Федеральный информационный портал "SakhaNews"
(Информационное агентство "SakhaNews"/"Саха Новости")

Дата публикации: 15-10-2010 13:19
URL публикации: http://www.1sn.ru/43053.html


"Крупная афера с лекарствами" или просто чей-то заказ?

ИА SakhaNews. Федеральные СМИ сообщают о якобы раскрытой в Якутии "крупной афере с лекарствами", ссылаясь на информацию Главного управления МВД России по Дальневосточному федеральному округу о возбуждении уголовного дела в отношении заведующей отделением гематологии ГУ «Республиканская больница №1 – Национальный центр медицины» Инны Мулиной, которую обвиняют в превышении должностных полномочий. Правда, в чем конкретно это "превышение" выразилось, в сообщении не говорится. В Якутии Инна Мулина известна как ведущий специалист в области гематологии и принципиальный человек, которому не раз приходилось в тяжелых условиях отстаивать свою позицию.

Накануне появления сообщения о возбуждении в отношении ее уголовного дела в редакцию газеты "Эхо столицы" обратились больные РБ №1 - Национального цен­тра медицины, получающие лечение на протяжении многих лет в отделении гематологии. "Суть их обращения сводится к тому, что вот уже два года заведующей отделением, главному внештатному гематологу при Министерстве здравоохранения РС(Я) Инне Мулиной не дают спокойно работать правоохрани­тельные органы".

Постановление о возбуждении уголовного дела подписал заместитель руководителя Иркутского следственного отдела Восточно-Сибирского следственно­го управления на транспорте следственно­го комитета при прокуратуре РФ (ВС СУт СКП РФ) Хаптанов А.А. "Видимо, с неиз­вестных нам пор Медцентр стал объектом то ли водного, то ли воздушного, а, мо­жет, и железнодорожного транспорта, раз врачом данного лечебного учреждения за­интересовался следователь транспортной прокуратуры. Или же есть другой вариант объяснения этого парадокса - Мулина ле­чит своих больных, страдающих смертель­ным недугом, исключительно в самолете, или теплоходе, или ж/д вагоне, а, может, вообще в здании вокзалов", с иронией пишет автор публикации.

В статье поясняется, что порядок распределения лекарств утверж­ден приказом Минздравсоцразвития РФ и согласно Федеральному регистру больных гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, злокаче­ственными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственных им тка­ней, рассеянным склерозом, а также после трансплантации органов и (или) тканей. А это - составление поквартальных заявок на поставку дорогостоящих лекарств и контроль над лечебно-профилактическими учреждениями по их применению. Лекар­ства по регистру поступают в республику адресно, и каждый больной получает их лично в аптеке по месту жительства по рецепту, выписанному участковым тера­певтом.

Федеральная программа лекарственно­го обеспечения действует с 2008 года. А Мулина приказом Минздрава РС(Я) была отстранена от исполнения обязанностей главного внештатного гематолога с октя­бря 2008 года, правда, восстановлена в августе 2010 года. Главного гематолога все это время в республике просто не было. Все функции выполняли специали­сты Минздрава.

Что же установил следователь Хаптанов? Оказывается, Мулина Инна Ивановна, пользуясь своим служебным положением, в 2008 году якобы производила лечение "Варжапетяна Соcо Вардгесовича дорогостоящим лекарством «Велкейд», которое предназначено для лечения боль­ных, страдающих множественной миеломой. А в список пострадавших вошли ныне покойные Александр М-в, Геннадий М-в, Харитина Андреева и Ольга Ш-а. Как утверждает следователь Хаптанов, эти люди в 2008 году ни разу не получали данный препарат в качестве лекарства, а передавали Мулиной на общую сумму око­ло четырех миллионов рублей".

Сам Варжапетян и его адвокат Андрей Клыков 4 октября направили письмо ру­ководителю Хаптанова непосредственно в Иркутск: «Мы возмущены и не собираемся это дело оставлять. Будем добиваться исти­ны сначала у руководителя ВС СУТ СКП РФ, а если там не добьемся, то добьемся ее через суд! - говорит адвокат Андрей Клыков. - С каких таких пор делом врача занимается прокуратура на транспорте?»

Соcо Вардгесович пояснил, что он "действи­тельно проходил лечение в отделении ге­матологии в декабре 2009 года в течение 20 дней. Но в период лечения препарат «Велкейд» не получал, а прописанные ему лекарства покупал там же, в Медцентре, на первом этаже в аптечном киоске. И вообще, он не болеет той болезнью, для лечения которой применяется злополуч­ный «Велкейд», тем более что лекарства, которые получают больные отделения ге­матологии по регистру, по словам самих же больных, весьма болезненные, и не каждый добровольно станет себя мучить без всяких на то серьезных оснований".

В ходе предварительного оперативного расследования в августе 2009 года появ­ляется оперработник Николай Ребров, который, посещая на дому больных и родственников умерших, убеждает людей, что Мулина лечит неправильно - "вместо до­рогостоящего лекарства им вводит другой препарат или вообще... воду. Во время рабочего времени в 2008 году также в отделении комиссией Минздрава изыма­лись все истории болезней, амбулаторные карты, все их сложили в мусорные мешки и вывезли за пределы Медцентра, в РБ №2. И только после возмущения больных вследствие нарушения их конституцион­ных прав и врачебной тайны, обращения в следственный отдел прокуратуры респу­блики, к Президенту республики, карты и истории были возвращены в отделение".

Однако Ребров по заданию следователя Хаптанова 27 сентя­бря этого года провел обыск в отделении и вновь изъял теперь уже все истории болезни, начиная с января 2008 года по настоящее время. Кроме того, были изъяты все доку­менты и журналы, необходимые для нор­мальной работы отделения. В том числе и журнал учета и расхода психотропных и наркотических средств. И все без описи! А ведь каждое получение инъекций даже обезболивающего препарата записывается в данные журналы", пишет "Эхо столицы".

Газета приводит отклики больных и их родствеников на ситуацию, сложившуюся вокруг Мулиной.

Антонина Андреева, дочь умершей Харитины Аркадьевны Андреевой:

- Моя мама на протяжении одиннадцати лет лечилась в отделении гематологии и всегда вовремя получала лекарства. Умерла она 27 марта этого года в возрасте 75 лет, при­чиной смерти явился туберкулез, которым она заболела в 2009 году, а не из-за того, что ей не давали лекарства.

Пациентка Клавдия М-ва:

- В отделении гематологии я лечение по­лучаю с 2002 года. Меня лечат лекарством, одна ампула которого раньше стоила 100 тысяч рублей, сейчас меньше. На курс мне нужно 32 ампулы, и я всегда их получала вовремя. Но тут ко мне начал приходить домой Ребров, чтобы я написала заявле­ние о том, что мы обижены на Инну Ива­новну, что даем ей взятку. Я честно при­знаюсь, что за все время я ей подарила на 8 марта цветы и большую открытку.

И вообще, откуда он взял мои данные? Мо­жет, я скрываю свою болезнь от родных и коллег на работе? Какое он имеет право расспрашивать меня, чем я болею и чем лечусь? Ведь у нас среди больных есть и большие начальники, а потому есть поня­тие - врачебная тайна. А эту тайну сейчас сделали достоянием общественности.

Был среди нас больной - руководитель респу­бликанского уровня. Так вот Ребров все время расспрашивал о нем не только нас, но и медсестер, врачей. Это нам - пенсио­нерам - все равно, а молодые-то скрывают свою болезнь. Им ведь работать надо. И потом - прежде, чем заводить уголовное дело, независимый гематолог должен был осмотреть больных на предмет обнаруже­ния в их организме каких-то изменений или нарушений. Умершие больные умерли от других болезней, ведь по каждому случаю работает комиссия. Да и потом, продолжи­тельность нашей жизни - это вопрос време­ни. С моим диагнозом обычно люди живут четыре года, при хорошем лечении - шесть лет. А я живу восемь лет благодаря новым лекарствам.

Пациент Станислав К-н:

- Я получаю лечение пятый год, и все у меня нормально, ведь Инна Ивановна нам жизнь продлевает. А Ребров, когда пришел ко мне домой в очередной раз (а прихо­дил много раз), вырзился открытым текстом, что если даже я не напишу заявление, то все равно он Мулину посадит (видимо, с некоторых пор, опера теперь сажают пре­ступников, а не суд - прим. авт.). Если они считают, что Мулина нас лечит ненормаль­но, то пусть следователь сам нас лечит.

Вот так! Получается - был бы человек, а статья найдется?" - этим риторическим вопросом завершается статья.