Смертность от алкоголя в России снизилась почти в три раза
Украинский премьер побывал на концерте неонацистской группы
Мэр Абакана погиб в автомобильной аварии
Осужденный за взятку бывший вице-губернатор выйдет из колонии досрочно
В Якутске приводят в норму канализационные люки

В Интернете время «breaking news» - новостей, разрывающих шаблон, как говорят на западе. Главная из них, затмевающая популярные политические сюжеты, - большая трагедия в России, волна подростковых суицидов: в Москве, Красноярске, Ростове, Якутии, Амурской области... Мы теряем самое дорогое, ради чего живем, – от нас уходят наши дети.

Сообщения в СМИ свидетельствуют: подростки сводят счеты с жизнью практически друг за другом. Срабатывает синдром «индукции», «цепной реакции», «подражательных» суицидов, и дальше – как снежный ком… Некоторые психологи склонны называть происходящее «эффектом, или синдромом Вертера» - по названию романа Гете «Страдания молодого Вертера». Когда книга вышла, по Европе прокатилась волна самоубийств молодежи.

Статистика ужасает. По данным КПru, за последние 20 лет счеты с жизнью свели почти 800 тысяч человек, из них 100 тысяч – подростки. Ежегодно происходит 4 тысячи попыток самоубийств среди подростков, из которых 1,5 тысячи оканчиваются смертью - по три, четыре человека в день. И это только документально зафиксированные случаи. 10-15% звонков по «телефонам доверия» тоже связаны с темой суицидов.

Лидеры по частоте суицидов среди детейТува, Якутия и Бурятия. На 100 тысяч ребят в возрасте от 10 до 14 лет там приходится соответственно 15,6, 13,4 и 12,6 случая самоубийств. По мнению специалистов, сказываются экстремальные условия жизни, тяжелый климат, социально-экономическое положение региона и даже верования, снижающие страх пред суицидом.

Публикации на тему суицида и самоубийств - самые читаемые и обсуждаемые. Как показывают комментарии, читателями движет отнюдь не праздный интерес к проблеме, а чувство сопереживания и ни с чем не сравнимой боли от бессилия и безнадежности. Практически всех интересует вопрос: почему наши подростки не хотят жить, что толкает поколение «Айпадов» и «Твиттера» к роковому шагу?

Версий причин подростковых суицидов в электронных СМИ не так уж много: дети бегут от несправедливости нашего мира, от недопонимания их взрослыми, от неблагополучия в школе, а чаще из-за проблем в семье. В Якутске 13-летний подросток покончил с собой вскоре после того, как потерял планшетник Apple, - подарок отца, по которому подросток сильно скучал после развода родителей. Больше всего в жизни мальчик мечтал, чтобы родители опять были вместе. Перед смертью он лишь позвонил маме и сказал, что любит ее.

Виноват подростковый возраст? Как один из факторов, безусловно. По мнению психотерапевта Сергея Локтионова, «в период 13-16 лет у человека формируется на все своя точка зрения, своя воля, происходит психологическая ломка организма, Ребенок вступает во взрослую жизнь, начинает искать ответы на вечные вопросы: кто я и зачем на этой земле?». Клинический психолог Ариана Ефимова относит подростков к особому виду «хомо сапиенсов» со своей психологией и восприятием мира: у них уже нет детской способности забывать негатив, но еще нет иронии, которая так часто выручает взрослых, а потому вполне решаемые проблемы кажутся тинэйджерам концом света.

ЮНИСЕФ видит причину во всплеске психических болезней в России. Отечественная медицина против: процент шизофрении и психозов всегда примерно один и тот же – за последние 20-30 лет не стало ни больше, ни меньше. И говорить надо не о психических болезных, как таковых, а о пограничных состояниях. Это когда подросток по врачебным критериям вроде здоров, но психика его зависает, как перегруженный компьютер. Ребенок еще продолжает ходить в школу, заниматься спортом, языками, а внутри у него уже живут депрессия и ощущения тупика, он не справляется с тревогой, страхами, напряжениями...

Врач-психотерапевт Константин Ольховой подтверждает: февраль-март - время обострения психических расстройств.

С одной стороны, подросткам не хватает сильных эмоций, у них нет повода посмеяться, поплакать от души, они все время себя сдерживают, с другой - общее напряжение в обществе, в семье. Все это - предпосылки для фатального шага, который для подростков, вопреки логике, не страшен. Большинство из них, размышляя о своей смерти, представляют собственные похороны, слезы и угрызения родных так, как будто бы они еще живы и смотрят на все это невеселое действо со стороны. Они либо верят в бессмертие, либо, остро переживая возрастной кризис самоопределения, полагаются только на свой эмпирический опыт: «прыгай вниз и ни о чем не беспокойся, все равно когда-нибудь умрешь».

Анализ интернет-публикаций о трагедиях подростков приводит к выводу, что при всей схожести сюжетов и причин, в них есть одна общая обусловленность – это проблемы в семье (отсутствие теплого дома, одного из родителей, жестокое обращение, нарушенные детско-родительские отношения и эмоциональная сфера…). Все посты детей буквально кричат о невнимании со стороны родителей.

70% суицидов – из-за проблем с родителями. Каждый второй подросток, решивший уйти из жизни, пишет, что маме будет все равно, если он покончит с собой. Лавируя между нелюбимым домом и опостылевшей школой, ребенок не может найти никого, кто сказал бы: «мне важно, чтобы ты жил». У всех свои, куда более важные дела. Подростки пытаются гармонично встроить себя в наш взрослый мир, но не понимают, как это сделать. А когда не находят помощи, решаются на самый логичный, на их взгляд, способ - уход из него.

По твердому убеждению главного детского психиатра Москвы Анны Портновой, «главная причина, по которой подростки уходят из жизни, - конфликты, особенно скрытые, продолжительные, когда у ребенка накапливается недовольство ситуацией, близкими и самим собой. Оставшись без эмоциональной поддержки, сочувствия, ласки, он может решиться на непоправимый шаг. Трагедия большинства семей в том, что у них дома, как на работе, – партнерские отношения, а не дружба и доверие. Родители не знают, где и чем занимается их ребенок, с кем дружит, с кем общается в глобальной сети, какие у него интересы, ребенок не знает, чем живут его родители.

Лучше чрезмерная опека, чем отсутствие внимания. Обсуждая этот постулат, читатели КП.ru признают, что надо научиться общаться с ребенком. Орать и заискивать – одинаково плохие крайности. У ребенка должны быть и частная жизнь, и тайны, и слезы в подушку. Но когда возникает проблема, он должен прийти, в первую очередь, к родителям. И самое правильное сказать ему: «Давай вместе все обсудим. Я тебе обещаю: все будет хорошо. Я всегда с тобой». Прикоснется ладонь к ладони, и сразу станет тепло…

Даже самому «колючему» подростку очень хочется в душе, чтобы его пожалели и поняли, даже если он не прав. Психологи доказали, что если ребенка утром будит не будильник, а поцелуй родителей, то такой ребенок днем не совершает ничего агрессивного. Помогите подростку почувствовать себя востребованным, любимым.

В конфликтной ситуации из-за детского непослушания наказание и запреты не спасают. Вот последний пример: 15-летний московский школьник выпрыгнул из окна своей комнаты на 14-м этаже. В предсмертной записке он написал, что хочет узнать, что же будет после смерти, что просит прощения у родных, что любит их и что этот поступок ему не могут запретить. По мнению психологов, запреты - это и есть то, что в тяжелый момент может выбить из-под ног почву. Или табуретку...»

Особое место в проблемных публикациях о подростковом суициде занимает школа, которая сегодня, «страшно далека от «неудобного» подростка».

Каждый пятый автор детских постов в сети уверен, что учителя и одноклассники намеренно доводят его до желания покончить жизнь самоубийством. Две 14-летние подмосковные школьницы покончили с собой, спрыгнув с крыши 16-этажного дома. Они решили свести счеты с жизнью, боясь наказания за двухнедельный прогул школьных занятий.

Читатели справедливо возмущены: а где все это время были учителя, классный руководитель? Когда одноклассников погибших спросили, когда в последний раз к ним приходил домой учитель, они не смогли дать ответа…

Детские психологи в школе – это вообще отдельная тема в Интернете. Найти хорошего специалиста далеко не просто. Их катастрофически не хватает, идут на эту мало оплачиваемую работу нередко закомплексованные неудачники. 14-летняя Даша С. из Москвы пишет: «Я не могу говорить с родителями по душам – они начинают сразу читать морали: «Лучше бы ты книжки читала». У нас в школе есть психолог. Но и к нему я не пойду - все, что я расскажу психологу, узнает директор и мои родители. Это нечестно».

В подмосковной школе, где произошла еще одна трагедия, психолог есть. Один на восемьсот учащихся. При такой нагрузке, пишет заслуженный учитель России Евгений Ямбург, «Школьный психолог вряд ли сможет помочь ребенку справиться с депрессией, ведь его забота - обеспечить учебный процесс. Психолог превращается в пожарного, реагирующего лишь на острые клинические случаи, которые всем бросаются в глаза. Вне его поля зрения остаются подростки, к которым применимо определение «в тихом опыте черти водятся».

Президент Ассоциации детских психологов и психиатров Анатолий Северный считает, что «в нынешнем виде школьная психологическая служба бессмысленна. Один-два психолога на 800 детей. Кроме того, дети боятся идти к школьному психологу, потому что он тоже часть школьной администрации. А значит, их заветные секреты могут открыться педагогам и директору».

Непрофессионалы в работе с детьми и подростками – это еще одна составляющая трагедии, жертвами которой становятся несовершеннолетние. В середине февраля, на самом пике российского подросткового суицида, все новостные сайты рассказали о том, что инспектор по делам несовершеннолетних предложила школьнице выпрыгнуть из окна - так специалист планировала отговорить девочку от суицида.

История вызвала немало читательских откликов, их авторы нередко жаловались на полицейских: «ведут себя с детьми так, будто общаются в тюрьме с преступниками». В большинстве обращений звучит мысль о необходимости родителей «что-то пересмотреть в своих отношениях с детьми, попытаться найти компромиссы. Не сломать, не подстроить под себя, а именно наладить взаимоотношения».

Красной нитью большинства публикаций по вопросам подросткового суицида проходит тема негативного влияния Интернета, где в изобилии представлены сайты с детской порнографией, реклама поставщиков оружия, драгдилеров и чернокнижников, сообществ ищущих смерть и т.д.

Только по запросу «самоубийство» в «ВКонтакте» вам предложат 540 тематических групп, большинство из которых тем или иным способом смакует моменты добровольного ухода из жизни. Шестиклассница из московской школы повесилась, оставив записку «Прошу никого не винить, жизнь не вечна». Это не она придумала – это из Интернета. Именно в социальных сетях, а не дома или во дворе современные дети выплескивают свои страхи и проблемы. И оставляют предсмертные записки... В том числе и такие: «Все объяснения моей смерти ищите в интернете». Это написала московская девочка, перед тем, как повеситься на ремешке от сумки.

В ряде интернет-публикациях остро ставится вопрос о негативном влиянии на подростков со стороны различных сообществ и религиозных сект, которые проповедуют конец жизни, дают инструкции, как правильно уйти из этой жизни, чтобы найти счастье в другой. На сайтах разных гуманитарных и зачастую православных сообществ очень своеобразно отговаривают от самоубийств – в духе вредных советов.

Подробное описание самоубийства, имеющее целью напугать подростка и заставить отказаться от задуманного, на деле может использоваться им и как руководство к действию. Кроме того, в сотнях «Клубах самоубийц» подростки могут быстро найти виртуальных товарищей по несчастью, примерить на себя роль «жертвы».

Запрет на Интернет – не выход. А вот ограниченный, контролируемый доступ необходим. К сожалению, сегодня призывы к самоубийствам никем не контролируются, никто не отслеживает социальные сети.

Куда смотрят органы, призванные по долгу службы бороться с преступлениями в компьютерной сфере? Внятного и публичного ответа нет. Решение социальной сети «В контакте» закрыть несколько групп, в которых освещалась тема суицидов, тоже не вселяет надежды. Интернет он ведь как гидра – отрубишь одну голову, вырастет десять.

Сюжеты подростковых самоубийств, в большинстве своем не оригинальны. Расстаются с жизнью, в основном, девочки 13-16 лет. Способ почти всегда один и тот же – прыжок с крыши или повешение. А причины, как видно из публикаций, можно по пальцам пересчитать. Но если их обобщить, то можно увидеть главную – виноваты мы, взрослые. Это мы подталкиваем наших детей к краю пропасти… Наши дети умирают от равнодушия. Синдром Вертера стал синдромом бездушия?!

На вопрос, что мешает и кто может помочь вам расти счастливыми, отвечали подростки из разных уголков страны. Ответы не удивили и не обнадежили: «Мы не можем сами себе помочь». Первый и, наверное, определяющий ответ на риторический вопрос «что делать?» банально прост, но верен по сути. Темой детских суицидов нужно заниматься всерьез. Здесь призывы к помощи общества не спасут, подросткам нужна государственная помощь.

Что может сделать государство? Мысли и предложения самые разные:

«Приучать подростков обращаться за психологической помощью, но для этого повернуть лицом к подростку службы психологической помощи, центры социальной помощи семье и детям, телефоны доверия, призванных услышать его, помочь ему».

«Создать институт участкового психолога, что, по мнению вице-спикера Госдумы Людмилы Швецовой, повысит эффективность психологической поддержки ребенка».

«Создать доступную, но профессиональную систему помощи детям и семьям: «Люди не могут обсудить свои проблемы и найти поддержку. Поэтому такая система была бы очень полезна».

«Открыть в каждом дворе или хотя бы микрорайоне спортивные площадки, а кружки и студии в молодежных и детских центрах сделать бесплатными».

«Запретить в Интернете обсуждать, кто и как свел счеты с жизнью, а давать практические советы, медицинские и психологические консультации, тренинги: «замалчивать проблему нельзя, но и смаковать подробности более чем опасно».

«Наблюдать детей по месту учебы и в тех психолого-педагогических центрах, чья репутация давно сложилась, наращивая там корпус специалистов, способных предотвратить трагедию».

«Сделать тему подросткового суицида предметом всенародного обсуждения.

Глава комитета по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы РФ Елена Мизулина предложила обсудить проблему детских суицидов на «круглом столе» в Госдуме: «Вопрос очень серьезный. Родители работают. Дети предоставлены самим себе. Бесконтрольно сидят в социальных сетях. При этом, у родителей нет возможности бесплатно получить консультацию психолога».

В Якутии от рассуждений переходят к практическим шагам. По инициативе Национального фонда защиты детей от жестокого обращения, I Российско-американского Форума по защите прав детства и на основании резолюции съезда уполномоченных по правам ребенка в РФ в республике создается Ассоциация по противодействию насилию над детьми. Организацию возглавит уполномоченный по правам ребенка в республике Анна Соловьева, а в состав ассоциации войдут представители правоохранительных органов, управления федеральной службы исполнения наказаний, МЧС РФ по РС(Я), учреждений образования и здравоохранения, общественных организаций.

В числе основных мероприятий ассоциации - координация и взаимодействие органов власти на всех ее уровнях по предупреждению и противодействию насилия на детьми, организация медико-социального сопровождения детей, организация обучающих курсов для специалистов и др.

Члены ассоциации будут представлены во всех улусах и районах по примеру общественных помощников Уполномоченного по правам ребенка.

Декан журфака МГУ Елена Вартанова пишет: «Истории о

детском и подростковом суициде не должны преподноситься в СМИ как скандальные истории. Надо не расписывать во всех красках детские смерти, а организовать общественную дискуссию по этой проблеме в сфере аналитики и социальной проблематики».

Остается добавить: за дискуссией по этой внезапно ставшей очень актуальной теме должны следовать практические дела. Чтобы мы никогда не могли сказать: «Наши дети уходят от нас».

Обзор электронных СМИ подготовила

Раиса ЛИТВИНОВА.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
26.02.2012 14:51 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ