Мама – наш главный наставник и мудрый советчик!
Шесть человек погибли при прорыве дамбы золотодобывающего предприятия
Алданский ТЮЗ отмечает юбилей
Избитый в Якутии мальчик попал в нейрохирургию
«День матери – добрый, искренний и по-настоящему семейный праздник»

ИА SakhaNews. В нашей постоянной рубрике «Нерюнгринцы» ИА SakhaNews продолжает рассказывать об интересных и известных людях, живущих в столице Южной Якутии. Раньше в гостях у нас побывали политик Илья Гудошник, шоумен Дмитрий Кара, предприниматель Роман Елизов, режиссер Анна Тарасова, предприниматель Елена Лукьянова.

Сегодня у нас в гостях - концертмейстер Центра культуры и духовности им. А.С.Пушкина и звукорежиссёр культурно-этнографического центра «Балаган» Александр Лозовец.

Александр Александрович родился в Нерюнгри 27 октября 1981 года. Окончил городскую детскую музыкальную школу номер 2 по классу «Баян», в 1997 году - школу номер 24 (ныне - информационно-технологический лицей), в 2001-м - Нерюнгринский гуманитарный колледж (ныне – ЮЯТК), в 2011-м - Хабаровский государственный институт искусства и культуры, музыкально-педагогический факультет по направлению «Кафедра народно-хорового искусства» дирижерско-хоровое отделение.

Зрители, приходящие на концерты, шоу, представления, торжественные собрания и другие культурно-массовые мероприятия, прекрасно видят то, что происходит на сцене. Нам хорошо известны названия творческих коллективов, имена артистов и ведущих концертов.

При этом 99 процентов зрителей и не задумываются о незаметных глазу публики «бойцах невидимого фронта» - специалистах, которые занимаются техническим обслуживанием всех культурно-массовых мероприятий. Это осветители и декораторы, костюмеры и звукорежиссеры, без которых ни один концерт просто бы не состоялся.

Всё, что мы слышим на концертах (за исключением, разумеется, аплодисментов), - это «империя» специалиста, который называется звукорежиссер. Незаметный постороннему глазу человек за пультом, который отвечает за художественное и техническое звуковое оформление мероприятия. Звукорежиссер работает над звуковым решением программ, руководит расстановкой, позиционированием микрофонов и другой техники, которой на сцене бывает не мало, обеспечивает применение специальных звуковых эффектов, следит за чистотой музыкального звучания, принимает участие в монтаже музыкальных фонограмм, работах по озвучиванию, применению специальной музыки и шумов, сведению и перезаписи.

- Александр, я знаю, что у вас достаточно редкая профессия. Сколько всего звукорежиссеров в нашем городе?

- Да, специалистов таких немного, в принципе можно пересчитать по пальцам. Двое работают в республиканском Театре актера и куклы. Трое – в Центре культуры и духовности им. А.С.Пушкина. И еще два-три человека. Десяти человек, наверное, не наберется.

- Почему вас так мало?

- Наверное, потому, что не каждый сможет сесть за пульт. Понятно, что есть режиссеры, которые за все отвечают, но звукорежиссер – это тоже очень ответственная работа. Когда ты сидишь практически один в зале и отвечаешь за весь звукоряд, работу всей техники, и так далее, при этом у тебя нет права на ошибку, потому что от тебя очень много зависит.

- Вы работаете в разных учреждениях культуры, даже в разных ведомствах. Существует ли какое-либо соперничество, конкуренция между коллегами?

- Совершенно нет. Нас в городе очень мало, и абсолютно все ребята - сильные профессионалы. Особенно это заметно, когда собираемся вместе, делимся опытом. Никакой конкуренции, тем более, вражды нет. Всегда есть взаимопомощь: прийти, помочь выручить - без проблем.

- Как стали звукорежиссером?

- История в некотором роде забавная, это началось еще с педагогического училища в Нерюнгри. Был у нас предмет «Основы режиссуры», который вела Людмила Шилкова. Чтобы пары не были банальными и скучными, Людмила Николаевна водила нас на экскурсии в Театр актера и куклы, в Центр культуры и духовности им. А.С.Пушкина, который в 1999 году только что открылся. Мы проходили по этажу, где раньше находились звукорежиссеры, звукооператоры, и я мельком увидел всю эту кухню – пульты, ручки, огонечки, «крутилки» … И как-то мне в душу всё это запало.

Через некоторое время в какой-то компании я вслух сказал ребятам, что хотел бы там работать. Буквально на следующий день мне позвонили из ЦКиД: приходи-ка, парень, на собеседование, посмотрим на тебя. Тогда я уже играл в двух ансамблях, пел в одном из коллективов, так что был частым посетителем ЦКиД. После собеседования прошёл стажировку и действительно начал работать там, где хотел.

- Ваше участие в ансамблях говорит о том, что с музыкой вы уже были знакомы?

- Да, в 1997 году я окончил вторую музыкальную школу в Нерюнгри. Вообще, началось всё с баяна, который моему папе давным-давно подарили на день рождения. Я тогда был совсем маленьким: ни сил, ни роста поднять баян у меня не было. Но мне сразу стало интересно это устройство, начал его тягать, нажимать какие-то кнопки одним пальцем. Что-то стало получаться. Мама посмотрела на это и, недолго думая, меня отдали учиться в музыкальную школу. В классе по баяну моим учителем был Юрий Грешилов.

- Почему большинство звукорежиссеров – по крайней мере, в Нерюнгринском районе - одновременно являются хорошими музыкантами? Есть ли что-то общее у этих профессий, и какая из них первична? Нужно обязательно быть музыкантом, чтобы разобраться в звукорежиссуре, или надо понимать в звукорежиссуре, чтобы стать хорошим музыкантом?

- Да, причем я добавил бы, что звукооператоры – это, в основном, «рокешные» музыканты, то есть рок-н-рольщики. Почему-то так забавно сложилось.

Я думаю, что одно без другого не может существовать, и одно из другого вытекает. Эти две сферы тесно взаимосвязаны. В большинстве случаев сначала становишься музыкантом, а когда начинается какой-то рост, уже критически относишься к звучанию. Если не нравится звук, начинаешь крутить какие-то ручки, пытаешься что-то поправить, а для этого необходимо разбираться в том, зачем и что ты делаешь. Покупаешь новые приборы с новыми возможностями, учишься, узнаешь новое, а в итоге это вытекает в профессию. Бывают и другие варианты.

В большинстве случаев сначала становятся музыкантами, и только потом - звукорежиссерами. Я знаю по примеру нерюнгринских коллег, что ребята без музыкального образования, которые работают звукорежиссерами, все равно рано или поздно начинают изучать теорию музыки, музыкальные инструменты и так далее. Потому что без музыки звукорежиссуры просто нет.

То есть, первична, на мой взгляд, все-таки музыка, а за ней идет познание звукорежиссуры. Но тут можно бесконечно дискутировать.

- В чём конкретно заключается работа звукорежиссера? Как вы готовитесь к работе?

- Это зависит от мероприятия и площадки, на которой будет проходить действие, потому что у всех мероприятий различная специфика, у площадок техническое обеспечение. Зная план мероприятий примерно на месяц вперед, заранее прикидываю, какую аппаратуру надо приготовить, в каком состоянии она должна быть, какое музыкальное оформление мне для этого понадобится, чтобы оно как можно точнее соответствовало тематике мероприятия. С годами уже наработались клише, определенные заготовки, иногда делаешь всё заново, записываешь, сводишь новые фонограммы, готовишь новые тематические подборки.

На самом деле у звукорежиссеров тоже есть своя строгая иерархия. Есть театральные звукорежиссеры. Есть концертные. Есть студийные - те, кто в основном работает только в студии: записывает, монтирует, чистит, сводит и так далее. Есть мастеринг-инженеры. Но мы в небольшом городе, нас мало, поэтому всё в одном лице: от грузчика, который переносит аппаратуру, до музыканта, готового отработать живой концерт с живой группой. Вот так и проходит подготовка.

- Кто были вашими учителями и наставниками в звукорежиссуре?

- Первый и главный наставник - Владимир Ананьин - аранжировщик, музыкант, баянист. К сожалению, его уже нет с нами. Он был аккомпаниатором народного ансамбля танца «Северяночка» и аранжировщиком. Потом стал начальником отдела сценических технологий Центра культуры и духовности им. А.С.Пушкина. Практически всё, что я знаю и умею в аранжировке, - это всё я умею благодаря наставлениям и помощи Владимира Анатольевича.

Очень многому научил мой коллега Владимир Фоменко. Очень сильно помогал, на тот момент звукорежиссёр Алданского ТЮЗа Евгений Мистрюков. Несмотря на расстояние и отсутствие связи мы всегда поддерживали контакт, используя любую возможность, периодически встречались на гастролях.

Конечно, многому я учился и сам – что-то слышал, что-то читал, что-то подсмотрел. Раньше это было сложнее, так как информации по данной специальности было практически «ноль», с появлением интернета стало проще. Теперь можно найти ответ по любой проблеме, главное делать это с «головой», так как очень много и бесполезной информации.

- Можно ли говорить о том, что основным инструментом звукорежиссера является микшерский пульт?

- Я считаю, что основной инструмент звукорежиссера – это его уши и голова. Что касается техники, то для качественного звука хороший пульт, конечно же, необходим, так же, как и хороший микрофонный парк, хорошие акустические системы, да и много ещё чего. Техники теперь стало превеликое множество. Раньше все было в дефиците, а теперь были бы деньги – можно любой прибор найти и что угодно сделать.

Сейчас в цифровых пультах вся периферия «зашита» в одной консоли, раньше горы приборов стояли рядом. Действительно, пульт звукорежиссёра очень важный инструмент, куда стекается вся информация со сцены и уже звукорежиссёр решает что с ней сделать, что к ней применить, как обработать и как выдать зрителю правильную, качественную «звуковую картинку».

- Как часто заказывают фонограммы режиссеры и артисты, исходя из целей концерта? Или задам вопрос более открытым текстом: как часто наши артисты поют под фонограмму?

- В основном, это исходит из задач мероприятия и его технического обеспечения. То есть, если концерт на улице, и мы понимаем, что при минус 40 с ветром никакие микрофоны не выдержат, а люди тем более - мы сами настаиваем, чтобы ребята работали с плюсовой фонограммой (то есть музыка и голос записаны заранее). Если условия концерта нормальные, то мы противники этого.

«Плюсовки» бывают, когда выезжаешь на площадку, где стоит такая аппаратура, что «вживую» на ней работать просто невозможно. Чтобы не обидеть зрителя плохим звуком, не ударить лицом в грязь, приходится работать в «плюс». Или – все мы люди – артист заболел, чувствует себя отвратительно, погода ужасна, а выступление отменить нельзя, тоже идет в ход фонограмма.

В то же время могу точно заявить, что сами артисты совершенно не любят работать в «плюсе». Когда поёшь под «фанеру», нет отдачи от зала, энергетики общения. Это мы знаем и по своим ощущениям. Поэтому выступление под «плюс» - это, скорее, исключение. Это больше «производственная необходимость», чем правило. Мы все любим своего зрителя и всегда стараемся предоставлять только зрелищные, живые номера!

- Зритель всегда чувствует фонограмму или для него нет разницы?

- Ответить на этот вопрос мне мешает мой немалый опыт в этой профессии. Я, конечно, всегда вижу и слышу так называемую «фанеру». Сразу понимаю, что, например, так микрофон держать категорически нельзя, так как толку от него не будет, он просто не может правильно работать в такой позиции. И что не может артист так активно двигаться по сцене, если поет сам и т.д.

Однако многие мои близкие или знакомые, которые на концерте сидят рядом со мной, не видят разницы в звуке. В целом наш зритель с большим пониманием относится к таким проявлениям. Я повторюсь, что «плюсовая» фонограмма доставляет больше неудовольствия самим артистам, не получающим достаточной энергетики от аудитории, чем зрителям. В конце концов, это просто жутко неудобно выступать «в плюсе».

- Насколько мощная студия необходима для записи качественной фонограммы

- При развитии современной цифровой техники качественную звукозапись можно сделать чуть ли не в любом кабинете Центра культуры и духовности. Даже дома можно заниматься этим при наличии звуковой карты, ноутбука, микрофона и хорошей специальной программы. Хотя, конечно, лучше доверить всё это профессионалам в студии, таковая есть в ЦКиД.

- Можно ли с помощью фонограммы сделать хорошего певца из любого желающего – например, человека без слуха и голоса?

- Мне кажется, что здесь важны не только вокальные данные. Голос и попадание в ноты мы сделаем с помощью техники и различных ухищрений, но как человек будет смотреться на сцене? Есть ли у него образ, харизма, умение держать себя? Но в принципе можно сделать артиста без определённых вокальных данных так, что он будет на сцене смотреться хорошо! В этом помогут режиссёры за счет грамотно подобранного материала.

А вокальные данные можно подтянуть, технологии это позволяют.

- Где вам работать приятнее, а где сложнее всего?

- Приятно работать на живых выступлениях. Они самые сложные, но именно от них больше всего удовольствия получаешь. Например, рок-концерты, где настоящий живой звук, от которого сам входишь в раж. Так же интересно работать с шоу-программами. Им всегда предшествует очень большая подготовка, есть над чем заморочиться.

А самые сложные – те концерты, которые внешне кажутся простыми. Я их просто не люблю. Когда ты сидишь за пультом, у тебя один микрофон на сцене, в который говорит ведущий, а ты всё мероприятие, образно выражаясь, щелкаешь семечки и время от времени включаешь фанфары для награждений. Это скучно и неинтересно. Но именно на таких мероприятиях особая ответственность.

- Были ли случаи, когда вам хотелось бросить свою работу?

- Не хотелось бросить, а я её действительно бросал. Не по своей воле, но с кем не бывает! Был такой перерыв в жизни длиной в несколько лет, когда я от культуры отошел. Работал в торговой фирме, где прошел «карьерный путь» от грузчика до так называемого заведующего складом.

Первый год я радовался. Приходил на городские праздники на площадь: смотрел, как все мои друзья суетятся, все заняты, а я хожу, гуляю, пью расслабляющие напитки. Красота! На второй год уже хожу и думаю: эх, пацаны работают, а я здесь без дела шатаюсь. На третий год купил мощный компьютер, всё, что необходимо для домашней студии, инструменты, чтоб заниматься музыкой. Начал снова учиться, навёрстывать упущенное, читать, искать, пробовать записывать. И вернулся.

У меня очень интересная работа, и я её люблю. Несмотря на то, что нет никаких праздников, почти нет выходных, и мы всегда в гуще событий, когда все люди отдыхают, жить без этой работы мы не можем. Я не знаю, когда я работаю, а когда просто получаю удовольствие от этой деятельности. Такой границы нет.

- Вам бывает обидно вечно оставаться «бойцом невидимого фронта»? Все зрители аплодируют артистам, не догадываясь, что их успех во многом зависит от вас. Только их хвалят, пишут о них в СМИ, обсуждают их работу. А про то, как трудились вы, и что сделали для успеха этого концерта, мало кто даже догадывается?

- Это интересный вопрос. Действительно, иногда бывает досадно: ты работал, старался, а тебя забыли элементарно поблагодарить. Нет, это, конечно, не ревность к артистам и, избавь Бог, не зависть. В принципе, мне достаточно одного слова, сказанного после того, как окончился концерт. Хорошо было? Хорошо, спасибо!

Раньше была такая практика - «разбора полетов», когда обсуждали все ошибки и достижения состоявшегося мероприятия. По окончании дискуссий все равно друг друга благодарили: все молодцы все старались. Сейчас почему-то такая практика стала редкой.

Это не ревность, не обида, а короткая, мимолётная грусть. Ведь ты тоже отдал частичку себя на благо общего мероприятия. Всегда держу в голове одну мысль: «Ну ладно, просто это такая не видная профессия, я же знал, на что иду! Всё равно, круче моей профессии - нет!».

- Все же хочу отметить, что вы не всегда в тени. Иногда как музыкант и певец выходите на сцену, причем каждый раз достаточно успешно. А после этого интервью, думаю, что количество людей, знающих о вашей работе и труде ваших коллег, заметно увеличится.

- Спасибо нашим зрителям!

Олег СОЛОДУХИН.

г.Нерюнгри.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
29.09.2019 04:07 (UTC+9)
Комментарии: 7
Мельчают нерюнгринцы 29.09.2019 04:24

Освещая в рубрике режиссеров, политиков (!), предпринимателей, увидели "крутизну" в специальности звукорежиссера. А ведь Нерюнгри - это город производственников. Неужели не нашли хотя бы одного "крутее" угольщика, шахтера, энергетика, транспортника, строителя?


Нерюнгри 29.09.2019 04:52
"Мельчащий", ваши потуги напоминают разнарядку в КПСС: столько-то процентов рабочих, столько-то женщин, столько-то молодежи. Как я понимаю, спикеры для этой рубрики выбираются не по профессиональной разнарядке, а по принципу "интересный человек" и " хороший профессионал". В этом плане (по крайней мере, в данной статье) все в порядке. А вы её даже не прочитали, а сразу в комментарии полезли.

Мельчают нерюнгринцы 29.09.2019 05:37
Нерюнгринец, спикер этой рубрики видимо в жизни тяжелее ручки не держал. Бюджетник. Потому и таких "героев" выбирает. А как же, местная творческая интеллигенция, самохвалы!

Не судите по себе. 29.09.2019 07:18
Все профессии важны.


Самым первым звукорежиссёром 29.09.2019 05:17

в Нерюнгри был Юра Ткаченко.


АДК 29.09.2019 05:58

Отличный материал. Спасибо автору!


Люди рядом с нами. 29.09.2019 07:21

Интересно читать такие статьи. Раскрывается целый внутренний мир героя.


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ