Почему России не нужен миллион программистов
Около 10 авиакомпаний РФ оказались в зоне финансового риска
В Якутии сверили планы по работе с Юнармией
Экс-замгубернатора арестован по делу о мошенничестве
В Якутии добыт крупный алмаз фантазийного желтого цвета

Интервью с Всеволодом Леонидовичем Богдановым записал в декабре, когда готовил к выпуску свою книгу журналистских материалов “20 лет спустя. Штрихи к портрету эпохи”. В сборник включил статьи, интервью, эссе 1990-1991 и 2011-2012 годов. Решил предварить книгу интервью с человеком, который боролся и борется за честную и открытую журналистику и который был всегда таким и таким и остался. Встретились с ним в Москве, в его кабинете в офисе СЖ России. То о чем он тогда говорил, думаю, будет интересно и читателям SakhaNews в преддверии Дня российской печати.

– Всеволод Леонидович, 1980-90-е годы – это было золотое время российской журналистики. Огромные тиражи газет и журналов, «четвертая власть»... Как охарактеризовали бы Вы сегодня журналистику тех лет? Что было определяющим в той журналистике?

– Я могу сказать, что та острота, задиристость, та острая направленность, которая была в 1980-е годы, когда журналистов, прессу, медиа называли некоей «четвертой властью», желание изменить жизнь, желание любой ценой каким-то образом обустроить, осовременить было таким мощным, что мы, к сожалению, не заметили, как в 90-е годы из нас, из так называемой «четвертой власти», сделали «журналюг».

Так получилось, что все уважение общества к нам вдруг стало пропадать. Мы перестали влиять на жизненные изменения, все превращалось в скандалы, скороговорки и, что мне очень несимпатично, вместо журналистского расследования, вместо очерка, публицистики журналисты перешли на выражение собственного мнения по любому вопросу. Журналист, вместо того чтобы излагать разные точки зрения, позиции, излагал свое собственное мнение, порой похожее больше на скандал, на ругань. Все это привело к большим потерям доверия телезрителей, слушателей, читателей к журналисту. Рейтинги телеканалов начали падать, упали тиражи газет.

Это произошло не только потому, что плохое было обустройство медийного пространства, и не потому, что непонятно по какой причине пропал правовой и социальный статус профессии. Это получилось во многом по нашей собственной вине, потому что в упоении своей миссией многие из нас забыли, собственно говоря, в чем смысл нашей профессии. Вместо того, чтобы быть глазами и ушами общества... Я сразу оговорюсь, это в меньшей степени относится к журналистам Якутии.

– Почему?

– Меня всегда поражало, что у якутских журналистов не просто оптимизм, а патриотический оптимизм. Когда начались изменения в жизни, у вас начались изменения городской среды, города начали молодеть, в городах появились потрясающие строения, кварталы, улицы. Я никак не могу забыть Центр медицинский, Центр материнства, здание Академии наук, спортивные сооружения, строили с широким размахом, возводили европейцы, приезжали специально нанятые строительные бригады. Я никогда не могу забыть, какие создавались этнографические центры тогда под Якутском. Культура якутская, которую удалось сохранить, была возведена в духовные верховные ценности. И все это было не только оправдано, это было потрясающе интересно.

И может быть, все это помогло якутской журналистике не то что не «погибнуть», а набрать авторитет и вес в обществе, влиять на людей. Сегодня, если сравнивать регионы Дальнего Востока, все, что происходит в СМИ, на их фоне СМИ Якутии и, может быть, Хабаровского края выглядят лучше, это вызывает оптимизм. Здесь тоже свои проблемы, сложные вопросы, но в целом все-таки лучше, чем в других регионах Дальнего Востока.

Мне кажется, что здесь сыграла свою роль журналистика, которая была посвящена родине, Якутии, Саха, ее людям. Когда были провозглашены ценности, не только материальные, но и интеллектуальные в жизни людей, когда традиции были возрождены, и все это позволило стать не просто еще одной национальностью северной, а нацией саха. Вспоминаю встречи с Михаилом Ефимовичем Николаевым, и сразу встают перед глазами картины его родного села, Якутск, который он изменил.

– Спасибо за такую оценку Якутии, якутской журналистики.

– Да, возвращаясь к теме, если сравнивать утраты на медийном пространстве, то они – огромные. Это необустроенность медийного рынка, необустроенность во всем, начиная с НДС, которую то отменяют, то оставляют, и кончая работой почты, из которой делают банк и забывают об интересах населения. Вот были принципы советской печати, их было 10: партийность, народность, критика, самокритика, действенность и т.д. Недавно мы с Ясеном Засурским стали перебирать, обсуждать и обнаружили, что из принципов остался только один – это партийность. Все другие принципы, которые были бы важны сегодня, особенно действенность печати, все утрачены.

– Вот та свобода слова, сколько лет она «держалась»?

– «Хитрее» ситуация там. Свобода слова, она развивалась и развивалась, порой стала еще и высокооплачиваемой, потому что за тот или иной материал стали платить. Но политтехнологи придумали другой подход: пишите, «журналюги», свои заказные статьи на любые темы, но реакции не будет. Появилось другое понятие, «свобода слышимости». Потому что журналист может напечатать любой материал, но не всегда на это последует реакция власти. Упала действенность печати. Мы не власть, мы глаза и уши общества. Глаза и уши должны быть здоровыми и должны влиять на состояние общества и на действия власти.

– Есть мнение, что печатные СМИ могут быть заменены их интернет-вариантами, электронными СМИ.

– Мы недавно проводили большую дискуссию «Контенты и форматы современных СМИ: формула доверия». Принимали участие не только журналисты, но и ученые, философы, академики. Мне очень понравилась точка зрения российских философов. Никогда печатные СМИ не уйдут от человека. Потому что, во-первых, интернет сегодня напоминает огромную толпу, где раздается крик, много голосов, но никто друг друга не слушает. Это все о том же – о свободе слышимости, свободе слуха.

Есть еще другой, очень важный момент, связанный с психологией человека. Вот человек складывает слова, из слов предложения, из предложений рождается идея, это совершенно другая работа мозга. Развитие интеллекта, усложнение психологии человека – все это происходит благодаря чтению. Речь даже не о том, что на бумаге хранение каких-то идей, мыслей и т.д. Это еще и тренировка интеллекта, тренировка мыслительных способностей. Мы сегодня должны вернуть журналистику обществу и человеку. Журналистика – важная часть общественного сознания, и надо все делать, чтобы она вернулась в виде эссе, очерков, фельетонов, публицистики и т.д.

– А как это может вернуться?

– Надо, чтобы изменились форматы СМИ. Мы привыкли делать то, что привыкли всегда делать. Например, надо изменить сегодня и те привычные «районки», они должны быть другими. Мы сегодня переживаем катастрофу, трагедию, когда нет тех привычных газет, как «Известия», «Труд». Они ушли не только из центра города, но и из центра жизни. Момент трагический, но я думаю, что он не вечный. Журналистика вернется. И не нашлось людей-реформаторов, которые бы сделали современный формат современной газеты.

– А что происходит в зарубежной журналистике, те же проблемы?

– Я не думаю, что этот формат нашли и в других странах. Например, когда я был в «Гардиан», они с гордостью показали, как они совместили интернет с печатными СМИ. Это огромные залы, в которых сидят по 300 человек народу. У каждого кабинка, компьютер, и он ищет ту тему во всем мире, информацию, которая соответствует его теме. На основе этого он готовит материал для печатного СМИ. Когда я увидел это, пришел в ужас и подумал, что если б это было в начале моей профессии, я бы никогда не пошел в эту профессию. Я считаю, что журналистика в другом: в исследовании жизни, а не просто в поиске информации. Журналистика в том, что ту или иную тему, которую выбрал, я как журналист сам исследовал бы, проанализировал и пришел к каким-то выводам. Вот в этом смысл работы журналиста, а не в том, чтобы копаться в интернете и искать там материалы для темы. Это не должно быть единственным источником информации.

Записал Олег СИДОРОВ.

Москва. 11 декабря 2012 г.

Справка:

Богданов Всеволод Леонидович родился 6 февраля 1944 года в Архангельской области.

Окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета (ныне – почётный профессор этого университета).

Журналистскую деятельность начал с сотрудничества с редакцией Архангельского радио.

В течение 15 лет работал в газетах «Магаданская правда» и «Советская Россия». Затем в Государственном комитете СССР по телевидению и радиовещанию – генеральный директор программ Центрального телевидения.

С 1982 года - председатель СЖ России, член исполкома Международной федерации журналистов.

Женат, имеет трех дочерей. Все члены семьи, кроме старшей дочери, профессиональные журналисты.


Ссылки по теме:

Спасибо за добавление статьи в:
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
12.01.2013 13:29 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ