Почему самолет Новосибирск – Якутск задержался на 11 часов?
График плановых работ якутских энергетиков на 25 февраля
Якутские онкологи спасли косулю, сломавшую ногу
Возможностей для сдерживания эпидемии становится все меньше
Арестован бывший глава Инвестбанка

Иван Гоголев-Кындыл – народный поэт, прозаик и драматург, истинный талант, рожденный на Небесах, одаренный даром творчества Божествами Улуу Суорун и Хотой Айыы – покровителями мастеров слова и шаманов. И великие писатели, и именитые шаманы обладают силой слова и мысли, управляют ходом мира и разумом людей…

В Срединный мир пришел Иван Гоголев 18 января 1930 года – в Крещенский Сочельник, для древних саха это тоже были особенные дни: рожденная 21 декабря новая энергия Белого Солнца с 18 по 21 января полностью обновляется и набирает новую живительную силу, темень уже отступает, световой день становится длиннее.

Все творчество Ивана Гоголева пронизано древним духом шаманства, все его слова имеют двойное дно, как некое послание свыше, как завет потомкам…

Вчитываясь в романы писателя, читатель оказывается вне времени и пространства, где прошлое, настоящее, будущее слиты и соединены в одно целое, неразделимое, перетекающее одно в другое, и в разных направлениях, будто человек может странствовать по мирам и по времени по воле силы своего духа и разума, и еще при помощи некого скрытого дара, которым наделены его три души…

Если взять известный роман Ивана Гоголева «Черный стерх», то в нем можно найти столько глубинной тайнописи, которую внимательный вдумчивый читатель сразу может уловить и понять.

Много дум о важных вещах вложено в произведение «Черный стерх». В этом же романе во сне главному герою Хабырыысу привиделся предок многих родов саха Эр Соготох Эллэй Боотур:

«Тыый! Что за странный человек показался?! С длинными снежно-белыми волосами, ниспадающими на плечи, в старинной ровдужной одежде, островерхой шапке из рыжей жеребячьей шкуры. Откуда сей величественный старец? Из почтенной старины?.. А глаза какие какие! Мудрые, печальные.

Поглаживая седую бороду, незнакомец усмехнулся и проговорил с укоризной:

- Значит, нынешняя молодежь уже и не помнит обо мне. Или вообще знать ничего не знает? Ведь это я впервые устроил ысыах – праздник на великой Туймааде.

- Ты – Эллэй Боотур?

- Мое полное имя звучит так: Закаленный в Невзгодах Эллэй Эр Соготах, Муж Одинокий.

В почтительном молчании Хабырыыс склонился перед старцем. Эллэй улыбнулся.

- Это хорошо, что вы, мои потомки, храните память обо мне. Люди должны почитать своих предков… Давным-давно не отворял я сомкнутых уст. Сядем же рядом и поговорим, - взор старца устремился на долину. Она просветлела. Огромный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Ярче звезды засияли над великой Туймаадой. Трепетно-дымный свет луны разливался по ясному небу, ниспадал на горы и спящую долину. Голос Эллэя звучал глухо, словно из дальней дали, как эхо:

- В такие вот ночи, при полной луне, люблю я сидеть на вершине горы и предаваться воспоминаниям. Перед мысленным взором моим проходит вся жизнь, прожитая на срединной земле, о многом думу думаю…

…Жил нехитро: нарожал детей, развел скот. С соседями жил в дружбе, гостям был рад. Мне было хорошо!- Эллэй широко улыбнулся, потом задумался и неожиданно помрачнел. На высоком челе синими тенями обозначились глубокие морщины. – Да, то были добрые времена… С тех пор прошли века, и настал, видимо, железный век. Люди стали иными.

- Какими?

Неподдельная горечь прозвучала в его словах:

- Хуже, гораздо хуже… Шибко жадными и жестокими стали. Ненавидят, мучают, истязают, губят друг друга. Шкуру добытого медведя не могут поделить. Нехорошо!.. Я не завидую тебе, а детей, внуков жаль, очень жаль! – старец Эллэй тяжко вздохнул, закрыл лицо морщинистыми, заскорузлыми руками, почернел и вдруг обратился в опаленный лесным пожаром пень.

– Что с тобой? – Хабырыыс очнулся от собственного испуганного крика».

Такие думы, возможно, тревожили душу самого автора, он с тревогой смотрел на будущее своего народа…

В те года, когда Иван Гоголев писал это произведение, время было странное, трудное и смутное – 80-е годы 20 века – нашу страну ждали перемены…

Очень пророчески звучат строки из этого бессмертного произведения, этим глубинным философским описанием заканчивается роман:

«А далеко-далеко, за хмурыми лесами, непроходимыми болотами лениво плещется в сумрачной дреме озеро Мастаах, забытое людьми, но облюбованное злыми духами. На одном из мысов его светлеет деревянный крест, словно говоря о том, что даже этого глухого, заброшенного уголка земли коснулся некогда своим сияющим крылом божий дух. Там похоронен старец Никон. Он отошел в лучший мир, как и предрекал, в пору вешнего цветения хвои… Перед кончиной старец вещал: если когда-нибудь крест на его могиле упадет в сторону озера – верх одержит новая власть, а коли в сторону леса повалится – одолеет старая.

Светлую обитель божьего человека и громадный крест смел с лица земли нещадный огонь лесных пожаров. Даже прах, что остался от них, унесли с собой вихри чудовищной силы, обрушившиеся на землю в одну хладную тяжкую пору. И там, где некогда стояла приветливая избушка, теперь чернеет горькое пепелище. Белую голубку, кроткую птицу праведника, нашли мертвой на могиле хозяина и похоронили рядом с ним. И в матушке-земле сырой нашли приют они – одинокие, смиренные.

А на другом берегу озера приклонилась к земле печальная сиротливая юрта, где когда-то провели зиму два отверженных многострадальных сына человеческих – шаман Кысалга и олонхосут Чоргулла. Узкие подслеповатые оконца с тоской всматриваются в пугающую темную даль. Но вернутся ли они сюда когда-нибудь?

Над озером Мастаах умирает закат, и кажется, что все закаты угасают именно здесь, над этим застывшим в неизбывной печали озером… Тихо-тихо вокруг… И тишина тут особая – скопившаяся за века, в отчаянии обратившаяся в тяжкое, безысходное безмолвие. Но что это?.. Из глубины сумрака бесшумно выплыла – птица ли, призрак?.. Птица – огромная, странная, черная, как ночь. Она плавно опустилась на высокий холм одного из островов мрачного озера. Выгнула длинную гибкую шею и чутко прислушалась к молчащей беспросветной ночи, словно пытаясь что-то услышать, понять… Вдруг – содрогнулась, как тугая струна, исторгла пронзительный крик. И словно вся мука, вся боль человеческая этим отчаянным стоном пробилось сквозь тьму и рванулась к свету.

Черный стерх, взмахнув крылами, замер, застыл и слился с ночной мглой…».

Прочитав эти слова, читатель закрывает книгу, закончив чтение увлекательного, полного мистики и таинства, романа. И в душе остаются некая смутная тревога, неясность, неопределенность… Темные времена еще не закончились… Черных стерх, пытаясь взметнуться ввысь, все же нырнул в беспросветную темень…

И невольно мысль подхватывает аналогию с нашей реальностью, с той реальностью, когда жил сам писатель…

Истинная вера в Бога будто в могиле сырой зарыта, нет ее, красный огненный пожар смел ее, не осталось даже памятного креста… И вряд ли эта Вера уже возродится той, что была ранее, когда ее проповедовали люди чистейшей души и одухотворенности…

Шаман и олонхосут вернутся… Маленькая юрта, где они нашли приют в дни горести и страданий, ждет их, с тоской вглядываясь в неведомую темную даль… Все исконное когда-то возвращается…

А прекрасная дева, превратившись в черную мистическую птицу, все еще бродит, став символом попранной красоты и таланта, которые мелочные мелкие люди не смогли оценить, не смогли по скудости душевной принять божественный дар Небес и Белых Айыы.

Образумятся ли люди? Дадут ли красоте цвести вольно, таланту сиять и радовать душу? Или же злостью и завистью снова затопчут то светлое, предназначенное спасти мир и души людские?..

Одаренный даром свыше писатель заглянул и далеко вперед…

Очень верно подметил суть творчества и суть самого Ивана Гоголева Владимир Фёдоров в книге «Служители трех миров»:

«… Я тут же обнаружил, что каждый второй (если не чаще) известный поэт или прозаик Якутии обязательно имеет в своем родословном древе хотя бы одного шамана. Но чтобы не распыляться, я решил ограничиться только народным поэтом Иваном Гоголевым.

Начнем с того, что бабушка будущего писателя была известной удаганкой, и предрекла его матери, будто у нее непременно появится мальчик «с лишним пальцем на руке», что считалось в народе явным шаманским знаком («лишней костью»). Все так и случилось. Едва увидев на одном из пальцев своего только что появившегося на свет малыша отросток, мать попросила врачей тут же в роддоме его и удалить. Но вместе с пальцем не удалось полностью удалить предрасположенность.

По словам Е.С.Сидорова, когда мальчику исполнилось пять лет, у него «случился экстаз». Это были как раз 1930-е годы, время активной борьбы с «опиумом» веры, когда у многих шаманов отбирали костюмы и бубны и свозили их из сельских окрестностей в город Вилюйск, где жили Гоголевы. Один из таких бубнов маленький Ваня и отыскал в сарае возле дома. Днем он какое-то время играл с ним, а ночью родителей вдруг разбудил чужой громкий голос, доносившийся из кроватки мальчика. Испуганно подбежав, они увидели его бьющимся в беспамятстве и что-то вещающим хриплым старческим голосом ойуна. Чтобы избавиться от припадка, пришлось прибегнуть к помощи другого шамана.

А чуть позже Ваня пережил во сне (или наяву?) то самое рассечение, о котором мы уже не раз говорили. Какие-то незнакомые то ли люди, то ли духи отрубили ему голову, расчленили тело и стали пересчитывать кости. Не досчитавшись одной (отрезанного пальца) и поссорившись, они пришли к выводу, что «это не их парень» и отправили его восвояси.

Так Иван Гоголев не стал ойуном, но не избежал-таки полностью шаманской стези, превратившись с годами в одного из самых больших поэтов-мистиков Якутии. В 1990-х годах им написано четыре крупных поэтических произведения, из которых автор и его переводчик Егор Сидоров составили «Книгу мистерий» - «Вознесение», «Уход в Джабын», «Метаморфозы духа» и «Священное дерево Аал-Луук», а также более ранние прозаические романы, где шаманы выступают или главными героями, или проходят как заметные персонажи - «Черный стерх», «Последнее камлание», «Богиня милосердия» и роман-поэма «Третий глаз». Это огромное и самобытное «шаманское» наследие писателя на сегодня еще не переосмыслено и не оценено по достоинству, но такое время, несомненно, настанет».

Фото: literra.online.

Поэт, писатель, которому было предначертано быть шаманом, стал творцом слова, и ему открылись тайна языка предков, сила слова и особенной поэтической мысли.

В народе бытует мистическая быль о том, что когда стихотворение Ивана Гоголева-Кындыл «Благословление матери» своим пронизывающим душу магически красивым, одухотворенным голосом читает народная артистка Зоя Багынанова, то происходит чудо. Женщины, услышавшие эти мистически проникновенные строки, ранее лишенные радости материнства, смогли родить прекрасных здоровых детей. Об этом говорят многие…

Великий творец Слова – это посланник Небес, пришедший в Мир менять его к лучшему, предназначенный заполнить светом людские души…

Варвара КОРЯКИНА,

г.Нерюнгри.

Справка:

Иван Гоголев-Кындыл родился 18 января 1930 г. в Вилюйске. Умер 22 ноября 1998 г. в Покровске.

В 1954 году окончил Литературный институт имени А.М.Горького в Москве.

Работал редактором Якутского книжного издательства и преподавателем языка и литературы в средней школе.

Начал печататься с 1948 года. В 1952 году вышла первая книга стихов «Ыҥырар уоттар» ("Зовущие огни").

Автор книг «В дальний путь» (1956), «Крылья» (1959), «Первые искры» (1964), «Месть шамана» (1992) и других, изданных на якутском и русском языках в Якутске и Москве.

Автор первого якутского романа в стихах «Солнечная гора» (1962), посвященного молодежи Якутии послевоенных лет.

Его драмы и комедии «Нара Суох», «Майское небо», «Каменный олень», «Берегите мужчин», «Утро Туймады» и другие составили основу репертуара Якутского драматического театра в 1960–70-е годы.

Автор сказок-пьес для детей по фольклорным мотивам. Написал либретто для первой якутской оперетты «Цветок Севера».

Признание читателей получили его прозаические произведения: роман-трилогия «Хара кыталык» ("Чёрный стерх"), где Гоголев первым из соотечественников обратился к теме шаманизма, «Иэйэхсити кэлэтии», повесть «Олорор мутуккун кэрдимэ».

Публиковался в журналах «Дружба народов», «Октябрь», «Смена», «Юность», «Сибирские огни», «Хотугу сулус» («Полярная звезда»). Член Союза писателей СССР с 1957 г.

Народный поэт Якутской АССР (1990), Заслуженный работник культуры Российской Федерации (1998), Заслуженный деятель искусств Якутской АССР.

Премия Якутского комсомола.

Был награжден орденом «Знак Почёта».

Почётный гражданин Вилюйского улуса.

Избранная библиография

Гоголев И.М. Дарю северное сияние: избранные стихи. — Якутск: Бичик, 2007.

Гоголев И.М. Манчаары: роман. — Дьокуускай: Бичик, 2008.

Гоголев И.М. Месть шамана; Последнее камлание: Романы / Пер. с якут. А.Ленской. — М.: Сов. писатель, 1992.

Гоголев И.М. Наара Суох — трижды воскресший: Нар. комедия в 3 д., 5 карт. / Пер. с якут. Я.Апушкина. — М.: ВААП-Информ, 1979.

Гоголев И.М. Священный огонь: Поэмы / Пер. с якут. — М.: Современник, 1981.

Гоголев И.М. Серебряное стремя: Стихи / Пер. с якут. — М.: Сов. Россия, 1979.

Гоголев И.М. Солнечная гора: роман в стихах / Пер. с якут. Н.Малышева. — Якутск: Бичик, 2010.

Гоголев И.М. Стихотворения и поэмы / Пер. с якут. — М.: Современник, 1990.

Гоголев И.М. Таптал чуумпу тыллара: [хоhооннор]. — Дьокуускай: Бичик, 2011.

Гоголев И.М. Хара кыталык: роман. — Дьокуускай: Бичик, 2008.

Гоголев И.М. Чайки над Леной: Книга стихотворений / Пер. с якут. О.Шестинского. — М.: Сов. писатель, 1977.

Гоголев И.М. Черный стерх: Роман / Пер. с якут. Д.Чупрыни. — М.: Современник, 1984.

Гоголев И. М. Шалун-шалунишка : Муз. пьеса-сказка для детей мл. и сред. возраста в 2 д., 5 карт. / Пер. с якут. Я.Апушкина; Бюро распространения драм. произведений и информ.-реклам. материалов ВААП. — М.: Б. и., 1977.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
19.01.2020 19:13 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ