Голосования «на пеньках и в багажниках» не было?
Суд приговорил сына экс-сенатора к реальному сроку
Как не допустить обрушения построенных в Арктике зданий?
Габышев пройдет новую психиатрическую экспертизу
В Якутске 2 июля открылись ТЦ и летние веранды

В конце марта в Якутске состоялась отчетно-выборная конференция регионального отделения политической партии «Союз Правых Сил». После дискуссий о насущных проблемах внутренней политической жизни выбрали делегатов съезда СПС, который состоится в мае этого года в Москве.

После завершения конференции наш корреспондент взял интервью у Александра Аммосова.

– Александр Егорович, прошло немногим более трех лет с тех пор, как Вы, известный бизнесмен, стали членом СПС, возглавили Якутское региональное отделение этой партии, являетесь членом федерального Политсовета СПС. Легко ли Вам совмещать занятия бизнесом и политикой?

– Честно признаюсь, тяжело. Хотя слово «тяжело» в этом случае не совсем точно. Просто во всех отношениях удобнее и проще быть или политиком или бизнесменом. Если бы я не занялся политикой, то, наверное, в бизнесе добился бы большего успеха. Если бы ушел из бизнеса и занялся только политикой, то, наверное, и в политике было бы у меня больше побед. Однако, абсолютно точно никогда не знаешь, где приобретешь, а где – потеряешь. Сейчас я и там, и там, но это соответствует складу моего характера. Просто стараюсь везде успевать.

– Что сейчас, все-таки, происходит в Союзе Правых Сил?

– Идет подготовка к съезду, продолжается трудоемкий и сложный переговорный процесс, нацеленный на объединение демократических сил. Мнения по этому поводу существуют разные. Например, не механически объединять все партии, а выбрать одну – «Яблоко» или СПС – в качестве базовой. Если пойдут в конце концов этим путем, то шансов стать основой новой партии, на мой взгляд, больше у СПС. «Яблоко» – это партия одного человека, к тому же Явлинский категорически отказывается менять ее идеологию. А у СПС есть хороший опыт организации работы на местах, взаимодействия с населением. По всему сегодня чувствуется, что СПС набирает новую силу, появляются сильные региональные отделения, причем, именно в тех субъектах федерации, где на выборах правые силы раньше проигрывали. Наша партия начинает подниматься.

– А как будет называться новая партия?

– Пока об этом говорить рано, но предложения на этот счет поступают. Например, назвать ее Объединенной демократической партией.

КРИЗИС МИНОВАЛ

– В чем, на Ваш взгляд, была главная причина поражения СПС на выборах в Госдуму РФ?

– У нас была неправильной стратегия. Ошибочно считали, что политику СПС должен определять центр, центральный аппарат. Москва же практически не учитывала интересы регионов, не изучала их проблемы. Центральный аппарат не оказывал региональным отделениям ни методологической, ни юридической, ни финансовой помощи. Все это в итоге и обернулось тем, что выборы в 2003 году были проиграны.

– Можно ли сегодня говорить, что СПС преодолела период кризиса?

– Думаю, что да. И об этом свидетельствуют такие убедительные факты. В 2004 году выборы в местные законодательные собрания прошли в десяти субъектах РФ. В девяти из них СПС преодолела пятипроцентный барьер, ее члены избраны депутатами. В пяти субъектах прошли выборы губернаторов, в четырех из них представители СПС выходили во второй тур, а это, согласитесь, весьма красноречивый факт. Совсем свежий пример - состоялись выборы в Рязанской области. И там Союз Правых Сил преодолел пятипроцентный барьер, а в законодательном собрании сейчас создается фракция СПС.

– Так что же сегодня представляет собой СПС?

– Это, скажем так, партия людей, которым не чужды демократические идеи. Когда свобода человека, свобода личности ставится на первое место. Это партия интеллигенции – учителей, врачей, тех же госслужащих, предпринимателей, наемных служащих и рабочих. Это партия демократического толка. Россия должна все-таки пойти по демократическому пути развития. Нам нужно освободиться от этого ярлыка, который нам приклеили, что Россия является азиатской страной, что по этой причине ее нельзя сравнивать с той же Польшей, что мы ближе к Туркменистану, Казахстану и т.д. Москва является европейским городом, Россия – супердержавой, которая должна занимать определенное место в мировом сообществе. Мы должны жить по законам демократического общества. Даже если взять нашу республику – она многонациональная – и в первую очередь все должно определяться экономическими законами и внутренними законами общественного устройства.

– Правые, наконец-то, поняли, что партия не может нормально развиваться, не имея единого лидера. Есть ли кандидаты?

– Я знаю, что Михаил Касьянов выдвигает свою кандидатуру в качестве лидера партии СПС. В мае состоится съезд партии, на нем окончательно и определится, кто станет лидером. Пока же в качестве кандидатур кроме Касьянова - Немцов, возможно, Гарри Каспаров, Владимир Рыжков или та же Ирина Хакамада - она входит в «Комитет-2008», думаю, что возглавляемая ею партия вольется в СПС.

ВРЕМЯ БЫЛО ТАКОЕ

– Нет ли у Вас собственных предположений относительно недавнего покушения на жизнь Анатолия Чубайса? В частности, на Ваш взгляд, не связано ли это с его занятием бизнесом или политической деятельностью?

– Поскольку обычно бизнес и политика очень сильно переплетаются, одно из другого вытекает, то все возможно. Давайте рассуждать так. Чубайс проводит реформу РАО ЕС России. Любая реформа всегда кому-то не нравится: кто-то хочет жить по старинке, кого-то устраивает сложившееся положение вещей, кому-то это просто выгодно.

Пользуясь случаем, хотел бы напомнить, что, когда Чубайса только назначили на пост РАО ЕС России, 80\\\\\\\\\% всех предприятий энергетики находились на грани банкротства. Существовала колоссальная задолженность по заработной плате в этой отрасли. При расчетах преобладали бартерные схемы. Все это вело к глубочайшему кризису в целом в энергетике, который автоматически создавал условия, способствовавшие возникновению кризиса в бюджетной, производственной сфере. Бартер получил повсеместное распространение. Дело доходило до того, что на предприятиях, где выпускали, скажем, чайники, людям выдавали эту продукцию в счет зарплаты. Движение денег фактически отсутствовало.

Изменить эту ситуацию без жесткого наведения порядка было невозможно. Что Чубайс и сделал. Благодаря этому в энергетике возобновились денежные потоки, предприятия стали получать реальные деньги за произведенную продукцию, оказанные услуги, платить налоги в бюджет, а работники - получать заработную плату. Вся страна ожила.

Можно Чубайса критиковать за ошибки при проведении приватизации, но то, что он сделал в энергетике, – это подвиг.

Взять хотя бы нашу республику. У нас тарифы всегда были очень высокими, была тенденция к их неуклонному увеличению, особенно в северных улусах. А.Б.Чубайс построил в Якутии, на самом севере, восемь современных дизельных электростанций, что позволило снизить себестоимость производства электроэнергии.

– Чувствуется, что Вы не склонны резко критиковать Чубайса за то, что ему многие просто не могут простить. Не так ли?

– Вспомните, ведь это было сумасшедшее время. Законы как таковые отсутствовали, а приватизацию нужно было проводить, не откладывая, чтобы страна встала на рыночные рельсы. Непростительно, что при этом приходилось действовать подчас вслепую, но и ведь света как такового, чтобы правильно выбрать курс, разглядеть все возможные последствия, практически не было. Кто, прежде всего, воспользовался этим моментом? Люди, стоявшие у власти, руководители крупных предприятий - именно они их и приватизировали, стали хозяевами. Ведь сами реформаторы ничего себе не приобрели. Кому принадлежит контрольный пакет акций Магнитогорского металлургического комбината? Рашникову – бывшему директору этого предприятия. И так везде.

Глубочайший кризис экономики Советского Союза в конце 70-х - начале 80-х был вызван тем, что цена на нефть очень сильно упала, было что-то около восьми долларов за баррель. Сравните: сейчас уже 58 долларов.

А ведь и тогда СССР жил за счет продажи нефти. В итоге с прилавков все стало исчезать - утюги, чайники, лампочки, мясо, хлеб, масло. Тогда еще ни перестройки не было, ни приватизации, просто мы это как-то подзабыли. Вспомните, как жгли костры, сидели у магазинов ночью, ждали, когда привезут мясо, за молоком занимали очередь с вечера.

Я в то время работал в институте космофизических исследований. Так у нас, помню, даже женское белье по талонам распределяли. Отрезы ситца брали, даже не выбирая, главное, чтобы что-то досталось. Такое положение было. Производство замерло. Предприятия были на грани краха. Все в таком положении и оставалось накануне приватизации.

А за нее ведь и Госдума голосовала, принимала соответствующий закон, решение принимал не один Чубайс.

Вся же проблема состояла в том, что ваучеры были ничем не обеспечены. Они стоили ненамного дороже, чем бумага, на которой они были напечатаны. Я, когда получил эти ваучеры, жене сразу сказал: « Продай, не будет тебе ни телевизоров, ни «Волг», ничего». Экономика на тот момент в целом в стране была ниже нулевой отметки. Возьми предприятие-банкрот, раздели его по кирпичику, раздай людям, они от этого богаче не станут.

Конечно, в другом положении оказались те, кто эти ваучеры скупал, это им позволило сделать ценные приобретения. Но они шли на риск: кто-то при этом выигрывал, а кто-то проигрывал, гарантии успеха не было. Поэтому я не осуждаю тех людей, которые смогли на этом деле подняться.

– Отношение к частным собственникам у нас в стране действительно было очень плохое, сейчас оно меняется, но людей обеспеченных у нас по-прежнему не любят.

– Просто у нас такой менталитет. И с чего ему быть другим? Это на Западе уважают частный капитал, частную собственность, она неприкосновенна. Если даже преступника приговорят к смертной казни, никто не отбирает у него собственность. Она принадлежит его детям, родственникам. У нас же в России никогда частной собственности не было. До 1861 года вообще было крепостное право, население в основном было сельское.

Как только начали появляться первые частники, случилась революция. Опять не стало частной собственности. Она и появилась у нас только по большому счету благодаря Чубайсу. Именно он ввел приватизацию квартир. Ведь никто из нас до этого не был хозяином своей квартиры. Ее нельзя было продать, выписаться из нее, кого-то прописать, оставить ее по наследству. Поменять квартиру с меньшей на большую или наоборот за доплату считалось нарушением закона, поэтому придумывали разные «родственные» обмены.

Раньше вообще многое доходило до абсурда. Например, сельским жителям запрещали держать скот в большем количестве, чем было установлено кем-то сверху. Поесть строганину, жеребятину или карасей можно было только на свадьбе, в Новый год. Тогда это был страшный дефицит. Сейчас - повседневная еда. Люди держат скот: табуны лошадей, коров, продают мясо, приезжают на рынки…

О ХОДОРКОВСКОМ

– Есть ли шансы у Михаила Ходорковского стать лидером?

– Академик В.П.Ларионов однажды очень верно сказал, что настоящие друзья познаются не в беде, а в радости. Легко посочувствовать, а вот искренне порадоваться за успех другого человека, разделить с ним радость, не позавидовать – это для некоторых людей становится непреодолимым испытанием.

В 80-х годах в нашей стране все были бедные, и уровень жизни, за небольшим исключением, был приблизительно равным. Потом, когда вступили в рынок, все стало меняться. И началось: брат стал завидовать брату, сосед – соседу. А все от того, что кто-то начал добиваться успеха, кому-то хронически не везло, а третий вообще ничего не хотел делать и при этом критиковал тех, кто зарабатывал и приобретал то, что для многих еще было не по карману.

С Михаилом Ходорковским я встречался однажды в Московской школе политических исследований, он произвел на меня впечатление человека очень умного и добившегося всего самостоятельно. А ведь, в принципе, он был таким же, как я, ничем особо не отличался, немного старше меня, по-моему, закончил Московский физико-технический институт. В самом начале он находился в тех же стартовых условиях, что и мы. Создал крупнейшую в мире компанию, которая вошла в пятерку крупнейших в мире, занимала второе место среди нефтяных компаний по ежегодной добыче.

Мы должны были гордиться, что благодаря такому человеку, как Михаил Ходорковский, Россия вышла на мировой уровень, что наша компания «ЮКОС» совершила прорыв и вошла в число мировых лидеров. А что в результате?

Говорят, когда что-то происходит, смотри, кому это выгодно. Сейчас нет «ЮКОСа» и нет российских компаний в пятерке крупнейших нефтяных. «ЮКОС» развалился, рассыпался на кучу мелких предприятий. Очень многие из них не работают, ничего не производят, соответственно, снизилась общая добыча нефти, ее реализация, производство нефтепродуктов и т.д. Сколько при этом произошло сокращений рабочих мест, трудно даже сказать.

Я считаю, что общий экономический ущерб, который Россия получила в результате гибели компании «ЮКОС», гораздо больше, чем те миллионы, которые сейчас пытается получить с нее бюджет. Считаю абсолютно неправильным, что развалили такую компанию и посадили Михаила Ходорковского. Тогда нужно было сажать всю страну. Начиная с ее бывшего руководства, которое в свое время допустило дефолт, всевозможные кризисы, создание пирамид. Экспроприации и невыполнения обязательств со стороны государства было гораздо больше.

Я, честно говоря, думаю, что Ходорковский не станет лидером. Человек уже полтора года в тюрьме, это даром не проходит. Его заявление о том, что он готов быть не политиком, не предпринимателем, а готов выйти бедным человеком на свободу, говорит о том, что он надломился. Но его трудно за это осуждать.

ЗА ДИАЛОГ С ВЛАСТЬЮ

– Сколько сегодня в Якутии членов СПС и сказалось ли довольно затянувшееся затишье на политическом поле республики на их численности?

– Когда проходили выборы, у нас членов партии было более двух тысяч человек. Сейчас проводится сверка, и, я думаю, численность будет меньше. Перед началом выборной кампании нас было всего 110 человек. Так что, если мы будем стартовать (условно), имея, скажем, полторы тысячи человек, то, соответственно, надеемся, что рост рядов в последующем будет многократный. Кстати, даже после поражения на выборах в Госдуму, люди приходили к нам с заявлениями принять их в СПС. Даже когда пошел суперзакон, против которого мы выступали.

– А что Вас в нем не устраивает?

– Мы в принципе не против монетизации льгот, но при одном условии: деньги должны оставаться на местах. Надо налоги перераспределить в пользу местных налогов - региональных и муниципальных,- в этом случае можно проводить монетизацию.

Что у нас произошло? Все налоги сделали федеральными, а выплату компенсаций отдали на местный уровень. Налоги уходят в Москву, а компенсацию за транспорт мы должны платить здесь, в Якутске. Вот и вся проблема. А если налоги оставались бы в Якутске, то многие социальные задачи можно было бы решать за счет местных налогов. Москва – богатый город, Лужков там пенсионерам доплачивает из своего местного бюджета. А мы не можем этого делать, так как все деньги уходят в федеральный центр.

– Что Вы сегодня считаете главным в работе местных отделений СПС?

– Члены партии должны иметь активную жизненную позицию, работать не от выборов к выборам. Конечно, в первую очередь это работа через свои фракции. Партия и не может работать иначе, как через свои фракции. Потому что PR без дела – это лишь пустое появление на информационном поле. Заниматься благотворительными акциями – это в компетенции прежде всего благотворительных фондов. Партия же должна добиваться в обществе изменений правил игры, законов. Это можно делать только через депутатов. Соответственно, партия на государственном уровне должна работать через Государственную думу, а на местах - через местные фракции, своих представителей в муниципальных образованиях. Кроме этого, партия, конечно, должна идти на диалог с властью. Я до сих пор не понимаю, если наша партия на выборах в Якутии заняла второе место (после партии «Единая Россия»), то почему при назначении тех или иных руководителей органов исполнительной власти не идут на диалог с партией СПС. Мы всего в два раза проиграли «Единой России» - по количеству людей, которые нас поддерживали, так что Союз Правых Сил вполне имеет право иметь своих представителей в исполнительной власти. Тогда это было бы нормально, демократически.

Возможно, в будущем закон обяжет учитывать это обстоятельство при формировании кабинетов, как на федеральном, так и на региональном уровне, - в зависимости от того, в каком процентном соотношении будут распределены голоса избирателей между партиями. Я верю, что в 2006 году СПС (или она будет именоваться по другому) как минимум займет второе место и пройдет в Государственную думу.

ПОЛИТИКИ ВО ВЛАСТИ

– Сегодня много говорят о политической терпимости. А как обстоит это дело в нашей республике? Не можете ли Вы привести факты, когда на членов СПС производилось давление со стороны представителей власти?

– Конечно, я не могу категорически сказать, что никакого давления не производилось. Государственная машина работает на одну партию, государство поддерживает «Единую Россию». С одной стороны, это можно понять. Но нельзя смириться с тем, что после выборов, когда «Единая Россия» победила, получила большинство в Государственной думе, а СПС и другие партии проиграли, началось какое-то преследование, охота на ведьм. В нашей республике это не носило такого ярко выраженного характера, как в других субъектах РФ, но я знаю, что очень много было сигналов, когда людей, которые работали в штабах, просто увольняли. Определенные перегибы и у нас в республике были, но они, все-таки, незначительные. У нас очень хороший уровень взаимопонимания с руководством республики, поэтому как такового преследования не было. Положительно сказывается и то, что работают координационный и общественный советы, в которые входят представители всех партий, поэтому у нас в республике в этом плане вполне все благополучно.

– Недавно один из бывших членов вашего Политсовета был избран министром и тут же покинул ряды СПС. Или вот был у коммунистов республики яркий лидер, стал чиновником и все – остались лишь одни воспоминания. Получается, чтобы выбить из рядов той или иной партии сильных лидеров, надо им дать руководящую должность в какой-либо госструктуре: власть всем всласть. А если бы, скажем, Вам завтра предложили стать чиновником высокого уровня, Вы бы тоже смогли покинуть ради этого ряды СПС?

– Во-первых, Айсен Николаев не покинул ряды СПС, а приостановил членство в партии. Потому, что как министр финансов он считает, что обязан занимать нейтральную позицию. Это его личное мнение. Сам же я немного сожалею, что он так поступил. У нас пока считается, что исполнительная власть должна быть вне политики. На самом деле она не вне ее, а близка к «Единой России».

Есть чиновники, которые являются членами партий, не скрывают этого, входят во фракции и ярко при этом оппозиционируются, никто их за это не преследует. Например, Леонид Еремеев входит во фракцию СПС и одновременно является руководителем городского пенсионного фонда. Несмотря на свою высокую должность, он не выходит из партии. Это зависит от личности. Или взять, допустим, Данилова Владимира Даниловича. Он является руководителем федерального органа по управлению государственным имуществом на территории республики. Это очень высокая должность, он тоже является представителем партии СПС. Анатолий Чубайс, руководитель одной из самых важных отраслей России, но при этом член партии СПС и свое членство не приостанавливает. Есть губернаторы члены СПС, не говоря уже о депутатах и т.д. Все зависит от самого человека.

Если бы мне предложили стать чиновником высокого уровня, я бы никогда не вышел из рядов СПС. Но я бизнесмен, и вряд ли стану чиновником.

– Сегодня аналитики пишут, что на федеральном уровне уже идет подготовка к предстоящим парламентским выборам, которые станут репетицией будущих президентских выборов. В чем это сегодня выражается, и какая работа будет проводиться в связи с этим правыми в нашей республике?

– Партийная жизнь не должна затухать сразу после выборов. На следующий день после голосования нужно, образно говоря, начинать готовиться к следующим выборам. Это – жизнь, поэтому партия должна работать всегда, постоянно и всегда нужно готовиться к победе. Работать на нее, независимо от того, сколько дней осталось до выборов. Я верю, что демократические силы в конце концов объединятся, и наша партия начнет играть одну из ключевых ролей в российском обществе.

Анастасия НОВИКОВА
«Новости Якутии», № 13, 2005 год

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
03.06.2005 16:29 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ