Федеральный информационный портал "SakhaNews"
(Информационное агентство "SakhaNews"/"Саха Новости")

Дата публикации: 01-09-2010 17:38
URL публикации: http://www.1sn.ru/42161.html


У истоков «Восточного потока»

Сегодня, когда завершается строительство нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий Океан» и началась реализация Восточной газовой программы, когда подписано Соглашение об условиях поставок газа из России в КНР, есть повод вспомнить, какая работа предшествовала этим масштабным проектам.

Об этом беседа журналиста Татьяны Алексеевой с заслуженным геологом ЯАССР, “Почётным разведчиком недр СССР”, кандидатом геолого-минералогических наук, бывшим вице-президентом ОАО ННГК “Саханефтегаз”, ныне заместителем генерального директора ЗАО «Сунтарнефтегаз» по геологии и недропользованию Владимиром Матвеевым.

- Владимир Данилович, с чего в Республике Саха (Якутия) начинались значимые нефтегазовые проекты?

- В 90-е годы руководство республики всерьез занялось вопросами эффективного использования разведанной базы углеводородного сырья этого крупного региона. В якутских недрах к этому времени было открыто тридцать два месторождения, в том числе семь крупных. Внутренние потребности республики полностью удовлетворялись за счёт уже разрабатываемых месторождений. Обстановка требовала выхода на внешний рынок.

В 1994-95 гг. было составлено предварительное технико-экономическое обоснование (ПТЭО) поставок газа из Якутии в Республику Корея. Проект назвали “Саха-Газ”. С корейской стороны работу выполняла компания РЕDCО (сейчас KNOC). C российской — ОАО Национальная нефтегазовая компания “Саханефтегаз”, “ВНИПИГаздобыча” и Российский Союз промышленников и предпринимателей.

Другой проект “Саха-Китай” предусматривал поставки природного газа с Чаяндинского и других якутских месторождений в КНР. Совместные работы по проекту “Саха-Китай” вели ОАО “Саханефтегаз” и “Китайская Национальная нефтегазовая Корпорация” (СNPС).

- Как показало время, корейский проект не получил развития. Как складывалась ситуация в дальнейшем?

- Да, компания PEDCO потеряла интерес к нашему проекту и полностью переориентировалась на поставки газа в Корею с Ковыктинского месторождения Иркутской области. Тогда бытовало мнение, что это месторождение единственное на востоке России, которое можно использовать для поставок газа в КНР. Китайская сторона, активно работала с ОАО “РУСИАПетролеум” и НК “Сиданко” по составлению предварительного ТЭО. Рядом с Ковыктинским проектом не было места для месторождений Якутии.

Вполне естественно, что сложившаяся ситуация руководство компании “Саханефтегаз” не устраивала. Наша позиция основывалась на том, что крупные проекты невозможно осуществлять на базе только одного месторождения. Имелось ввиду совместное использование уникальных Ковыктинского и Чаяндинского месторождений. Позднее даже оппоненты вынуждены были признать нашу правоту.

Компания “Саханефтегаз” активно принялась продвигать свою идею в федеральных и региональных правительственных структурах. На имя Председателя Правительства России В.С.Черномырдина было отправлено письмо президента республики М.Е.Николаева.

Состоялось подписание соглашения о сотрудничестве между Республикой Саха (Якутия) и Иркутской областью, куда был включен раздел о совместном использовании добычных потенциалов месторождений нефти и газа обоих регионов. Компания “Саханефтегаз” предложила создать Восточно-Сибирский энергетический консорциум, который бы координировал деятельность соответствующих компаний в этом регионе. Компания “Саханефтегаз” обратилась в Минтопэнерго РФ с предложением рассмотреть вопрос о включении Чаяндинского месторождения в проект поставок газа в КНР. Хотя министерство и некоторые компании поддержали наше предложение, каких-то практических результатов не было. Сложившаяся ситуация однозначно свидетельствовала: проект поставок газа в КНР ориентируется только на Ковыкту.

- И как был найден выход из такого положения?

- Мы, руководители компании «Саханефтегаз», выбрали новый, как впоследствии оказалось, правильный путь - путь прямых контактов с потенциальным потребителем якутского газа.

В конце июля 1997 года мы с президентом компании “Саханефтегаз” В.М.Ефимовым, прибыли в Пекин по приглашению Китайской национальной нефтегазовой Корпорации - CNPC. Представили коллегам доклад о возможности использования месторождений Якутии для поставок газа в КНР. Мы показали истинный потенциал Чаяндинского месторождения. Продемонстрировали, что в непосредственной близости находятся крупные Тасюряхское, Верхневилючанское и Среднеботуобинское месторождения. В качестве основной трассы был предложен маршрут Чаянда-Олекминск-Алдан-Тында-Благовещенск-Шеньян. Около трех часов нам пришлось отвечать на вопросы.

В тот же день состоялись официальные переговоры. Мы предложили CNPC рассмотреть вопрос об их участии в создании акционерного общества “Чаяндагаз”. “Сообщение “Саханефтегаз” о ресурсной базе оставило у китайской стороны глубокое впечатление,” – так было записано в совместном протоколе об итогах нашего визита.

- А были ли у вас по этому поводу консультации с российскими структурами?

- Да, конечно. В день отлета в Пекин В.М.Ефимов и я были приняты заместителем Председателя Правления ОАО “Газпром” В.В.Ремизовым. Встречу организовал В.Е.Болонов, бывший генеральный директор ОАО “Якутгазпром”, многие годы работавший с В.В.Ремизовым. Мы полагали, что любой газовый проект, включая и китайский, не может быть жизнеспособен без участия ОАО “Газпром”. С этим настроем мы и шли на встречу.

Кроме перечисленных, в ней участвовал советник Председателя Правления ОАО “Газпром” профессор А.Н.Дмитриевский. Нами были представлены сырьевая база и добычные возможности якутских месторождений, а также трасса газопровода в КНР. “На востоке у нас интересов нет”, - подвел итоги доброжелательной, в общем-то, встречи В.В.Ремизов.

Компания “Саханефтегаз”, тем не менее, старалось налаживать сотрудничество с ОАО “Газпром”. А.Н.Дмитриевский, который детально и достаточно глубоко был знаком с ситуацией, 8 октября 1997 г. пишет записку Р.И.Вяхиреву. В ней он указывает, что целесообразно создать акционерное общество или заключить соглашение с “Саханефтегазом” о совместных работах по разработке ТЭО поставок якутского газа в Китай. Р.И.Вяхирев реагирует положительно, и уже в октябре в Москве проходит рабочее совещание представителей ОАО “Газпром” и компании “Саханефтегаз”. Результатом этого стал протокол, утверждённый руководством компаний. В его постановляющей части было три основных положения:

- продолжить деловые контакты по освоению ресурсов и дальних поставок газа;

- провести экспертизу запасов и ресурсов и геолого-экономических показателей их освоения;

- подготовить варианты сотрудничества.

Никакие варианты сотрудничества невозможны без геолого-экономической оценки ресурсной базы. А это сложная и длительная работа. Специалисты компании “Саханефтегаз” совместно с ООО “ВНИИГаз”, дочерней компанией ОАО “Газпром”, провели работу по анализу добычных возможностей якутских месторождений.

Как-то так сложилось, что реализация протокола сотрудничества компании “Саханефтегаз” с ОАО “Газпром” угасла. Может быть, сыграло роль то обстоятельство, что интерес “Газпрома” в КНР в это время сосредотачивался на строительстве газопровода “Запад-Восток”, создании подземных хранилищ, а также на проекте поставок газа из Западной Сибири.

Позиция ОАО “Газпром” на Востоке начала значительно меняться с 2002 г., после смены руководства общества. “Газпром” стал координатором всей работы в этом регионе и исполнителем Восточной газовой программы. В июле 2007 г. было подписано Соглашение о сотрудничестве с Республикой Саха (Якутия).

Тогда же ОАО “Саханефтегаз” начало сотрудничать с Минтопэнерго РФ. В Комитете по внешнеэкономической деятельности (ВЭД) под председательством заместителя министра Е.А.Телегиной работало постоянное совещание по выработке единой переговорной позиции pоссийской стороны по вопросу экспорта газа в КНР.

Нужно сказать, что единая позиция основывалась на Ковыктинском проекте. Компания “Саханефтегаз” по поручению правительства Якутии передала Е.А.Телегиной краткие расчеты, показывающие, что осуществление проекта экспорта газа с двух крупных месторождений - Ковыктинского и Чаяндинского - значительно увеличивает его надежность и величину экспортных поставок.

Комитет ВЭД Минтопэнерго РФ поддержал компанию “Саханефтегаз”. И 18 марта 1998 г. в Якутске было подписано соглашение между Китайской Национальной нефтегазовой Корпорацией и ОАО “Саханефтегаз” об организации сотрудничества в области газовой промышленности.

- Как в те годы развивалось сотрудничество между Россией и КНР в организационном плане?

- В конце 90-х годов по крупным отраслям промышленности были созданы межгосударственные подкомиссии, которые готовили свои предложения для регулярных встреч глав государств.

Российско-китайская подкомиссия по сотрудничеству в области энергетики проводила свое первое заседание 20-21 января 1999 г. в Москве. От Якутии в нем участвовали заместитель Председателя Правительства Р.Ю.Шипков, президент компании “Саханефтегаз” В.М.Ефимов и я. CNPC представляли вице-президент У Яовень (Wu Yaowen), заместитель председателя Комиссии по сотрудничеству с Россией Чжан Синь (Zhang Xin), и другие. Подкомиссия поддержала Соглашение от 18 марта 1998 г. и поручила ННГК “Саханефтегаз” и CNPC в ближайшее время реализовать его положения.

В последующем заседания подкомиссии проходили ежегодно. На них регулярно рассматривались вопросы реализации проекта “Саха-Китай”. Одним из направлений сотрудничества значился проект строительства трубопровода с Чаяндинского и других якутских месторождений в КНР и дальнейшей разработки этих месторождений.

- Как шла работа по составлению ПТЭО? Были ли у этого этапа реализации проекта свои особенности?

- Организация работ началась с подготовки контракта между компанией “Саханефтегаз” и CNPC. Нужно заметить, что здесь существовало несколько важных моментов.

Во-первых, специалисты СNPС желали самостоятельно изучить геологию Чаянды, посчитать ее запасы и добычные возможности по своим методикам. Для них это было настолько важно, что подписание контракта на выполнение ПТЭО они связывали с решением вопроса о доступе к информации. Были сомнения, колебания, затруднения. Внимательно изучив все «за и против», председатель “Госкомгеологии” П.Р.Шишигин утвердил условия передачи информации.

Во-вторых, встал вопрос об исполнителях ПТЭО. Начиная сотрудничество, специалисты СNРС не спрашивали нас: ”Кто будет делать ПТЭО с якутской стороны? Непосредственно “Саханефтегаз” или будут привлекаться другие организации? Если только сами, то хватит ли у них сил? Имеются ли достаточно квалифицированные специалисты?” Для выяснения этих своих вопросов СNРС ещё до подписания контракта направила в Якутск рабочую группу специалистов. Коллеги были детально ознакомлены с работой специалистов компании “Саханефтегаз” и всех ее дочерних предприятий. Забегая вперед, отметим, что наши сотрудники ни в чем не уступали своим китайским коллегам.

Для работы над ПТЭО правление компании “Саханефтегаз” сформировало рабочую группу. Меня назначили ее руководителем. Разделы, касающиеся геологических вопросов и ресурсной базы, были поручены главному геологу Н.И.Ковалю и главному геофизику М.М.Солощаку. Подготовка сейсморазведочных материалов проходила в ОАО “Якутскгеофизика” (А.М.Махорин, С.Ю.Савостьянов, А.А.Егошин, Б.Д.Ковнир). Генеральный директор ОАО “Якутгазпром” И.А.Корнев поручил специалистам этой организации – И.П.Ларионову и А.А.Гилязову - выполнить разделы ПТЭО по обустройству месторождений и по трубопроводу.

Вопросы экономики и рынка газа были закреплены за соответствующим Департаментом “Саханефтегаза”. Здесь ведущую роль играли опытные специалисты В.К.Попова и В.Д.Посельский. К решению экономических вопросов привлекалась и С.И.Ковалёва, начальник планово-экономического отдела “Якутазпрома”. Вопросы промысловой геофизики и свойства коллекторов были поручены Л.Д.Колотущенко, главному геофизику ОАО “Ленанефтегаз”.

Наибольшее беспокойство у нас вызывало проектирование добычи. Дело в том, что ранее эти вопросы прорабатывала Восточно-Сибирская лаборатория “ВНИИГАЗa”, ликвидированная пять лет назад. Это направление работы поручили главному специалисту Департамента геологии Г.В.Толмачёвой.

В самом начале работы над ПТЭО обе стороны встретились в Пекине. Был составлен рабочий график, где, кроме хронологии и ответственных исполнителей, были согласованы основные параметры проекта.

- А какие трудности того периода выходили на первый план?

- При работе над ПТЭО было два самых сложных вопроса: цена газа на границе и трасса трубопровода.

Ценообразование постоянно находилось в поле зрения Минтопэнерго РФ. В январе 2000 г. Департаменту газовой промышленности и газификации, Департаменту экономического регулирования было поручено к марту разработать методику единой ценовой политики экспорта газа в КНР и АТР. Неизвестно, была ли сделана эта работа, или необходимость её на этом этапе сочли преждевременной. Во всяком случае, нам пришлось решать вопрос цены самостоятельно. Правительство республики создало экспертную группу. По мнению её специалистов, цена была определена в 120-130 $ за 1000 куб. м. Она и фигурировала во всех переговорах с представителями СNPC. Последние выдвинули свою цену — 50-55 $. Переговоры проходили на многих уровнях, продолжаясь с перерывами в полтора года.

Китайское предложение по трассе газопровода предусматривало выход из Чаянды сразу на юг, через Новый Уоян, Читу, Забайкальск, Манчжоули, Харбин и далее до Шеньяна. Общая протяжённость трубопровода - 2987 км, из них по России – 1548 км, по территории КНР — 1439 км. Мне представляется, что при выборе этого маршрута специалисты СNРС учитывали близость Ковыктинского месторождения.

Наш вариант трассы - это Чаянда-Олёкминск-Алдан-Тында-Благовещенск-Харбин-Шеньян. Практически при той же общей протяжённости (3029), по России это было 1943 км, по территории КНР – 1086 км. Кроме Республики Саха (Якутия), трасса проходила через Амурскую область и вблизи Еврейской автономной области. Уже тогда мы рассматривали вопросы создания единой трубопроводной системы на востоке России. Предлагаемый нами маршрут трассы потом вошел в Восточную газовую программу.

Как и по цене, по проекту трассы мы также не нашли согласия у китайских коллег. Были и другие расхождения. Это, например, касалось объёмов проектируемой добычи Чаяндинского и прочих месторождений.

Возникала опасность размыть первый опыт сотрудничества в затяжных дискуссиях. Поэтому было принято решение отобразить в ПТЭО оба варианта: ОАО ННГК “Саханефтегаз” и CNPC.

Результативные материалы ПТЭО были переданы в Минэнерго РФ, полномочному представителю Президента РФ по Дальневосточному округу и в правительство республики, а также в ОАО «Газпром».

- Итак, предварительное ТЭО было завершено. Как дальше развивались события?

- Для обсуждения вопросов составления окончательного ТЭО в январе 2003 г. состоялась встреча делегаций. Стороны довольно быстро обозначили те проблемы, которые необходимо решить в первую очередь. Их было несколько.

Во-первых, объём поставок. СNРС предложила остановиться на варианте 15 млрд.куб.м в год. Это позволяет начать добычу уже в ближайшее время. При осуществлении нашего варианта - 20 млрд. – понадобилось бы ещё пять-семь лет для подготовки китайской промышленности к приёму дополнительных объёмов газа. Мы согласились с этими доводами.

Во-вторых, маршрут газопровода. СNPC предложила использовать вариант компании “Саханефтегаз”, против чего мы, естественно, не возражали.

В-третьих, цена. СNРС предложила выработать формулу цены, определяемую по трём составляющим: рынок газа, например в Европе, факторы замены мазута и угля на газ в северо-восточном Китае, стабильность цены. Ранее СNРС руководствовалась только фактором замены.

В то же время возникли и серьёзные обстоятельства, которые направляли продолжение проекта “Саха-Китай” в несколько иное русло. Во-первых, у компании “Саханефтегаз” закончилась лицензия на геологическое изучение Чаяндинского месторождения. Во-вторых, сменилось руководство. Владельцем контрольного пакета акций компании “Саханефтегаз” стала НК “ЮКОС”. президентом Республики Саха (Якутия) стал В.А.Штыров. В-третьих, координатором сотрудничества РФ с КНР в области газовой промышленности стало ОАО “Газпром”.

К сожалению, никто из нового руководства не поддержал продолжение проекта “Саха-Китай”. “ЮКОС”, видимо, был полностью сосредоточен на поставках нефти в КНР. Что касается руководства республики, то в газовых делах оно взяло курс на прямое сотрудничество с ОАО “Газпром” в рамках Восточной газовой программы.

- Известно, что в процессе работы над проектом специалисты компании «Саханефтегаз» решали и другие вопросы. Не могли бы остановиться на этом подробнее?

- Да, это так. Но и эти «другие вопросы», так или иначе, связаны с проектом “Саха-Китай”, с важными проблемами добычи и поставок якутского газа.

Специалисты компании “Саханефтегаз” подготовили и в 2000 году утвердили в Государственной комиссии РФ (ГКЗ) запасы газа, нефти и конденсата Чаяндинского месторождения. Работа была сложная и напряжённая. В итоге Чаянда стала относиться к разряду уникальных месторождений. Китайские коллеги, проведя независимую экспертизу, практически подтвердили наши цифры запасов.

Затем мы обратились с письмом к министру топлива и энергетики РФ В.И.Калюжному по поводу газовых проектов на востоке России. От имени ОАО “Саханефтегаз” были внесены следующие предложения: а) разработать “Проект освоения газовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока с целью удовлетворения потребностей российских регионов и поставок газа в страны АТР”; б) назначить единого координатора этого проекта; в) придать проекту статус государственного.

Минтопэнерго отреагировало очень оперативно. Уже 31 мая в министерстве состоялось совещание, где было решено проработать предложения ННГК “Саханефтегаз”, связанные с комплексным освоением газовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока и перспективами экспорта российского природного газа в КНР и другие страны АТР.

Весной 2002 г. я был приглашён в Минэнерго РФ к заместителю министра А.Б.Миллеру. Оказалось, что министерство готовится к созданию Восточной газовой программы и проводит встречи с заинтересованными компаниями. Мы обсудили ПТЭО проекта «Саха-Китай». А.Б.Миллер поддержал наши позиции, особенно трассу трубопровода.

- И Восточная программа начала приобретать реальные черты…

- Да, в июле 2001 г. на третьем заседании подкомиссии впервые прозвучало, что координатором всех газовых проектов определёно ОАО “Газпром”, а на следующем заседании впервые зашла речь о Восточной газовой программе. В июле 2002 г. уже вышло распоряжение Правительства РФ о разработке этой программы.

Видимо, в развитие этих решений, 26 ноября 2002 г. в Якутске состоялось региональное совещание, организованное представительством Президента РФ по Дальневосточному округу. Обсуждался вопрос: “Освоение газовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока и создание единой региональной системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения”.

Я выступил с докладом “Предварительное ТЭО поставок газа из Чаяндинского месторождения в КНР и его роль в создании программы использования газовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока”. В качестве одного из предложений прозвучало: “Строительство газопровода от Чаяндинского месторождения на Алдан-Тынду-Благовещенск и далее на Хабаровск, также как и газопровода Сахалин-Хабаровск-Владивосток целесообразно принять в качестве первоочередных базовых объектов для обеспечения газом дальневосточных регионов, поставок его в КНР и на Корейский полуостров, а также для создания взаимодействующих газовых потоков между Сахалином и Якутией”.

Позже, компания “Саханефтегаз” передала в правительство РС(Я) конкретные расчёты и предложения. В частности, на базе Чаяндинского месторождения предлагалось создание центра по добыче, переработке и транспорту газа. Ежегодная добыча из уже разведанных месторождений составляла 25 млрд.куб.м газа, а с учётом дальнейших открытий — 30 млрд.куб.м. По трассе газопровода предусматривалось газифицировать Ленский, Олёкминский, Алданский, Нерюнгринский районы Якутии, Амурскую область, а также Еврейскую АО.

Таким образом, ОАО “Саханефтегаз” не только разработало ПТЭО проекта “Саха-Китай”, не только инициировало необходимость Восточной газовой программы, но и внесло в неё дополнительные предложения.

- А в Восточной газовой программе отразились интересы Республики Саха (Якутия)?

- Поначалу для интересов Якутии всё складывалось вполне благополучно. В одном из последних вариантов программы предусматривалось, что газ месторождений Красноярского края и Иркутской области направляется на запад в Единую систему газопроводов (ЕСГ). Чаяндинское месторождение рассматривалось базовым для газификации Дальнего Востока и поставок газа в КНР и Корею. В период 2008-2010 гг. планировалось строительство газопровода Чаянда-Тында-Благовещенск-Хабаровск-Владивосток. В 2010 г. намечалась промышленная добыча на Чаянде, где также должен быть построен газоперерабатывающий завод.

Однако, в последующем, всё, кроме трассы, было изменено принципиально. Базовыми стали месторождения Сахалина, а начало освоения Чаянды отнесено на 2016 год. Так что интересы республики, к сожалению, отступили на задний план.

- И все же, опыт работы над проектом, наверное, можно считать полезным?

- Важным итогом работы над ПТЭО проекта “Саха-Китай” явились уверенность и постижение глубины вопроса, которые приобрели специалисты якутских предприятий. Для большинства это был первый подобный проект в их жизни, и они прекрасно справились с этой сложной работой. Думается, сотрудники обеих компаний заложили хорошую основу взаимовыгодного сотрудничества, которое продолжает развиваться уже на более высоком уровне.

Сегодня, когда уже пущен нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий Океан», мы знаем, что на отрезке от Талаканского месторождения до Благовещенска он идёт по маршруту, проработанному нами в проекте “Саха-Китай”. Этот же маршрут предусмотрен и в Восточной газовой программе, в которую также заложена ресурсная база и добычные возможности из проекта, разработанного ОАО “Саханефтегаз”.

В процессе работы над ПТЭО впервые были определены запасы газа Чаяндинского месторождения, причём, как на уровне государственной экспертизы РФ, так и определенные расчётами специалистов CNPC. Это позволило уже в рамках Восточной программы на базе этого месторождения предусмотреть создание Якутского центра, одного из четырёх центров добычи и транспорта газа. Как бы там не было, ПТЭО проекта “Саха-Китай”, выполненный ОАО «Саханефтегаз» и СNРС, стал, в определённой степени, составной частью Восточной газовой программы.

Напомним, что на сегодняшний день ОАО ННГК «Саханефтегаз» усилиями якутских властей развален и находится в стадии банкротства. Ведущие специалисты перешли в ЗАО «Сунтарнефтегаз», некоторые - в «Сургутнефтегаз». Якутской компании досталось работать на условиях риска, заниматься поисками нефти и газа вдоль трассы ВСТО и будущего трансконтинентального газопровода.

Послесловие директора ЗАО «Сунтарнефтегаз», народного депутата республики Афанасия Максимова к интервью Владимира Матвеева

Будучи президентом ОАО ННГК «Саханефтегаз» в 2003–2008 гг., я могу сказать, что сотрудничество компании с китайскими коллегами действительно изменило вектор развития нефтегазового комплекса Якутии. В конце 2009 г. запущен первый этап нефтепровода ВСТО с мощностью до 45 млн.тонн в год для потребителей АТР. По первоначальному плану для его заполнения должны были быть вовлечены в оборот месторождения севера Иркутской области, юга Красноярского края и Республики Саха(Якутия). Но, к сожалению, инфраструктура появилась раньше, чем обустройство месторождений, и основным поставщиком нефти в ВСТО сегодня является север Красноярского края (Ванкор). А это 700 км на запад, что в конечном итоге отражается на себестоимости.

Как бы ни старались Роснедра с проведением аукционов, отставание налицо. Инвесторы не торопятся. Чтобы выйти на добычу 80 млн. тонн нефти для ВСТО, понадобятся только на ГРР более 100 млрд.долл. США на ближайшие 20 лет. Плюс инфраструктура, обустройство, эксплуатация. То есть нужны огромные инвестиции. А где их взять? Без внешних инвесторов это не по силам даже Великой России.

Что касается якутских месторождений, то вот яркий пример: «Сургутнефтегаз» по итогам 2010 года по выручке за якутскую нефть выйдет на 1/3 выручки АЛРОСА, а налогов в бюджет республики заплатит в разы меньше. Это, конечно, не их вина, а таков сегодня Налоговый кодекс.

Графа «доходы» бюджета Республики Саха (Якутия) могла бы иметь более серьезные показатели от нефтегазового сектора, если бы государственно-частное партнерство развивалось активнее. Ведь руководству республики было представлено несколько вариантов объединения наших нефтегазовых активов, совместное участие в конкурсах и аукционах, но они не были реализованы. Списывать это только на кризис не корректно, потому что реализация проектов, подобных тому, о котором рассказал В.Д.Матвеев, не состоялась именно из-за большого количества системных ошибок людей, чьей обязанностью было отстаивать экономические интересы республики.