Работники крупных белорусских заводов вышли на забастовку
У полпреда президента В ДФО подтвердился COVID
Анабарский район переходит на строительство каменных домов
В Архангельской области добыт крупный алмаз
На севере Якутии похитили электроэнергии на 5,5 млн рублей

ИА SakhaNews. Выдающийся полярный путешественник Дмитрий Шпаро в особом представлении не нуждается. Он неоднократно бывал в Якутии. Об этом и многом другом - в интервью Марии Христофоровой.

- С чего начинался знаменитый путешественник Шпаро?

- В семье не было путешественников. Отец был журналистом, писателем, мама - математиком, ей сейчас 92 года. В семье даже не говорили о путешествиях. Может быть, книги, которые бабушка давала читать, сыграли свою роль.

Вслед за мамой стал математиком, учился в МГУ, на мехмате (в школе мне нравилась только математика) - с 1958 по 1963 год. Все путешествовали в советское время. Транспорт был дешевый, активный туризм был. Сейчас это непопулярно, покупают путевки, смотрят мир, но в самой России можно увидеть не меньше, чем за ее пределами.

Как-то отправились к северу от Воркуты, были на полуострове Таймыр, дошли до мыса Челюскин – это самая северная точки Евразии. В то время я узнал, кто такой был Челюскин – он входил в отряд Василия Прончищева Великой Северной экспедиции Витуса Беринга. Могила Семена Челюскина, кстати, неизвестна, ее следовало бы искать и искать. Она на территории Тульской области.

- Наша землячка Юлия Песковская – вице-губернатор Тульской области…

- Может быть, она возьмется. В Якутске Витус Беринг построил два корабля: «Якуцк» и «Иркуцк». «Якуцк» пошел на запад из устья Лены, а «Иркуцк» - на восток. Прончищев был командором «Якуцка», Семен Челюскин у него был штурманом. Когда Прончищев погиб, Челюскин остался командиром, и на собачьих упряжках (судно «Якуцк» потерпело крушение) дошел до мыса, который и назвали его именем.

Для путешественника важно не только познать географическую область, но и реализовать свои возможности. Если молодой человек или девушка не ленивы, путешествие дает уникальную возможность реализовать себя.

Когда мы были на мысе Челюскина, думали о Северном полюсе. Многие мечтали о нем, но пешком дойти никто не смог.

- Сколько до него километров?

- Если с островов Северной Земли – 960. Мы решили на следующий год отправиться на Северную Землю, потренироваться, а потом через пару лет на лыжах идти к Северному полюсу.

Планировали пойти по льду моря Лаптевых, на острова «Комсомольской правды» (в последний раз люди там были в 1934 году). Этим заинтересовалась газета «Комсомольская правда». В редакции нам сказали, что сделают одного из нас внештатным корреспондентом. Когда мы вернулись, в «Комсомолке» опубликовали мои дневники, о том, как мы шли к островам «Комсомольской правды». Это был мой первый литературный опус.

Если бы я не был математиком, стал бы филологом. Когда мы вернулись, то в редакции за бутылкой спирта, которая осталась после путешествия, обсудили планы. Решили, что экспедиция «Комсомольской правды» должна идти к Северному полюсу, чтобы всем на удивление водрузить там флаг советской страны. Мы тогда не знали, что «крыши» «Комсомолки» для подготовки такого грандиозного похода будет недостаточно.

По плану сначала пошли на Северную Землю. В 1972 году отправились в еще более серьезное путешествие - от Чукотки до острова Врангеля, через трудный пролив Лонга.

Шли по дрейфующим льдам, где легко провалиться в воду. Во время плавания на лодке на тебя может напасть морж, кругом белые медведи.

- Просят сгущенку.

- Да, но в это время лучше в руках держать карабин. В 1973 году решили – пора идти на Северный полюс. Все нас поддерживали, но тут выяснилось, что «Комсомольская правда» должна просить разрешения у ЦК ВЛКСМ, а там сказали: надо просить разрешения у ЦК КПСС. Короче, в 1974 году наш вопрос рассматривался на секретариате ЦК КПСС, и «большие люди» решили, что такая экспедиция на Северный полюс нецелесообразна.

Но мы не унывали, до 1979 года каждый отпуск проводили на севере, расширяли "полярный кругозор", совершенствовали снаряжение. Испытание победой вещь хорошая, но еще лучше испытание поражением. Обычно, когда люди терпят поражение, команда разбегается, а нас трудности сплотили.

Нам помог первый секретарь ЦК ВЛКСМ Борис Николаевич Пастухов. В феврале 1979 года он позвал нас и спросил: «Вы готовы?»

- Почему вас не пускали на Северный полюс?

- Боялись – там нейтральные воды, можно опозориться, летают самолеты, ходят подводные лодки - не только наши, но и американские. Кто такой Шпаро, никто не знает. А Пастухов не побоялся. Решили, что идем не на Северный полюс, а в его направлении. Мы стартовали с архипелага Де Лонга, с острова Геннриетты, это была территория ЯАССР, до Северного полюса 1450 км, идти 76 дней. После недели пути узнали, что в Москве большой скандал – Пастухова вызвали на Старую Площадь, и секретарь ЦК КПСС Зимянин сказал ему: возвращай своих ребят или клади партбилет на стол! Но тут, на наше счастье, за нас заступился член Политбюро Михаил Андреевич Суслов, который сказал: пусть идут, это нужно стране.

Мы – всего семь человек – пришли на Северный полюс 31 мая в 2 часа 45 минут по московскому времени. С тех пор в это время каждый год собираемся под Москвой на даче в «Заветах Ильича», это наш самый лучший праздник.

Когда мы были на Северном полюсе, туда прилетал первый секретарь обкома комсомола Якутии Алексей Томтосов. Во время пути к нам четыре раза прилетали самолеты – сбрасывали на грузовых парашютах питание и горючее. А помогал нам Колымо-Индигирский авиаотряд, которым руководил Перин – классный полярный летчик, посадивший колесный Ил-14 на дрейфующий лед.

Когда, возвращаясь с полюса, мы были в устье Колымы, помню мощное зрелище: по реке шел лед, льдины терлись друг об друга, стоял шорох. Встречали нас в Черском бесподобно – митинг был, все были счастливы. И в Тикси встречались с населением в клубе, меня там спросили: с чем можно сравнить пребывание на Северном полюсе? Я сказал - с рождением сына. Это были трудные 76 дней пути и еще более трудные семь лет подготовки.

- А где сейчас ваши товарищи?

- Двоих уже нет, остальные в Москве.

Помню, как по возвращении в Москву ко мне ночью позвонил Пастухов и сказал: «Сам подписал». Это означало, что Леонид Ильич Брежнев подписал указ о моем награждении орденом Ленина. Этого все ждали, но больше всех Пастухов, ведь так его косвенно оценили. Он молодец, мы с ним встречаемся. Был министром печати, послом в Дании и Афганистане.

На Северный полюс вместе с Томтосовым прилетал Артур Чилингаров, мы с ним большие друзья.

- Он работал в Тикси.

- Это было раньше, а тогда он был заместителем председателя Госгидромета.

- Оказывается, у вас многое связано с Якутией.

- Есть еще интересная история. Кажется, на третьем сбросе с самолета нам прислали банку кофе и записку от Томтосова: «Пейте на здоровье!» А тогда растворимый кофе был большим дефицитом, мы вскипятили воду, приготовились, достали вкусное печенье, открыли банку, а там черная икра. Огорчились. Конечно, ее съели, но без большого энтузиазма. Мы в экспедиции ели сублимированную еду, без воды: мясо, творог, топленное масло, сало. Пища, в которой много жира. Все был подготовлено по науке. Но нам очень хотелось сладкого, мучного.

Наша экспедиция тогда не распалась. 25 лет назад, в 1988 году, был переход СССР – Северный полюс – Канада. Канадская сторона долго не хотела пускать нас, думали, наверное, что мы все сотрудники КГБ. Но уговорили, после того, как экспедиция стала советско-канадской – девять советских и четыре канадских участника.

91 день шли до Канады, нас там хорошо встречали. Премьер-министру Брайану Малруни подарили лыжу. Хорошо узнали страну, канадских эскимосов.

Потом два моих сына придумали маршрут от Чукотки до Аляски, очень опасный, ведь Берингов пролив – смертельное место, там тонкий лед, сильные ветра, которые лед ломают. Но идея была красивой, и в 1996 годы я и два моих сына решились. Но завершилось все неудачей - был сильный шторм, и весь лед из пролива, как пробку из бутылки шампанского, вынесло, и мы оказались далеко в море. Дали сигнал SOS.

Ни один российский самолет прилететь не смог, наши военные попросили американцев. Но в том районе ранее был сбит южнокорейский самолет, поэтому американские военные попросили письменного подтверждения. Его долго не было, и американский самолет галсами ходил вдоль линии, разделяющей воздушные пространства США и России, потом факс пришел, и самолет подлетел к нам, узнал, что все с нами в порядке, и после этого прилетели два вертолета и забрали нас.

- Сколько лет было тогда вашим сыновьям?

- Матвею 21, Никите 28.

На следующий год по этому же маршруту мы опять пошли, но Никита провалился под лед, мы испытали сильный шок. Опять нас носило, опять дали сигнал SOS, на этот раз нас наши вертолетчики сняли. И все же на следующий год мы вдвоем с Матвеем за 20 дней прошли этот маршрут.

В результате Матвей стал матерым полярником. С товарищем Борисом Смолиным в 2007-2008 годах они установили рекорд – за 86 дней полярной ночи с Северной Земли прошли до Северного полюса. Полярной ночью идти трудно, ведь спасательные работы затруднены.

- Что у вас еще связано с Якутией?

- Когда было перезахоронение Прончищевых, туда прилетали владыка Герман и президент вашей республики Михаил Николаев. Там загадочная история – у Прончищева обнаружили травму ноги, не связанную с падением, кто-то его ударил. Мы привели могилу в порядок, с черепа сделали слепки. Потом сделали портреты путешественника и его жены Татьяны Прончищевой, похороненной вместе с мужем.

Во время молебна кто-то показал рукой на небо – в пасмурный день появилось солнце. Все подумали, что мы сделали полезное, богоугодное дело.

- Наш земляк Владимир Федоров написал пьесу о Пронищевых.

- Мне спектакль не понравился – освещение в зале, музыка. Хотя я не критик.

После перезахоронения Пронищевых мы с Михаилом Ефимовичем Николаевым завтракали в Тикси, и он говорит: «Не понимаю, почему тебе в советское время не дали Героя, давай я напишу Ельцину».

И написал, только оно проделало долгий путь – пришло уже к Путину. Я вот к чему это говорю – Николаева настолько растрогало то, что мы сделали, что он решил проявить ко мне отеческие чувства.

Еще один раз мы встречались с Михаилом Ефимовичем 8 марта 1999 года в Якутске. Мы ждали машины – три ЗИЛа ехали из Москвы в Уэлен, это берег Берингова пролива. Такого еще никто не делал. Это затеяла девушка-итальянка Стефания Дзини, которая попросила нас организовать кругосветное путешествия на машинах. Я пошел к директору ЗИЛа Носову, который дал нам три грузовика, и мы их с Красной площади оправили. Поехали три инженера-испытателя с ЗИЛа, два водителя – один из Чукотки, другой из Среднеколымска, так как они знали трассу. Из Чукотки грузовики отправили морем во Владивосток, оттуда в Сиэтл, они проехали по Канаде и США, потом морем в Европу. Потом были на родине Стефании в Милане, потом - в Москву.

Так вот тогда в Якутске я встречал эти машины и успел развесить фотовыставку. Ее открыл Михаил Ефимович Николаев. Я могу целую книгу о Якутии написать.

- Давайте напишем!

Беседовала Мария ХРИСТОФОРОВА.

Москва-Якутск.

Справка:

Шпаро Дмитрий Игоревич родился в Москве в 1941 году.

Окончил механико-математический факультет МГУ, кандидат физико-математических наук.

Преподавал математику в МИСИС, параллельно совершая экспедиции в различные труднодоступные уголки земного шара.

В 1970—1989 гг. руководил полярной экспедицией «Комсомольской правды», на ее базе в 1989-м создал клуб «Приключение». Отыскал могилу Витуса Ионассена Беринга.

В 1999 году экспедиция Института археологии РАН и Клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро произвела эксгумацию и перезахоронение останков супругов Прончищевых.

Путешествия и экспедиции:

1970 г. — На лыжах до островов «Комсомольской правды».

1973 г. — Экспедиция на Таймыр. Участники полярной экспедиции «Комсомольской правды» были готовы идти на лыжах к Северному полюсу, но экспедиция не состоялась, так как не было получено разрешение от ЦК КПСС. Вместо полюса экспедиция отправилась на Таймыр, поставив перед собой историко-географические задачи. Аналогичные экспедиции отправились на полуостров Таймыр в 2004 и 2010 годах.

В 1979 году возглавил первую в истории лыжную экспедицию на Северный полюс.

В 1988 году советско-канадская экспедиция под руководством Шпаро пересекла на лыжах Северный Ледовитый океан по маршруту: СССР — Северный полюс — Канада. За этот переход Д.Шпаро был удостоен ордена «Трудового Красного Знамени», а также награжден престижным призом ЮНЕСКО «Справедливая игра». В экспедиции, несмотря на сложности, принял участие начинающий путешественник Фёдор Конюхов.

В 1998 году Дмитрий Шпаро вместе с сыном Матвеем осуществил первое в истории пересечение на лыжах Берингова пролива, разделяющего Азию и Америку. Героев поздравили Президент Борис Ельцин и Президент Билл Клинтон. За пересечение Берингова пролива Дмитрий и Матвей Шпаро занесены в Лондонскую Книгу Рекордов Гиннесса.

В 2006 году Дмитрий Шпаро возглавил ледовый штаб экспедиции к Северному полюсу правящего князя Монако Альберта II. Находясь на ледовой базе «Барнео», Д.Шпаро отвечал за интерпретацию метеорологических прогнозов и дистанционное руководство маршрутной группой по мере ее продвижения.

2008 г. — при непосредственном деятельном участии Дмитрия Шпаро состоялись две успешные экспедиции к Северному полюсу. Впервые в мире команда лыжников достигла вершины планеты полярной ночью (путешествие М.Шпаро и Б.Смолина) и впервые на Северный полюс пришла команда российских юношей и девушек в возрасте 16-18 лет.

2011 г. — Экспедиция по перезахоронению останков арктического исследователя Германа Вальтера.

Фото с сайта shparo.ru


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
10.08.2013 05:48 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ