Якутянин стал победителем этапа международного конкурса
Российские СМИ выступили с требованием к властям Белоруссии
У экс-главы района Подмосковья изъято имущества на миллиард
Билл Гейтс дал неутешительный прогноз по COVID-19
В Волгограде взорвалась автозаправка: пострадали 12 человек

Как современным людям узнать настоящую правду о войне?

Никто о войне не расскажет так, как её участники. Но со дня Великой Победы прошло уже 75 лет. Это очень много - практически целый век. Ветеранов Великой Отечественной войны почти не осталось в живых. Рассказывать о том, что люди видели, слышали, испытывали и чувствовали в годы войны - уже некому.

Но есть верный способ узнавать правду о войне. Наши солдаты писали письма, некоторые (очень редко!) вели дневники на фронте, хотя это было запрещено. Вот если бы удалось почитать эти письма… Сколько бы мы всего узнали!

Одним из самых сильных моих впечатлений последних лет стало чтение писем с фронта Героя Советского Союза Георгия Сорокина. Это уникальные документы и неповторимые свидетельства. Представьте ситуацию: война в разгаре, и еще никто не знает, что будет дальше, и чем война закончится. Более того, автор писем не знает, что будет с ним дальше: доживет ли он до Победы, или уже завтра его юная жизнь окончится в очередной бою. Потому здесь ни грамма лжи. Каждый день как последний, и каждое письмо – как последнее. Этим людям незачем лгать. Авторы писем просто живут – в невероятных и нечеловеческих обстоятельствах военной обстановки.

Эти письма Георгий Сорокин писал матери в 1941-1945 годах. Незадолго до окончания войны, 22 марта 1945 года, он погиб при наступлении в Польше. Мать хранила письма – после гибели сына это было всё, что от него осталось.

Когда матери не стало, письма оказались никому не нужны. Они долго хранились среди всякого мусора на чердаке дома, а потом и вовсе оказались на помойке. Только счастливая случайность помогла народному депутату Якутии Александру Кошукову найти эти документы и привезти их в свой исторический музей в Нерюнгри. Там я их и прочитал.

Это было самое потрясающее чтение в моей жизни! Сел за стол во второй половине дня, и «выпал из жизни» на много часов. Не смог оторваться до самого утра, читал взахлеб, бережно разворачивая «треугольник» за «треугольником» из плотной бумаги, мелко исписанные карандашом - не замечая времени, ошеломленный и потрясенный неприкрытой, самой честной правдой о войне, исходящей из самого главного первоисточника - солдата.

Судьба человека – короткая и прямая, как стрела, жизнь парня, которому всегда будет 20 лет. Любовь к родителям и к девушкам, несбывшиеся, но сохраненные мечты, непреодолимое желание идти к Победе, пересилив жестокого врага, светлые планы на «после войны». Все это в письмах рассказано не высокими пафосными словами, а через будничное перечисление повседневных дел и мыслей - день за днем, шаг за шагом.

Молодой танкист Георгий, когда пишет эти письма, не знает, что совершит подвиг, что станет Героем Советского Союза. Что не дойдет до Берлина, потому что погибнет и будет похоронен в другой стране. Может быть, поэтому у читателя невольно наворачиваются слезы на глаза. И тем сильнее впечатление от этих потрясающих в своей простоте и правде писем.

Детство кончилось в один день – 22 июня 1941-го, когда ему было 17 лет. В один день из ребенка он стал взрослым. Читая эти письма в хронологическом порядке, хорошо видишь, как мальчик превращается в мужчину - в считанные дни, буквально на глазах, набираясь такого страшного опыта, познать который дано не каждому.

Георгий Сорокин родился 20 июля 1924 года в городе Армавире Краснодарского края. Имена отца – Александра Павловича и Клары Георгиевны Сорокиных часто встречаются в этих письмах. Детство и юность будущего Героя прошли в Новочеркасске, где он окончил среднюю школу.

А потом началась война. В 17 лет в армию его, конечно, еще не призвали. Но учиться пришлось не в химическом институте, как он мечтал, оканчивая школу, а в Полтавском танковом училище. В июле 1942 года он был призван в ряды Красной Армии.

Одно из первых писем родителям написано 22 августа 1942 года. Карандашом на зеленой случайной бумаге, она же конверт, стоит печать «Просмотрено военной цензурой».

«Здравствуйте, мои дорогие. Пишу мало, потому что остановились на несколько минут в Беслане, а потом опять в путь. Со мной все в порядке и, пожалуйста, не беспокойтесь обо мне. Можете поздравить с боевым крещением. Когда приедем на место, напишу поподробнее».

Письмо отцу написано 15 декабря 1942 года с учебы на танкиста. «Конечно, это не школа. Отношения с преподавателями здесь совершенно иные, да и учеба очень не похожа на школьную. Главное в том, что здесь ты занимаешься, прорабатываешь тот или иной материал и знаешь, что от того, как ты изучишь машину и все необходимое, зависит успех в бою и сама твоя жизнь. Естественно, что каждому хочется жить, а чтобы остаться целым и невредимым в грядущих сражениях нужно самому научиться бить врага».

Георгий жадно стремился скорее попасть на фронт – воевать, бить ненавистного врага. Письмо 27 января 1943 года: «Я не могу, мать, понимаешь, не могу остаться только наблюдателем этой войны! Я должен быть участником разгрома гитлеровской Германии, или я себя буду считать шкурником и трусом… Как я буду смотреть в глаза и тебе, и отцу, и всем людям, если мне зададут вопрос после войны: «Где ты был?»

В начале 1944 года младший лейтенант Сорокин направлен в действующую армию на 1-й Украинский фронт. 7 января 1944 года в письме матери он пишет, как рад, что получил свою машину.

Будучи командиром танка Т-34 51-й танковой бригады 3-го танкового корпуса 2-й танковой армии Георгий Сорокин участвует в боях на винницком направлении, затем в Корсунь-Шевченковской операции. В феврале 1944 года 2-я танковая армия вошла в состав 1-го Украинского фронта. 51-я танковая бригада участвовала в освобождении городов Умань (Черкасская область) и Бельцы (Молдавия), форсировании рек Южный Буг, Днестр и Прут, наступательных боях на ясском направлении. В июне 1944 года армия была передана 1-му Белорусскому фронту и участвовала в Люблин-Брестской операции.

Советские войска продвигаются на запад. Но это не легкая прогулка. Идут с боями, с кровью и потерями, смертью друзей, превозмогая не только врага, но и самих себя.

18 июля 1944 года. Письмо, написанное родным перед очень важным боем.

«Переживаний своих, мыслей и чувств я давать не буду. Да, по правде сказать, их так много, что не сумею я этого сделать. День сейчас пасмурный, дождик маленький идет, и в лесу это особенно печально выглядит. Все кругом: люди, техника, и, кажется даже лошади (две штуки) напряжено ожидают сигнала. Я уверен, знаю, что то, что следует за этим сигналом, войдет в историю моей родины, и горд тем, что участвую в этом».

Еще одно письмо - 28 июля 1944 года.

«Теперь я офицер, командир, который руководит людьми и учит их. До сих пор было наоборот: я подчинялся и был учеником. Что ж, посмотрим, что из меня выйдет. Уже кончилось мое детство, а юности, что ж, у меня и не было, пожалуй. Сразу наступила взрослость. Жаль, но факт. Уже не придет никогда Жорка из школы, не бросит книги и вечером не пойдет в театр или на танцы. По крайней мере, до окончания войны, а там... там посмотрим. Мне всего 19 лет. Это очень мало, и тем не менее, в свои 19 я видел и еще буду видеть очень многое. Коль вернусь, будет, что порассказать, а коли нет, то буду стараться, чтобы обо мне рассказали».

3 августа командир танка 51-й танковой бригады младший лейтенант Сорокин участвовал в отражении вражеских атак в районе населённого пункта Чарна (северо-восточнее города Миньск-Мазовецки, Польша). Именно здесь пришло время подвига Георгия Сорокина. Сам он ничего о нем родным в своих письмах не рассказывал. Только год спустя, уже после гибели 20-летнего сына родители получили письмо командира воинской части 18868, Героя Советского Союза, полковника Копылова.

«На ваш запрос об описании боевого подвига вашего сына Георгия Александровича делаю выписку из истории вверенной мне части. Находясь в окружении, танк младшего лейтенанта Георгия Сорокина опередил в открытии огня появившуюся колонну немецких танков и с первых же выстрелов поджег две «Пантеры» противника. После этого ворвавшись в расположение бронетранспортеров противника, гусеницами раздавил 10 бронетранспортёров. Когда вражеским снарядом танк Сорокина был подожжен, а сам Сорокин был тяжело ранен, он на горящем танке врезался в танковую колонну противника, не прекращая громить врага огнем из орудий и гусеницами своего танка. После этого тов. Сорокин, пересев на другой танк, подбил еще два немецких танка и уничтожил до 100 немецких солдат и офицеров».

Это было 3 августа 1944 года. Оказавшийся в госпитале с ранением Георгий Сорокин ни секунды не думал о том, что совершает подвиг. Воевал, дрался, как умел. И выжил танкист-герой, победил! На следующий день, 4 августа пишет родным из госпиталя:

«Вчера случилось несчастье с письмами, которые я ранее вам написал. Они лежали у меня в полевой сумке, и я не успел их вытащить, когда машина вспыхнула. Там они и сгорели. Вчера был день такой напряженности и ожесточения, что несколько раз думалось: «Ну, все, конец!» Ан нет, фрицев мы наколотили порядком, а сами живы-здоровы. За вчерашний день сменил две машины, но и им дал жизни: сбил три «Пантеры» и примерно штук 12-15 транспортеров-броневичков. Сколько фрицев – не знаю, подсчитывать их из машины неудобно. Немного задело и меня – царапнуло в лоб и в бок. Но это чепуха, ходить могу, писать тоже. Были в 4 километрах от Варшавы и, конечно, будем там снова. Целую крепко. Ваш Жорка».

Вот так – просто и скромно, как будто и не о подвиге вовсе. 10 августа 1944 года Георгий пишет еще одно письмо матери, видимо, после ранения, стараясь ее успокоить: «Я написал тебе одно письмо уже после ранения, но понимая, что теперь ты будешь волноваться, ожидая, что у меня может быть ухудшение, решил написать еще. Рана (вернее, царапина) на лбу уже почти зажила. Остается, правда, небольшой шрам, но это ничего. Будет вроде вещественного доказательства моего участия в этой войне. Осколочек в правой стороне грудной клетки уже вынули, сейчас заживает. В общем, уже через 10-12 дней буду в части».

14 августа 1944 пишет отцу. «Конечно, в 19 лет умирать не хочется никак. России будут еще нужны люди, и очень нужны. Строить и перестраивать нужно будет многое. Ты прав: Россию нашу больше не станут называть «географическим понятием». Это «понятие» сейчас бьет немцев так, что они надолго забудут дорогу к нам».

И только 20 августа 1944 года Георгий Сорокин, наконец, признается матери: «За последние бои командование послало ходатайство о присвоении мне звания Героя Советского Союза. Видишь ли, это может и не состояться, и заранее раздувать это дело не стоит. Тут уж лучше молчи об этом. Пусть это будет наша с тобой тайна. Если утвердят, то пусть это будет приятной неожиданностью. Если же нет, получу, наверное, Орден Красного Знамени, а это тоже не часто дают. В общем, дал я последний раз жизни фрицам неплохо. Во всяком случае, можешь за меня не беспокоиться: твой Георгий чести Сорокиных не уронит. Ну да хватит, а то скажешь: вот расхвастался!»

После излечения в госпитале Сорокин вернулся в свою часть, которая в ноябре 1944 года была преобразована в 47-ю гвардейскую танковую бригаду, и был назначен командиром взвода.

Одно из последних писем. 13 февраля 1945 года.

«Мама, ты пишешь, что вы с волнением слушаете приказы, внимательно следите за продвижением наших войск, в том числе и тех, в которых нахожусь я. Если бы вы знали, какое чувство испытывал каждый из нас, входя на территорию Германии! …Я сейчас не знаю слова «жалость». Это слово будем вспомнить после войны».

22 марта 1945 года, всего за полтора месяца до Великой Победы, младший лейтенант. 20-летний Георгий Сорокин погиб в бою в Польше, близ города Мыслибуж. Там же он и был похоронен.

А 24 марта 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» младшему лейтенанту Сорокину Георгию Александровичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Документ об этом за номером 8076 родители Георгия получили только 7 июля 1948 года.

19-летний Жора Сорокин – мальчик из Новочеркасска – был жизнерадостным и живым человеком, любил книги, музыку, искусство. Он мечтал о простом человеческом счастье – жить, любить, читать стихи, ходить на свидания с любимой девушкой.

Вместо этого он сел в танк и гнал с родной земли фашистов - до последнего своего дыхания, последнего мгновения на земле.

Ему всегда будет 20 лет. Он так и не увидел мирной жизни. Но остались его письма – потрясающие письма, которые мы сегодня читали, и будем перечитывать еще много лет.

Олег СОЛОДУХИН.

г. Нерюнгри.

PS. Благодарю народного депутата Якутии Александра Кошукова за предоставленные письма и содействие в подготовке этого материала.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
05.05.2020 06:23 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ