Число пострадавших при жесткой посадке самолета Ан-2 в Магадане выросло до семи
Нерюнгринцы заняли второе место на спартакиаде ДГК
В Якутии 21 крупный алмаз назовут именами Героев Советского Союза
Путейцы ЖДЯ всегда трудовом посту
Якубович предложил быстрый способ поменять пенсионную систему

Якутянка Валентина Илларионовна Балашова немало лет отработала на флоте судовым поваром. Родилась она 2 апреля 1939 года в г.Сталино (сейчас это г.Донецк) Сталинской области. На заслуженный отдых она ушла в 2017 году, живёт в посёлке судостроителей Жатай и по зову души защищает от бед братьев наших меньших, в её жилье находят пристанище бездомные кошки и собаки.

Вот что Валентина Илларионовна рассказывает о времени и себе:

«Перед войной моя семья уехала в Херсонскую область. Нас было восемь детей, я третий ребёнок. Когда началась война, мне было два года. Жили мы в селе Рогачик Херсонской области. Отца не видели, появлялся редко. Он помогал партизанам, рыл окопы, так как на фронт его не взяли, был инвалидом (у него была ампутирована нога).

Видела фашистов и всё помню. Особенно запомнился мне случай, произошедший со мной в четыре с половиной года. Напротив нашего дома через улицу жила еврейская семья. Заборы не городили раньше, и мы видели всегда друг друга. У них был высокий дедушка, много детей. Около дома были дорожки, выложенные красивым кирпичом. По двору бегали гуси и куры. Возле нашего дома немцы разместили свою кухню. Мы, дети, подбегали туда к ним, они нас угощали фруктами и маслом в розовой обертке.

Потом эти немцы ушли и приехали другие, остановились возле наших домов. Сразу пошли в дом к еврейской семье и всех стали выводить, сильно кричали на них, заставляя быстрее выходить из дома, стали ловить кур и гусей. Стоял страшный шум и крик. Мать наша была во дворе и не успела зайти в дом. Она была черноволосая и смуглая, поэтому её посчитали за еврейку и также заставили выйти. И всех повели на расстрел... Мать держала на руках младшую сестру, а я бежала за ней, вцепившись за юбку, и не хотела отпускать. Мать ругала меня, велела, чтобы я шла домой, но я не хотела, плакала, просила немцев отпустить её и всё спрашивала у неё, куда мы идем. Почему-то в тот момент мое детское сердце мне подсказывало, что нас ведут убивать... Именно по этой причине я и не хотела отпустить маму. В этот момент началась бомбёжка, и я не понимала, откуда и кто стреляет, такой был хаос.

Немцы попрятались, их кухню разбомбили, и мы все разбежались. Еврейская семья сразу куда-то скрылась из виду. Мы убежали в лес и спрятались там. Село разбомбили, остались только трубы от печей и отдельные части от домов. После мать всегда мне говорила: «Валя, это ты счастливая, ты спасла нас!».

Еще вспоминаю я момент, когда бабушка наша взяла муку и ливерную колбасу, напекла нам полную кастрюлю пирожков и поставила на окно, из которого была видна вся степь. Стемнело. В наш дом зашли трое молодых парней, как я поняла, разведчики, спросили что-то о немцах, где они и куда делись. Бабушка и мать им сказали, что немцы не все ушли из села, ещё о чем-то они поговорили, бабушка дала им пирожков, и парни быстро убежали. А я стояла возле окна и кастрюли с пирожками и глядела в окно на степь. Вдруг вижу: трое парней этих идут и в один момент падают. Я как закричу: «Мама, бабушка! Упали хлопцы! Немцы их убили!».

Я до сих пор вспоминаю те минуты жизни и думаю, что лучше бы нас расстреляли, так как в годы войны мы много настрадались, много пережили. Как сейчас смотрю фильм о войне и вижу бомбёжку, трубы печей на развалинах домов, так сразу плачу, те страшные картины перед глазами встают, сразу вспоминаю бомбёжку, страдания и боль, что мы пережили. Потому не могу смотреть многие фильмы.

В 1946 году мы переехали в г.Донецк, отец пошел работать на железную дорогу, и нашей семье выделили небольшую квартиру, люди дали нам кровати, на работе получили телогрейки. Вот эти телогрейки и стелили на доски и ими же укрывались во время сна.

Мы всему радовались, любой мелочи. Когда я пошла в школу, мать сшила мне красивую сумку-портфель, куртку и красивые шаровары. Я была счастливая и довольная своим новым нарядом. Сапог не было, поэтому мать пришила ткань к шахтерским галошам, так и получились сапоги.

В 1947 году был страшный голод, засуха, урожая не собрали. Выдавали талоны на хлеб. Отец ниткой резал его, чтобы разделить всем в семье, не уронив ни крошки. И всегда мать один кусочек обменивала на крупу, чтобы нам что-то сварить. Рядом с нами располагалась овощная база, и мы зимой собирали мерзлый картофель, упавший при разгрузке (погрузке). Помню, как мама натрёт его, выжмет крахмал, а в «жмых» (мякоть) добавит муки и испечет картофельные оладьи. Полученный таким образом крахмал также обменивала на крупу.

Запомнила рождение сестры в 1947 году как счастливый момент. Назвали её Вера, так как верили, что все должно быть хорошо. Она долго болела, перестала ходить, но выжила, потом её научили говорить.

Когда училась в 7 классе, нашей семье дали квартиру, чему я тоже очень радовалась. Стало немного легче, но все равно с детства приучалась к труду и заботе о семье. Приходилось помогать матери, и я на рынке рядом с ней продавала из чайника воду, говорила при этом: «Пять копеек не беда, есть холодная вода». Потом огород дали, купили корову. Сено заготавливала сама, таскала его в мешках, которые кое-как поднимала.

Окончила 10 классов. Была творческой личностью, с детства мечтала стать артисткой, ходила с восьмилетнего возраста в драматический кружок, но родители были против, говорили, что артистка – это не профессия и хотели видеть меня именно швеёй. Потому выучилась на швею, как хотели того родители, но по специальности не работала, была ламповщицей (выдавала лампы шахтёрам). До сих пор жалею о том, что моя мечта так и не сбылась.

В 18 лет я вышла замуж, работала на железной дороге рабочей, супруг — шахтёром. В нашей семье родились дочь и сын. В 1970 году супруг уехал в посёлок Сангар в Якутии, за ним спустя несколько месяцев отправились и мы. Через несколько лет с детьми приехала в посёлок Жатай, где работала поваром на нефтяном судне номер 605, буксире «Адыча». Отходила на флоте сорок пять навигаций до 2017 года, после вышла на пенсию. В семье двое детей, пять внуков, трое правнуков. Награждалась неоднократно, имею много грамот и благодарностей за многолетний и добросовестный труд, однако особенными считаю две награды: присвоение звания «Ветеран труда» и награждение нагрудным значком «Отличник речного флота»».

Из книги «Война украла наше детство». Материал предоставлен пресс-службой ПАО «ЛОРП».

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
07.02.2020 15:32 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ