В Якутии строят крупнейший объект для детского отдыха
У полпреда президента В ДФО подтвердился COVID
Анабарский район переходит на строительство каменных домов
В Архангельской области добыт крупный алмаз
Работники крупных белорусских заводов вышли на забастовку

«Сын за отца не отвечает,

Пять слов по счету, ровно пять.

Но что они в себя вмещают

Вам, молодым, не вдруг понять…»

А.Твардовский.

Жизнь Валерия Бронштейна - пример мужества, стойкости и преодоления, несмотря на все превратности судьбы. Его как родственника самого главного "врага народа" - Льва Троцкого не уничтожили в 1937-ом, не убили на войне, он выжил в лагере и ссылке в Якутии. Попал на Колыму не по своей воле, но стал начальником геологической партии в Оймяконье, затем работал в Московской "Центргеологии" и до конца жизни оставался оптимистом, разносторонним, увлеченным и справедливым человеком.

​Мой дядя, Валерий Борисович Бронштейн – внучатый племянник Льва Давидовича Троцкого. Его дед – Александр Давидович Бронштейн – был старшим братом одного из вождей Октябрьской революции - Льва Троцкого. Валерий Борисович до недавнего времени был единственным и последним представителем этой семьи по мужской линии, единственным и последним носителем этой фамилии.

​Судьба у человека одна, она уникальна и неповторима. Однако в судьбе поколений есть что-то общее, определённое историческими событиями. Революции, войны, социальные потрясения оставляют в истории общества и в судьбе человека неизгладимые следы. Сам факт рождения в определённое время и в определенном месте предопределяет многое в судьбе.

​Валерий Борисович Бронштейн родился в ноябре 1924 года. Детство и юность прошли в Москве на ул.Мясницкой, в доме номер 9, где жила их семья.

После революции его отец Борис Александрович Бронштейн был назначен военным комиссаром инженерных войск и снабжения Южного фронта. С осени 1920 года занимал пост заместителя Чрезвычайного Полномочного Совета труда и обороны, а после работы в Турции до 1925 года был управляющим делами Наркомата Иностранных дел. В 1925 году его назначили военным атташе в первое советское посольство в Вену.

Отец Валерия Борисовича являлся убеждённым сторонником Льва Троцкого и перед высылкой того в Алма-Ату был одним из немногих, кто навещал опального вождя у него на квартире. Он поддерживал опасные контакты до высылки Троцкого заграницу, и с того момента карьера Бориса Александровича пошла по нисходящей линии.

В 1934 году он – замначальника экспедиции сквозного плавания Главсевморпути на ледорезе «Литке», который после гибели «Челюскина» и двух неудачных попыток впервые в истории освоения Севера прошел в одну навигацию Великий Северный Морской путь от Мурманска до Владивостока. За этот поход Борис Бронштейн, несмотря на опасения, все же получил орден Трудового Красного знамени, а в конце 1935 года по ходатайству Микояна, которого знал лично, был назначен начальником камчатской комплексной экспедиции Академии Наук СССР. Но вскоре был арестован и расстрелян в Москве 26 октября 1937 года.

​Мать Валерия Борисовича – Руфина Васильевна Бронштейн (Кепанова) родилась в Москве в семье провизора, окончила частную женскую гимназию К.Н.Дерюгиной. По воспоминаниям сына, была весёлой, жизнерадостной и гостеприимной женщиной, в их доме всегда было много знаменитых людей, в том числе Маяковский, Жаров, Соловьев, братья Покрасс, Татьяна Бах, Зинаида Райх и многие другие. В середине 30-х годов часть из них была арестована, другие – боялись даже позвонить. После расстрела мужа Руфину Васильевну арестовали, выслали на восемь лет в лагерь "врагов народа" в Казахстан, в 1948 году она была осуждена на десять лет и отправлена отбывать срок в Мордовию.

​Воспоминания детства остались в памяти Валерия отрывочно. Он помнил, что на его пятом дне рождения фотографировался с детьми, среди которых были дети Зинаиды Волковой, старшей дочери Троцкого – с Севой Волковым и Александрой Моглиной. Среди гостей в этот день был высокий и красивый маршал Михаил Тухачевский. Как выяснил потом у мамы, Тухачевский был его крестным.

В семь лет, блестяще сдав экзамен, Валерий пошел в школу, хотя принимали тогда с восьми лет. При знакомстве в классе он сказал, что внук Троцкого. И хотя тот давно был уже выслан, заявление школьника встретили с восторгом даже учителя, а мать, узнав об этом, пришла в ужас.

​В год, когда арестовали отца, а потом и мать, Валерию было двенадцать лет. На машине ночью его привезли в Даниловский приемник-распределитель.

​В 1994 году мне как журналисту Якутского телевидения, вместе со съемочной группой при подготовке фильма «Преодоление» удалось записать большое интервью Валерия Борисовича Бронштейн в том месте, ныне Свято-Даниловском монастыре, где его держали несколько месяцев, пока бабушка по матери Матрена Кепанова (Соколова) оформляла документы на его усыновление.

Мы сидели на скамеечке в окружении церквей, к нам на колени сразу же запрыгнули котята, стояла тишина, но разговор был диссонансом. Он рассказал, что предвидя скорую отправку в лагерь, ночью пробрался к телефону и успел сделать звонок, сообщить, где он находится. И через несколько дней его забрали. Так он стал "сыном" своей бабушки, Соколовым, и на некоторое время его потеряли из виду органы НКВД.

​В 1940 году, когда Валерий должен был получать паспорт, в домоуправление он принес метрику, где среди заявителей о рождении ребёнка сотрудница увидела подпись Тухачевского. «По метрике ты Бронштейн, но можешь взять фамилию своей бабушки, и я тебе советую это сделать», - сочувственно сказала она. «Нет, кем я родился, тем и останусь», - ответил Валерий. В ответе сквозила бравада, но тогда он уже знал, что от судьбы уйти никому нельзя, и ему это вряд ли удастся.

​Окончание школы совпало с началом войны. Почти все выпускники ушли на фронт, а Валерию не было 18 лет. Он подал документы в Московский нефтяной институт им. Губкина на геологоразведочный факультет. Рыл противотанковые рвы в Смоленской области. Часть института – старшие курсы и группу преподавателей эвакуировали в Уфу. Первый курс Валерий учился под бомбежками и обстрелами, а летом работал с другом матросом на теплоходе «Гражданка», переоборудованным под госпиталь для перевозки тяжелораненых из Москвы в город Горький.

​В ноябре 1942 года, когда исполнилось 18 лет, Валерий получил повестку в военкомат. В институте его провожали торжественно, срочно приняли в комсомол. В том, что случилось с родителями и с ним, Валерий не винил партию и тем более комсомол. Он считал, что во всем виноват Сталин и НКВД. Почти верил тому, что писалось в газетах и говорилось по радио, правда, с определенной долей скептицизма. Мечтал, если удастся, почитать что-нибудь из Троцкого, чтобы самому разобраться, кто же виноват во всем том, что случилось и происходило в стране – Сталин или Троцкий.

Воевал Валерий на 1-м Белорусском фронте в автомобильном полку, колесил по дорогам войны на поступающих по ленд-лизу студебеккерах, фордах, доджах и виллисах. Жизнь на войне была спрессована, сложена из больших и мелких неприятностей, нечаянных радостей. Не раз он был ранен, участвовал в битве на Курской дуге, в составе 41-го автополка дошел до Берлина, в 25 км. от которого и встретил Победу.

​В институте, куда вернулся Валерий, его зачислили на третий курс уже геофизического факультета. В декабре 1945 года вернулась из заключения мама, она поселилась на 101-м километре в городе Александрове. О ее коротких поездках в Москву, как потом выяснилось, информировала органы НКВД няня Валерия – Мария Ивановна Гордеева (Маруся), которая проживала в том же доме. К 1948 году семья осталась практически без средств, вскоре умерла бабушка и вновь была арестована мать Валерия Борисовича.

​За ним пришли в ночь на 1 июля 1948 года. Ордер на арест Валерия Бронштейна был подписан Министром государственной безопасности Абакумовым. Обыск закончился к рассвету, ничего не нашли, забрали семейный альбом и дневник, увезли на Лубянку.

​Страха он не испытывал, видимо подсознательно был готов к аресту уже давно, ясно сознавал, что в России он остался единственным живым мужчиной в семье и единственным в мире носителем родовой фамилии, думал, что его тоже уничтожат. В камере полное одиночество – это страшная вещь. Валерий потерял счет времени, проведя в боксе без окон около пяти суток. Ночами проходили бесконечные допросы, так называемый «конвейер»: две недели без сна и лампа прожектора в лицо доводили людей до невменяемости. И, уже ничего не понимая, многие подписывали любые листы допроса. Следователь спрашивал Валерия о родных, друзьях, людях на фото из семейного альбома, его интересовали родственные отношения с Троцким.

Тот, кто проводил допрос, возможно, уважая военные заслуги Валерия, на допросе несколько раз отводил в сторону лампу и давал немного поспать. Но от приговора спастись не удалось.

​Прошедший войну Валерий «тюремное образование» получил от людей, в разное время сидевших с ним в камере. Ему запомнился доктор геолого-минералогических наук, профессор Александр Борисов и Григорий Вайнштейн, который неоднократно встречался с Львом Троцким, в том числе в Америке, когда тот перед революцией был выслан из Европы. Рассказы заключенных о новом делении преступного мира и беспредел, с которым предстояло встретиться, позволили Валерию быть более подготовленным к обстановке, которая ожидала в ближайшем будущем и научили, как ориентироваться в лагерной среде.

​Валерий был осужден к ссылке в районы Колымы на Дальнем Севере сроком на пять лет. Он обвинялся в том, что, будучи сыном и внуком «врагов народа», на основании ст.7-35 УК РСФСР и специального постановления ЦИК и правительства, является социально опасным элементом для страны и государства. Много позже Верховный суд РФ выдал ему справку, что действительно «Валерий Борисович Бронштейн осужден постановлением Особого Совещания при Министерстве Государственной безопасности СССР от 7 августа 1948 года по политическим мотивам, и делопроизводство прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Реабилитирован 28 сентября 1955 года».

​Была Куйбышевская и Иркутская пересыльные тюрьмы, этап до Хабаровска, лагерь недалеко от порта Ванино, шторм в Охотском море, который в трюмах теплохода «Феликс Дзержинский» выдержали не все. Валерий на этапе получил кличку «студент», ему помогли хорошая память и знание исторических романов, которые он пересказывал «уркам».

Эти истории в детстве Валерию рассказывал дедушка - отчим матери Владимир Александрович Соколов, выходец из московских дворян, работавший в Управлении Финансов. Своих детей у него не было, и он во время прогулок пересказывал Валерику книги, которые сам читал в детстве. Только героями приключений Фенимора Купера, Майн Рида, Луи Буссенара или Александра Дюма были они с дедом. Любимой книгой Валерия, кстати, был "Граф Монте Кристо". Знание романов помогло Валерию в пересылке, а также не обошлось без везения во время «бунтов» преступного мира.

​На Колыме, где располагался Дальстрой, при громадных темпах освоения богатой месторождениями полезных ископаемых территории и нехватке специалистов Валерия Бронштейна как студента-геофизика, несмотря на политическую статью и родственные связи с Троцким, сразу же приняли начальником геофизического отряда Береляхского РайГРУ. Он работал, используя новые, придуманные им методы разведки на прииске Мальдьяк, на котором с 1937-го по 1941 год отбывал срок и добывал золото известный всему миру конструктор космических ракет С.П.Королев.

​Неожиданные встречи в ссылке, известия о знакомых были на вес золота. На Колыме в Нексикане в 1950 году Валерий встретился с сестрами маршала Тухачевского Ольгой и Марией. Они вспоминали, как нянчились с ним, когда Валерий был маленький.

​В 1951 году при поддержке петербуржца, профессора, возглавлявшего геофизический отдел Главка Дальстроя Николая Ильича Сафронова, Валерия Бронштейна перевели в Верхнее-Индигирское РайГРУ и назначили начальником геофизической партии в п.Усть-Нера, который расположен на 1 100-м км. Колымской трассы. Были трудные изыскательские работы «в поле», «войны» с уголовниками и организованные с участием известных, также сосланных на Колыму артистов, спектакли. Валерий Бронштейн завоевывал авторитет у коллег и даже имел артистический успех.

Самодеятельный спектакль. Крайний справа - Валерий Бронштейн. Тамара Яковлевна в первом ряду слева

​В марте 1953 года умер Сталин. 7 мая Валерия Борисовича Бронштейна освободили из ссылки, но он ещё два года оставался в Усть-Нере, потому что в Москве у него никого и ничего не было, а на территории Якутии разворачивались работы по поиску месторождений полезных ископаемых. В 1955 году Валерия Бронштейна, которому к этому времени дали прозвище «индигирская изюминка», пригласили в составе группы специалистов в Москву по защите планов на 1956 год. В поездке он встретился с няней Марусей Гордеевой, которая сохранила его личные вещи и повинилась перед ним. Он побывал в родном институте и получил приглашение на работу начальником рудного отдела Геологического управления.

​По пути в Усть-Неру, в Якутске, по погодным условиям была задержка рейса, и Бронштейн, любитель танцев, пошел в городской парк. Там он познакомился со своей будущей женой, моей тетей(по линии мамы Валентины Васильевны Прибыткиной), балериной Якутского театра Тамарой Яковлевной Бронштейн (Хариновой). Вскоре они поженились и уехали в Усть-Неру.

В июле 1956 года у них родилась дочь Елена.

Концерт художественной самодеятельности, п.Усть-Нера.

Спустя годы Валерий Борисович напишет: "Одна случайная встреча в Якутске затронула меня. Девушка Тамара была хорошая и по характеру, и по воспитанию. Мы прожили вместе большую жизнь. За это время я ни разу не пожалел о своей семейной судьбе".

Осенью 1956 года семья выехала в Москву, где и жила долгие годы. Валерий Борисович руководил геофизическими исследованиями в Геологическом объединении «Центргеология». Как специалист-геофизик, занимался Курской аномалией, а как увлеченный человек - по заданию правительства участвовал в поисках клада Наполеона и Янтарной комнаты.

Его мать провела в лагерях Мордовии 17 лет, умерла в 1975 году.

​С наступлением «перестройки» все больше историков и журналистов стали интересоваться Троцким и судьбой его семьи. Воспоминания Валерия Борисовича Бронштейна отражены в книгах о Троцком историков Дмитрия Волкогонова, Давида Кинга, в публикациях доктора философии В.З.Роговина, профессора Будапештского университета, внука революционера Бела Куна Миклоша Куна, в сборниках международных конференций. Валерий Бронштейн сам написал книгу, название которой взял от моего фильма - "Преодоление".

С 1998 года он возглавлял Черемушкинское отделение московского общества жертв политических репрессий, где вместе с супругой Тамарой Яковлевной занимался поиском в архивах КГБ документов и реабилитацией жертв политических репрессий.

Их гостеприимный, скромно обставленный дом всегда был открыт для гостей. Помню, на книжных полках стояли образцы различных геологических пород, фигурки из мамонтовой кости, памятный моржовый клык с рисунком на северные мотивы, который привез из морской экспедиции его отец, а на стене висела оленья шкура, подаренная кем-то из ставшей родной Якутии. Тетя Тамарочка быстро собирала что-то простое, но очень вкусное на стол. А беседы на разные темы за чашкой чая длились до позднего вечера.

С любимой женой.

Дядя Валера был великолепным рассказчиком, и, действительно, история его жизни напоминала захватывающий приключенческий роман. Его не стало в декабре 2013 года, но он успел сделать многое - и в геологии, и в поиске исторических кладов, а также по увековечиванию сотен имен безвинных жертв сталинских репрессий. Его супруга Тамара Яковлевна ушла из жизни 28 апреля 2018 года.

Дочь Валерия Борисовича и Тамары Яковлевны Елена работает в ФГБУ НМИЦ врачом-лаборантом. Их единственный внук - Максим Валерьевич Кудашов пошел по стопам деда и стал геофизиком, работает в "Геоцентр".

На одной из встреч с якутянами. Валерий Бронштейен во втором ряду третий слева. Тамара Яковлевна в первом ряду слева

Лев ​Троцкий был практически вторым человеком в государстве, эрудитом, интеллигентом и прекрасным оратором, главным и последовательным врагом Сталина и сталинизма. Власть и слава не стали его страстью, как у Сталина, он имел громадный авторитет в партии, у народа и в созданной им Красной армии, ведь главным оружием у него всегда было слово и перо, а также воля и целеустремленность. Сильного личного врага Сталин уничтожил, сослал в лагеря и не оставил в живых практически никого из семьи Бронштейнов.

​Валерий Борисович Бронштейн выжил, преодолел все испытания, выпавшие на его судьбу. Возможно, именно жизненные трудности помогли ему выстоять и остаться оптимистом.

​К сожалению, все со временем забывается, и, поэтому, история имеет свойство повторяться. Пусть память о прошлом будет определенным шлагбаумом для повторения уже пройденного.

Алла КОНДРАТЬЕВА.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
13.04.2020 04:52 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ