План северного завоза будет выполнен на все сто процентов
В Якутии по факту исчезновения вертолета Eurocopter проводится доследственная проверка
Зеленский анонсировал новый этап обмена заключенными с Россией
В Нерюнгринском районе объявлен конкурс на памятник каюрам-первопроходцам
Льготная ипотечная программа в ДФО потребует выделения 5-10 млрд рублей

ИА SakhaNews. Какие ассоциации возникают у большинства людей при слове Якутия? Морозы, олени, алмазы… Но прежде всего наша республика – это добрые, скромные, талантливые люди, переплетение интересных человеческих судеб. Сегодня в гостях у SN Люция Саввична Попова - супруга известного якутского художника Ивана Ивановича Попова, его муза и добрый гений, семейный историограф династии священников и художников. Беседует с ней корреспондент Ольга Сергеева.

– Расскажите, пожалуйста, о семейных корнях – откуда есть пошел род Поповых в нашем северном крае.

– Фамилия Поповых – одна из весьма распространенных в России, ее носители, в основном, – прямые потомки православных священнослужителей, которые пришли на берега Лены с русскими первопроходцами во имя исполнения своего миссионерского долга перед Отечеством по христианизации коренного населения северо-восточных окраин Российской империи. Одним из этого православного племени в третьем поколении был протоиерей Димитриан Попов (1827-1896 гг.). Его правнук Н.И.Попов и известный краевед Е.Д.Андросов склонны считать, что Димитриан Попов был родом из Кяхты и имел монгольские корни. А по свидетельству П.В.Попова, внука протоиерея, его прапрадед Семен Попов, прибыл в Якутию от юго-западных границ России в конце ХVIII века, служил священником в селе Покровском. Сын его, Димитрий, был диаконом.

После смерти отца в девятилетнем возрасте Димитриан был определен в Якутское духовное училище. Единственной семейной реликвией у Димитриана был карманный рукописный словарь якутского языка его отца, начатый еще дедом Семеном. Он никогда не расставался с ним, в часы досуга вновь и вновь перечитывал его. А, научившись писать, стал аккуратным почерком вносить в него новые, ранее ему незнакомые якутские слова. Постепенно это занятие превратилось в серьезное увлечение и стало делом всей его жизни.

После окончания училища способного к наукам юношу направили в Иркутскую духовную семинарию, которую он успешно окончил в 1846 г., проявив блестящие способности к языкам, особенно к латыни. Вернувшись в Якутск, Димитриан был назначен преподавателем греческого языка (очевидно, древнегреческого – О.С.), пространного катехизиса, русской и славянской грамматики, церковного устава в Якутском духовном училище, а через год был уже инспектором училищ. При этом молодой учитель не расставался со своим словарем, постоянно пополнял его, более того, изучал быт, верования, историю и этнографию коренных народов. Это обстоятельство привлекло внимание священника Дмитрия Хитрова (впоследствии епископа Дионисия) и послужило началом их тесного сотрудничества. Именно Дмитрий Хитров убедил Димитриана принять сан священника и проповедовать христианскую религию на обширной территории к северо-востоку от реки Лены.

– Напомним читателю, что Дмитрий Хитров вошел в историю как просветитель якутского народа, создатель "Краткой грамматики якутского языка".

– Димитриан вновь был направлен в Иркутск для принятия сана священника. В Иркутске состоялось его венчание с Татьяной Федоровной Косыгиной, только что окончившей первое в Сибири женское учебное заведение – Сиропитательный дом Е.Медведиковой. Ее мать, Агриппина Косыгина (1800-1873 гг.) служила няней в семье декабриста Трубецкого. В честь их сына Татьяна Федоровна назвала своего первого внука, родившегося 24 апреля 1874 г., Иваном. Ее отец был священником в селе Ангинском в Иркутской губернии, известного тем, что там родились и получили начальное образование св.Иннокентий Вениаминов, митрополит Московский и Коломенский, просветитель Сибири и Аляски (1787-1879 гг.), и Степан Щапов (1830-1876 гг.), историк Русской церкви.

В 1850 г. Димитриан Попов был назначен настоятелем Преображенской церкви в с.Ытык-Кюель Ботурусского улуса. В этом улусе он открыл первую школу, в которой стал бесплатно обучать одаренных мальчиков не только Слову Божию, русскому языку и арифметике, но и впервые в истории школьного образования стал учить их родному якутскому языку, его грамматике по своим рукописным учебникам и наглядным пособиям.

Большое значение он придавал изучению фольклора, заставлял записывать сказки, отрывки олонхо со слов сказочников и олонхосутов. На уроках чтения строго следил вовсе не за скоростью чтения, а за правильностью произношения и осмысленностью каждого слова и словосочетания. Таким образом он закладывал в детях знание основ якутской письменности и литературы. Сам он в одном из писем упоминает, что записал уже 250 якутских сказок.

О.Димитриан записал со слов олонхосута Киляпирэ олонхо «Нюргун Боотур Стремительный», о чем свидетельствовала его дочь, длительное время жившая в семье священника. Также он записал якутские пословицы и поговорки, заклинания, загадки, скороговорки-чабыргах. На протяжении полувека о.Димитриан продолжал усердно дополнять, скрупулезно систематизировать толковый словарь якутского языка. Он был рад каждому новому, ранее ему не известному, якутскому слову и словосочетанию, на радостях он иногда за редкое слово одаривал своего информатора четвертью туши быка из своего амбара.

Весть о «чудачествах» батюшки разнеслась по всей округе, к нему потянулись люди из самых отдаленных уголков его прихода и приносили «Слово». О.Димитриан восхищался богатством и красотой якутского языка, считал его «неисчерпаемым, как море». Этим он убедил студента-народовольца Эдуарда Пекарского, осужденного в 18-летнем возрасте за революционную деятельность с лишением всех прав и состояния, в 1881 г. высланном на поселение в приход о. Димитриана, продолжить его благородное дело по составлению словаря якутского языка. Он помог ему в освоении литературного якутского языка и якутской грамматики, основ языкознания, обучил методике работы над составлением словаря.

Оценив усердие молодого человека, о. Димитриан передал ему весь свой рукописный материал по толковому словарю якутского языка, над которым работал долгие годы, а также свои фольклорные записи, переводы и воспоминания. А потом в течение тринадцати лет, вплоть до своей кончины, помогал составлению словаря и редактировал его. После смерти протоиерея на вопросы Пекарского отвечали его зять Василий Степановичи и внук Иван Васильевич, которые тоже представили составителю свои записи. Когда фундаментальный словарь якутского языка вышел в свет, бывший революционер Э.К.Пекарский не забыл скромного сельского священника, помянул словами благодарности своего наставника о.Димитриана за его бескорыстную помощь.

Что касается непосредственной деятельности о.Димитриана как православного священника, то он в своем приходе построил два храма. Они отличались особым, небывалым для местных жителей великолепием и красотой. О.Димитриан, будучи прекрасным резчиком по дереву, сделал изумительной красоты иконостас, чеканил оклады для икон, писал святые образы. В этом деле ему активно помогал внук Иван Васильевич, талантливый художник и иконописец.

В этих храмах батюшка произносил проповеди на родном языке прихожан, которые звучали необыкновенно красиво и проникновенно. Они были близки к чаяниям простого народа. Молитва «Айыы Тойон Танара, абыраа», идущая из глубины души, вселяла в прихожан надежду, веру и любовь к Всевышнему. Люди всецело поверили о.Димитриану и пошли за ним в лоно православной церкви. Даже шаманы. Эти жрецы языческой веры признали христианское учение, особенно после его убедительной победы над эпидемией черной оспы, которая была достигнута им путем неимоверных усилий по изоляции, лечению и поголовной вакцинации населения в 1875 г.

О.Димитриан основал первый в улусе метеопост, вел круглосуточные наблюдения погоды, сверял показания с церковным календарем и выдавал удивительно точные предсказания заморозков, дождя, наводнения и засухи. До сих пор местные старожилы укоряют отцом Димитрианом своих метеорологов.

О.Димитриан основал первый этнографический музей и библиотеку. Экспонаты музея и книги стали основой местного школьного, районного музея и библиотеки, потом поступили в фонды республиканских музеев и библиотек. Протоиерей Димитриан был членом комитета по переводу книг Священного Писания на якутский язык со дня его основания, с 1864 г. – членом вновь учрежденного в Якутске цензурного комитета. Он не только сам переводил и редактировал переводы Священного Писания, но и научные труды молодых фольклористов, например, известный «Верхоянский сборник» И.А.Худякова, подробно останавливаясь на ошибках автора, вопросах языкознания. О.Димитриан перевел на якутский язык проповеди Святителя Иннокентия Вениаминова.

Протоиерей Димитриан Попов, видный тюрколог, этнограф, фольклорист, один из создателей Словаря якутского языка, сотрудник Сибиряковской экспедиции, действительный член Императорского Русского Географического Общества, внес достойный вклад в дело христианизации, зарождения письменной литературы и просвещения якутского народа.

– Кажется, зять-однофамилец о.Димитриана был русским американцем?

– Нет, он не был американцем. Василий Степанович Попов был внуком Андрея Попова из Рязани, который во время освоения русскими Северной Америки попал на острова Ситха, Кодьяк, в г.Новоархангельск, женился на алеутке. Его сын Степан Попов после смерти отца и матери решил отправиться на родину отца и с миссией Иннокентия Вениаминова прибыл в Якутию и осел в с.Чурапча, где служил в Вознесенской церкви до самой своей смерти. Дочь Степана, Анна, в замужестве Бушкова, жила в Якутске.

Василий Степанович, окончив Якутское духовное училище, затем семинарию, стал служить псаломщиком, а через год – священником Преображенской церкви в Ыттык-Кюеле, длительное время был преподавателем в церковно-приходской школе. Василий Степанович Попов женился на старшей дочери Димитриана Попова – Капитолине. В молодости она была учительницей в школе отца.

– Наверно, тем нашим читателям будет интересно узнать, что его сын, Иван Васильевич, был первым якутским профессиональным художником. Расскажите о нем подробнее, пожалуйста.

– Старший внук протоиерея Иван Васильевич Попов родился в 1874 г. В десять месяцев он заболел черной оспой, дед сам лечил внука, ухаживал за ним и очень к нему привязался. Он преподал внуку первые уроки иконописи, этнографии, доверил ему все дела по ведению основанного им частного этнографического музея, всячески поддерживал развитие его художественного мастерства, доверял художественное оформление церквей и часовен, познакомил с епископом Мелетием. При поддержке якутского епархиального руководства он был направлен в европейскую часть России для получения художественного образования. Ему посчастливилось получить образование в стенах Императорской Санкт-Петербургской Академии художеств в мастерской профессора В.Е.Маковского. Своего учителя художник боготворил до последних лет жизни, репродукция с автопортрета В.Е.Маковского всегда висела над его рабочим столом.

Всю свою жизнь, труд и творчество Иван Васильевич посвятил изучению, сохранению и пропаганде материальной и духовной культуры якутов. С малых лет он делал зарисовки с натуры всех предметов быта, труда, одежды, украшений, жилищ и т.д., которые составили наглядную историю якутского народа, его культуры и искусства. Он открыл в Якутске первую иконописную и художественную мастерскую, фотолабораторию при поддержке епископа Мелетия. Его кисти принадлежат первые живописные портреты епископов и губернаторов края, включая образы Мелетия, Иннокентия Вениаминова, Дмитрия Хитрова, Ивана Ивановича Крафта и др.

После революции его широко известные картины «г. Якутск конца XVII столетия», «Шаман», «Интерьер якутской урасы XVIII столетия» и многие другие послужили основой картинной галереи Якутского областного музея. До революции его картины «Удаганка», «Портрет жены» и др., а также палеонтологические и археологические находки поступили в Якутский краеведческий музей при А.И.Попове и М.И.Губельмане-Ярославском. Многие работы после революции поступили в распоряжение культурно-просветительских обществ «Саха аймаах», «Саха омук», «Саха кэскилэ».

Уникальные фотографии этнографического характера еще до революции пополнили фонды российских и зарубежных этнографических музеев. Рисунки, картины, фотографии, чертежи благодаря мастерству исполнения и научной достоверности вошли в труды ученых-историков, этнографов, антропологов, искусствоведов и писателей.

Три альбома якутских орнаментов в 1927 г. были рекомендованы П.А.Ойунским к печати, в цвете. Рукописные труды по якутскому фольклору, якутской медицине, верованиям, школьному образованию, рассказы на якутском языке и т.д. (40 общих тетрадей) поступили в Институт истории языка и литературы. Составленные художником уникальные по содержанию и красоте этнографические коллекции поступили в районные, республиканские, российские и зарубежные музеи. Сорок лет он отдал школьному образованию.

Бесценное художественно-этнографическое наследие первого профессионального художника, основоположника изобразительного искусства Якутии, этнографа, действительного члена Императорского Русского Географического Общества, гуманиста и просветителя является национальным достоянием России, и в наш век глобальных культурных преобразований нуждается в надлежащем внимании и сохранении для будущих поколений.

Иван Васильевич по семейной традиции оказывал лечебную помощь больным, владел гипнозом. Известен случай, когда он спас от начинавшегося сепсиса женщину, у которой во чреве погиб плод. Хирургическое вмешательство было осуществлено с помощью инструмента, выкованного мужем больной – железных дел мастером Лэкэ-Большаковым. Я думаю, что это уникальный случай в медицине вообще.

– Расскажите о вашем супруге, сыне Ивана Васильевича – художнике Иване Ивановиче.

– Иван Иванович первые уроки рисунка, живописи и лепки получил у своего отца. Он автор первых памятников якутским писателям-реалистам А.Е.Кулаковскому, А.И.Софронову, П.А.Ойунскому, Н.Д.Неустроеву. Им созданы барельефные портреты русских первопроходцев, просветителей для литературно-художественного музея-заповедника «Таатта», Героев Великой Отечественной войны и полных кавалеров орденов Славы – для Музея боевой славы г. Якутска.

Активно сотрудничал с народным писателем Якутии Д.К.Сивцевым-Суоруном Омоллооном при создании Черкехского мемориального музея политической ссылки, историко-архитектурного музея «Дружба» в с.Соттинцы, Ыттык-Кюельского литературно-художественного музея «Таатта» под открытым небом. Его кисти принадлежит галерея живописных портретов якутских женщин в национальных одеждах. Иван Иванович написал икону «Воскресение Иисуса Христа», первую икону Святителя Иннокентия Вениаминова для воссозданной по его проекту Преображенской церкви, которая находится на территории литературно-художественного музея «Таатта». Он является автором парадного портрета епископа Дионисия (о.Дмитрия Хитрова) для Московской патриархии.

С 1952 г. Иван Иванович был внештатным художником-иллюстратором Якутского художественного издательства. Его работы хранятся в Национальном художественном музее РС(Я), Якутском государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера им. Е.Ярославского, якутских и российских музеях.

– Двое из ваших сыновей тоже стали художниками…

– Иван и Гавриил окончили Якутское художественное училище, затем старший Ваня – Якутский филиал Красноярского художественного института им.В.И.Сурикова, а Ганя – биолого-географический факультет ЯГУ. Их кисти принадлежат живописные картины «Юрта художника Попова», «Бык зимы», «Юрта П.А.Ойунского», «Юрта Д.К.Сивцева-Суоруна Омоллоона», портрет Суоруна Омоллоона, «Черкехская часовня», «Удаганка» и др. Они авторы диорам «Курская битва» в Музее боевой славы в Якутске, «Зимний лес», «Тундра» в Государственном музее истории и культуры народов Севера им.Е.Ярославского. Жена Ивана, Мария, тоже художник, известны ее иллюстрации к юкагирским сказкам. У них подрастает дочка Верочка. Анна, жена Гавриила, – юрист. Мне очень импонирует ее собранность, деловитость и аккуратность. Их пятилетний сын Дима выучил алфавит, любит слушать рассказы о животных, много знает о них. Младший сын Василий – преподаватель ЯГУ. В детстве Вася вместе с братьями помогал отцу в реставрации Булгунняхтахской часовни. Он и сейчас неплохо рисует.

– Уже менее чем через месяц мы будем праздновать 65-ю годовщину Победы. Ваше детство пришлось на годы войны. Вы помните 9 мая 1945 года?

– 9 мая было очень тепло. Рано утром, увидев в почтовом ящике газету, я побежала сразу к бабушке. А потом весь день меня на велосипеде катал по городу брат – студент медучилища, и я держала в руке еще довоенный воздушный голубой шарик. Улицы были полны радостными людьми. Это был замечательный, яркий, счастливый день. Забыть его невозможно.

– Люция Саввична, огромное вам спасибо за интересный рассказ. Здоровья, счастья и процветания славному роду Поповых!

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
06.04.2010 13:16 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ