Более половины трудовых мигрантов намерены осесть в России
Фонд капитального ремонта Якутии сменил адрес
Любители бега получат футболки и медали от «Водоканала»
В Ленском районе возводят школу с детсадом и интернатом
В Магаданской области объявлено экстренное предупреждение

Мое интервью с Рюриком Дьячковским (точнее, наша с ним переписка по вацапу), едва начавшись, неожиданно прервалось: он и его жена Татьяна оказались в больнице - заболели коронавирусом. Ну, все, подумала я, разве до интервью теперь будет?! Но не прошло и недели, как получила сообщение: "Ну, вроде немного оклемался, можно продолжить. Правда, Таня ещё не совсем выздоровела, но надеемся на лучшее". Так что отвечал Рюрик Иванович на мои вопросы в буквальном смысле на больничной койке. Потом, правда, еще долго ждали, когда их выпишут из больницы, потому что нужны были семейные фотографии.

Рюрик Дьячковский - из числа людей основательных, крепко стоящих на земле. Он мог бы стать музыкантом, но неожиданно для всех выбрал военный вуз. Подал рапорт на увольнение с военной службы, занимая высокую военную должность, за полгода до пенсии, из принципиальных соображений. Стал бизнесменом, причем выбрав дело, основам которого учился еще мальчишкой, в Якутске, где прошло его детство. С большой любовью рассказывает о своих многочисленных родственниках и очень сожалеет, что никогда не видел своего знаменитого деда: Сэhэн Боло умер еще до его рождения. Но именно благодаря деду он знает поименно своих предков по линии отца, начиная с 1460 года.

Рюрик Дьячковский за свою жизнь, как и многие, прошел огонь, воду и медные трубы. Но, что бы в его жизни ни происходило, на первом месте у него всегда семья. Сначала родительская, именно в ней он сформировался как личность, стал разносторонне образованным. Потом собственная - единственная: с Татьяной они сыграли свадьбу 45 лет назад, а чувства друг к другу прежние, хотя уже старшему внуку 17 лет. Родственные связи для них с женой - не пустой звук, поэтому родных людей у них много. А это и есть счастье.

- Рюрик Иванович, давайте начнем нашу беседу с семьи, в которой вы появились на свет. С одной стороны папа, - Иван Сэсенович Дьячковский, посвятивший жизнь геодезии, сын известного в Якутии фольклориста и археолога Дмитрия Ивановича Дьячковского - Сэhэн Боло. С другой, ваша мама - Алина Александровна, немка по национальности, переехавшая из Москвы в Якутск, чтобы спастись от репрессий. Приехала вместе со своей матерью, вашей бабушкой, и сыном от первого брака по имени Реджинальд. Очень редкое имя, но ведь и всех троих детей, которые появились в Якутске в этом браке, назвали не совсем привычными для нашего уха именами – Рюрик, Роксана, Наина.

- Да, семья, в которой я появился, конечно же, не простая. И действительно, в нашей семье не особенно любили вспоминать прошлое. Не скажу, что это был какой-то страх на генетическом уровне, видимо, просто родители щадили наши детское сознание и души и поэтому воздерживались рассказывать о своем нелегком прошлом.

Хотя впоследствии, взрослея, мы сами начинали задавать вопросы. И уже тогда узнавали, когда, за что и кого расстреляли из наших родственников.

Но, как я думаю, родители и сами до конца не знали всей правды. Я любил своих родителей и уважал за то, что они никогда не высказывали своей ненависти ни к режиму, ни к властям. Умели прощать!

Мама была всю свою жизнь связана с книгами. Помню, как-то в детстве решил пересчитать все книги в домашней библиотеке, насчитал более пяти тысяч томов! И среди них были настоящие раритетные издания, ещё написанные через "ять".

А вот моя бабушка Агнесса Нильш была музыкантом, и довольно известным. Кстати, я в Якутске закончил музыкальную школу по классу фортепиано, учил меня очень известный музыкант Марк Слепцов, а его, в свою очередь, учила моя бабуля! И мне тогда казалось, что он очень гордится тем, что учит внука своей учительницы. Во всяком случае, он частенько вспоминал об этом, даже когда иногда ругал меня за что-нибудь.

Я вспоминаю о нем с большой теплотой. Потому что музыка очень помогла мне в жизни, правда, понимать это я начал не сразу. Даже когда после окончания школы Марк Маркович "пробил" мне поступление в консерваторию, я решил поступать в военное училище. И даже сейчас я не могу точно сказать, с чего вдруг. Помню, когда он узнал об этом, такой скандал закатил моим родителям, ужас! Но мама молодец, помню, сказала, как отрезала: сын решил - так тому и быть!

Что касается наших имен, собственно никакой легенды и нет. Тоже сам интересовался у родителей про наши имена. Брату имя Реджинальд дала мама, как и моим сестрам Роксане и Наине. А вот в поиск имени для меня уже активно вмешался отец. Вариантов было много, поэтому решили так - каждый напишет на бумажке имя, а потом Наина (ей тогда было два с половиной года) вытащит бумажку с именем из шапки. Вот так я стал Рюриком! Но была договоренность, что никто не будет выпытывать друг у друга, кто какое имя написал на бумажке. Их все сразу сожгли. Так что кто меня так назвал - загадка! Есть у меня, конечно, догадки, но это только догадки...

Это моя якутская семья. Были ещё живы родители, брат и муж Роксаны. Правда, сейчас добавились ещё внуки и правнуки. Кстати, мама дожила до праправнуков!

- Когда вспоминаете сейчас свои детские годы, какой вам видится ваша семья? Где вы жили в Якутске, в какой части города прошло ваше детство?

- Жили в Якутске вначале, как себя помню, в каком-то маленьком деревянном доме, на улице Пояркова. Потом, году в 59-ом, переехали на ул.Короленко. Отцу на работе выделили квартиру.

Вот там, на Короленко, и прошло моё сознательное детство. Пошёл в школу, совсем рядом была, вторая, кстати, её же и заканчивал. Там директор школы Софранеев Валерьян Никодимович организовал физико-математический класс. Мы были его первым набором. Это были 9-10 классы. Нас всего было 13 человек, помню почти всех поимённо! А с 5-го по 8 класс учился в восьмой школе.

Ещё из детства помню, как в 1961 году участвовал в открытии Якутского телевидения. Меня и ещё какую-то (уже не помню имени) девочку выбрали для этого мероприятия. Помню только, что, запинаясь, говорил на камеру выученный текст о том, что очень люблю смотреть фильмы про шпионов и ещё какую-то чушь. Интересно было бы сейчас посмотреть ту запись, вдруг ещё сохранилась где-нибудь в архивах.

Но с музыкой шел по жизни неразлучно. В школе организовали, как тогда называли ВИА, играли на танцах. Потом в училище тоже создали группу, довольно успешную. Даже как-то на вечере в Казани в одном концерте с Ринатом Ибрагимовым выступали. У них своя группа была в консерватории, где он тогда учился.

Да и потом, уже в войсках, я не забывал про музыку. Дочь моя тоже с музыкальным образованием. Да и внучка Алина петь любит! Вот такая семейная особенность. Спасибо бабуле немке.

А вот родителей своего отца я, к сожалению не застал. Они умерли ещё до моего рождения.

- Вы как-то обмолвились, что к вам в Беларусь приезжали из краеведческого музея якутского села Ожулун, что в Чурапчинском районе? Их интерес был связан с вашим дедом? Дмитрий Иванович многие свои научные исследования посвятил изучению истории и этнографии тюркских народов, а профессор Окладников А.П. высоко оценил его вклад в изучение истории фольклора Якутии. Ну, не мог такой человек не составить родословную собственной семьи! Расскажите, пожалуйста, о ней подробнее.

- Немного о своём деде. Хотя о нем можно говорить и писать очень много. Но, с другой стороны, и тайн в его жизни тоже достаточно. Мы вот, к примеру, даже не знаем, как он умер и где захоронен. Повторюсь, в нашей семье это почти не обсуждалось.

Знаю только, что дед в 1926 году женился на Софроновой Февронье Петровне. В декабре 1926 года родился мой отец. В 1929-м родилась дочь, но в этом же году и она, и ее мать обе умерли. Как предполагал мой отец - при родах. Что было на самом деле, наверное, уже и не узнаем.

Дальше ещё интересней. Как-то во время семейных разговоров мама посетовала, что отец даже не интересуется, как там Кеша. На что тот отмахнулся, а на мой вопрос, кто такой Кеша, никто не ответил. Да меня тогда и не особо это интересовало. Молодой был, глупый. Сейчас, конечно, очень сожалею об этом. Всё это вспомнилось и открылось только недавно.

Лет семь назад зазвонил телефон, и незнакомый женский голос спросил: вы такой-то, отвечаю, да. А Боло Сэсен Иванович ваш дед? Да, говорю. Тогда я ваша двоюродная сестра. Я так и присел!

Ну, конечно, познакомились, стали переписываться, обмениваться разными документами, фотографиями, да просто воспоминаниями. Вот тогда я и узнал, что дед, после того, как умерла жена и дочь, оставил моего отца на попечение бабушке, а сам на долгие годы уехал, посвятил себя науке.

Потом вторично женился на Поповой Александре Алексеевне, у них родились дочь Валентина и сын Иннокентий (в 1946 г.). Как я понимаю, тот самый Кеша. У него родилась дочь Анна Боло, она-то и разыскала меня. Потом несколько раз приезжала к нам в гости и как-то приехала с директором музея, который открыли в Ожелуне в честь деда. Сестра много расспрашивала о нем, но больше рассказывала сама. Выяснилось, что она знает о нем кратно больше, чем я.

Они все носят уже фамилию Боло, видимо, дед к тому времени окончательно утвердился в миру как Сэсен Боло. Даже когда отец паспорт получал, ему тоже записали отчество Сэсенович. Теперь вспоминаю, как мама все недоумевала, почему Сэсенович, а не Дмитриевич, если фамилия Дьячковский. «Тогда и фамилию бери Боло», говорила отцу. Но он принципиально не хотел менять фамилию. Теперь я догадываюсь, что для него, видимо, Боло ассоциировалась с другой жизнью, с другой семьёй.

В конце войны дед забрал отца в Якутск, устроил на работу к себе в краеведческий музей. Видимо, хотел, чтоб отец продолжил его дело. После смерти деда, в 1948 году, отца даже назначили на должность вместо деда. Но отец, как говорится, пошёл своим путём, ушел в геодезию, где и проработал всю жизнь.

Что касается новообретенной сестры Анны, то она в силу своей молодости очень деятельная и хочет максимально все узнать про деда. Несколько раз летала в Якутию, была на родине деда, принимала участие в торжествах по случаю юбилея Сэсена Боло.

У Ани и ее родителей судьба тоже не просто складывалась. Когда наш дед умер, ее отцу Иннокентию было всего два года.

Да, дед очень ответственно и трепетно относился к истории своего народа, поэтому очень дотошно составил не только свою родословную, но и ещё более двадцати родословных других якутских родов. Так что благодаря ему мне известны поимённо все наши предки, начиная с 1460 года, от Эллэй Боотура, когда первопредки якутов пришли к берегам Лены.

- Люди, скрывавшиеся от репрессий либо пострадавшие от них, как правило, были не словоохотливы, скупы на воспоминания. Что вам ваша мама все-таки рассказывала о ваших немецких корнях? Вы же в советские годы даже служили в ГДР. Не было ли желания найти там родственников по линии матери?

- О своих немецких корнях знаю действительно очень мало. Мой дед по материнской линии из старых российских родов Смирновых-Шелапутиных, но каким-то образом (видимо, всё-таки любовь) взял в жены немку Агнессу Нильш. Она, как рассказывала мама, была одной из 13 детей в семье Нильш-Мальцкис. Но это был 1915 год, мягко говоря, не самый лучший год в отношениях между Россией и Германией. Шла первая мировая война, поэтому отношения с немецкими родственниками быстро прекратились.

В 1916 году родилась моя мама, потом в 1917 году произошла наша Великая революция, ну, и пошло-поехало. Как они тогда выживали в Москве, мама почти не вспоминала, только иногда перечисляла даты и имена родственников, которых "забрали".

Жизнь шла, мама вышла замуж, родила сына. А когда в 37-ом забрали мужа, вместе с сыном и матерью, моей бабушкой, бежали или были высланы в Якутию. Я так до конца и не узнал причины этого переселения. Мама рассказывала, что добирались они от Москвы до Якутска три месяца, и это был просто ужас!

И ещё вот такой факт. Бабушка пианистка не смогла расстаться со своим роялем и привезла его в Якутск. Представляю, насколько должна была быть любовь к музыке и своей профессии, чтобы решиться на такое. Но, видимо, и инструмент того стоил. Как рассказывала мама, это был белый рояль Бехштейн с клавишами из слоновой кости.

А родственников немецких, конечно, пытался найти, но безрезультатно. Слишком мало информации. Даже когда в Германии служил, делал попытки. Но там мне быстро объяснили, что я неправ, понятно кто.

- После окончания Казанского высшего командно-инженерного училища, в 1974 году, началась ваша военная служба. И для вашей семьи, которую вы создали с Татьяной Борисовной в 1975 году, началась кочевая военная жизнь – Украина, Дальний Восток, Германия и наконец, Беларусь. Что из той жизни помнится ярче всего?

- Да, с Татьяной Борисовной помотались по свету. Как-то посчитали, мы с ней переезжали 18(!) раз, причем, некоторые переезды были буквально через всю страну, а то и дальше. Вспомнили поговорку, что три переезда равносильны одному пожару, так, выходит, мы уже шесть раз «горели»! Так что скучной нашу жизнь не назовешь.

Что помнится ярче всего? Наверное, наше с Таней знакомство, свадьба, рождения детей, внуков. Но были не только яркие события, были и темные. Когда на Дальнем востоке во время учений взорвалась ракета и практически мгновенно сгорели заживо 26 человек, в том числе мои друзья офицеры, это остается с тобой на всю жизнь.

Это мы в Германии расписывали стены в солдатской столовой.

Конечно, решение уволиться из армии не было спонтанным, тем более, когда до пенсии оставалось служить чуть более полугода. Вопрос очень сложный. Раздумий, сомнений, переживаний, разговоров с близкими было предостаточно. Даже мама, когда узнала, у виска пальцем крутила.

Да и командование тоже не сразу дало ход моему рапорту на увольнение. Ведь батарея, которой я тогда командовал, за два года до этого, при освоении нового ракетного комплекса, добилась права первого пуска и отлично его выполнила. Естественно с последующими наградами, повышением в должности, звании и другими почестями. А через год - Горбачев, Рейган, сокращение и полное уничтожение этого замечательного ракетного комплекса! Он, как я сейчас понимаю, был предшественником современного "Искандера". Я в то время уже был начальником штаба части и временно исполнял обязанности командира, так как он поступил в академию Генштаба. Даже и сейчас отношение к этому договору о сокращении ракет очень неоднозначное, а в то время все мы считали это прямым предательством! Вот так и созрело решение подать рапорт на увольнение по сокращению штатов.

Последней каплей, наверное, стало то, что срочников просто уволили или перевели в другие части, а весь офицерский состав отправляли в полном составе на Украину. Уже начинался 1989 год, я прекрасно понимал, что за этим последует. И жизнь полностью подтвердила мои опасения. И, во всяком случае, избавила меня от необходимости присягать снова. Я абсолютно уверен, что офицер присягает только один раз и навсегда! Кому, это уже его выбор. Но только единожды!

- Почему вы так и остались жить в Беларуси, а не вернулись в Россию?

- Взвесили все за и против и приняли решение. Хотя, понятно, была возможность вернуться на Родину, и даже были выписаны проездные документы на всю семью и контейнер оформлен. Но здравый смысл подсказывал, что жилья своего нам там не видать и не завалишься всем семейством к родителям, да и гардероб весь придется менять и прочее. А здесь хорошая большая квартира (выделили после пуска ракет), у Тани приличная работа, дети в школе, друзья, знакомые, налаженный быт. Кроме того, с другом, тоже подавшим рапорт на увольнение, как и я, мы уже наметили чем займёмся после увольнения. И сказать прямо, Беларусь - нормальная страна, даже сейчас.

- Насколько мне известно, ранее вы серьезно занимались бизнесом. А как сегодня, каким делом вы заняты? Легко ли в Белоруссии вести бизнес? Вам есть с чем сравнивать, ведь вы не понаслышке знаете особенности российского бизнеса.

Вскоре после окончания военной службы. С Татьяной и ее подругой Ниной Качуриной.

- Легко ли вести бизнес в Беларуси? Думаю, как и везде, но, как говорят, у всех свои тараканы. С самого начала и по сей день занимаюсь древесиной. Не торговлей, а ее переработкой. Это принципиально! Видимо, сказались занятия в детстве в кружке косторезов под руководством Семёна Пестерева, в то время очень известного заслуженного художника в Якутии.

Вот так и начали мы с другом заниматься художественной резьбой, только по дереву. Мамонтовой или слоновой кости тут и в помине не было, а техника и навыки, по сути, те же. Вначале в местном кооперативе организовали отдельный цех резчиков, потом уже свою фирму открыли. Народ-то здесь трудолюбивый и талантливый. Дальше - больше. Переехали в Минск, а в 2000 году уже с земляками из Якутии организовали и поставили под Минском паркетный завод. После его закрытия в 2008 году возглавил паркетный завод в России.

Да, вы правы, отличия в ведении бизнеса, конечно, есть. И их много, можно говорить бесконечно. К примеру, в Беларуси главная проблема у меня была - обеспечить завод сырьем. До 2004 года было более-менее нормально, а потом началось. Чуть ли не каждую машину с сырьем, идущую на завод, останавливали, арестовывали, и я как директор со всеми уставными и другими документами ехал на край земли и доказывал, что лес не ворованный, и прочее.

В России с лесом было проще, там, видимо, меньше подозревали, что вокруг все воры. Зато сформировать рабочий коллектив на предприятии - это была проблема. Вдаваться в подробности не стану, думаю, все понимают, о чем я.

- Что собою представляет деревня Березовая Гора, в которой вы проживаете, далеко ли она от Минска? Как вам там живется?

- Наша деревня находится под Минском. Если на машине по трассе, километров 15-20 до больших торговых центров. А фактически до таблички "Минск" один километр. Пешком минут 10, по лесу. Это "Сокол", один из микрорайонов Минска, со своей инфраструктурой, вполне приличной. А наша деревушка небольшая, в лесу, тихая. До водохранилища чуть больше километра.

Как живётся? Да нормально. Выбирали этот дом с женой очень долго, почти год. Когда вернулся из России, как раз под пенсию, в 2012 году, вот тогда и решили продать квартиру в Минске и переехать в деревню. Благо переезжать нам не привыкать.

- Как вы считаете, чему россиянам можно было бы поучиться у белорусов?

- Чем больше езжу по миру, тем больше убеждаюсь, что люди везде одинаковые. Это я про обычных нормальных людей. Все хотят жить, любить, работать, рожать детей, иметь друзей, общаться, смеяться и прочее. Никто не хочет убивать, воровать, ненавидеть и воевать. А вот те, кто правит этими людьми, вот они и ставят всё вверх ногами. И так мозги могут промыть, что большинство этих нормальных людей становится готовым или воевать, или делать революции, или просто нищенствовать.

Это моё личное субъективное мнение. А учиться друг у друга, конечно, стоит, но это уже чисто индивидуально.

- Какие белорусские блюда в вашей семье особенно любят? Бывают ли на вашем семейном столе якутские блюда?

- Вот, к примеру, учиться готовить блюда разных народов, вот тут я за. А главное моя жена в этом молодец! Поэтому я затрудняюсь ответить, какие белорусские блюда любят в нашей семье. Картошку? Так она почти во всех кухнях присутствует. Драники? Так я их ещё в Якутске любил, когда про Белоруссию только в школе что-то слышал. Вот якутская строганинка, вещь! Правда, редкость, только когда, по случаю, кто-то из друзей или родственников привезет замороженного муксуна или нельму. Это всегда праздник!

- Ваши обе сестры до сих пор живут в Якутске. Когда вы в последний раз были в Якутии?

- Да, обе сестры живут в Якутске со своими семьями. Видимся, к сожалению, всё реже. Стареем, а расстояние и цены на билеты особо не располагают к путешествиям. Мне к дочке в Америку сейчас слетать выходит в 5 (пять!) раз дешевле, чем в Якутск. Последний раз был в нем в 2004 году, маму хоронили.

А раньше, когда родители ещё были живы, приезжал почти каждый год, да всей семьёй, и летом, и зимой, смотря когда отпуск. А сейчас, увы. Но, слава Богу, сестры приезжают в гости иногда. Наина была несколько раз, последний в 2012-м на мой юбилей. Роксана тоже прилетала году в 2008-м и последний раз в 2015-м. Тоже, конечно, редко.

В гостях у дочери, на озере Лэйк Джордж.

Вот с американцами нашими все намного проще. Уже почти двадцать лет летаем к дочке ежегодно, а когда ещё бизнесом занимался, так ещё и в командировки летал в Штаты. Ну, и Даша тоже частенько у нас гостит, и одна, и с детьми, раза 3-4 всей семьёй приезжали.

Говорят ли внуки на русском? Могут, но не любят. Почему? Есть у меня свое мнение на этот счёт, но с ним категорически не согласны все члены семьи, поэтому промолчу. Главное, что внуки по-русски понимают абсолютно все, поэтому общаться с ними нам с Таней очень легко. Вот с Клиффом сложнее. Нужна или Даша, или Гугл.

Наша американская семья.

Кем себя считают американские внуки? Скорее, конечно, американцами. Кровей в них намешано достаточно! Якутская, русская, немецкая, английская, ирландская, индейская и, как я всегда люблю добавлять, что без еврейской и татарской, точно не обошлось!

Макаровы Зилида Александровна и Борис Никитич с дочерьми и внуком Денисом.

А Танина мама была русской. Просто имя такое дали ей. Она была седьмым ребенком в большой семье Ефимовых, и, как сама рассказывала, уже просто не знали, какое имя дать, и нашли в календаре имя Зилида.

Многочисленная семья Ефимовых.

Они, кстати, тоже в Якутске не по своей воле оказались. Жили в Иркутской области, была большая крепкая семья. Но в коммунистическую идеологию она не вписывалась, их раскулачили и сослали в Якутск. Таниной маме тогда лет пять было. Вот им многое пришлось пережить. Как они рассказывали, по приезду в Якутск несколько лет вообще в землянке жили. А уже после войны Танина мама встретила Бориса Никитича, фронтовика, летчика!

- У вашего сына Дениса не было желания сменить место жительства, уехать в другую страну?

- Куда-то уезжать, тем более за границу, сын никогда желания не высказывал. У него здесь свое дело, работа, друзья, партнёры. В общем уже прижился и вроде ничего менять не планирует. Хотя, как знать, как жизнь повернется.

Конечно, хотелось бы, чтоб дочка и внуки жили поближе, но так уж сложилась жизнь. Это ее выбор. И, думаю, не такой плохой. А общения, при современных средствах коммуникации, у нас предостаточно.

Да и кроме того сын Денис с нами живёт, внук Егор тоже. К большому сожалению, у сына семья распалась, но внук решил жить с нами. Ему уже 17, поэтому, сами понимаете, скучать нам сейчас некогда.

- Поддерживаете ли вы контакты с теми, с кем когда-то учились в Якутске? Есть ли среди ваших друзей якутяне?

- Так вышло, что друзей и у меня, и у Тани всегда было много. Наш дом всегда полон гостей! (Ух, хорошо сказал!). Но, говоря по правде, наша с Таней кочевая жизнь не особенно располагала к сохранению близких отношений с одноклассниками и друзьями детства. Но самые близкие и сегодня рядом. Мой одноклассник по физматшколе Валера Яныгин был у нас с Таней свидетелем на свадьбе. Танина подруга детства Лена Зернова (сейчас Кирилловская). Это наш самый близкий круг общения из якутян. Мало того, они не без нашей с Таней помощи, лет десять назад познакомились и с тех пор живут дружной семьёй. А нам стали совсем как родные.

Ну и, конечно, самые близкие наши родственники Батанины, Ольга Борисовна и Анатолий Павлович. Об отношениях между родными сестрами - Таней и Ольгой - можно вообще отдельно написать. Более теплых отношений между людьми я в своей жизни не встречал. Вот про них точно можно сказать: "Нет друга лучше, чем сестра, и нет сестры лучше, чем ты".

Поэтому я всегда с благодарностью вспоминаю их родителей - Макаровых Бориса Никитича и Зилиду Александровну за то, что воспитали таких дочерей. Особенно маму. Она, кстати, похоронена недалеко от нашего дома, под Минском.

Сейчас, из-за этой пандемии, гостей естественно поубавилось. А так у нас почти всегда кто-то гостит, в том числе и из Якутии. В прошлом году сестра Анатолия Павловича, Людмила, с мужем заезжали к нам. Они приезжали из Израиля к родственникам мужа, которые живут в Молодечно.

Оля к нам приезжала постоянно, где бы мы с Таней не жили. Ну, разве что кроме Германии. Даже когда они ещё жили в Якутске, прилетали с Толей к нам в Беларусь. У Анатолия Павловича тогда вся семья жила в Вильнюсе. Отец, мать, брат и сестра со своими семьями. А когда уже Толя с Олей в Москву перебрались, то встречались практически постоянно. То они у нас, то мы у них. Особенно, когда уже стали жить в своем доме. Таня даже как-то по-доброму высказала Ольге, что вначале она приезжала к нам, потом ее друзья, потом ее дети, потом друзья детей, теперь друзья друзей запросто заезжают... Мы только рады!

Ну, и мы сами не сидим на месте. Регулярно ездим с Таней в Казань, на встречу выпускников. Это уже стало традицией. В прошлом году была юбилейная встреча, 50 лет нашему братству! А Таня, как и положено жене офицера, всегда рядом. В Германию к друзьям частенько ездим, да и они к нам в последнее время каждый год приезжают. Им сейчас можно без виз, но только на пять дней и только самолётом.

Но хотя бы так, всё равно здорово! Вот за такие решения правительства я только ЗА!

Прогулка по Минску с немецкими друзьями.

- В Беларуси скоро выборы президента. Мы-то даже не сомневаемся, кто победит. А вы как думаете? Хочется ли вам для страны, ставшей вам родной, перемен? И если да, то каких?

- Да, скоро выборы, и вы правы, я тоже не особо сомневаюсь, кто победит. Что я об этом думаю? Да всё прям классически! Верхи не могут, низы не хотят. Что дальше происходит, мы все прекрасно знаем…

Конечно, перемен хочется, потому как хочется жить нормальной, свободной жизнью. Помните, как у классика про Россию: дороги и дураки. Вот так и я, происходящее в последние годы в Беларуси описал бы одним словом: "НИЗЗЯ"!

Вот сами посудите, к чему держать миллион чиновников, если все решает только один человек. Причем, любой вопрос на любом уровне! Любимый жест любого чиновника - это многозначительно поднятый кверху палец, мол, все вопросы туда. Ничего не решают! Или не умеют, или не хотят, или просто тупо боятся, как бы чего не вышло…

- Знакомой картиной завершаете интервью, Рюрик Иванович!..

PS. Рюрик и Татьяна Дьячковские выписались из больницы, их ждет еще период двухнедельной реабилитации. И в болезни, и в здравии они вместе, а это верный способ преодолевать все рытвины и ухабы жизни. Пожелаем же им полного выздоровления, а все остальное они сделают сами.

Беседовала Тамара ШАМШУРИНА.

Справка:

Дьячковский Рюрик Иванович родился 2 августа 1952 года в г.Якутске.

В 1974 году окончил Казанское Высшее командно-инженерное училище.

С 1974 года - служба в ВС СССР. Украина, Дальний восток, Германия, Беларусь.

В 1989 году, после подписания договора о сокращении ракет средней дальности, уволился из ВС, с должности начальника штаба воинской части, в звании старшего офицера.

В 1975 году женился на Макаровой Татьяне Борисовне, в г.Якутске. В 1976 году родился сын Денис, в 1980 году - дочь Дарья. В настоящее время живет под Минском, в деревне Березовая Гора, с женой, сыном и внуком Егором. Дочь в 2002 году вышла замуж за гражданина США и уехала жить в Штаты. Двое американских внуков, Александр - 13 лет и Алина - 10 лет.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
08.07.2020 23:18 (UTC+9)
Комментарии: 2
Саха сирэ 09.07.2020 10:49

Достойные родители и достойные дети.А внук настоящий Саха.Всех благ вам всем !!!


горожанка 09.07.2020 15:45

"Говорят ли внуки на русском? Могут, но не любят. Почему? Есть у меня свое мнение на этот счёт, но с ним категорически не согласны все члены семьи, поэтому промолчу..." Недомолвки и недосказанности оставляют двоякое впечатление от интервью


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ