План северного завоза будет выполнен на все сто процентов
В Якутии запустят "Стартап экспедицию"
Зеленский анонсировал новый этап обмена заключенными с Россией
В Нерюнгринском районе объявлен конкурс на памятник каюрам-первопроходцам
Льготная ипотечная программа в ДФО потребует выделения 5-10 млрд рублей

Вот и отгремели праздничные салюты в честь 71-ой годовщины Великой Победы… Для нашей семьи 9 мая 2016 года стал особенным днем, мы наконец-то выполнили волю своей матери Харлампьевой Татьяны Дмитриевны и поставили памятный камень на месте захоронения ее родного брата, солдата Красной Армии, погибшего в 1943 году в боях Ржевско-Вяземской операции.

Атамайский наслег вновь образованного Горного улуса с центром в Улуу Сысыы был до войны одним из развитых и оживленных мест. Через Улуу Сысыы проходила тогда дорога на Вилюйск, то есть во все вилюйские улусы. Еще в 1889 году здесь открылась церковно-приходская школа. До сих пор поражает своими архитектурными формами великолепная деревянная церковь, получившая название Николаевской. Ее строительству способствовали местные зажиточные люди – Харитоновы, роду которых и принадлежал наш дед по матери.

Дмитрий Данилов – Ымнаасын был олонхосутом, известным не только в своем наслеге. Его два сына окончили церковно-приходскую школу и были людьми достаточно образованными для своего времени. Их звали одинаково – Данилов Семен Дмитриевич. По традиции, когда дети в семье часто погибали в младенчестве, у якутов было принято давать одинаковые имена, чтоб запутать нечистую силу. Данилов Семен Дмитриевич I был призван в 1941 году, попал в самую мясорубку – чтоб не допустить врага к столице, там жертвы шли не на сотни, а на тысячи. Он погиб под деревней Борщевка Зубцовского района Ржевской области, захоронен в воинском мемориале в Зубцово на высоком берегу Волги.

Данилов Семен Дмитриевич II был призван летом 1942 года и попал на Западный фронт в 29-ю гвардейскую дивизию. Сегодня, если проследить по документам путь этой дивизии, то наш дядя участвовал в освобождении Гжатска – родины первого космонавта Юрия Гагарина, Горловки, откуда был родом Михаил Исаковский. Погиб он при освобождении Дорогобужа у деревни Теплянка 19 марта 1943 года.

Долгие годы об этом родные не знали, пришла похоронка - пропал без вести… И остался он только в памяти старшей сестры – нашей матери и младшего брата Степана. Мама часто вспоминала погибших в войну младших братьев, она ведь их нянчила, вырастила. Она не могла смотреть фильмы про войну, ей казалось, что вот так и погибали ее братья.

Помню, по телевидению показывали фильм Бондарчука «Судьба человека» и, увидев эпизод, когда героя травили собаками, мама тихо сказала: «Вот так, наверное, и моих братьев…». К тому же не осталось от братьев родной кровиночки, жены и дети умерли в голодные военные годы.

Мой брат, Николай Иванович, тогда еще, в 80-ые годы, вознамерился найти, где же захоронены они. Мы все надеялись, что найдется могила и пропавшего без вести Семена младшего… Брат обратился в архив Министерства обороны в Подольске. Архив в те годы еще на все запросы отвечал исправно и бесплатно. Тогда мы и получили как бы заново две похоронки - с указанием мест захоронений… Наша мама была очень взволнована – хоть стало известно, где они покоятся, особенно она рада была за младшего – как это человек может пропасть без вести!

Мамы не стало в 1993 году. И мы только в 2013 году собрались в Смоленскую область, в Дорогобужский район. Мы - это я и моя двоюродная сестра, дочь самого младшего из братьев мамы – телерадиожурналистка Альбина Данилова. С нами в эту дорогу собрался москвич, мой друг – писатель Николай Старченко, главный редактор журнала «Муравейник». Он хорошо знает эти места, поскольку занимается творческим наследием Михаила Пришвина и Соколова–Микитского.

Когда мы приехали в Дорогобуж, оказалось, что деревни Теплянка уже нет. А воинское захоронение оттуда было перенесено в деревню Алексино еще в 1954 году. Там в воинском мемориале покоится более 4500 воинов. Имена более трех тысяч высечены на камне. Имени нашего дяди не было, хотя по документам военкомата он был перезахоронен в Алексино. Встречали нас очень добрые, сердечные люди, начиная с главы района Владимира Цуренкова, директора Дорогобужского музея истории Татьяны Московченко, главы Алексино Анны Малащенковой и провожатого Евгения Пахомова, который родом из Теплянки. Они, конечно же, увидели, что мы расстроились – может быть, наш дядя лежит где-то не перезахороненный, раз его имя не обозначено здесь…

Мои тягостные раздумья развеял тогда Владимир Прохоров, сотрудник музея: «Наталья Ивановна, прошло более 70 лет, как он погиб. Теплянка, как вы увидели совсем недалеко от Алексино, а от Дорогобужа всего 5 километров. За эти годы его прах сравнялся с землей… Главное, у вас есть место, где поклониться его памяти…» А Николай Старченко добавил: «Перезахоронения проходили в 1954-56 годы, еще свежи были раны войны. Все было сделано добросовестно, да и совесть тогдашним людям не позволила бы делать это спустя рукава»…

Так наша семья нашла место последнего приюта дяди – рядового красноармейца Семена Данилова… Еще тогда мы увидели, что на мемориале отведено место для персональных плит – их ставили родственники, которые, как мы, после долгих поисков находили своих родных. И вот, в этом году, в день Победы мы решили сделать это, выполнить волю нашей матери. Списались с Дорогобужским музеем, с Татьяной Антоновной Московченко, с новым главой Алексино Натальей Валерьевной Ивановой, они помогли нам найти фирму в Смоленске, которая изготовила небольшой памятник, и перевезла его в Алексино.

8 мая с самолета, сразу из Внуково мы с братом поехали в Дорогобуж и далее в Алексино. Дорога заняла чуть более четырех часов. В тот день мы, выполнив якутский обряд, установили памятник. Мемориал и без того содержится в идеальном порядке, но было видно, что он обновлен – произошла перепланировка, установлены новые дополнительные плиты для надписей фамилий вновь установленных воинов. На одной из них высечено имя нашего дяди. Две свежих могилы слева – это поисковики нашли новое захоронение…

Назавтра, 9 мая, мы приняли участие в митинге. Было шествие «Бессмертного полка» села Алексино, были речи, звучали военные песни. Говорить было трудно всем – в местах, где шли бои, у людей совершенно иное отношение к истории, к памяти, к братству… Нас переполняла благодарность к людям, которые так чтят память воинов, за их сердечность и доброту, готовность помочь.

Настоящими хранительницами этого небольшого села являются главы - Анна Васильевна и Наталья Валерьевна. Познакомились мы там с таким же приехавшим издалека человеком, Андрей Иванов – внук солдата, он приехал из Карелии. На его деда тоже пришла похоронка – пропал без вести, они тоже после долгих поисков нашли это место… Затем была солдатская каша, мы угостили всех якутской рыбой, помянули солдат… Выехали обратно чуть позже, чем планировали, и я как бы в оправдание сказала Олегу, водителю: «Такие сердечные люди, такой светлый день, невозможно было уехать не побратавшись», на что он ответил: «Ну, это дело святое»…

День Победы остается единственным праздником, который сплачивает нас всех воедино, заставляет задуматься о прошлом и будущем, чтить традиции и вспомнить о долге перед родителями и страной… А какой мощной и объединяющей оказалась идея «Бессмертного полка» - в этой колонне идут дети, внуки и правнуки фронтовиков, в одном ряду, начиная с президента страны, глав регионов до маленькой девочки в бантиках с портретом прадеда…

В Москву мы возвращались с удивительным чувством выполненного долга и с радостью от знакомства с сердечными искренними людьми, которые хранят память о воинах, содержат мемориал в идеальном порядке. Все, с кем мы ни встречались в этой поездке в Дорогобуже, в Алексино, были готовы нам помочь – делом, словом, разговором. И эта готовность исходила не только от того, что именно на их родине нашли последний приют солдаты второй мировой, а скорей от общности нашей истории и нашего будущего, от общности судеб нашей родины, нашей страны. И, возможно, от неосознанного чувства вины. Об этом хорошо сказал Александр Твардовский:

"Я знаю, никакой моей вины,

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они - кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь –

Речь не о том, но все же, все же, все же…"

Чувство, что ТАМ они были вместе, и остались вместе, мы остро почувствовали, когда гость из Карелии предложил нам сфотографироваться вместе. Да, его дед и наш дядя были в 29-й гвардейской дивизии, кто знает, может, в одном полку… Он собирается привезти туда своих детей, мы с братом подумали о том, что приедем сюда когда-нибудь с внуками, когда они немножко подрастут…

Еще в 2013 году в Дорогобужском райвоенкомате мне по моей просьбе составили список захороненных там воинов, призванных из Якутии. Их было 25 человек. Но это далеко не полный список. Я опубликовала его тогда в газете «Саха сирэ». Точно знаю, что Собакины из Чурапчи нашли в списках своего деда, съездили в Дорогобуж. По прошествии более 70 лет это стало нужно живущим сегодня – знать, где похоронен солдат твоей семьи. Солдат, который принес Победу. Ведь якутяне сражались не только на озере Ильмень, они принимали участие во всех крупных операциях второй мировой, большинство из них погибли, защищая Москву с осени 1941 по апрель 1942… Не должно быть сегодня бесхозных могил солдат. Думаю, никто не станет утверждать обратное, ведь и те, кто остался там лежать, и те, кто вернулись, должны быть в памяти своей семьи, в памяти своей родины.

Наталья ХАРЛАМПЬЕВА,

народный поэт Якутии


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
13.05.2016 21:17 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ