В Якутске стартует Северный форум по устойчивому развитию
Якутия среди регионов-лидеров по покупательной способности жителей
Два парома столкнулись на реке Лене в Якутии
Ми-8МТВ безуспешно завершил поиски пропавшего в Якутии вертолета
В поселке Светлый сгорело двухэтажное здание

В Нерюнгри депутат районного совета и работники местной газеты обвиняют друг друга в уголовных преступлениях. Депутата обвиняют в оскорблении, клевете и нарушении неприкосновенности частной жизни (публикации фотографии коллектива). Работников газеты обвиняют в хищениях, совершенных по предварительному сговору группой лиц.

28 декабря 2016 года работники газеты «Индустрия Севера» обратились в районный совет с жалобой на «недостойное поведение депутата Нерюнгринского районного совета депутатов (III созыва) Александра Силина». Предметом конфликта работниц газеты с народным избранником стала его запись на личной страничке в социальной сети «Одноклассники» от 25 декабря 2016 года:

«24 декабря должен был состояться суд над завхозом газеты «Индустрия Севера» Еленой Черкез. Она обвиняется в нанесении побоев редактору. Это случилось 21 марта нынешнего года, но полиция и прокуратура всячески затягивали рассмотрение рукоприкладства на рабочем месте. Непонятно по каким причинам заседание мирового суда назначили на субботу, чем вызвали неудовольствие судьи. Ну, еще бы в выходной день вызывать для рассмотрения дела полугодовой давности - что за срочность? В результате суд перенесли на понедельник.

На фото: все, что осталось от некогда дружного коллектива самой лучшей газеты Якутии. Нынче такое называют "серпентарий".

Поставьте класс - люди должны знать, кто работает в правительственной газете. И не забывайте: все, что здесь публикуется - это личное мнение».

Под записью публикуется широко известная фотография коллектива. Впервые в интернете этот снимок был опубликован ЯСИА 1 марта 2016 года – ровно за три недели до нанесения побоев работнице редакции. Та же фотография опубликована в самой "Индустрии Севера" 5 февраля 2016 года.

После записи Силина в разделе комментариев к его личной страничке последовала оживленная дискуссия, в которую активно вступили сотрудницы «Индустрии Севера». Дискуссию можно почитать здесь.

«ОКЛЕВЕТАЛ, ОБВИНИВ В ХИЩЕНИИ»

Вслед за этим 28 декабря десять работников «Индустрии Севера» подписали такую жалобу в Нерюнгринский районный совет (см. ниже).

В юридически и стилистически не очень грамотном документе (подписанном, в том числе, тремя журналистами), в частности, говорится:

«25 декабря 2016 года депутат Силин А.А. разместил на своей интернет-странице в социальной сети «Одноклассники» информацию, наносящую репутационный вред государственному периодическому изданию Нерюнгринского района – «Индустрии Севера». Допустил публичные оскорбления в отношении каждого сотрудника редакции, назвав работников учреждения «журнашлюшками», «серпентарием», разместив при этом фотографию сотрудников редакции без их согласия, обвинил и оклеветал редактора-директора учреждения Киян А.В. в совершении тяжкого уголовного преступления (хищении средств), нарушил неприкосновенность частной жизни одной из сотрудниц редакции, чем причинил нравственные страдания и моральный вред каждому сотруднику АУ РГ «Индустрия Севера».

Комментарий юриста

«Под нравственными страданиями в смысле ст.151 ГК РФ чаще всего понимаются не просто «волнения», «обида», «досада», а приобретённые в результате правонарушения изменения в психике пострадавшего.

Психиатры здесь в первую очередь выделяют функциональные заболевания нервной системы, обусловленные внешними раздражителями, при которых происходит «срыв» деятельности головного мозга без каких-либо признаков его анатомического повреждения. Причиной заболевания является длительное, а порой и кратковременное, но сильное переживание (психотравма). (О.В.Зиновьева, Адвокатское бюро «Адвокатская Группа ОНЕГИН»)

«О принятых в отношении депутата Силина А.А. мерах просим проинформировать население Нерюнгринского района посредством распространения официальной информации на официальном сайте Нерюнгринского района, в нерюнгринских печатных средствах массовой информации, включая газеты «Индустрия Севера», «Час досуга», «Просто Нюрка», и в социальных сетях («Одноклассники», Facebook) на личной странице депутата Силина А.А», - говорится далее в жалобе райсовету.

На этом официальная часть закончена. Далее предлагаем вашему вниманию концерт.

Что сказать по поводу этого замечательного сочинения? Могу только представить удивленно-радостные лица главных редакторов частных газет «Час досуга» и «Просто Нюрка», когда им принесут сообщение о том, как в райсовете прорабатывали депутата, обидевшего их конкурентов. Думаю, что особенно их впечатлит требование это сообщение опубликовать.

Читать в редакциях, думаю, будут вслух и с выражением. Смеяться будут долго. Жаль только, что не опубликуют. Заставить некому.

В общем, вся надежда - на «Индустрию Севера». Для полноты картинки могли бы и свое замечательное заявление опубликовать. Такая сильная вещь - согласитесь, с интересом читается!

Статья 152 ГК РФ. Защита чести, достоинства и деловой репутации.

1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

2. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

«НУ, КАК ДЕТИ МАЛЫЕ, ЕЙ БОГУ!»

Жалобу сотрудников «Индустрии Севера» депутаты райсовета рассматривали 31 января на заседании постоянной комиссии по законности, местному самоуправлению, мандатам и регламенту. Для краткости будем называть её далее так, как её называют сами депутаты - «комиссия по этике».

Заседание комиссии почему-то оказалось засекреченным. По крайней мере, автора этих строк на заседание не пустили. Член комиссии, зампред райсовета Анатолий Шевченко сослался на регламент работы райсовета, по которому заявление для получения разрешения присутствовать на заседании комиссии должно быть предоставлено за три рабочих дня до заседания.

Ведущий заседание зампред постоянной комиссии Валерий Соболь (оба названных депутата представляют фракцию КПРФ) на устный запрос ответил что-то вроде: «На такие заседания прессу не приглашаем».

Ага, замечательно! Насколько мне известно, о дате и времени заседания комиссии стало известно в 10 часов утра 30 января. Тогда же начали рассылать приглашения участникам. Заявление же в райсовет о присутствии мне полагалось подать в четверг, 26 января. В данном случае мои экстрасенсорные способности оказались сильно преувеличенными.

Да уж. Попасть на заседание Нерюнгринского городского суда 30 декабря (где рассматривалось дело о том, как одна сотрудница «Индустрии Севера» избила другую), было проще! В суде расписание процессов висит на стеночке, его можно почитать, а в нужное время при желании подойти с паспортом. Никаких заявлений писать не надо.

В Конгресс США в Вашингтоне любопытствующие (в том числе граждане других стран) ходят без записи, без предварительных заявлений. Не в сам зал заседаний, а всего лишь на балкончик, но это тоже неплохо. Поверьте на слово: видно и слышно всё хорошо.

Вернемся к нашим баранам (это поговорка). При словах «мы не хотим, чтобы вы об этом писали» у каждого нормального журналиста срабатывает условный рефлекс. Как у собаки Павлова: есть! Автоматически щелкается затвор, и патрон досылается в патронник. Просыпается старик Ньютон со своим третьим законом.

Понятно ведь: скрывают только там, где есть, что скрывать. Значит, не хотят, чтобы знали. Значит, это будет интересно публике.

УК РФ, Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов:

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Заседание комиссии по депутатской этике длилось 52 минуты. Аудиозапись велась по предложению представительницы «Индустрии Севера» Индиры Бабошиной, как пояснил в ходе заседания председательствующий Валерий Соболь. Это его пояснение также зафиксировано аудиозаписью.

Через час после окончания заседания его аудиозапись отливала всеми яркими гранями в открытом доступе в интернете. А вы думали, что будет как-то иначе?

«Ну, как дети малые, ей Богу!», - говорил в таких случаях булгаковский Коровьев.

Аудиозапись заседания можно послушать здесь.

«С НИЗКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ»

Заявление сотрудниц «Индустрии Севера» на заседании комиссии вслух зачитывать почему-то не стали. Наверное, постеснялись. Жаль, послушать многим хотелось. В частности, виновник торжества депутат Александр Силин просил коллег это сделать, и непременно - «с выражением».

Устная речь у претерпевших нравственные страдания сотрудников «Индустрии Севера» оказалась грамотнее письменной. В своем устном выступлении - в отличие от письма, построенном по всем правилам стилистики русского языка - ответственный секретарь газеты Индира Бабошина дезавуировала большую часть требований из письма в райсовет, подписанного в том числе и главным редактором газеты.

«Главной целью нашего обращения является не желание пожаловаться на вашего коллегу, а попытаться еще раз обратить внимание депутатского корпуса района на назревшую необходимость подготовки и внесения законодательной инициативы об изменении действующего федерального законодательства в части разработки механизма отзыва депутатов с низкой социальной ответственностью. Сегодня такой депутат у вас один, а завтра их будет десять», - сказала Индира Бабошина (здесь и далее цитируется по аудиозаписи).

Произнесенное Индирой Бабошиной словосочетание «депутаты с низкой социальной ответственностью» мгновенно стало мемом в стенах райсовета. За оставшиеся 40 минут депутаты Нерюнгринского райсовета повторили слова «депутаты с низкой социальной ответственностью» не менее десяти раз.

Мем (англ. meme) — единица культурной информации внутри человеческого общества, которая умеет самореплицироваться. Мемом может считаться любая идея, символ, поговорка, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т.д. Концепция мема и сам термин были предложены эволюционным биологом Ричардом Докинзом в 1976 году. По мнению Докинза, подобно генам, мемы — это репликаторы, то есть объекты, которые для размножения копируют сами себя. Мемы могут размножаться по воле или помимо воли своего носителя.

Журналисту, которому хватает таланта изобрести мем, который потом вслед за ним, как попугаи (то есть не особо понимая смысла), повторяют многие граждане – мой глубокий респект! При умелом использовании мемов легко можно манипулировать слушателями. Испытываю профессиональную гордость за коллегу!

Беда, однако, в том, что никто из нерюнгринских депутатов, повторяя выражение «депутаты с низкой социальной ответственностью», так и не смог в течение заседания объяснить, а что же все-таки эта формулировка означает в юридическом смысле?

Как отличить «депутата с низкой социальной ответственностью» от «депутата с не низкой социальной ответственностью»? Покажите мне и другим избирателям это золотое правило!

Вот в «Индустрии Севера», например, полагают, что «депутат с низкой социальной ответственностью» - это Силин. Проблема только в том, что это мнение юридически ничтожное. Потому что, судя по многочисленным комментариям в соцсетях, кто-то, наоборот, считает Силина разоблачителем недостатков в обществе и борцом с этими недостатками. То есть депутатом с высокой социальной ответственностью.

Почитайте здесь.

А вот, допустим, другой избиратель полагает, что «депутат с низкой социальной ответственностью» - тот, который за свою работу в районном совете с помощью коллег назначил себе зарплату из бюджета – ну, допустим, 200 тысяч рублей в месяц. 12 прожиточных минимумов. В три раза больше средней заработной платы. Больше многих средних предпринимателей. А проблема «низкой социальной ответственности» здесь в том, что, например, даже небогатые предприниматели постоянно занимаются благотворительностью. А депутат районного совета без угрызений совести ежемесячно кладет в карман 200 тысяч рублей. И не задумывается о том, что тоже мог бы изредка помогать решению социальных проблем района. Например, поддерживать детей-инвалидов. Но он - «депутат с низкой социальной ответственностью».

А вот, допустим, мнение третьего избирателя. Он считает «депутатами с низкой социальной ответственностью» тех, кто приходит на сессию без большого портфеля. Ну, вот такая логика у избирателя: раз нет портфеля с бумагами, значит, депутат ничего не делает. Он уже и черный список таких «депутатов с низкой социальной ответственностью» составил. Готовится писать жалобу в комиссию по этике. Валерий Александрович, будете её рассматривать на комиссии?

Четвертый пример совсем уже конкретный. Жаркой июльской ночью 2015 года автомобиль Тойота Лэнд Крузер под управлением депутата Нерюнгринского районного совета остановили сотрудники ГАИ. Заподозрив, что водитель пьян, полицейские потребовали предъявить документы. Депутат Нерюнгринского райсовета отказался. Он улегся на заднее сиденье в запертом автомобиле. Полицейские применили газовое средство, но выкурить народного избранника им не удалось. Депутат просидел в запертом автомобиле до утра. Когда его, наконец, извлекли из автомобиля, за сопротивление представителям власти присудили пять суток административного ареста.

Вот это как - «депутат с низкой социальной ответственностью»? Или с «не низкой», а случившееся - это такая норма поведения у нерюнгринских депутатов? Ведь что любопытно: никакая комиссия по депутатской этике в Нерюнгринском районном совете после того случая не собиралась! То есть, никаких признаков «низкой социальной ответственности» депутаты Нерюнгринского райсовета в данном правонарушении не увидели.

Итак, что мы видим? Поведение одного депутата, выразившееся в написании не понравившихся кому-то слов на сайте, его коллеги разбирают в Нерюнгринском районном совете. При этом ни судом, ни кем-либо из других компетентных правоохранительных органов - ни правовая оценка действиям автора записи, ни лексическая экспертиза его высказываний не даны!

Другого своего коллегу те же самые депутаты никак не обсуждают даже после его вполне реального попадания в полицию, возбуждения административного дела и ареста – фактов, естественно, зафиксированных в полицейских протоколах.

Дорогие избиратели, вам это не кажется странным?

Можно ли здесь обвинить Нерюнгринский районный совет в двойных стандартах?

Или в том, что райсоветом в данном случае манипулируют посторонние люди - например, представители правительственной газеты?

Или, еще хуже, в существовании закулисных договоренностей с лояльной прессой по принципу «рука руку моет»?

Гадать тут можно долго. Может быть, депутаты сами объяснят избирателям логику своих действий?

«РАЗБИРАЕМ СПЛЕТНИ»?

Чтобы нас тоже не обвинили в двойных стандартах, давайте, наконец, дадим слово и депутату Силину.

«Я поддерживаю предложение представителей «Индустрии Севера» о том, что нужно инициировать закон об отзыве депутата. У нас есть депутат, осужденный на пять суток, что является реально подтвержденным позором для нашего депутатского корпуса. Есть у нас и предписание прокуратуры, обязывающее председателей профильных комиссий исполнять свои обязанности. Я за упрощение отзыва депутатов.

Хотел бы также обратить внимание комиссии по этике на то, что разбирать такие дела, как сегодня, – это называется «разбирать сплетни». Тенденция разбирать в райсовете ничем не подтвержденные сплетни, на мой взгляд, позорит Нерюнгринский районный совет депутатов. Я порекомендовал бы руководству районного совета, прежде, чем разбирать подобные записки, заручиться решением суда. Только суд имеет право называть оскорбление - оскорблением, клевету – клеветой, и так далее.

Комиссии по этике следовало бы самим немножко научиться этике. И обращать внимание не только на сплетни о Силине, но и на то, что среди депутатов происходят вещи, из ряда вон выходящие», - заявил Александр Силин.

После этого заявления со стороны его коллег последовали, наконец, здравые предложения представителям «Индустрии Севера» не писать сразу же, в порыве эмоций, жалобы в районный совет, а сначала обратиться с исками в суд. С готовыми решениями судов, с правовой оценкой действий коллег, разговор об оскорблениях, клевете и даже о «депутатах с низкой социальной ответственностью» был бы более конкретным.

А еще, добавил Силин, обсуждая непроверенные и не получившие правовую оценку факты, то есть «собирая сплетни», Нерюнгринский районный совет теряет свою репутацию представительного органа!

Означает ли это, что именно депутат Силин на самом деле заботится о репутации районного совета? А его коллеги по райсовету, обсуждающие неправовую жалобу - «депутаты с низкой социальной ответственностью» - потому что они эту репутацию портят?

Что вы на это скажете?

«У МЕНЯ ЕСТЬ ПОДОЗРЕНИЯ…»

Упорное нежелание работниц газеты решать конфликт в судебных инстанциях является наиболее уязвимой позицией жалобщиц.

Несколько вопросов представителям «Индустрии Севера».

Почему не идете в суд? Не уверены в своей правоте? Понимаете, что в суде, в отличие от райсовета, вам ничего не светит? Или догадываетесь, что именно в суд вас и затягивает Александр Силин, вооруженный фактами - козырями в рукаве, о которых вы пока не знаете?

В вашей жалобе говорится о том, что вы «намерены в индивидуальном порядке обратиться в суд с исками о привлечении депутата Силина А.А. к уголовной ответственности по статьям 130 (оскорбление), 128.1 (клевета), 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни)».

Снова мелькнула тень Коровьева: «Ну, как дети малые, ей Богу!» Зачем доставать нож, которым ничего резать не собираетесь? Кого хотите напугать словом «суд»? Если Силина, то примите мои глубокие соболезнования.

Есть у вас одна работница, у которой следует поучиться. Когда Тамару Юрченко избили в её кабинете в «Индустрии Севера», она никого судом не пугала. Практически молча подала заявление. Никто из посторонних об этом не знал. В итоге выиграла процесс. Только на самом последнем этапе, когда дело уже было в суде, о нем узнала широкая общественность. Более того: даже после выигранного дела Юрченко никак и нигде его не комментировала. Вот так: никому не угрожала, ничего никому не сказала, но всё сделала. Высший пилотаж!

Следующий вопрос работницам «Индустрии Севера». Зачем вы вступили в дискуссию с Силиным на его странице в «Одноклассниках»? Что вы пытались этим доказать? Вступая на «минное поле» взаимных оскорблений, вы должны были понимать, что депутат - это человек, который выиграл как минимум одни выборы. То есть, субъект, априори владеющий политическими технологиями, хитростями риторики и деструктивными мемами. Вы сможете с ним сражаться на равных? Судя по тексту вашей жалобы, шансов немного.

Уверены ли вы в том, что пост Силина в «Одноклассниках» преследовал цель оскорбления и причинения вам «нравственных страданий»? Не допускаете другие варианты? Например, не могла ли это быть провокация, поддавшись на которую, вы создали депутату карт-бланш для выступления в райсовете, допустим, со следующим заявлением.

На комиссии по этике в районном совете Александр Силин сказал (цитируется по аудиозаписи):

«По моим данным, происходит систематическое хищение не только средств бюджета редакции «Индустрии Севера», но и хищение государственных средств. Сегодня я направил запрос в ИФНС по Нерюнгринскому району следующего содержания: «Прошу провести проверку финансово-хозяйственной деятельности АУ РГГ «Индустрия Севера». Полагаю, что в данном учреждении происходит систематическое, многолетнее сокрытие денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание налогов. А именно, не в полном объеме оприходуются денежные средства, поступающие от реализации газеты».

Процитировав свое обращение в налоговую инспекцию, Александр Силин добавил (цитата по аудиозаписи): «Насколько утверждают редактор и сотрудники, вся газета распродается. Я думаю, что налоговая инспекция увидит, все ли суммы от реализации поступают на счет газеты. Это мы посмотрим. У меня есть подозрения, что газета используется для личного обогащения группы лиц».

Все это слышали депутаты. И мы знаем, что они это слышали. И теперь депутаты обязаны как-то отреагировать. И многие внимательно и с интересом (тут уж у каждого свои цели) ожидают этой реакции.

Неожиданно вдруг выстраивается новая цепочка предполагаемой сути событий. Стремление вдохновителей жалобы придумать способ лишения чересчур любознательного депутата дееспособности (хотя бы и руками райсовета) теперь выглядит как стремление избежать дальнейшего депутатского интереса к деятельности организации, финансируемой из бюджета. При этом депутатское большинство в данном случае становится заложником этих устремлений. А это, в свою очередь, рождает нехорошие подозрения относительно их собственной кооптации в финансовые дела газеты. Вот ведь как всё интересно выстраивается!

Может быть, неслучайно не пускают «посторонних» на такие заседания? Да тут целый ферзевый гамбит с защитой Каро-Кани! Начинали с нравственных страданий, а речь банально идет о бюджетных деньгах? И райсовет тут вроде как "в теме".

В чем еще подозревает «Индустрию Севера» депутат Александр Силин? О чем он еще направит запросы в компетентные органы? Этого мы пока не знаем. Однако, есть устойчивое ощущение, что именно из-за опасности дальнейшего депутатского расследования, происходящего внутри газеты, её представители боятся встречаться с ним в суде. Дай Бог, чтобы я ошибался.

Что конкретно решили члены комиссии по этике в отношении своего коллеги Александра Силина, из аудиозаписи я не понял. Председательствующий Валерий Соболь зачитал все поступившие предложения. В одном или двух прозвучало что-то о «депутатах с низкой социальной ответственностью». Как замечательно сказала Индира Бабошина, «сегодня у вас один такой депутат, а завтра их будет десять».

Будем надеяться, что решение депутатской комиссии будет где-нибудь опубликовано.

«КТО ИЗ НИХ ЧТО СКАЗАЛ?»

В заключение – чуть-чуть личных воспоминаний.

В начале 90-х годов я работал в газете «Северная заря» поселка Усть-Нера Оймяконского района Якутии. Мой редактор Владимир Терехин сам ходил на все депутатские заседания, сессии. Писал оттуда очень подробно, старательно передавая выступление каждого депутата – с цитатами, точными диалогами и выдержками из речей.

Однажды в редакцию пришла читательница – директор ДК «Металлург» Анна Сиротенко. Она сказала моему редактору: «Володя, зачем ты так подробно описываешь, кто из них что сказал? Чтобы лишний раз показать, какие они дураки? Лучше бы ты рассказы Шелегова печатал!»

Это было давно, 25 лет назад.

С тех пор, конечно, всё абсолютно изменилось.

Олег СОЛОДУХИН.

г.Нерюнгри.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
07.02.2017 20:51 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ