21 сентября на прямую связь выйдет министр ЖКХ и энергетики РС(Я)
Губернатор Калининградской области предлагает увеличить зарплаты чиновникам
Специалист Нерюнгринской ГРЭС - в финале деловой игры «Министр»!
Адвокат экс-премьера Дагестана обвиняется в препятствовании правосудию
Россия сократила вложения в госдолг США

Кажется, это было совсем недавно: победный 1945-й, когда юный Коля Шаврин, надев кирзовые сапоги, на шесть лет отправился служить в армию. После этого была учеба в Хабаровском техникуме на отделении открытых горных работ (ОГР), где он встретил ту, которая стала его любовью на всю жизнь.

– Когда я впервые пришла в группу, то сразу обратила внимание на Николая. Но лишь на второй производственной практике у нас завязались отношения. В поезде по дороге в город Черемхово Иркутской области Николай подошел ко мне и попросил сохранить часть стипендии, чтобы быстро ее не потратить. Как-то получилось, что я вроде бы ответственность за него приняла, а он вскоре сделал мне предложение, – вспоминает Вера Шаврина.

Нынче Николай Григорьевич с Верой Александровной собираются отметить уже 62-ю годовщину супружества.

А тогда, в далеком 1953-м, с новенькими дипломами об окончании техникума в кармане, Николай и Вера Шаврины по распределению отправились в Якутию. Из Якутска их направили на комбинат «Джугджурзолото». Знающие люди говорили: «Идите работать куда угодно, только не в Аллах-Юнь – самое гиблое место в компании». Николай и Вера так и заявили начальству, а в ответ им предложили поработать на Евканджинском прииске. И лишь по прибытию на место они узнали, что Аллах-Юнь и Евканджа – это, в общем, одно и то же.

– Из Якутска до Эльдикана в декабре ехали на грузовике. Я в кабине с водителем, а мужчины в укрытом брезентом кузове без печки. Затем дали уже теплую машину. А с Аллах-Юня восемь километров до Евканджи добирались на санях. Приехали на прииск ночью, увидела много коровников. Что, спрашиваю, здесь столько скота держат? А возчик смеется: там люди живут. Завели нас в такой коровник: нестроганые доски на полу и стенах, стол, печка-буржуйка и деревянная кровать. Я села на нее – и в рев, – вспоминает Вера Александровна.

Но долго расстраиваться было некогда. Молодых специалистов отправили трудиться мастерами на золотодобывающей шахте. Ручной труд в обледенелой шахте – это вам не фунт изюму. Но там, в Евкандже, они встретили немало замечательных людей, оставивших добрый след в их жизни. Основными работниками в шахте были репрессированные и ссыльные, многие из интеллигентов. В отряде Веры, к примеру, оказался даже бывший министр культуры Мордовии.

Девушка и не замечала, как ее берегут суровые мужики. И лишь много позже один из них в Якутске признался Вере Александровне: «Когда ты в шахту спускалась на замеры, мы бурить переставали, чтобы ты этой пылью не дышала».

В 1954-м Вере пришло время рожать. Летом в Аллах-Юнь можно было проехать только верхом на лошади. И вот, на последнем сроке беременности, Вера с мужем отправились в больницу, где через несколько часов раздался плач новорожденной Галочки – будущей Галины Кошуковой, будущего предпринимателя, депутата Нерюнгринского райсовета.

Вскоре молодая мама снова вышла на работу в шахту. С мужем пошли в разные смены, чтобы по очереди оставаться с дочкой. А когда Гале исполнился год, семья отправилась в свой первый отпуск.

– От прииска до Эльдикана мы плыли на лодке пять суток. Ночевали в тайге. Однажды нашу лодку на перекате понесло и чуть не перевернуло. Держу Веру, а она Галю к себе прижимает и глаза закрыла, – вспоминает Николай Григорьевич. – Потом ехали на машине до Якутска, летели с несколькими посадками в Иркутск, затем поездом – в поселок Ерофей Павлович в Амурской области, к родителям Веры. Когда добрались до места, отпускные деньги уже закончились. Галю оставили у бабушки – и поехали обратно. А в Якутске обратились в управление «Джугджурзолото» с просьбой перевести на любой другой прииск. И вдруг на улице увидели контору Кангаласской угольной шахты. Зашли, а там мастеров встретили с распростертыми объятиями.

Так в 1955-м Николай Григорьевич и Вера Александровна оказались в Кангалассах, где живут до сих пор. Вскоре здесь у них родилась вторая дочь Ольга. При них здесь появился угольный разрез, позже включенный в состав «Якутугля», начали строить первые каменные дома. При них разрез стал передовым предприятием и, посвятив ему десятки лет жизни, отсюда они ушли на пенсию. В 1976-м Шавриным выделили квартиру в каменном доме.

Дочки и внуки разлетелись по стране, но не забывают Николая Григорьевича и Веру Александровну. В уютной квартире Шаврины собрали большую библиотеку.

– Когда внук Саша ( Александр Кошуков, предприниматель, депутат Госсобрания (Ил Тумэн) РС(Я) от Нерюнгринского района –ред.) приезжает, любит читать. Он сейчас единственный, кто нашу библиотеку изучает, - рассказывает Вера Александровна.

Лето Шаврины проводят на огороде. 88-летний Николай Григорьевич водит свою «Ниву». Правда, признается он, далеко уезжать от дома уже не рискует. А в этом году его, почетного шахтера, вдруг пригласили в Москву на празднование Дня Победы.

– Не знаю, за какие заслуги. Я же не воевал, хотя и шесть лет служил на Дальнем Востоке. Но, конечно, было приятно получить такое приглашение. А я отказался – здоровье уже не то, – делится Николай Григорьевич.

Из-за проблем со здоровьем Шаврины отказались уезжать из Кангалассов. В Нерюнгри звали дочь и внуки, государство предлагало поменять квартиру на Тверь. Но они решили остаться в поселке, с которым сроднились навеки.

– Мы всегда старались идти в ногу со временем. Партия сказала развивать подсобное хозяйство – мы кур, петухов, гусей держали, огород посадили. Прожили бы без этого, но раз надо, значит, надо. Нам многое довелось испытать в жизни, но все-таки она была интересной. Нам везло на людей. А такие воспоминания менять совсем не хочется! – говорят Шаврины.

Сергей АЛЕКСЕЕВ

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
20.04.2015 09:53 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ