни. Тем ценнее ее воспоминания о судьбах алмазных леди – подруг и коллег, которыми она поделилась со мной 15 лет назад. Так получилось - а историю не перепишешь набело, - что именно этой четверке отважных первой улыбнулась удача. Их алмазные маршруты были трудными, хлеб - нелегким. Но даже после открытий века, сделанных алмазными леди, их жизнь не была усыпана розами. Часть воспоминаний взята из книги Е.Н.Елагиной «Алмазные экспедиции», которую она мне подарила и которая бережно хранится в моей домашней библиотеке.

УЧЕНЫЙ С МИРОВЫМ ИМЕНЕМ

Будущая алмазная леди, одна из авторов «пиропового» метода поиска алмазов и первооткрывательниц первой в СССР кимберлитовой трубки Наталья Сарсадских родилась 9 января 1916 года в Петрограде в семье горного инженера. В 1938 году окончила геолого-почвенный факультет Ленинградского государственного университета, получив специальность «геохимик».

Из книги Е.Елагиной «Алмазные экспедиции»: «Накануне войны на Урал приехала молодая супружеская пара – Наташа Сарсадских и Саша Кухаренко. Вместе учились они в ЛГУ, оба были минералогами и работали в созданной Кухаренко минералогической лаборатории, которую он и возглавлял. Перед войной родился у них сын, в первые месяцы войны Наташа привезла его на Урал, где мы познакомились, часами простаивая за ежедневной пайкой хлеба и порцией столовской «баланды». Пока отстаивали в очередях, сын мирно спал в санках на свежем воздухе. Это был упитанный розовощекий симпатичный малыш. В отличие от своих исхудавших от постоянного недоедания родителей, он производил впечатление здоровяка. После приезда на Урал Наташиных родителей по «ледовой дороге» из блокадного Ленинграда она смогла опять приступить к работе.

После войны Саша Кухаренко стал уже Александром Александровичем, заведовал кафедрой минералогии ЛГУ и готовился к защите докторской диссертации, а Наташа оставляла школьника-сына на попечение бабушки и уезжала в продолжительные экспедиции в отдаленные, труднодоступные районы Севера.

Наташа Сарсадских внешне очень привлекательна, и, хотя отдельно взятые черты лица не отвечают общепризнанной красоте в классическом ее понимании, все в ней как-то удивительно гармонично и пропорционально. Красивые темные, с зажигательным огоньком глаза под разлетающимися крутыми соболиными бровями, стройная, статная фигура, выразительная, оживленная мимика лица, отражающая малейшие оттенки настроения. Экспансивная и эмоциональная, она была чрезвычайно непосредственна и полна искрящегося юмора, но могла мгновенно вспылить и наговорить много лишних слов. Глядя на нее, понимаешь, что перед тобой человек постоянно думающий и глубоко интеллигентный. Главные черты ее характера – упорство и настойчивость, именно эти черты и позволили ей многого добиться в жизни и сыграть одну из ведущих ролей в открытии алмазных месторождений».

Несмотря на то, что роль Н.Н.Сарсадских в открытии первой в СССР кимберлитовой трубки «Зарница» долгие годы не признавалась, Наталья Николаевна не озлобилась: раз уж алмазы не стали лучшими друзьями молодой геологини, она взялась за… кимберлиты. После окончания в 1957 году темы «Составление шлиховой карты Сибирской платформы» Сарсадских – первая из советских геологов – занялась изучением кимберлитов и ультраосновных включений в них. Именно ей принадлежат первые описания кимберлитов. Сарсадских пришла к заключению, что алмазы не кристаллизуются из кимберлитовой магмы, которая генерируется в глубинных очагах и является лишь транспортером алмазов. Выводы, сделанные Н.Н.Сарсадских об образовании алмазов и кимберлитов, о строении верхней мантии, в настоящее время разделяет большинство исследователей.

Наталья Николаевна была крупным специалистом в области сравнительного изучения вещественного состава алмазоносных и неалмазоносных кимберлитовых трубок с целью прогнозирования месторождений и выявления их генезиса. Ее не раз привлекали, как эксперта и консультанта, при поисках алмазов в Архангельской области, на Кольском полуострове, в Республике Коми. Н.Н.Сарсадских воспитала целую плеяду учеников, которые работали на поисках алмазов в различных регионах России и за рубежом.

Наталью Николаевну Сарсадских можно по праву назвать человеком-эпохой: она не дожила до 100 лет всего три года. Родилась в 1916 году в дореволюционном Петрограде, а умерла 26 апреля 2013 года в возрожденном Санкт-Петербурге. При жизни она все же получила высшую награду геолога – знак «Первооткрыватель месторождения» за открытие трубки «Зарница», после смерти – трубки «Удачная». Это произошло 2 апреля 2014 года, через 60 лет после открытия этой высокоалмазоносной кимберлитовой трубки, которая дала название современному городу в алмазном крае Якутии.

НЕИЗВЕСТНАЯ НЕЛЯ ГРИНЦЕВИЧ

Лариса Гринцевич родилась 3 сентября 1923 года в Калуге. В 1937-м ее отца, секретаря Одесского обкома партии, арестовали и расстреляли как «врага народа». В 1941-м Неля, как звали Ларису близкие, блестяще окончила среднюю школу номер 267 и поступила на геолого-почвенный факультет ЛГУ. Но началась война, и семья была эвакуирована на Урал в город Молотов (ныне – Пермь). Здесь Лариса Гринцевич продолжила учебу на геолого-почвенном факультете Молотовского университета. А весной 1942 года добровольцем ушла на фронт. Всю войну прошла младшим сержантом: была заместителем командира зенитного орудия 89-й артиллерийской дивизии. В 1943 году отважную девушку наградили знаком «Отличный артиллерист», а в 1945-м - медалью «За победу над Германией». В дивизии вступила в ряды ВЛКСМ (раньше ее не принимали как дочь «врага народа»), а в 1944-м – в ряды ВКП(б).

Из воспоминаний Е.Н.Елагиной: «С Нелей Гринцевич, которая вскоре превратилась в Ларису Анатольевну Попугаеву, меня познакомила Наталья Николаевна Сардарских. Прехорошенькая, прекрасно сложенная Неля, с нежными, пастельными красками лица и пепельными волосами, подобна была старинной французской статуэтке. Если бы не слишком серьезное выражение глаз, она казалась бы вчерашней примерной школьницей. Вся ее изящная, хрупкая фигура не вязалась с обликом геолога, прошагавшего сотни километров трудными маршрутами по затаеженным берегам безлюдных рек Заполярья. Неля умела всплакнуть по разным пустякам, зато при серьезных испытаниях, а таковые, к сожалению, слишком часто возникали в ее трудно складывающейся жизни, не плакала вовсе.

Неля Гринцевич прошла суровую школу жизни. Говорила она грубым, прокуренным голосом, не выпуская из рук папиросу «Беломор», шокируя этим незнакомых людей. Неля обладала высокими нравственными качествами и до последнего своего часа оставалась удивительно добрым и отзывчивым человеком, не способным равнодушно проходить мимо чужой беды и умевшим искренне радоваться, когда к кому-то приходила удача.

Ее короткая биография полна драматизма. Отец, который в 30-х годах был секретарем Одесского обкома РКП(б) и которым она гордилась, превратился в скором времени во «врага народа». Мать увезла двух дочерей в Ленинград к своим родителям, где накануне войны Неля с отличием окончила школу и поступила на геолого-почвенный факультет ЛГУ.

Летом 1941 года факультет был эвакуирован в Пермь, а вскоре Неля Гринцевич пришла в военкомат с просьбой отправить ее добровольцем на фронт. После окончания курсов получила лычки младшего сержанта и была назначена заместителем командира зенитного орудия части, которая входила в состав противовоздушной обороны Москвы. Зима стояла суровая, и Неля застудила голову: до конца своих дней она мучилась от внезапных приступов страшной головной боли. С началом приступа она смертельно бледнела, под провалившимися глазами появлялись чернильно-черные круги, которые захватывали половину щеки. Изнуряющие приступы иной раз продолжались по несколько часов.

В начале 60-х годов Л.А.Попугаеву часто вызывали в Москву для переговоров с министром геологии об образовании института полудрагоценных камней. Однажды на заседании коллегии у Ларисы случился приступ. Но даже лежа на диване в громадном министерском кабинете с грелкой на лбу, она умудрялась давать какие-то дельные советы, которым внимали важные члены коллегии вместе с министром. Многие годы сохранялась в министерских стенах память об этом необычном заседании, обрастая новыми подробностями. Это создало Л.А.Попугаевой такую популярность, что при всей строгости пропускной системы даже вооруженные вахтеры не решались задерживать ее при выходе. С необычайной настойчивостью и упорством шла Попугаева к намеченной цели, не жалея сил для достижения того, что считала необходимым для дела, и совершенно не способна была просить что-либо для себя. Долгие годы ее семья жила в маленькой комнатушке густо заселенной коммунальной квартиры, и только за год до смерти она получила ордер на отдельную квартиру».

Сохранилось стихотворение Ларисы Анатольевны, которое передает чувства всех женщин-геологов, которые совершали ежедневный подвиг, работая в непроходимой якутской тайге.

Я живу в палатке, как мужчина,

Мужские надеваю сапоги.

На них комками налипает глина,

От них в воде расходятся круги.

Я тихий камень трогаю руками,

Когда тайга под ливнями гудит.

И говорят геологи, что камень,

Такой же камень у меня в груди.

Как на ветру сосна, я в напряженье.

Мне нелегко мужчинам быть под стать.

Как хочется хотя бы на мгновенье

К тебе припасть и снова слабой стать.

После возвращения в Ленинград Л.А.Попугаева занималась наукой. В 1970 году ей, по предложению министра геологии СССР, академика А.В.Сидоренко, по совокупности трудов, без защиты диссертации, была присуждена ученая степень кандидата геолого-минералогических наук. К сожалению, судьба отмерила этой стойкой женщине, талантливому геологу, исследователю месторождений камнесамоцветного сырья всего 54 года жизни: Ларисы Анатольевны не стало 19 сентября 1977 года.

РОКОВОЕ ЧИСЛО - 13

Когда мы встретились в Мирном, Екатерине Николаевне Елагиной исполнилось 78 лет. Несмотря на возраст, она была бодра, подтянута и жизнерадостна. Правда, как признавалась сама, ноги стали подводить, хотя в душе чувствовала себя такой же молодой, как в далеком уже 1955-м.

- 13 число было роковым для нашей семьи, - рассказывала мне Екатерина Николаевна. - Мой отец, Николай Сергеевич Елагин, историк по образованию, был репрессирован в 1933 году, 13 числа. До 1936 года отбывал ссылку в Алма-Ате, а затем 20 лет вынужден был находиться в стокилометровой зоне от Москвы, не имея права жить в столице вместе со своей семьей. 13 февраля 1992 года умерла моя коллега и любимая подруга Наталия Владимировна Кинд.

Но были в жизни Елагиной и счастливые 13 числа. Во-первых, 13 апреля 1926 года она родилась, а во-вторых, 13 июня 1955 года геолог Екатерина Елагина вместе сЮрием Хабардиным и Николаем Авдеенко открыла ставшую известной всему миру трубку «Мир». И путь к этому историческому открытию геологам указала именно Н.В.Кинд.

Родом будущая первооткрывательница трубки «Мир» Е.Н.Елагина была из семьи интеллигентов. Отец занимался созданием музеев на базе барских усадьб, мама – выпускница Казанского университета - работала в Историческом музее, а дед матери был ректором этого в те годы всемирно известного университета. Казалось, ничто не предвещало того, что Екатерина станет… геологом. Но свои коррективы в судьбу Елагиной внесла Великая Отечественная. Ей было всего 15, когда она вместе с родителями была эвакуирована на Урал, где окончила курсы мастеров-обогатителей и начала работать в Уральской алмазной экспедиции. Как Екатерина Николаевна отмечала сама, «геологом меня сделала война».

В 2003 году в издательстве АЛРОСА вышел двухтомник Екатерины Елагиной «Алмазные экспедиции». Хороший слог, масса деталей, которые характеризуют быт и условия работы геологических экспедиций в трудные 1941-1955 годы и сам по себе интересный материал привлекли читателей. От повествования трудно оторваться, книги читаются на одном дыхании. Екатерина Николаевна рассказывала, что писала свои воспоминания 20 лет, обдумывала и переделывала отдельные моменты по несколько раз. А то, что книга получилась, объясняла склонностью к журналистской работе, которой, если бы не война, она бы и отдала предпочтение, поступив на журфак МГУ. Союз писателей РФ по достоинству оценил «Алмазные экспедиции»: так Екатерина Николаевна Елагина стала членом Союза писателей России. В 2006 году книга воспоминаний «Алмазные экспедиции» была удостоена специальной премии «На благо России» (в рамках «Большой литературной премии»). А в 2007 году ей, почетному гражданину алмазной столицы, был вручен знак «За заслуги перед городом Мирный».

Первооткрывательница трубки «Мир», кавалер ордена Почета Екатерина Николаевна Елагина ушла из жизни 1 апреля 2011 года. Ей было 84 года.

КОГДА ТВОЙ ДРУГ - СОЛЖЕНИЦЫН

Среди друзей первооткрывательницы трубки «Мир», доктора геолого-минералогических наук Натальи Владимировны Кинд, которая владела несколькими европейскими языками, были писатель Александр Солженицын, поэтесса Анна Ахматова, ученый с мировым именем Анатолий Дмитриевич Сахаров и многие другие.

Будущая алмазная леди Наталья Кинд родилась 8 июля 1917 года в Петрограде. Ее отец Владимир Августович Кинд был заведующим кафедрой инженерно-строительного факультета Петербургского политехнического института. Мать Вера Гавриловна – родом из крепостных крестьян – окончила Высшие Бестужевские женские курсы, работала библиотекарем и заведующей архивом. Наталья получила не только хорошее воспитание, но и образование. В 1934 году окончила рабфак при Ленинградском коммерческом институте, а в 1939-м - геолого-почвенный факультет Ленинградского государственного университета по специальности «Общая геология и стратиграфия» с красным дипломом. После учебы поступила на работу в Центральный научно-исследовательский институт (ЦНИГРИ, ныне – ВСЕГЕИ), а в 1940 году перешла на работу в Уральскую алмазную экспедицию при СНК СССР, где проработала до 1946 года.

Из воспоминаний первооткрывательницы трубки «Мир» Екатерины Николаевны Елагиной: «Познакомились мы с Натальей Владимировной Кинд еще в годы войны, на Урале. С первых же дней после моего появления в уральском поселке, где размещалась Уральская алмазная экспедиция, в разговорах геологов часто упоминалась Наташа Кинд. Говорилось о ней уважительно, и в разгоравшихся профессиональных спорах ее имя служило непререкаемым авторитетом, разжигавшим мое любопытство.

Она поражала воображение красотой, изяществом модной одежды. Прекрасные густые волосы, собранные в тугие косы, отливали на ярком солнце цветом поспевающей ржи, синева больших выразительных глаз перекликалась с синью весеннего неба. Она притягивала к себе светившейся в глазах добротой и мгновенно располагающей улыбкой. Во всех ее действиях сквозила естественность и элегантность, в которых угадывалось ее хорошее воспитание, позволявшее просто держаться в любой обстановке.

Работать под руководством Н.В.Кинд было не просто интересно, а чрезвычайно легко и увлекательно. Благодаря ее неиссякаемому юмору, каждый рабочий день, с часто выпадающими трудными маршрутами, воспринимался обычно как праздник. Будучи начальником, она никогда не приказывала, предпочитая форму деликатной просьбы, которую каждый стремился исполнить как можно лучше. Это в любой коллектив вносило атмосферу дружелюбия и товарищества. Именно поэтому коллектив нашей партии номер 132 Уральской алмазной экспедиции и прозвали «киндейцами» - по фамилии ее безусловного лидера. С юмором старалась Наталья Владимировна воспринимать неприятности, подавая нам пример, что очень облегчало суровые полевые будни.

С первых же дней совместной работы с Н.В.Кинд нашей партии постоянно сопутствовала удача. Открытие богатейшего промышленного месторождения - редкостная удача для геолога, но она не свалилась, как манна небесная, на головы нашего маленького коллектива, а явилась логичным завершением тяжелого многолетнего труда под руководством Наталии Владимировны. Весь ее плодотворный исследовательский путь, пройденный по алмазной стезе, служит убедительным тому подтверждением. Не было случайностью, что на Среднем Урале во всех выделенных ею участках были обнаружены алмазные россыпи. Не стало случайностью и то, что высоко ценивший способности и широту кругозора Н.В.Кинд Александр Петрович Буров направлял ее разрешать принципиально важные и спорные вопросы в бассейны наиболее перспективных рек Сибири: на Нижнюю Тунгуску и Вилюй. Она подняла первый кристалл алмаза из русла реки Малая Ботуобия, на протяжении нескольких лет считавшейся бесперспективной. Это произошло 8 сентября 1953 года - в Натальин день. Этой находкой открывалась богатейшая Малоботуобинская алмазоносная провинция.

Благодаря логичности своего мышления и умению сопоставлять фактический материал, Н.В.Кинд в начале 1955 года составила «карту прогнозов» района реки Малая Ботуобия, на которой отчетливо выделила два участка предполагаемых мест нахождения кимберлитовых тел. Как известно, 13 июня 1955 года на одном из них была открыта трубка «Мир», на другом, спустя годы, - трубка «Интернациональная». К величайшему сожалению, на протяжении почти трех десятилетий роль Н.В.Кинд в этих беспрецедентных открытиях затушевывалась. Только в 1970 году она получила звание «Первооткрыватель месторождения» за открытие трубки «Мир». Только в 1981 году впервые побывала в Мирном, когда группа энтузиастов устроила ей поездку в город, который своим появлением во многом обязан именно ей. Последний раз в Якутию Наталья Владимировна приезжала в августе 1989 года, когда отмечалось 40-летие находки первых алмазов на реке Вилюй. За три года до смерти».

Наталья Владимировна Кинд, невзирая на вопиющую несправедливость, сумела прожить вторую после алмазной, успешную, блестящую жизнь в геологии. В 1959 году она поступила на работу в Геологический институт Академии наук СССР. Кинд поставила перед собой задачи: создать новую лабораторию радиоуглеродного датирования, изучить четвертичную геологию Русского Севера. Наталья Владимировна много работала в поле. Радиоуглеродный метод позволил детально датировать отложения, связанные со стадиями последних оледенений Сибири. Она постоянно публиковала новые результаты, выступала на совещаниях. Имя Кинд получило международную известность.

Раньше многих своих коллег Н.В.Кинд стала выезжать за рубеж. Этому способствовало все: брак с историком И.Д.Рожанским, в те годы сотрудником ЮНЕСКО, год, проведенный с семьей в Париже, свободное владение европейскими языками. Коллег поражал объем собранных ею геологических данных, подкупали красноречие и убежденность, талант вести острую, но доброжелательную дискуссию. Лучшего «полпреда» русской науки трудно было себе представить!

Но у алмазной леди была и другая жизнь. Дом семьи Рожанских надолго стал центром притяжения интеллектуальной элиты Москвы. Когда окончилась короткая «оттепель» и снова оказалась под угрозой судьба замечательных произведений и их авторов, Н.В.Кинд не осталась в стороне. Все больше сил она отдавала попавшим в беду или нуждающимся в помощи людям. Вместе с другими – А.Ахматовой, Л.Чуковской, Ф.Вигдоровой – Кинд и Рожанский выступили в защиту осужденного за «тунеядство» Иосифа Бродского и подписали телеграмму протеста, направленную в Ленинградский обком партии. Квартира Кинд стала надежным хранилищем рукописей Александра Солженицына. Наталья Владимировна была не только первым читателем «Архипелага ГУЛАГ», но помогла переправить рукописи писателя на Запад. Благодаря Н.В.Кинд, которая смогла переправить за границу «Колымские рассказы» В.Шаламова, его проза дошла до русского и европейского читателей еще при жизни автора. Она же на 40-й день после смерти писателя устроила у себя вечер его памяти.

По четвергам на квартире Натальи Владимировны собирались слушать музыку – записи вещей, не исполнявшихся в те годы: многие там впервые слышали Стравинского, Шенберга. Там впервые был записан на пленку голос Ахматовой, которая, бывая в Москве, любила останавливаться у Н.В.Кинд, – поэма «Реквием», главы из «Поэмы без героя», монолог о Н.Н.Пушкиной, многие неизданные еще стихи – например, «Привольем пахнет дикий мед». Там читали и записывали свои новые произведения А.Галич, И.Бродский, Н.Коржавин, Д.Самойлов, Г.Белль, М.Фриш, П.Неруда. Для многих из них притягательными были именно дружба с хозяйкой, ее ум и обаяние. В круг ее общения входили Е. и Л.Чуковские, Н.Глен, Е.Левитин, Д.Борисов, Б.Михайлов. В доме бывали А.Сахаров, А.Мень, Н.Берберова, Г.Айги, В.Корнилов, Ю.Домбровский, Б.Окуджава.

Родители Н.В.Кинд и ее мужа И.Д.Рожанского были профессорами Петербургского политехнического института. Именно в академическом поселке Лесное завязалась их дружба с крупными учеными А.Иоффе, А.Александровым, С.Вавиловым, Н.Семеновым, И.Виноградовым. Наталья Владимировна как-то, улыбаясь, сказала: «Среди моих друзей, оказывается, девять лауреатов Нобелевской премии».

Первооткрывательница трубки «Мир», доктор геолого-минералогических наук Наталья Владимировна Кинд умерла 13 февраля 1992 года в Санкт-Петербурге в возрасте 74 лет. Но, как писал Константин Симонов, «мы измеряем жизнь не днями жизни, а часами дружбы».

Именами алмазных леди названы крупные ювелирные алмазы, добытые в Якутии. Но, как показала жизнь, эти представительницы слабой половины человечества были крепче алмазов.

Ирина ПАНТЕЛЕЕВА.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
27.08.2019 05:22 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ