Почему России не нужен миллион программистов
Около 10 авиакомпаний РФ оказались в зоне финансового риска
В Якутии сверили планы по работе с Юнармией
Экс-замгубернатора арестован по делу о мошенничестве
В Якутии добыт крупный алмаз фантазийного желтого цвета

Лев Львович Любимов – доктор экономических наук, профессор, один из создателей Высшей школы экономики, ныне – заместитель научного руководителя ВШЭ, заведующий кафедрой макроэкономического анализа ВШЭ. Л.Любимов опубликовал свыше 150 монографий, глав в монографиях, статей в научных журналах. Им написано пять учебников по основам экономической теории для средних школ, техникумов и вузов, из которых учебник «Основы экономических знаний» был включен в федеральный комплект для использования в специализированных классах высшей ступени. Это из официальной биографии.

В жизни Лев Львович простой в общении, но знающий цену себе и своим словам представитель классической профессуры, и он относится к тем личностям в истории России последних десятилетий, кого мы называем влиятельными лицами. Острый на слово, он – один из немногих в российской публицистике интеллектуалов.

Лев Львович приезжал в Якутск по приглашению СВФУ и принимал участие в работе Совета по развитию гуманитарного образования СВФУ и открытии школы демократической культуры.

О Якутии и университете

- До приезда в Якутию, какой Вы ее себе представляли?

- Большая территория, далеко от Москвы, достаточно развитая. Думаю, что не зря у вас большое количество университетских программ, работает не один университет. У вас есть аграрные, инженерные, гуманитарные, технические вузы и другие виды высшего профессионального образования. С другой стороны, для территории с небольшим населением, есть оперный театр и много музеев. Я, например, не ожидал, что у вас есть оперный театр, который в большинстве случаев встречается только в городах-миллионниках. Это говорит об определенном состоянии уровня культуры. Молодежь у вас очень приличная, это я узнал в ходе работы в приемной комиссии Высшей школы экономики, куда поступали выпускники якутских школ. Пока я был проректором и отвечал за весь академический процесс, не помню, чтобы кого-нибудь из поступивших ребят отчисляли. Значит, у них коэффициент выживаемости 100%-ный.

- Вы посмотрели университет. Ваши впечатления?

- Что касается студентов, которых я видел. Это студенты обучаемые, вменяемые, что чрезвычайно важно. Что мне не понравилось во всех аудиториях, так это то, что во время дискуссии или диалога я просто ощущал незнание иностранных языков. Это плохо. Тот иностранный язык, который я пытался прощупать, был английский – lingua franca, универсальный язык мира, язык мировой коммуникации, имеющий огромное значение. Те ребята, которые думают, что станут учеными, они без него никогда ими не станут. Этот язык означает доступ к мировым научным текстам. Собственно, нашей науки российской немного. Например, возьмем общественные и гуманитарные, они не просто далеко, а очень далеко от мировых мэйнстримов. И здесь английский язык обязателен.

Хорошо, что дети знают два языка: якутский и русский. Это очень важно, поскольку у вас достаточно развитая мифология, эпос. Я примерно представляю значение мифологии. Оно в действительности огромно. Не знаю, в какой степени ваши профессионалы понимают роль мифологии в античной культуре. Это высшая культура, которую имело человечество в своей истории. До сих пор ее высоты непознаваемы. Как оказалось, греки мыслили мифологически. Грек, когда просыпался и высовывался из окна, он начинал, наверное, здороваться с нимфой этого дерева или этого ручейка, и начинал с ними разговаривать. Платон мыслил мифологически. Платон – создатель языка абстрактной науки. Я думаю, точно также мыслил и Аристотель, создатель логики, силлогизма, науки о политике, о социальных отношениях.

Важно наличие двух языков, поскольку два языка – это две рефлексии, это расширение образа мира. Язык – это неявный образ мира. Соответственно, два языка – это больше, чем один образ мира. Мы говорим о том образе, который познаваем. Это некий заложенный потенциал. Следовательно, требование к университету заключается в том, чтобы этот потенциал реализовался в мощные источники личного благосостояния, а заодно валового регионального продукта и российского ВВП, если говорить экономически.

О Вышке и рейтингах вузов

- ВШЭ - одно из лучших высших учебных заведений России. Из каких средств получаете собственные средства?

- Они складываются из коммерческих образовательных программ. Многое я сейчас не могу сказать. Когда я заканчивал свое проректорство, то бизнес-школ у нас было 22-23. На сегодняшний день, я думаю, их количество достигло 40. Есть разные школы. Самой престижной является Высшая школа менеджмента с программами MBA, DBA (MBA – Master of Business Administration, DBA – Doctor of Business Administration). Эта бизнес-школа имеет очень высокую репутацию, в том числе и в Европе. Я думаю, их годовая продажа – 130-140 миллионов. Это небольшой коллектив из 15-20 человек, профессура, которая одновременно работает на факультетах. Это лишь один источник.

Есть много договорных и проектно-исследовательских работ, которые дают миллиарда полтора-два, так что средства есть. У нас есть преподаватели, зарплата которых 35-40 тысяч в месяц. Им это очень не нравится. Мы говорим: «Не нравится, выигрывайте грант». Мы понимаем насколько сложно нам, экономистам, прорываться, пробиваться в топовые американские научные журналы. Тем не менее, мы понимаем, что это нужно стимулировать, чтобы у людей не опускались руки, или они не искали что-либо более дешевое, потому что, цитирую: «это часть нашей международной репутации». За одну статью в журнале первого ранга в топовой двадцатке, сотрудник, преподаватель факультета получит премию в размере $50 тысяч за полтора года. Естественно, нужно создавать другие условия. Никто никого не заставляет. Если вы не делаете, у вас есть причины.

У меня практически всю семинарскую работу ведут студенты магистратуры. Это не так много часов в неделю, это не убивает их исследовательское время, ведь магистры – это исследователи. Но, с другой стороны, лаборатории имеют исследовательское поле, и мы за это платим. Таким образом, так как они что-то преподают и работают в лаборатории, они получают ежемесячно порядка 30-40 тысяч рублей. Это в принципе очень напоминает студенческие стипендии в Европе. Естественно, эти ребята очень мотивированные и с очень сильными результатами. Одновременно, это дает возможность тем докторам (с западной докторской степенью доктора философии), которые работают в магистратуре, иметь учебную контактную нагрузку не больше 150 часов в год. Остальное время идет на исследовательскую работу, в том числе и в лабораториях со студентами. Вот, например, год назад Е.Г.Ясин ездил на конференцию в американский университет в Будапеште, там были 3-4 сотрудника кафедры. Ясин сказал, что наши сотрудники смотрелись лучше, чем европейские и даже американские коллеги. Это всегда видно по профессиональному языку.

- Насколько реальную картину показывают рейтинги вузов?

- Реальную картину показывают только глобальные рейтинги. А не те, которые нарисует наш министр образования, неважно с какой фамилией, тем более с подсказкой из правительства или администрации президента.

Есть такое замечательное заведение Рособрнадзор, который пропускал тысячи «некротических» программ. Восемь лет назад Рособрнадзор мониторил один наш филиал, когда пришло время продлевать лицензию. Даются тестовые задания, якобы все честно и прозрачно. Филиал отправил в Москву списки всех студентов, т.е. составили список для тестирования. Дальше они проверили и сказали, вот здесь у вас по математике 91 из 100, мы считаем, что так быть не может, давайте понизим. Естественно я резко выступил против этого, и они остановились. Буквально через неделю проходит проверка в соседнем вузе. Там математику написали на 30 баллов. Однако из-за давления губернатора, парламента на Рособрнадзор, последний был вынужден пойти на компромисс и продлить лицензию на год. Далее обучение в этом вузе закончилось вообще, потому что они целый год потратили на подготовку к новому тестированию. И все это называется высшим образованием. И это происходит даже в университетах, которые имеют статус исследовательских.

С нашими университетами ситуация начинается с этноса, с ценностной матрицы. Она потеряна. Потеряна репутационная составляющая в глазах мирового сообщества. Мы пытаемся надувать щеки. Если Владимир Владимирович, наш Президент, ставит задачу к 2020 году, чтобы пять наших университетов вошли в топовую сотню, он же понимает, что представляют собой остальные 600. Что касается Якутска, у вас начали возникать условия изменения университета. Надо работать над развитием этих условий. Надо вкалывать, желательно при двух часах сна в день. Это будет правильно.

Я не знаю, что у вас происходит на остальных факультетах. Я был только на экономическом, и там надо решать вопросы с математической подготовкой, иностранным языком, статистикой и теорией. Эти вещи надо немедленно решать. Естественно, если вы начнете решать эти вещи, нужно решать вопрос с библиотечно-информационной базой. Я не знаю, сколько сейчас в Вышке тратится на это. Наверное, не меньше 70-80 миллионов в год. Это при том, что у нас огромный задел. Мы закупаем все базы данных, около 100 тысяч названий журналов, западных, на всех языках. Все это доступно по паролю дома, в общежитии, поезде любому сотруднику, студенту, а теперь, последние полтора года, и любому выпускнику.

Имеются статистические базы Госкомстата РФ, ООН и других международных организаций. Мы ходили в середине 90-х почти без штанов, насыщая библиотеку. Мы очень гордились в то время, что мы, сопливые, только начавшие работу, с 1 по 10 сентября выдавали каждому студенту по два рюкзака учебников. В эти десять дней библиотека практически не ела, не пила, не спала. Теперь, конечно, все в оцифрованной форме, и рюкзаки не нужны.

Об истории и политике

- Вы на протяжении всей своей жизни находитесь в гуще общественно-политической жизни страны, оказываете влияние на политику… Как Вы оцениваете с высоты сегоняшнего дня то, что произошло в 1990-х годах с нашей страной?

- Путин определил это как геополитическую катастрофу. То, что произошел развал страны, это, безусловно, так. Распался четко структурированный, дисциплинированный мир с супер-державами, военно-политическими блоками. Этот порядок распался не так благостно. Вспомните Югославию. Нынешняя Российская Федерации сама избежала гражданской войны, но мы помним конфликты на ее периферии: Грузия, Азербайджан, Приднестровье, Чечня... Надо сказать, конечно, что это были трагические годы. Резко активизировались бандиты во власти. Вы же помните этот ужас Государственной Думы: идет Жириновский в окружении «качков» конструкции «шкаф», вчерашних бандитов, которые стали телохранителями и депутатами одновременно. Во многих регионах к власти пришли люди с криминальным прошлым.

Какая экономика была в нашей стране? Двадцать раз Гайдар пытался объяснять, что 1 января 1992 года у страны не осталось золотовалютных резервов, был огромный внешний долг, хлеб кончался через месяц или полтора. Экономика не могла производить ни хлеба, ни мяса, ни масла… Зато производила пушки, ракеты и так далее. Это все исчезло.

Что мы имели через несколько лет? Мы имели уже долю услуг в экономике в 55%, на Западе этот показатель составлял 75%. Очень быстро мы сумели создать сферу услуг и массовой продажи потребительских товаров. Для этого надо было создать логистическую сеть – склады, транспорт и так далее.

Мы в 90-е годы построили это, не имея ничего. В нулевые годы Путин получил ресурсы из-за высоких цен на нефть. К сожалению, этим мы воспользоваться не смогли, потому что Путин сначала решал политические задачи, и он их решил. Это нужно было сделать. Путин выстроил государственную вертикаль власти, восстановил порядок, в известной степени восстановил международный имидж, восстановил положительную динамику экономических показателей.

Возник рост в экономике, но качество этого экономического роста оказалось, в конечном счете, желтым, а не зеленым. В то время как Китай, который от той же системы ушел и достиг 20%-ного роста, мы один раз достигли 8%, и были очень горды этим. Самый оптимистичный прогноз в настоящее время – 3%. Что такое 3%? Это американский исторический рост. Но у США объем производства – 17 трлн, и 1,5 трлн у нас.

Причина того, что с нами происходит, это люди. Большинство работников сегодняшней России неконкурентоспособны. Проблемы решения исторической судьбы России уперлись в два слова – человек и культура. А это, следовательно, образование и культура, но не только. Это здравоохранение, спорт и физкультура, отдых, безопасность человека. Вот эти проблемы, которые обустраивают человека и формируют того работника, который является надежным источником валового внутреннего продукта, должны решаться в первую очередь. Вот это становится главным.

То, что на неделе происходило (о заседании и решениях Совета по развитию гуманитарного знания — О.С.) в вашем университете, это единственный университет, который каким-то внутренним инстинктом, какой-то внутренней интуицией вышел на главную проблему. В то время, как ни один регион и ни один университет на эту проблему не вышел.

- Тогда, в 1990-х, много говорилось о программе Явлинского. Как Вы думаете, не был ли отказ от “500-ста дней» Явлинского упущенной альтернативой развития страны?

- Нет, конечно. Замечательно, что была плеяда молодых людей, которые мыслили иначе, чем все. Кто-то позавчера вспоминал, что была такая конференция завкафедрами гуманитарных и общественных наук. Это было в июне 1992 года. Собрали 700 человек. Я как романтик, как человек, понимавший, что это переломный момент, считал, что мы не можем пойти тем путем, которым пошла Германия. Когда Германия воссоединилась, они ввели полный запрет на работу всем тем профессорам, кто работал в Восточной Германии по социальным наукам.

В первой половине дня было пленарное заседание. В попытке объяснить им, что надо делать, мы вызвали злобную реакцию в зале. Я предложил немедленно разбиться на несколько секций. Мне отдали секцию экономистов. Я пришел и сказал, что у нас есть два пути: один - преподавать ту же политэкономию, но это никому не нужно: социализм закончился, сейчас будет востребовано знание о рыночном экономическом хозяйстве, а не о плановой экономике. Поэтому второй путь - преподавать то, что является мировым мейнстримом в экономике. Давайте начнем это преподавать. Создадим 5-10 групп на потоке, дадим 3 месяца каждому, введем 5-6 сильных профессоров. Вы будете работать 48 часов в неделю, отдыхать только в воскресенье. Давайте это делать. Начнем серьезную переподготовку профессуры. Для вас один выход из положения, другой путь – вы будете уволены. Не мы вас уволим, а студенты вас уволят.

Ну вот, согласились, с этого начался будущий Государственный академический университет гуманитарных наук, первым ректором которого я был. Но огромное количество не захотело это делать. С этого началось разрушение. В правительстве вузам говорили: «Спасайтесь, как можете». Вот они и начали спасаться, вы понимаете, каким образом.

Сейчас я скажу очень неприятную вещь, попробуйте ее сформулировать. Путину надо было делать смелые шаги, но эти шаги были бы непопулярными, они раздражали бы большинство. И появилась эта бесконечная осторожность, игра с массой из-за зависимости от электоральных настроений. Путину надо избираться, а фальсификация – это легитимная смерть. Как мы видели, можно было фальсифицировать выборы в Госдуму (в нее все равно никто не верит), но не президента, ибо ему верят. Игра в этот популизм все время мешает. Однако я не знаю, как в нее не играть, потому что 80% избирателей Путина – неконкурентоспособны. Он находится в некоей ловушке, и держит точку бифуркации, иначе мы рванем назад.

- Возвращаясь в 1990-е годы. Вы лично знакомы с М.С.Горбачевым?

- Да.

- Как бы вы оценили его деятельность на посту первого руководителя страны?

- Михаил Сергеевич делал то, что позволяла его личная культура. Эта культура имела гуманистические черты: идеи гласности, идея окончания холодной войны, точнее, капитуляции в ней. То, что он пошел на эти шаги, говорит о том, что он порядочный человек, человек, делавший историю. Ведь проиграл в этой войне не он, а его предшественники. И это раздувают сейчас так, будто он все развалил. Еще раз повторю, Горбачев сделал то, что ему позволяли его культура и его окружение. Но то, что он сыграл исторически позитивную роль, это факт.

- А Ельцин?

- То же самое, что и Горбачев, – то, что позволяла ему его культура. Кстати, то же самое делает и Путин. А сдержек и противовесов нет. Их нет не потому, что Путин такой, а их нет, потому что 80% трудоспособного населения – неконкурентоспособны, общество неструктурированное, недифференцированное, неформализованное. Это общество, неспособное создать систему сдержек и противовесов, с догосударственной культурой.

- Сколько времени потребуется, чтобы переломить эту ситуацию?

- Поколение, полтора поколения. Не думаю, что два, поскольку сегодня другая информационная среда. Все может происходить гораздо быстрее, но это надо делать. Вот сегодня я был в школе. Я говорю учителям, что через четыре-пять лет из-за того, как вы работаете, вы будете не нужны. Интернет есть у каждого, а вы с ним хотите конкурировать. Но они тоже не виноваты, ими надо заниматься. Будьте любезны, вы – университет, займитесь школами. Учитель – это представитель классического знания, его учить должен классический профессор.

- И еще об истории России. Какое время, какой век для вас особо ценен?

- Два века. Век аристократической демократии, вторая половина 18 века, когда Суворов мог сказать Екатерине Великой: «Нет, матушка, ты не права». Это был золотой век демократии аристократической. А с точки зрения науки, образования и культуры, конечно же, Серебряный век – это фантастика. Но в то же время этот век нес в себе глубокую мистику, и ожидание апокалипсиса. Так и случилось.

О роде Любимовых и о чтении

- Кто и что повлияли на ваше становление как личности?

- Семья, традиции рода, которые передали кантианскую нравственность, императив категорический – долг. Отец – человек, который не интересовался никаким потребительством, для него творчество было всем, и он горел им. Дед – знаменитый рязанский врач. Вставал в 6 утра, до 9 принимал коммерческих пациентов. В 9 ему подавали коляску, выезд, как при царской, так и при советской власти. Он объезжал в качестве консультанта все больницы областного города. Приезжал в три часа, обедал, принимал больных. Заканчивал в семь. После этого шел в клуб, играл в шахматы, приходил, спал, в 6 утра выходил в кабинет принимать больных.

Его отец тоже был доктором, окончил медфак Московского университета. По материнской линии все были офицеры, которые складывали головы за нашу родину. И только два года назад старший сын из польских источников выявил, откуда род по линии матери. Создателем герба этого рода был польский князь Владислав I Герман. Клан Пястов. Туда входит 21 семейство. Я это всегда чувствовал по бабушкиным рассказам о дедушке.

- Вы говорите о значении чтения, о культуре. Кого из современной русской литературы могли бы рекомендовать?

- Улицкую.

- А из журналистов кого вы читаете, смотрите, слушаете постоянно?

- Журналистов класса Генриха Боровика или Мэлора Стуруа на сегодняшний день практически нет. Эта отрасль зачищена от умных людей, правильных программ. Есть исключения, каким-то чудом уцелевшие – Парфенов, Познер, А.Колесников, Архангельский. Познер – мощный цветок из асфальта, Колесников тоже.

Вопросы задавал Олег СИДОРОВ.

Cправка:

Любимов Лев Львович родился в Рязани 14 июня 1936 г.

В 1959 г. окончил Рязанский Государственный педагогический университет. В 1963 г. поступил в аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений АН СССР (ИМЭМО, сектор теории), где в 1967 г. защитил кандидатскую диссертацию.

В 1969 г. он был назначен заведующим отделом информации, а в 1975 г. заведующим отделом международных проблем Мирового океана.

В 1977, 1982 и 1987 гг. входил в бюро оргкомитетов всесоюзных съездов океанологов, отвечая за секции экономики и права.

В 1980-1988 гг. был членом бюро Совета по Мировому океану при Президиуме АН СССР.

В 1986 г. был назначен в ИМЭМО заведующим отделом США и Канады.

В 1980 г. защитил докторскую диссертацию по специальности «Международные экономические отношения», а в 1984 г. получил ученое звание профессора.

С 1984 г. по 1990 г. - профессор кафедры международных экономических отношений Института рыбного хозяйства при МРХ СССР.

Являлся членом специализированных ученых советов ИМЭМО и Института США и Канады РАН, с 1992 по 1996 гг. — членом Совета по гуманитарному образованию при Правительстве Российской Федерации.

В 1996 г. президент США У.Клинтон подписал диплом об избрании Л.Л.Любимова членом Международной академии лидеров бизнеса и предпринимательства за вклад в создание новых эффективных организаций в кризисный период.

В 1994 г. был назначен ректором-организатором Государственного университета гуманитарных наук, а затем избран его первым Президентом (ректором).

В 1994—1996 гг. работал учителем экономики средней школы №648 г.Москвы, апробируя предложенные им учебные пособия и методики.

С 1995 г. по 2002 г. возглавлял экономическую секцию Федерального экспертного совета по школьному образованию.

В 1996 г. был переизбран с поста президента ГУГН, оставаясь членом его Административного совета. С 1998 г. Правительством РФ был включен в состав пленума Высшей Аттестационной Комиссии.

С 1995 г. одновременно – первый проректор ГУ-ВШЭ, с 1993 по 2006 гг. — профессор, зав. кафедрой международных экономических отношений. В 2006 г. становится заместителем научного руководителя Высшей школы экономики.

Его усилиями ГУ-ВШЭ создал пользующиеся высоким авторитетом в своих регионах филиалы в Нижнем Новгороде, Перми, Санкт-Петербурге. В этих регионах при его содействии созданы Университетские округа.

Л.Л.Любимов многое сделал для подготовки молодых специалистов, способных вести фундаментальные исследования и образовательные программы магистерского и аспирантского уровня.

1 сентября 1993 г. начал читать лекции по макроэкономике на первом курсе бакалавриата и первом курсе магистратуры ГУ-ВШЭ. В 1994—1996 гг. он читал полный курс экономической теории студентам всех факультетов ГУГН.

В 1992—1994 г.г. совместно с академиком Р.М.Энтовым читал 180-часовой курс макроэкономики для профессуры российских университетов (шесть потоков) В 2003 г. возглавил кафедру макроэкономического анализа.

В 2006 г. возглавил созданную при кафедре научно-учебную лабораторию макроэкономического анализа. Серьезным авторитетом пользуется регулярный научный семинар, который ведет с 2005 г.

Спасибо за добавление статьи в:
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
09.02.2013 15:59 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ