Секретарь ОП назначен советником президента и председателем СПЧ
На Украине при крушении вертолета погиб бывший министр
Якутские технологические компании получат налоговые льготы от фонда «Сколково»?
Уволен глава президентского Совета по правам человека
Бывший зампред правительства Ставрополья предстанет перед судом

Сорок один год назад, 15 марта 1969 года, на советско-китайской границе стреляли. Позже о печальных событиях марта 1969–го было написано много стихов и песен. Это – Владимир Высоцкий:

При поддержке миномётного огня,

Молча, медленно, как будто на охоту,

Рать китайская бежала на меня...

Позже выяснилось - численностью в роту…

Мины падают, и рота так и прёт,

Кто как может - по воде, не зная броду.

Что обидно - этот самый миномёт

Подарили мы китайскому народу.

А это - надпись на мемориальной доске, которая находится на китайском острове Чжэньбаодао:

Сколько раз шли в атаку,

Сколько дней провели,

Меч сжимая, на страже Отчизны

Каждый шаг здесь трогает душу…

В переводе на русский название Чжэньбаодао означает «Драгоценный». Русское название острова знают многие в нашей стране. Это - остров Даманский…

Такого крупного пограничного конфликта, который случился 2 и 15 марта 1969 года на острове Даманский (река Уссури, Приморский край), в современной истории нашего государства больше не было. В те дни погибло и умерло от ран 58 советских воинов (в том числе четыре офицера), было ранено 94 (из них - девять офицеров). Это не только пограничники, но и солдаты регулярных частей Советской Армии, которые участвовали в боевых действиях 15 марта 1969 года. Безвозвратные потери китайской стороны до сих пор являются закрытой информацией и составляют, по разным оценкам, от 100-150 до 800 и даже 3000 человек.

Газета «Правда» тогда писала: «2 марта в 4 часа 10 мин. московского времени китайские власти организовали в районе пограничного пункта Нижне-Михайловка (остров Даманский на реке Уссури) вооруженную провокацию. Вооруженный китайский отряд перешел советскую государственную границу и направился к острову Даманский. По советским пограничникам, охранявшим этот район, с китайской стороны был внезапно открыт огонь. Имеются убитые и раненые.

Решительными действиями советских пограничников нарушители границы были отогнаны с советской территории…»

А вот что можно было прочесть в те дни в китайских газетах "Жэньминь жибао" и "Цзефаньцзюнь бао": «2 марта, двинутые кликой ревизионистов-ренегатов, советские вооружённые войска нагло вторглись на остров Чжэньбаодао на реке Усулицзян в провинции Хэйлунцзян нашей страны, открыли ружейный и пушечный огонь по пограничникам Народно-освободительной армии Китая, убив и ранив многих из них. ...Клика советских ревизионистов-ренегатов …выдвинула контробвинение и направила нашей стране так называемую "ноту протеста", в которой нагло называет остров Чжэньбаодао своей территорией… Это сплошная выдумка, чистейшая ложь! Остров Чжэньбаодао — китайская территория. Это неоспоримый железный факт. Даже согласно неравноправному китайско-российскому Пекинскому договору, навязанному китайскому народу империалистами царской России в 1860 году…»

Кто тогда лукавил? Наши соседи. Ведь стрелять на границе начали именно они. 2 марта были в упор расстреляны начальник заставы Нижне-Михайловка Иван Стрельников и еще шестеро бойцов, которые вышли на переговоры с нарушившими границу китайскими военнослужащими. Позже начальник медслужбы 57 – го пограничного отряда В.И.Квитко писал в докладной: «Медицинская комиссия… установила, что 19 раненых остались бы живы, потому что в ходе боя получили не смертельные ранения. Но их потом, по-фашистски, добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо свидетельствуют резаные, колотые штыковые и огнестрельные раны. Стреляли в упор с одного - двух метров. С такого расстояния были добиты Стрельников и Буйневич». (Николай Буйневич – офицер особого отдела погранотряда).

 «После боя мы подбирали погибших, - вспоминал позже участник событий Василий Вишневский, - у нас буквально волосы вставали дыбом. Многих наших ребят китайские бандиты добивали штыками и ножами. Расстреливали из автоматов, выкручивали руки. У некоторых выколоты глаза. В первом бою они взяли в плен смертельно раненного пограничника Акулова. И нам вернули его тело только 19 апреля, обменяв на китайца. У этого парня, принявшего поистине мученическую смерть, на теле, простите, живого места не было. Вырезали всё, что можно и нельзя...»

Тяжелораненного ефрейтора Павла Акулова возили по Китаю в железной клетке. На его голове осталось лишь несколько клочков волос, совершенно седых…

Стычки на границе (правда, без применения оружия) начались за четыре года до этой кровавой трагедии. И продолжались после нее. Почему? С начала шестидесятых между СССР и Китаем стали резко сворачиваться торговля и все дружеские контакты. После смерти Сталина и объявления его культа личности лидер Компартии Китая, Великий Мао, обиделся на «советских ревизионистов». Провозгласив курс "трёх красных знамён" для претворения теории "большого скачка", он заявил о своём лидерстве в соцлагере. Официальным яблоком раздора стали разногласия в пограничных вопросах.

Мао Цзэдун считал все китайско-российские договоры о границе неравноправными. Он утверждал, что царская Россия и СССР «отхапали» у Китая полтора миллиона квадратных километров (для сравнения: это половина территории нашей немаленькой Якутии). Тогдашний глава Китая Лю Шаоци был более реалистичен: он предлагал провести линию границы по фарватеру судоходных рек. (Поясним: граница тогда проходила по урезу воды (т.е. у китайского берега).

Таким образом, остров Даманский, находившийся в ста метрах от китайского и в трехстах метрах от советского берега, считался советской территорией). Согласиться с этим означало отступить от одного из положений договоров о границе, однако, как утверждают историки, тогдашний Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев китайское предложение принял.

Оставалось оформить это юридически.

Но Мао Цзэдун, который искусственно создал вопрос о границе, чтобы рассорить Россию и Китай (об этом пишут и американские историки), не допустил мирного решения проблемы. В 1964 году он выступил с заявлением, в котором оповещал китайцев и весь мир, что Китай, дескать, еще не предъявлял Советскому Союзу "счет по реестру" якобы "оккупированных территорий". Причем сделал он это в беседе с японцами, у которых были свои претензии к России. В этом же году, на октябрьском Пленуме ЦК КПСС, Н.С.Хрущев был отправлен в отставку.

Переговоры были прерваны.

Позже, во время «культурной революции», Мао Цзэдун физически уничтожил более лояльного Лю Шаоци и нацелил КНР на подготовку войны против Советского Союза. За год до конфликта на Даманском Мао даже называл даты, когда он «освободит от оккупации» Владивосток и Хабаровск. А женам пограничников с той стороны, по громкоговорителю, советовали готовить крахмальные простыни: скоро придут китайские солдаты…

Можно ли было ждать беды?.. Было ясно, что без нее не обойдется. В 1965-1969 годах безоружные стычки с китайцами происходили практически ежедневно, на протяжении всей границы. Есть снимки кулачных боев на границе, которые сделаны не так уж далеко от Якутии, на участке Сковородинского погранотряда. Место драки - остров Култук в верховьях Амура, напротив села Калиновка. А в районе г. Бикин Хабаровского края (это напротив китайского уезда Жаохэ), в феврале 1968 года три дня «толкались» до полутора тысяч хунвейбинов с цитатниками. Хроникальные съёмки этих «толканий» обошли весь мир.

И вот, второго и пятнадцатого марта 1969 года, в районе острова Даманский развернулись настоящие боевые действия. Если бы не начальник заставы Кулебякины Сопки (ныне – застава имени Героя Советского Союза Демократа Леонова) Виталий Бубенин и три десятка пограничников – неизвестно, чем бы второго марта закончился бой. Бубенин, многократно раненый и контуженный, предпринял беспримерный рейд в тыл противника на БТР. И, как пишет он сам в книге «Кровавый снег Даманского», «батальон армии Китая при поддержке двух минометных и одной артиллерийской батарей в течение двух часов жесточайшего боя не смог сбить с острова и уничтожить группу пограничников в 30 человек. По официальным данным, за два с небольшим часа мы уничтожили до 248 китайских солдат и офицеров только на острове. Сколько мы расстреляли на протоке – неизвестно. С нашей заставы погибло 8 пограничников, ранено 14».

Этот бой вошел в энциклопедию выдающихся мировых сражений. Его сравнивали со сражениями Великой Отечественной. «Выдающемуся полководцу», начальнику заставы Кулебякины сопки Виталию Бубенину было тогда 29 лет, его «орлам» – около 20… Вручая ему Звезду Героя, председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный сказал: «2 марта 1969 года старший лейтенант пограничных войск Виталий Бубенин спас Советский Союз от большого позора...»

Но 15 марта все повторилось. Потери этого дня обидны вдвойне. Противная сторона активно использовала артиллерию и минометы, но наши регулярные войска в бой не вводились. Не было и команды открывать по китайским позициям артиллерийский огонь. Все должно было развиваться в рамках пограничного конфликта. На стороне китайцев опять было явное преимущество, опять гибли пограничники…

Как утверждают историки, Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И.Брежневу о новом конфликте рискнули доложить только утром, когда Москва наконец-то проснулась, а сам Генсек собирался выезжать за рубеж (в скобках заметим: не потому ли так актуален вопрос о сокращении в России часовых поясов?). Только после распоряжения Леонида Ильича заработали наша артиллерия и знаменитый «Град». Китайцы были выбиты с острова…

Но напряжение на границе сохранялось еще около года. В течение лета 1969-го нашим пограничникам пришлось открывать огонь более трехсот раз. Через пять месяцев, в августе, началась еще одна кровавая заваруха - у озера Жаланашколь в Казахстане, на границе с китайской провинцией Синьцзян. Два пограничника погибли, 11 были ранены. На славу им повезло меньше, чем участникам событий на острове Даманский. Приказ Президиума Верховного Совета СССР о награждении участников боя был принят только 7 мая 1970 года. Тогдашнее руководство страны не посчитало нужным отметить погибших пограничников званием Героя Советского Союза…

Осенью того же года советский премьер Алексей Косыгин, возвращаясь из Ханоя, с похорон президента Вьетнама Хо Ши Мина, сделал незапланированную остановку в Пекине для трёхчасовой встречи с китайским премьером Чжоу Эньлаем. Обе стороны согласились, что необходимо разъединить войска вдоль границы и начать переговорный процесс. Угроза войны миновала, но окончательно проблемы еще не были сняты. Остров Даманский уже тогда де-факто отошел к китайской стороне. Де-юре линия границы по фарватеру Уссури была закреплена в 1991-м…

Сейчас на острове Чжэньбаодао (его длина - два с небольшим километра, ширина – 500 метров) находится китайский пограничный пост. На фасаде солдатской казармы - мемориальная доска «Герои Чжэньбао». На ней – десять имен. «Кровью обагривший Чжэньбао Чэнь Шаогуан; безупречный герой Ван Цинжун; неутомимый Юй Цинъян; Ян Линь, отдавший жизнь Родине; богатырь-громовержец Сунь Чжэнминь». Под этими пятью именами проведена белая черта, означающая, что носившие их люди погибли…

В Советском Союзе четырем участникам боя: начальнику заставы Нижне-михайловка старшему лейтенанту Ивану Cтрельникову, начальнику Иманского погранотряда подполковнику Демократу Леонову, начальнику погранзаставы Кулебякины сопки Виталию Бубенину и сержанту Юрию Бабанскому было присвоено звание Героя Советского Союза. Ивану Стрельникову и Демократу Леонову – посмертно. Начальник погранотряда подполковник Леонов погиб 15 марта. В те самые трудные часы, когда пограничники сражались на льду Уссури без поддержки регулярных войск…

В прошлом году, к сорокалетию событий, на заставе имени Героя Советского Союза Ивана Стрельникова была открыта и освящена православная часовня. Построена она на собранные народом деньги. А бывшие пограничники из Красноярска изыскали средства и не так давно открыли новый мемориал в Дальнереченске, где базируется бывший Иманский (ныне Дальнереченский) погранотряд. Недавно появился новый памятник в Лучегорске – центре Пожарского района, на территории которого и разворачивались те давние трагические события. Память народная жива…

Наталья КУЗЬМИНА

г.Нерюнгри

На снимках: вот такими рогатинами солдаты вытесняли китайцев с границы; очередное нарушение границы; раненые на Даманском пограничники в госпитале (третий слева - старший лейтенант Виталий Бубенин); Герой Советского Союза генерал-майор Виталий Бубенин подписывает свою книгу «Кровавый снег Даманского».

Фото Виктора Кислова.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
15.03.2010 15:01 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ