В Якутии добыт крупнейший в истории России цветной алмаз
В Якутии продавали тефтели с опасным мясным клеем
Активистам грозят реальные сроки за акцию с "куклой Путина"
Приморская школьница «продала душу» лже-экстрасенсу
Сделка по продаже АЛРОСА алмазного сырья Гохрану "на мази"?

ИА SakhaNews. «Можно было бы поиграть в героя. Но я иду для себя, и решил вернуться».

Так 51-летний житель города Нерюнгри Сергей Кудияров прокомментировал свой 102-дневный путь пешком от Нерюнгри до Магадана. Свой пятый по счету поход по этому маршруту он окончил в Ягодном, в буквальном смысле «преодолев» 2 200 километров и не дойдя до цели «всего-то» 523 километра.

НЕ «БЛАГОДАРЯ», А «ВОПРЕКИ»

А теперь обо всем по порядку. Сергей Леонидович Кудияров – человек необычной и довольно трудной судьбы, личность известная далеко за пределами Нерюнгри. Разносторонний талант - он пишет рассказы и стихи, занимается резьбой по дереву и кости, художественной графикой. Публиковался в журналах «Полярная звезда», газете «Эхо столицы», во всех без исключения нерюнгринских изданиях. Издал за свой счет небольшим тиражом шесть книг, из которых четыре – сборники стихов, один – новеллы и еще одна повесть.

Выставки изделий и картин проходили в нерюнгринском Музее истории освоения Южной Якутии имени И.И.Пьянкова, в Центре культуры и духовности им. А.С.Пушкина и Нерюнгринской городской библиотеке, в различных залах города Якутска.

А еще он страстный путешественник, причем только пешком. Он упорно ходит по стране, вопреки поставленному много лет назад страшному диагнозу врачей, бессрочной инвалидности третьей группы, и тому, что одна нога у него короче другой на 4 сантиметра.

В жизни Кудиярова многое получается не «благодаря», а «вопреки».

ПЯТАЯ ПОПЫТКА

Итак, пешком от Нерюнгри до Магадана. Пятая по счету попытка похода по бездорожью.

Первый раз на север из Нерюнгри Сергей Кудияров пошел пешком 10 лет назад – летом 2005 года. с рюкзаком, то есть практически налегке, прошел Хатыми, Нимнир, Алдан, и, не дойдя немного до Томмота, путешествие прекратил. Итог – 312 километров.

Второй раз пошел в 2009 году, с тележкой - первой по счету. Прошел 776 километров до Нижнего Бестяха плюс еще 130 километров, остановившись за 30 километров до Чурапчи. Итого – 906 километров.

Третий поход в сторону Магадана - 2010 год. Добрался-таки со второй тележкой до Чурапчи, но тележка в итоге развалилась, начались проливные дожди, дорогу (или то, что ею называется) размыло, и поход был прерван. Пройдено 952 километра.

Летом 2011 года для разнообразия сходил на юг. В ту сторону хотя бы дороги есть. В итоге за 71 день успешно преодолел 2 300 километров от Нерюнгри до Владивостока. Обратно приехал на поезде.

В 2012 году снова рванул на север. Пошел налегке - с рюкзаком, без тележки и даже вместо обычной двухместной палатки взял обыкновенный тент. До Нижнего Бестяха не дошел 130 километров. Итого – 646 километров.

Нынешняя пятая попытка – пока самая удачная. О ней расскажем подробнее.

ТРЕТЬЯ ТЕЛЕЖКА

Старт из Нерюнгри состоялся 27 мая. Главная принадлежность путешественника – тележка, которую все 102 дня путешествия (до 6 сентября) Сергей тащил за собой. Вещей набралось до 50 килограммов. Это две газовые плитки, портативная печка, топор, ножовка, саперная лопатка, секира-мачете. Чайник, две кастрюли, сковорода, консервный нож, кухонный нож в чехле, разделочная доска. Ложка, вилка, металлические кружка и тарелка. Складное кресло и раскладной стульчик, благодаря которым можно было отдыхать по дороге. Коврик, спальник, двухместная палатка-зонтик. Смена белья – носки, трусы, футболки. У нас не Америка, прачечных по дороге до Магадана, мягко говоря, немного.

Еще с собой (иногда на себе) – свитер, теплая шапочка, рукавички (которые потом где-то потерял). Часто выручала зимняя куртка с отрезанными рукавами. Был с собой большой зонтик, защищавший при необходимости отдыхающего путника от дождя.

«Ничего лишнего: всё, что я брал с собой, абсолютно все пригодилось в дороге», - говорит Сергей.

Но весь этот скарб надо везти с собой на тележке по бездорожью. С таким грузом прогулка перестает быть томной. И все зависит не только от физической формы путешественника, но и от легкости и проходимости тележки.

Тележку полностью изготовил сам, учитывая весь предыдущий опыт, складывавшийся путем проб и ошибок. Третья тележка делалась с учетом свойств и возможностей наших дорог (точнее, их отсутствия). На колеса поставил дисковые тормоза. Были сделаны габариты, чтобы можно было более безопасно передвигаться в темноте. Определен оптимальный диаметр колес – 40 сантиметров. Если колеса сделать меньше – медленно идет, если больше – увеличивается риск поломки, потому что основную часть пути идти приходится по скальнику.

Но и на этот раз проблем с тележкой хватало. Первой резины хватило только на 180 километров - до Большого Нимныра. Выручал друг Дмитрий Пузиков, известный нерюнгринский композитор и поэт, выполнявший в этом походе роль «снабженца» - до самой Усть-Неры. Он передавал с проезжающими таксистами из Нерюнгри запасные колеса, покрышки и еще какую-то нехитрую мелочь, необходимую в путешествии.

Уже после Чурапчи – через 1 000 километров пути - «полетело» левое колесо: выдавило опорную стенку подшипника. Это человек у нас все выдержит, а техника таких трасс не выдерживает. Здесь было проще: запасное колесо было с собой, его пришлось заменить, тележка стала чуть-чуть легче. Позже аналогичная история произошла с правым колесом: на нем выдавило опорную стенку подшипника.

Через 100 километров после Хандыги – новое происшествие: наехал на скальник, колесо «выстрелило» - порвало и камеру, и покрышку. Восемь дней Сергей ждал, пока из Нерюнгри приедет новая «резина» и два колеса. Приехали – пошел дольше, до самого Ягодного уже почти без приключений.

Вообще, дорога была хорошей проверкой для инженерно-конструкторских способностей путешественника. С диаметром колес угадал: за две с лишним тысячи километров сломались всего две спицы. Еще, сделал вывод Сергей, надо уменьшать вес самой тележки - делать её из более прочных, но и более легких материалов.

НЕ ДЛЯ РЕКОРДОВ

Второй после тележки момент: физическая форма самого человека. Вопрос, сколько в день надо проходить, Сергей решал для себя постепенно, прислушиваясь к своим ощущениям. Цели ставить какие-либо рекорды на время или на скорость не было. Надо было рассчитать норму так, чтобы не стоять на месте (дойти надо было не позднее 1 октября, то есть за четыре месяца) , и в то же время, чтобы хватило сил до конца пути.

В первый день прошел с нагруженной тележкой 15 километров. Потом стал увеличивать норму. Но когда стал делать по 30-32 километра в день, почувствовал, что многовато: ноги болели, стало трудно вставать по утрам. Так и нашелся оптимальный вариант – 25-26 километров. Хотя многое зависело от характера дороги - подъемов-спусков. Например, на Ольчанском перевале в Оймяконском районе, пришлось подниматься подряд 16 километров – естественно, скорость замедлилась. Потом сколько же пришлось спускаться, что тоже было непросто.

Шел медленно, не спеша. С 50-килограммовой тележкой и больными ногами особо не разбежишься. Скорость составляла 2-3 километра в час. Поэтому «среднестатистические» 26 километров требовали движения по 10-13 часов в сутки.

Третий, и, может быть, главный момент – обувь. Лучшее, что бывает на ногах - обычные китайские кроссовки, лучше не новые, а немного разношенные. В первых кроссовках прошел 1,5 тысячи километров. Прекрасная обувь: они не порвались и не стоптались до конца. А сменить их пришлось потому, что они настолько забились микроскопической невымываемой грязью, что идти дальше было уже невозможно. Обувшись во вторую пару кроссовок, прошел оставшиеся 700 километров. В них же вернулся домой.

ВСЁ НЕ ПО ПРАВИЛАМ

Строгого режима дня, расписанного по часам, не было. Часов тоже не было, только мобильный телефон. С собой у Сергея было два мобильника и четыре аккумулятора для них. Заряжал телефоны, в основном, у дальнобойщиков. Так и держал связь со своими «снабженцами» и родными.

То как складывался каждый из 102 дней путешествия, зависело от многих вещей: погоды, характера дороги, физического состояния, встреч с людьми, от разных мелочей. Чаще всего вставал рано с рассветом, с утра, пока не жарко (жару Сергей переносит с большим трудом) проходил определенную часть пути. Потом останавливался где-нибудь в «кармане» дороги, готовил еду, обедал, отдыхал на своем складном кресле, собирался и снова шел.

Шел не по правилам – не навстречу транспорту, а по той же полосе, что и машины. Вопреки правилам дорожного движения, так оказалось безопаснее – из-за пыли, поднимаемой автомобилями. Пару раз пешехода чуть не сбивали автомобили, которые из-за пыли не видели человека на дороге. Мимо проезжали, в основном, дальнобойщики, многие из которых (поскольку ездят, как правило, по одному маршруту) давно знают Сергея в лицо. Но встречаться с людьми путешественник особо не стремился. Уже в конце пути, на Бурхале в Ягоднинском районе Магаданской области, он, вопреки правилам, остановился рядом со стоянкой дальнобойщиков – и вскоре его навестил медведь. Хищники часто «пасутся» там, где есть остатки продуктов от человека. Поэтому ночевать Сергей в своей палатке предпочитал подальше от людей и от следов цивилизации. Кстати, ни одной ночи за все 102 дня он не провел под крышей. Только в лесу и на дороге, под открытым небом.

Медведя путешественник видел также под Томмотом. Зверь шёл вдалеке по дороге навстречу. Приготовившись к опасному свиданию, Сергей достал из тележки секиру. В этот момент за спиной хищника появилась легковушка. Медведь оглянулся, понял, что на его пути собирается подозрительно много людей и скрылся в лесу.

ТРУДНОЕ РЕШЕНИЕ

Пройдя четыре пятых пути, Сергей начал задумываться об окончании путешествия. В общем-то никто, в том числе сам Кудияров, не ставил перед собой задачу дойти именно до Магадана. Главное, ввязаться в бой, а там посмотрим. Куда дойду, туда и дойду. «Можно было бы поиграть в героя. Но я иду для себя, и решил вернуться», - говорит Сергей.

Впервые мысль остановиться посетила его после Бурхалинского перевала под Ягодным. «Я поднялся не него, потом спустился, и на 90% решил, что, наверное, пора прекращать. Еще один день посидел, подумал, после чего принял это решение окончательно».

Дошел еще 40 километров до Ягодного, и там свой переход закончил. Позади оставалось 2 200 километров. До Магадана – 523 километра и шесть сложнейших перевалов. Кроме того, остро встали проблемы снабжения и финансов. В отличие от Нерюнгри, в Магадане таких самоотверженных помощников, как Дима Пузиков, не было.

6 сентября остановился, на перевалы не пошел. Обратно по знакомой до боли (в буквальном смысле) дороге ехал с дальнобойщиками. В Нерюнгри прибыл через пять дней – рано утром 11 сентября.

ВСТАТЬ И ИДТИ

Вопрос, зачем он идет, Сергею задавали уже, наверное, не меньше тысячи раз. Каждый раз он отвечает на него по-разному. И потому, что иначе он не может, и то, что он так живет, и что ему это нужно …

Наверное, это самый сложный для него вопрос, на который одним предложением не ответишь. Для этого надо рассказывать обо всей жизни человека, включающей в себя и многогранное творчество, и семью, и трехлетнюю дочь, и сложные отношения с социумом, и вопросы физического здоровья, и еще многие-многие факторы.

В 2011 году, после похода во Владивосток, он ответил мне так: «Есть программа, заложенная внутри человека. Программа на путешествие родилась внутри меня, и я ничего не могу с ней поделать. Незакрытая программа превращается в дьявола, разъедающего создание и душу. Единственный способ закрыть программу – реализовать её. Поэтому я три раза пытался пойти в Магадан. И буду пытаться до тех пор, пока эта программа во мне не закроется. То есть, пока не дойду».

Через четыре года, после похода по маршруту Нерюнгри – Алдан – Томмот – Нижний Бестях - Чурапча – Усть-Нера – Артык – Сусуман – Ягодное, ответ был немного иным.

«Своими походами я ничего никому не хочу доказать. Я решаю свои личные проблемы. Во-первых, вопрос своей личной занятости, во-вторых, проблему добычи средств к существованию... Во время походов я окреп физически, стал больше зарабатывать сбором ягод. Я на многие вещи стал смотреть иначе, мои взгляды очень изменились. Жизнь в городе, в любом социуме делает человека расхлябанным, безответственным. Там, где ты один, отвечаешь сам за себя и не имеешь права на ошибку, включаются другие силы. Для меня неважно, дошел я до Магадана или нет. Важен не результат походов, а тот факт, что у меня хватает силы воли встать, идти и заниматься этим. Происходит перепрограммирование человека, появляется внутренняя дисциплина, ответственность. Это происходит всегда, когда ты знаешь: никто, кроме тебя, этого не сделает. Поэтому я встаю и иду».

«Все равно когда-нибудь я дойду до Магадана!», - уверен Сергей Кудияров.

Каждый человек живет так, как он может. Судьба дает каждому из нас свои возможности и свои уникальные шансы. Используем ли мы их, и как – это другой вопрос. Но каждому из нас, как бы он ни жил, можно сказать только одно: «Будь собой. Остальные роли заняты».

Олег СОЛОДУХИН, Нерюнгри.

Фото Евгения Радченко, Магадан.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
26.09.2015 11:34 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ