Федеральный информационный портал "SakhaNews"
(Информационное агентство "SakhaNews"/"Саха Новости")

Дата публикации: 24-03-2020 03:15
URL публикации: https://www.1sn.ru/243117.html


Самоизоляция весну не отменяет

Если мой треп поможет хотя бы одному человеку, закрывшемуся в четырех стенах, избавиться от невеселых мыслей, я не пожалею о том, что делаю Дневник открытым. Попробую заполнять его регулярно, по крайней мере, до тех пор, пока не покину пределы квартиры.

Когда мои дочери, отягощенные информацией по коронавирусу COVID-19, настоятельно посоветовали мне запереться дома, я не особенно сопротивлялась, хотя подобное послушание для меня не так уж и характерно. А если попытаться быть честнее, то совсем даже не характерно. Но на сей раз примерному поведению предшествовал ряд причин.

Во-первых, уже более полутора месяцев я болею. И не то, чтобы серьезно, но очень уж долго и как-то совсем непонятно. Два терапевта (из моей московской поликлиники и из платной Семейной) поставили диагноз ОРВИ, а один даже прописал антибиотики, которые я благополучно пропила.

А потом уехала в санаторий в Дивноморское, что под Геленджиком. Там у меня все продолжало бестемпературно тлеть, и санаторный врач тоже назначил антибиотики, а в дополнение к ним весь имеющийся в здравнице арсенал физиотерапевтических процедур. Но ничто на меня не действовало. Хуже не стало, но и улучшения, на которое я так рассчитывала, не наступило.

В итоге после возвращения в Москву я опять потащилась в свою поликлинику, но оказалось, что мой врач сможет принять меня в конце апреля, то есть через месяц, так как записи уже нет. А живу я, между тем, сейчас в Пушкине, и мне ничего не оставалось, как снова обратиться в Семейную поликлинику по месту жительства. Теперь уже к отоларингологу. А это, на минуточку, каждый раз – полторы тысячи.

Поставив мне предварительный диагноз (острый синусит), врач для уточнения порекомендовала сделать рентген. В платной поликлинике все быстро: 30 секунд, 900 рублей, и ты уже знаешь, что никакого синусита у тебя нет. Но лечение доктор не стала корректировать, сославшись на то, что лекарства универсальные, и неважно, что показал рентген. Очень хотелось спросить, зачем тогда мне его делали. Но не стала. Какой смысл о чем-то спрашивать, если представляешь ответ?

Неделю лечилась. Безрезультатно. Записалась опять к платному терапевту в эту же поликлинику. Рассказала ему свою историю (в платной слушают и с удовольствием обсуждают твою проблему). Он мне с энтузиазмом прописал препараты и велел подойти через три дня, дабы он смог убедиться в эффективности лечения. Посетив пять аптек, я приобрела практически все из выданного мне внушительного списка. Каково же было мое удивление, когда дома, открыв листок с врачебными рекомендациями, я увидела диагноз терапевта: острый синусит! А ведь я сказала врачу, что сделала рентген, что этот злополучный синусит не подтвердился. Да и карта моя, в которой всего-то три записи, была перед его глазами.

В общем, лишний раз убедилась, что слушать и слышать – не одно и то же. Этот непреложный факт «срабатывает» везде, в том числе, во взаимоотношениях «доктор – пациент».

Через три дня, когда мне позвонили с напоминанием о повторном приеме терапевта, я сказала, что решила воздержаться от посещения их поликлиники. Мне уже в это время пришла другая блестящая мысль, которая созрела у меня после просмотра теле- и интернетновостей. Что же я мучаюсь в этом Пушкине, когда можно позвонить на «горячую линию» по коронавирусу в Москву: там сразу пояснят, что надо делать в случае недомогания, и даже приедут домой (при необходимости) и возьмут анализ крови! Позвонила. Сказали, что занимаются только пассажирами самолетов из-за рубежа, что относительно других заболевших им никаких указаний не давали. И посоветовали обратиться к своему терапевту. Круг замкнулся.

Вторая причина добровольного заточения – совершенно из другой сферы. Я вдруг подумала, что нет худа без добра. Мечтала же я когда-то, будучи заваленная работой в районной, затем республиканской газетах, оказаться на год одной в маленьком домике в горах, вдалеке от людей, чтобы писать только то, что тебе хочется, и выживать без посторонней помощи. Вот сейчас я как раз и могу попробовать, чего я стою, оборвав не виртуальные, а реальные связи с миром.

Дневник

19 марта. Итак, самоизоляция как способ проверить свои внутренние резервы. В разных областях. Именно так я ее намерена воспринимать. Для начала я решила сделать что-нибудь такое, где результат не замедлит сказаться: а потому сразу отказалась от всех назначенных за последнее время лекарств, оставив только свою ежевечернюю таблетку от давления. Какой смысл травить себя, если ничего в моем самочувствии не меняется?

Ни в коем случае никому не советую повторять подобный эксперимент: еще неизвестно, чем завершится мой. Вечером, к примеру, меня знобило, температура 36,8 в отличие от привычной 36. Немного тревожусь: не слишком ли погорячилась? Не веду ли себя, как дикарь?

Поскольку общее состояние немного ухудшилось, не стала утруждать себя никакими делами, провалялась целый день с каким-то дурацким сентиментальным английским романом в руках – подобрала его на железнодорожном вокзале в Новороссийске, когда возвращалась домой из санатория. Уснула поздно в сомнениях о разумности своего поведения.

20 марта. Утро стирает ночные страхи. Сегодня я не собираюсь провести такой же бестолковый день, как вчера. Прежде всего, вернусь к посильным физическим нагрузкам. До того, как заболеть, я делала в среднем десять тысяч шагов в день и плюс гимнастику для шеи по Шишонину. А в санатории каждый день ходила не меньше десяти километров. Благо, погода была великолепная, а на пустынной в мертвый сезон набережной можно было сколько угодно любоваться морем – то бирюзовым, то сине-зеленым, то серебристым под лучами щедрого весеннего солнца.

Два раза я видела пару дельфинов, резвящихся совсем близко от берега. Вспомнилось, как лет восемь или девять назад на этом же пляже я доплыла до буйков и повернулась, чтобы плыть к берегу, развела руки в стороны и почувствовала, как ногти моей правой руки скользят по чьей-то коже. И тут прямо перед моим лицом поднялся полукругом над водой огромный черный бок и в прыжке исчез под водой. В панике я била руками по воде и, кажется, даже кричала, хотя это было бессмысленно: поблизости никого не было.

Не помню, как доплыла до берега, хотя все время старалась себя успокоить, что это был дельфин, а не акула, и что он больше не вернется. Одним словом, я точно про себя теперь знаю, что за дельфинами мне нравится наблюдать с берега. Или в дельфинарии, когда с ними играют другие. Экстремальные ситуации очень способствуют самопознанию.

Да, шаги. Их, к примеру, можно «намотать», быстро передвигаясь по квартире. Так я и сделала. Правда, не десять тысяч, а только пять. Но ведь это начало. Главное, что оно положено. И пора, наконец, расставить книги в кабинете и освободиться от последних коробок, напоминающих о переезде. Просто книжный шкаф мне доставили накануне моего отъезда в санаторий, и я не успела завершить последний этап своего обустройства на новом месте. За дело!

Температура ровно 37. Надеюсь на лучшее!

21 марта. Ура! Утром температура нормальная. Какое же наслаждение пить кофе и смотреть на реку и обустроенную осенью набережную на противоположном берегу! Вода в реке серая, темная, и деревья, что отделяют дом от реки, тоже темные, голые. Но ведь они зазеленеют!

Когда я в конце прошлого года искала себе квартиру в Пушкине, среди моих приоритетных требований был вид из окна. Именно такой, на набережную. Еще мне хотелось высокий этаж. Но когда-то я прочитала научную статью, что выше одиннадцатого лучше не забираться, особенно тем, у кого бывают скачки артериального давления. Цифра эта прочно засела в моей памяти, и я ее помнила, следуя за разными риелторами из одного дома в другой. В итоге нашла и вид, и одиннадцатый этаж.

Пожертвовать, кроме всего прочего, пришлось адресом, звучание которого для меня тоже имело значение. Земляничный переулок сменился Фабричным проездом. И не просто Фабричным, а 2-ым Фабричным! С другой стороны, если ты после коттеджа в охраняемом поселке оказываешься в многоквартирном доме, так ли уж важно, как называется улица, на которой находится твой новый дом?! Приспособлюсь, наверное.

Из песенок про Татьяну, которые мне присылают по ватсапу друзья 25 января, буду вслушиваться не в романс «Татьяна, помнишь дни золотые», а в задорную «Служила наша Танечка в столовой заводской». По-моему, ее незатейливый текст вполне сочетается со вторым фабричным проездом.

Так, пора заканчивать лирическое отступление. Надо составить режим дня. Он будет дисциплинировать мое поведение, которое даже для меня самой не всегда бывает предсказуемым. Допустим, такой: после утренних процедур и кофе – влажная уборка, как отражение специфики момента. Потом зарядка и те самые шаги по квартире. До обеда и пару часов после него можно посидеть перед компьютером, например, заполняя вот этот дневник, а также занимаясь другими неотложными делами. А вечером книжка или хороший фильм (к счастью, мне дочери много чего скачали из интернета, и теперь я точно доберусь до этих залежей). Новости буду читать или смотреть дозированно, поскольку оптимизма они не вселяют. Знать вроде как надо, но думать о них постоянно точно ни к чему.

Все-таки регламент – это правильно, сразу представляешь, как будет протекать твоя затворническая жизнь. Главное, не давать воли своим чувствам относительно детей и внучки, довольствоваться телефоном и скайпом, не концентрироваться на том, как хочется увидеться и прикоснуться. Ведь разлуки существовали всегда, и другие как-то с ними справляются. Некоторые, между прочим, живут со своими близкими не только в разных городах – в разных странах! Конечно, такой пример не каждую мамашку может утешить, но все-таки…

В обед зять повесил на ручку входной двери пакет с упаковкой полиоксидония для инъекций. Позвонил в дверь и уехал. Соблюдая меры предосторожности, я занесла пакет домой и положила в холодильник. Этот препарат рекламируют по телевизору для укрепления иммунитета. Моих детей настораживает тот факт, что я радикально «разобралась» с лекарствами, и они мне напоминают о моей ответственности за свое здоровье.

Ладно, подумаю об этом завтра, потому что сегодняшним днем я вполне удовлетворена: выполнила все, что запланировала. И температура нормальная. Похоже, организм начинает смиряться с тем, что на химию ему нечего рассчитывать.

22 марта. Утром проснулась с тяжелой головой. Оказалось, подскочило давление. В этом, мне кажется, я не виновата. Доктор, у которого я была последний раз, спросил, как обычно делают при заполнении карточки, есть ли у меня вредные привычки. Я ответила, что нет, но что при этом я одну хочу завести: вместо бокала вина или шампанского за воскресным обедом начну каждый день выпивать 25-миллилитровую рюмку водки. Для дезинфекции и в связи со сложившимися обстоятельствами. Врач отшутился, типа, попробуйте. Но категорически возражать не стал.

Я и попробовала, строго 25 миллилитров, специально проверила. Два дня не было никакой реакции, а на третий – тяжелая голова. Не верю, что от этого. С таблеткой от давления, конечно, не очень сочетается. Ну, а как, к примеру, настойка пустырника на спирту? К тому же, рюмка в обед, а таблетка вечером. Скорее всего, виною похолодание.

И вообще, давление – не повод отказываться от утреннего кофе. Моя сватья, живущая сейчас в Канаде, заверяет, что их врачи даже рекомендуют пить кофе для снижения давления. Некоторые наши говорят то же самое. Почему я должна слушать других? Тем более, что пью кофе слабый, с молоком и только утром.

Перед обедом в честь выходного на кухне провожу немного больше времени, чем обычно. А потом с удовольствием съедаю паровую котлету с приличной порцией салата из свежих овощей, маринованных оливок и сыра «Фетакса», заправленного моим любимым оливковым маслом с трюфелями. Свежие овощи, кстати, заканчиваются. Надо завтра позвонить в «Перекресток» и выяснить, можно ли заказать доставку продуктов на дом. Раньше я такой услугой не пользовалась, теперь придется учиться. Не представляю, могут ли в магазине выбрать по заказу качественные овощи или мясо?

В принципе надо не только этому учиться, пока есть свободное время. В санатории у меня было твердое намерение вернуться по возвращению домой к одной книжке, которую я там прочитала. Автора мне порекомендовала библиотекарь, когда я, выбрав для себя художественные произведения, спросила, есть ли у них что-нибудь такое, где умные люди учат других, как надо жить. Она и посоветовала почитать Норбекова, доселе мне абсолютно неизвестного.

Когда я увидела на полке, какую гору книг он написал, и бегло просмотрела сведения о нем, то даже слегка устыдилась, что ничего о нем не слышала. Покопавшись среди его бестселлеров, выбрала томик «Опыт дурака, или Как снять очки?» Подумала, что речь идет об избавлении от иллюзий и что советы специалиста в этой области не повредят: мне до сих пор приходит в голову бредовая мысль, что большинство людей – замечательные.

Но при чтении выяснилось, что речь идет о самых настоящих очках, с диоптриями. А поскольку обычные очки я ношу регулярно в отличие от розовых, то книжку я стала читать с гораздо большим интересом. Сначала утверждения автора вызвали у меня большой скепсис, как и вся литература подобного рода. А потом я как-то прониклась и подумала, а что мне мешает проверить все на практике? Ведь речь идет о физических упражнениях! Если не помогут, то уж точно не повредят. Правда, там еще надо крепко потрудиться над своим внутренним состоянием, добиться пресловутого позитивного настроя, прежде чем задействовать свое тело.

Но почему бы не попробовать? А вдруг и, правда, снимешь очки, которые Норбеков презрительно называет костылями для глаз? Тоже, кстати, трудность, которую мне дополнительно пришлось бы преодолевать: то есть согласиться с его определением, поскольку я считаю очки модным аксессуаром, который мне идет. А это неправильно. Костыли они, если свидетельствуют о пониженном зрении. И зрение надо лечить. Вот. Можно сказать, первая победа.

Одним словом, если начать этим заниматься, то сейчас идеальное время. На следующей неделе скачаю эту книжку и попробую заниматься. А это, между прочим, не меньше двух часов в день. Больше такого шанса не будет. Надеюсь, что не будет, когда не слышу новостей.

23 марта. Ну, никак не получается уйти в полную изоляцию! Сегодня прямо с утра позвонили монтажники и сказали, что придут подключать интернет. Я сама подала такую заявку в конце прошлой недели, но почему-то думала, что они сделают это, не входя в квартиру. Но нет. Я встретила их в маске, им тоже выделила две из своего НЗ, так как у них не оказалось. Разговаривала с ними из другой комнаты, пока они возились в коридоре. Но бумаги пришлось подписывать. Вот такой контакт. После их ухода все продезинфицировала, вымыла несколько раз руки и успокоилась.

Зато теперь есть интернет не только в телефоне. Ура!

Кстати, застали меня монтажники, когда я делала свои быстрые шаги по квартире. Полагаю, они ушли с мыслью, что вызывала их странная дамочка, которая в маске мечется по дому, не зная, чем заняться. На их месте я бы подумала то же самое. Но я уже пребываю на том счастливом этапе жизни, когда могу расслабиться по поводу чужого мнения. Главное, что не теряла времени даром. Пока они закончили работать, на моем шагомере было уже больше пяти тысяч шагов.

Закончу свою вчерашнюю мысль про то, как нас тестируют нестандартные ситуации. У меня с Дивноморском связаны две ситуации в то лето, когда я в море зацепила рукой дельфина. Кроме дельфина, еще случился хоть и небольшой, но чувствительный шторм. Мы с четырехлетней внучкой очень ему обрадовались возможности попрыгать у берега по волнам.

Сначала все было очень весело, но в какой-то момент волны стали набегать очень быстро, и мы, попав под удар одной, не успевали подготовиться к следующей. Я пыталась тащить свою Катерину к берегу, но волны сбивали нас и оттягивали назад.

Когда я увидела, что внучка испугалась, и почувствовала, что уже устала от безрезультатного барахтанья, то изо всех сил толкнула Катю в спину по направлению к берегу и крикнула: «Беги!» Сама я была на коленях и понимала, что не успею подняться, потому что следующая волна уже накрывала меня. Когда она схлынула, я успела тоже выскочить на берег. Там стояла плачущая внучка, у которой я на какое-то время отбила охоту прыгать по волнам. Сама я тоже дала себе слово впредь быть осторожнее, потому что на самом деле я – известный трус и боюсь всякого экстрима. И все же в критические моменты открывается то самое второе дыхание.

А уж изоляция точно не несет никакой опасности, она лишь привносит некоторые неудобства для непосед. Так что ее мы точно выдержим, если надо. Вот я, как свойственно многим Близнецам, принадлежу как раз к непоседам. Охота к перемене мест овладевает мною с завидной регулярностью. Раньше я всегда говорила, что если я раз в пару месяцев кардинально не меняю картинку перед глазами, то заболеваю. Требуется срочно сесть за руль и ехать, куда глаза глядят.

Наши самые остроумные люди в мире, способные посмеяться над любой ситуацией, не зря придумали анекдот про три способа выхода из депрессии: Внуково, Домодедово и Шереметьево. Сейчас я, конечно, не стану делать опрометчивые заявления, будто без передвижений по свету не могу жить. Жили же мы, советские выходцы, много лет позволяя себе только кинопутешествия!

В конце концов, можно пересмотреть фотки в компьютере из своих уже состоявшихся туров. Кстати, у меня никогда на это не хватает времени. И зачем только привожу так много снимков из всяких поездок! Каждый раз кажется, что такой момент больше не повторится, и хочется задержать его в памяти. А итог известен…

Нынче, когда расставляла книги в своем новом шкафу, отвела большую угловую полку под фотоальбомы. Тоже вопрос, который долгое время не давал мне покоя. Что делать со старыми фотографиями, вероятнее всего, не представляющими интереса для моих дочерей и, тем более, внучки? Перебирала их не один раз, много уничтожила, еще больше осталось. Но на них уже рука не поднимается. Там мои близкие, мои друзья, коллеги… Дорогие лично для меня люди. Пусть пока лежат.

В Ленске, который после известного наводнения в 2001-м году восстанавливала вся страна, в затопленных домах меня больше всего поразили плавающие фотографии. Помню, думала тогда, что все можно рано или поздно исправить – построить новые жилища, обставить их новой мебелью, только семейные снимки, эти свидетельства прожитой жизни, не восстановить…

Мысли мои попали не в то русло. Возвращаюсь на правильное направление. А правильное связано с весной. Одна моя подружка прислала фотографию из Хотькова, куда она тоже сбежала из Москвы вместе с мужем, а на снимке - распустившиеся крокусы. Какая красота! А моя старшая дочь и внучка нашли на территории санатория «Пушкино» поляну подснежников, которые вот-вот распустятся. Сама же я всего дней десять назад видела на Кавказе цветущие розовые магнолии, издающие неземной аромат!

В любом из проживаемых нами дней есть повод для радости. Надо только не пропускать его мимо глаз или ушей. И тогда в сердце обязательно возникнет отзвук.

Татьяна САФОНОВА.