Федеральный информационный портал "SakhaNews"
(Информационное агентство "SakhaNews"/"Саха Новости")

Дата публикации: 25-06-2019 11:36
URL публикации: http://www.1sn.ru/230168.html


«Зона бедствия»: жители нескольких сел Якутии страдают от одинаковых болезней

ИА SakhaNews. Последствия так называемых «мирных» подземных ядерных взрывов, которые в Якутии проводились в советское время, оказались значительно тяжелее, чем это предполагалось поначалу. Жители наслегов Нюрбинского района, расположенных в бассейне реки Марха, в последние сорок лет массово страдают зобной эндемией средней и тяжелой степени тяжести. Болезнь влечет за собой необратимые нарушения мозга, гиперплазию щитовидной железы и болезни почек. У жителей села Малыкай показатели по заболеваемости эндокринной системы в 10 раз превышают среднереспубликанские.

Это, конечно, не может быть случайным. О тяжких последствиях ядерных испытаний для нескольких поколений местных жителей рассказала в газете «Якутия» известный якутский журналист Ирина Мартынова.

Редактор отдела «Общество» газеты «Якутия» Ирина Мартынова в 2016 году стала лауреатом II степени в номинации «Лучший материал в печатных СМИ» VIII Всероссийского фестиваля по тематике безопасности и спасения людей «Созвездие мужества».

*****

О том, что в бассейне реки Марха имеются серьёзные экологические проблемы, впервые заговорили экологи-общественники в конце 80‑х годов. Аварийные ситуации при подземных ядерных взрывах происходили в 1974 году («Кристалл») и в 1978 году («Кратон»). Исследования 1993 года показали, что происходит миграция долгоживущих радионуклидов в речные системы Марха и Далдын. Кроме того, с конца 50‑х годов до 1994 года в бассейн реки Марха падали остатки вторых ступеней ракет-носителей с космодрома «Байконур» с диметилгидрозином в качестве топлива с рядом внештатных ситуаций.

Только в 90-е годы было полностью доказано техногенное воздействие алмазодобывающей отрасли на экологию бассейна рек Марха и Вилюй. Горные компании и государство признали, что ведущиеся работы могут иметь серьезные последствия для экологии. Вслед за признанием проблемы начались мероприятия, направленные на минимизацию ущерба и последствий. В 2006 году АК АЛРОСА приступила к реабилитационным мероприятиям на объекте «Кристалл», в 2007 году - на «Кратоне‑3».

В то же время причины резкого ухудшения здоровья населения, проживающего в бассейне реки Мархи, до сих пор точно не выяснены. Соответственно, не принимаются меры по его оздоровлению. Людям остается лишь догадываться, что в их бедах, возможно, виновата загрязненная радиоактивными веществами вода. При этом им не остается ничего другого, как пить неочищенную воду из Мархи. Водоочистные сооружения установлены, но до сих пор не введены в эксплуатацию.

Главный врач Малыкайской участковой больницы, заслуженный врач РСФСР Николай Николаев работает врачом общей практики в родном селе с 1969 года. У него, у его супруги и дочерей диагностирован диффузный зоб. Николай Наумович проходит обследование каждые два года. Появилось новообразование на щитовидке, которое может перерасти в рак.

У 60–70 процентов детей в их селе зоб II-й, III-й степеней, отмечает главный врач больницы.

У ребенка с таким заболеванием может меняться поведение, он с трудом воспринимает учебную программу, быстро устает, становится гиперактивным, отмечается агрессивность.

Когда в 1995 году в Малыкай по инициативе Управления ликвидации воздействия радиации (УЛВР) (руководитель Иван Бурцев) приезжала группа врачей из Эндокринологического научного центра РАМН города Москвы под руководством профессора Валентины Петерковой, они обследовали здоровье взрослых и детей, проживающих в селах Малыкай, Бысыттах, Чукар, Хаты и Егольжа. Был сделан вывод: зобная эндемия в этих селах чуть меньше, чем в Чернобыле! Московские эндокринологи рекомендовали провести массовую йодную профилактику.

В 2003 году УЛВР направило в Мархинский куст специалистов республиканского эндокринологического диспансера под руководством главного врача Маргариты Федоровой. Их выводы тоже оказались малоутешительными. Несмотря на йодную профилактику, гиперплазия щитовидной железы возросла почти в два раза!

«Мы считаем, что это негативное воздействие радиоактивных отходов, попавших в воды реки Мархи. Но это еще надо доказать. А для этого необходимо провести еще раз обследование населения с сравнением результатов предыдущих экспедиций. Мы об этом говорили не раз, писали и пишем письма в администрацию района, руководству республики, депутатам Ил Тумэна. Но пока никаких откликов не получаем. А ведь ситуация ухудшается, могу сказать это как медик, как врач, отслеживающий здоровье населения Малыкая вот уже почти полвека», - говорит заслуженный врач.

В последние годы снова участились случаи выявления раковых заболеваний у жителей сел в бассейне реки Марха — ежегодно у пяти-шести человек. Недавно диагноз «рак щитовидной железы» поставили ребенку из села Хаты, которому меньше десяти лет.

Кандидат медицинских наук, эндокринолог Маргарита Федорова принимала участие в двух медицинских экспедициях по обследованию здоровья населения бассейна реки Мархи.

«Мы в 1995 году с московскими коллегами в пяти селах Мархинского куста совершили буквально подворный обход: заходили в каждый дом и обследовали всех от мала до велика. Получилась следующая картина: очень много заболеваний зобной эндемии, изрядно — узловых форм зоба (доброкачественные опухоли, которые могут перейти в рак щитовидной железы).

Делали забор анализов питьевой воды, мочи, которые определяют обеспеченность организма йодом. Результаты обрабатывались в Эндокринологическом научном центре в Москве, после чего состоялось совещание в Минатоме, куда выезжала и я. Но тогда нам не удалось доказать, что это последствия аварийных выбросов. Было рекомендовано провести йодную профилактику детей. А через восемь лет в 2003 году провели уже силами республиканского диспансера такое же обследование. Если аномалия связана только с дефицитом йода, то заболеваемость должна снизиться. И что же? Лабораторные изыскания данных анализов показали, что ситуация даже хуже, чем в 1995 году. При этом обеспеченность йодом у населения в норме», – рассказывает Маргарита Афанасьевна.

Медики тогда оставили за собой право подозревать, что, кроме йодного дефицита, существуют другие причины, например, действие других зобогенных токсикантов. Но в те годы из-за отсутствия финансирования дальнейшие исследовательские работы были приостановлены.

«Для выявления других возможных токсикантов необходимо проанализировать микроэлементы, содержащиеся в воде, почве, организме человека. Связано ли это с подземными ядерными взрывами, присутствуют ли соли тяжелых металлов? Несколько лет назад я выходила на Центр биотической медицины в Москве (директор Анатолий Скальный), который проводит анализы на содержание химических элементов. Уже тогда подобные исследования стоили дорого – около 2 млн рублей», – говорит Маргарита Федорова.

О необходимости довести медицинские исследования до конца она говорит уже 15 лет. Обращалась и в правительство республики, и к депутатам, но ответ всегда один: нет денег. Два года назад в Мархинский куст выезжала бригада медиков из Мединститута СВФУ, но почему-то они не сочли нужным взять с собой ни эндокринолога, ни даже аппарат УЗИ.

А люди продолжают болеть.