В Якутии создали мини-гидроэлектростанцию для Арктики
В деле экс-замглавы Курганской области всплыли новые взятки
ДФВТ объявил открытый отбор стартапов GoEast
В Якутске реставрируют памятник истории и культуры
Заготовке кормов в Момском районе помешали лесные пожары

Австралийский город Голд Кост, что означает Золотой берег. Здесь в одном из небоскребов на берегу океана живет Ирэн Келси. Забегая вперед, скажу, что благодаря ей Якутия обрела архив семьи интересной исторической личности - эмигранта Асклипиодота Рязанского. Ценное приобретение республика получила благодаря... любви, вспыхнувшей между уже немолодыми людьми, жившими на тот момент в разных странах. Судьба отвела им всего лишь пять лет жизни вместе. Евгений - последний из семьи Рязанских, поэтому Ирэн оказалась хранительницей большого архива. Что интересно, именно в тот день, когда она заказывала в местной церкви службу по скончавшемуся мужу, до нее впервые дозвонился якутянин, тоже по фамилии Рязанский. С этого звонка и началась, по сути, наша дорога в Австралию.

Асклипиодот Рязанский в 1917–1918 годах учился в фельдшерском училище. Известно, что он поступил в Московский государственный университет, но вынужден был вернуться в Якутск из-за начавшейся гражданской войны. В 1919 году служил секретарем у окружного комиссара А.Д.Широких. Редактировал рукописный журнал «Сырдык», выпускавшийся в 1917–1920 годах учащейся молодежью Якутска. В 1922 году – секретарь Губземотдела ЯАССР.

После разгрома отряда генерала А.Н.Пепеляева, в 1923 году, эмигрировал в Китай. Служил в г.Мукдене (Маньчжурия) в крупной торговой фирме, имевшей филиалы в Лондоне, Нью-Йорке, Гамбурге и т.д. После переезда в Гонконг на собственном судне возил товары.

Проживал с семьей в Шанхае и Гонконге, сотрудничал с местными газетами, поддерживал связь с якутскими эмигрантами по всему миру. Владел китайским, французским и английским языками. В общей сложности опубликовал около 350 материалов в таких изданиях, как The Shanghai Revue, The Сhinа Weekly Revue, The Chicago Tribune, The China Journal, The Pix и т.д. В Гонконге сотрудничал с Би-Би-Си. Большинство статей подписывал псевдонимами. Темы его публикаций довольно-таки обширные, начиная с истории русско-китайских связей, положения киноиндустрии Китая и заканчивая вопросами войны и мира в Азии.

В последние дни августа 2019 года мы (я, народный писатель Василий Харысхал, переводчик - моя дочь Майя, профессор Владимир Рязанский из Чикаго) прилетели в Австралию, чтобы встретиться с Ирэн Келси.

Эта была давняя мечта Василия Харысхала, потратившего многие годы на поиски сведений о Рязанском и о других якутских эмигрантах. Он нашел массу материалов, подтверждающих его догадки о судьбе Асклипиодота Рязанского, сына первого головы Амгинского улуса Афанасия Петровича Рязанского (1873-1930-е гг.).

Ирэн Келси встретила нас в Голд Косте у подъезда дома, где она живет в одной из квартир. Нас обрадовало, что она прекрасно говорит на русском языке, правда, с легким прибалтийским акцентом и с вкраплениями английских слов.

Вспоминая о своем муже Евгении (она зовет его Юджин, иногда поправляясь – Евгений), она не скрывала своего волнения: они любили, понимали и всячески поддерживали друг друга. Их также объединяла любовь к классической музыке. Постоянно ездили в Брисбен на концерты. Юджин – это Евгений Рязанский, младший сын Асклипиодота Афанасьевича Рязанского. Встретились они, когда уже не были молоды, и прожили вместе всего каких-то пять, но счастливых лет.

Ирэн и Евгений в Новой Зеландии.

- Уважаемая Ирена, мы приехали по вашему приглашению получить семейный архив Асклипиодота Афанасьевича Рязанского. И еще, как оказалось, его сына Евгения. Прежде чем начать наш разговор, примите слова благодарности вам за то, что вы сохранили документы, фотографии, связанные с семьей Рязанских. Первым делом хотел бы расспросить об Евгении, о вашем супруге. Как вы познакомились? Чем он занимался?

- Я тогда жила в Новой Зеландии. А он в Брисбене. Мне было интересно встретить кого-нибудь из России, из бывшего Советского Союза. Я была очень обрадована и удивлена, когда узнала, что в Австралии, в Брисбене, живет такой человек – Евгений Рязанский, отец которого был родом из России. Завязалась переписка, он прислал мне свою автобиографию. Я с большим интересом познакомилась с историей его жизни, очень живо написанную. Он был талантливым человеком. Его жизнь была не простой. Он воевал во Вьетнаме, был ранен.

Так мы познакомились. Потом я приезжала к нему в Австралию, а когда он приехал ко мне в Новую Зеландию, сказал, что мне лучше перебраться в Австралию, где очень стабильный политический климат, прекрасная погода и т.д. Так мы решили жить вместе. Я продала свой дом в Новой Зеландии и переехала сюда.

В Брисбене я бы не смогла жить, да и он не хотел. Тяжело там, в большом городе, жить. Мы были уже оба в возрасте и нам хотелось покоя. Мы купили дом в Голд Косте, прожили там почти три года. Потом решили, что уже тяжело следить за домом, участком, много с ними работы... Мы купили appartments (квартиру) и переехали сюда.

Юджина не стало пять лет назад, у него обнаружили рак легких в последней стадии. Он жил, не зная, что болен. Было уже слишком поздно. Сделали операцию, после нее он прожил всего несколько дней. Вот такая история, а я осталась здесь одна (она в который раз тяжело вздыхает)...

- Ирэн, что Евгений рассказывал о своей жизни?

- Он родился в Гонконге. Родители переехали туда из Китая и там пережили войну с Японией. Вспоминал события детства… В 1952-м году они обосновались в Брисбене. Не сразу к нему привыкли. Это было не очень-то легко. Об этом подробно рассказывается в его автобиографии.

Семья Рязанских в Гонконге.

Юджин закончил колледж, был призван в армию, на срочную службу. Служил два года. Тогда те, кто служил в австралийской армии, получали и профессию. Время такое было, 1950-60-е годы. После двух лет службы он вернулся в Брисбен. Когда началась вьетнамская война, решил, что добровольцем поедет во Вьетнам, хотел внести свою лепту в борьбу с коммунистами. Юджин прослужил три года. Один раз на неделю приезжал домой, отец в то время уже болел, лежал в госпитале.

В одном из боев Юджин был тяжело ранен, и тогда он вернулся в Брисбен. Отца уже не застал в живых, поэтому долгое время, как вспоминал, был в подавленном состоянии, да и возвращение с войны сказывалось. Но сумел преодолеть себя и начал работать. Ему была назначена пенсию как ветерану войны. Если бы он стал получать эту пенсию, то не должен был работать. Но он отказался от пенсии. Как это сказать по-русски, он был civil-инженер (инженер гражданского строительства – О.С.). Строил здания и мосты, работал на больших стройках. И когда мы гуляли по Брисбену, по центру, он говорил: «Вот это я строил, и этот мост…».

- Во Вьетнаме он служил в инженерных войсках?

- Да, в инженерных. Строили мосты через реки, малые и большие. Переправы они организовывали. Делали проекты и устанавливали. Посылали его и на разминирование полей. Он подорвался на мине.

- Вы говорили, что Евгений любил рисовать…

- Его талант проявился довольно рано. Примерно триста картин написал. Он их продавал или просто дарил. Это то, что осталось (Ирена показывает на картины, развешанные на стене), это его ранние картины.

Он в основном писал маслом. Его любимый художник - Репин. Любил прорисовывыть мелкие детали. А это его последние работы перед смертью. Эту картину написал в 2004 году, когда ездил в Англию навещать своих друзей, которые переехали туда.

Они вместе учились. Друзья разъехались, кто в город Дарвин, на север Австралии, двое других уехали в Лондон. Один, латыш Валдис (латышская большая колония была в Брисбене), уехал в Америку. И там создал свой бизнес. Его тоже он навещал в Америке.

- Так получилось, что вы об Асклипиодоте Афанасьевиче знаете только по рассказам Евгения...

- К сожалению, да. Из всей семьи видела только брата, мы ездили к нему в лечебницу, но он был в таком состоянии… Юджин–Евгений очень любил отца, маму и брата. Когда семья, получив австралийскую визу, приплыли из Гонконга в Западную Австралию, в порту Карнарвон отец Юджина получил тяжелую травму ноги. Когда пароход причалил и отец сходил на берег, его нога каким-то образом оказалась зажата между бортом парохода и причалом. Его увезли в больницу, ногу ампутировали. После этого, конечно, он уже не мог быть таким деятельным, каким был в Китае, Гонконге. Он подолгу находился в больнице.

Юджин поехал с матерью и братом в Брисбен, где у них уже был куплен отцом дом, а он какое-то время еще оставался в Дарвине. Приехал в Брисбен позже. Дом располагался на склоне горы, отец ходил с трудом и ему, конечно, было нелегко. Лишь изредка спускался вниз, в небольшой магазин. Это все, что я помню из того, что Юджин рассказывал об отце.

– А что вы знаете о его матери?

- Ее звали Елизавета Лепикова. Она была простой женщиной, прежде всего, любящей женой, любящей матерью. Прожила до 98 лет. Кстати, родители Юджина после получения гражданства Австралии получали здесь пенсию, социальное и медицинское обслуживание здесь хорошее.

- Она была родом из Приморья?

- Да, она родилась в Уссурийске. С Асклипиодотом они были очень счастливы. Очень дружно жили.

- Евгений – Юджин знал ли русский язык?

- Он не говорил по-русски. Хотя в детстве родители учили его русскому языку.

- У Евгения от первой жены детей не было? Сколько они прожили вместе?

- Нет, не было. В общей сложности 15 лет прожили вместе. Он ее встретил в Брисбене, когда из Вьетнама прилетел на неделю в отпуск. Позже они поженились. Он ее попросил, чтобы она приняла православие. Они венчались в церкви. Жили в том доме в Брисбене вместе с матерью. Потом он купил участок довольно далеко от Брисбена и там построил дом. Они жили там. Как они там жили, он описал в своей автобиографии.

- Судьба была не благосклонна к его старшему брату Афанасию?

- Старший брат получил профессию taxman (налоговый инспектор). Работал всю свою жизнь. Он был одинок. Жил с матерью. Не был женат. Время, может, такое было. Работал. До этого был скаутом, потом вступил в масонскую ложу в Брисбене. И даже премьер-министр был в это вовлечен, когда он приезжал в Брисбен, собирались в доме Афанасия.

- Что с ним случилось, после чего он заболел?

- Он попал в автомобильную катастрофу и тяжело пострадал. Несколько месяцев пролежал в госпитале, его жизнь спасли, но он уже был совершенно нетрудоспособен. Предложили уйти с работы, позже он увлекся алкоголем. Надо было что-то делать. Он все еще жил с мамой. Она расстраивалась, плакала. Юджин позже сумел устроить брата в лечебницу в Брисбене. Он столько приложил усилий, чтобы помочь брату. Но болезнь прогрессировала...

- Ирена, несколько слов о себе. Вы родом откуда?

- Я родилась в 1940 году в Советском Союзе, на Урале. Отец работал инженером в алюминиевой промышленности. Его посылали все время в места, где открывали месторождения бокситов и строили заводы. Мы жили одно время в Волхове, это около Санкт-Петербурга, тогда – Ленинграда. В 1936 или 1937 году, я еще не родилась, отец был репрессирован, провел один год в тюрьме, в Екатеринбурге-Свердловске. Репрессирован был по одной причине – что по национальности латыш.

- Как его фамилия?

- Шекшнюс. Это была наша фамилия. Отец умер рано, в 1953 году на Южном Урале, где строили очередной завод. Мне было только 13 лет. В Ленинграде, где я выросла, в семье было девять детей, все получили хорошее образование. В 1960-м году я переехала в Ригу. Там я прожила до 1996 года.

Работала инженером в Латвийской морской компании. Когда Латвия объявила себя независимой республикой, там начались большие изменения. Мне было уже 55 лет в то время, я только вышла на пенсию. Организовала свою трэвел-компанию – бюро путешествий. Мое первое путешествие было в Новую Зеландию. Очень хотела посмотреть эту страну. Почему? Остров в океане, где все было чисто, где не было ненависти, которой было пропитано все в нашей стране. Новая Зеландия была очень привлекательна в этом смысле. И я решила туда уехать.

Прожила в Новой Зеландии 15 лет. И если бы не Юджин, никогда не перебралась бы в Австралию.

- У вас есть дети?

- Да, у меня сын, он родился в Латвии. Со мной разговаривает по-русски и по-латышски. Отец его латыш. Сын женился на своей однокурснице. Они закончили университет, технический. Нашел работу по конкурсу в Мюнхене. Работает в европейском патентом бюро уже больше 15 лет. И мои два внука родились в Германии.

- Они к вам приезжали?

- Они приезжали и сюда, и в Новую Зеландию, на каникулы. К сожалению, когда у нас здесь зима, там лето. А когда здесь лето, там зима. Родители не могут в поездку взять детей из школы надолго. Строгие правила.

- Ирэн, вы сохранили архив семьи Рязанских, Вы понимали, что это важные документы, воспоминания?

- Конечно, понимала, но не была уверена, что кто-то когда-то заинтересуется. Я хранила архив после смерти Юджина в память о нем. Владимир Рязанский нашел меня через церковь, через священника. Потому что я заказала службу в церкви. И только таким образом он нашел меня, и теперь этот архив будет передан в Якутию. Я очень рада.

- Вы сделали большое дело, что сохранили и передаете эти архивные документы на родину...

- Они собраны моим мужем Юджином Риадженски – Евгением Рязанским. Кстати, мы здесь Риадженски (Riajansky). Когда члены семьи Рязанских в Японии первый раз регистрировались как беженцы, оформлявшие документы вот так ее записали: "Риадженски", с тех пор так и пошло. И здесь, в Австралии, они все были Риадженски. Хотя на самом деле Рязанские.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Ирэн Келси-Рязанской в январе этого года исполнилось 80 лет. Глава республики Айсен Николаев поздравил ее с этой датой: «Выражаю Вам огромную благодарность за передачу архива семьи Асклипиодота Афанасьевича Рязанского народу Республики Саха (Якутия). Благодаря Вам архив был сохранен, и Якутия получила уникальные записи, документы, фотографии, семейные реликвии Рязанских. Группа исследователей продолжает изучение архива, согласован план дальнейших поисков и издания сборника документов, организации выставки. В республике будет увековечена память о семье Рязанских, об их беспримерно героической жизни. Мы ценим Ваш вклад в сохранение наследия выдающегося представителя якутской интеллигенции Асклипиодота Афанасьевича Рязанского».

Ирэн была очень растрогана этим поздравлением. Встреча Ирэн и Юджина, по нашему Ирены и Евгения, в Австралии помогла им обрести поддержку и понимание в друг друге, а всем нам - узнать новые подробности о судьбе Асклипиодота Рязанского, выдающейся личности, и членов его семьи. Благодаря таким людям, как народный писатель Якутии Василий Харысхал и Ирэн Келси-Рязанская восстановлены многие биографические данные, в частности, точно установлены даты жизни Асклипиодота Афанасьевича (26.04.1898 - 11.10.1968), Елизаветы Семеновны (18.09.1910 - 5.03.2008), Афанасия Асклипиодотовича (19.05.1933 – 2018) и Евгения Асклипиодотовича (30.12.1939 - 21.08.2014), проживавших в далекой Австралии.

Олег СИДОРОВ.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
26.04.2020 01:09 (UTC+9)
Комментарии: 5
Интересно 26.04.2020 02:30

как много революция и гражданская война раскидала по миру якутских эмигрантов?


диэн 26.04.2020 10:56
из Соловецких лагерей был совершен только один массовый побег, и его совершили 3 саха, высланные туда по делу конфедералистов 1928 г. Все они прожили в Европе достойную жизнь: учились,работали, служили. Один даже являлся профессором университета в Финляндии. Потомство оставил только один из них, дочь, которая приезжала в республику на заре перестройки.

Харыйа 26.04.2020 09:09

Очень хорошее дело по истории народа. Из таких фрагментов складывается весьма занятный калейдоскоп судеб людей, раскиданных из отчего дома не по своей воле.


Расим 26.04.2020 10:51
Эхх, если бы сразу, в 2004г поехал бы...

хорошая статья 01.05.2020 11:09

Какие удивительные судьбы у людей! И люди замечательные!


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ