Хабаровский губернатор задержан за организацию убийств
Лесные пожары наступают на три района Якутии
Вырос объём перевозок на участке Томмот - Нижний Бестях
С 9 июля открывается ряд столичных касс «Якутскэнерго»
В США обвинили власти РФ в кампании против свободы прессы

В конце 70-х годов в управлении Амакинской геологоразведочной экспедиции часто проходили встречи ветеранов Великой Отечественной войны с молодыми специалистами. Убеленные сединами старшие коллеги рассказывали о боях, в которых довелось участвовать, о том, как открывались первые алмазные месторождения в Якутии.

Особенно запомнились рассказы секретаря парткома экспедиции Арсения Александровича Панкратова. Это был невысокого роста и крепкого телосложения человек. Арсений Александрович был призван на фронт в 1943 году Иркутским военкоматом, а перед этим, окончив школу фабрично-заводского обучения (ФЗО), он работал монтёром на телефонной станции. В армии сначала служил начальником рации малой мощности в Монголии, а в августе 1944 года продолжил службу в 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии у г.Орша в Белоруссии. С января 1945 года дивизия участвовала в боях на территории Польши и Венгрии.

В марте самые ожесточенные бои шли севернее озера Балатон в Венгрии, где немцы создали мощные оборонительные линии и надеялись удержать богатые нефтяные месторождения для контрнаступления. На этом участке фронта фашисты предприняли ряд опасных контрударов силами танковой дивизии СС «Адольф Гитлер». С обеих сторон было много потерь в живой силе и технике. Получив отпор, 15 марта немцы перешли к обороне.

29 марта, в ходе наступательной операции на Вену, Панкратов получил тяжёлое ранение в ногу. Лечился в госпиталях в городах Папа в Венгрии, Фокшаны в Румынии и Алчевск в Ворошиловградской области Украинской ССР. Демобилизовался по инвалидности.

В Иркутске Панкратов работал инспектором отдела соцобеспечения и одновременно учился в вечерней школе. Аттестат об окончании 10 классов получил в 1948 году. В конце того же года Арсений Александрович был назначен инспектором отдела кадров Иркутского геологического управления, а в январе 1950-го – принят коллектором в Амакинскую экспедицию; одновременно он начал учиться на геологическом факультете Иркутского госуниверситета. В 1952 году Панкратов перевёлся на заочное отделение, в 1955-м – получил диплом геолога по съёмке, поискам и разведке полезных ископаемых.

В 1951 году в Амакинской экспедиции была создана тематическая партия номер 139 по изучению кристаллографии вилюйских алмазов, возглавил которую Николай Бобков. Панкратов был принят в неё коллектором. С Бобковым Арсений Александрович был знаком по Иркутскому госуниверситету, где тот иногда читал лекции по минералогии.

Летом 1952 года они отправились в село Крестях. До Сюльдюкара доплыли на барже, а затем поднялись вверх по Вилюю до Ахтаранды. По итогам исследований Бобков представил в Иркутске доклад, в котором указал на реку Малую Ботуобию как на самый перспективный участок для поиска коренного месторождения алмазов. Тем самым была поставлена под сомнение господствовавшая тогда среди руководства экспедиции гипотеза о связи алмазов с траппами и бесперспективности правых притоков Вилюя.

1 июля 1953 года Бобков и коллектор-практикант Панкратов отправились верхом на лошадях из Сюльдюкара к устью реки Ахтаранда, куда, объехав пороги Вилюя, прибыли через две недели. Здесь уже работала группа учёных, предметом их научного интереса была так называемая трубка «Эринга». 29 июля приехала руководитель партии 132 Наталья Кинд. Через месяц от начала полевых работ стала ясно: «Эринга» не является трубкой взрыва.

Встреча первооткрывателей якутских алмазов. Стоит первый слева А.А.Панкратов.

После просвечивания проб рентгеном стало ясно, что изученные скарновые породы трубки» не относятся к алмазоносным. В конце августа, завершив работы на Ахтаранде, геологи на самолёте ПО-2 прибыли в Сюльдюкар, чтобы заняться изучением Малой Ботуобии. И тут произошло несчастье: переплывая Вилюй, утонул Николай Бобков. Кинд и Панкратов искали тело товарища десять дней, но только через полмесяца его обнаружили около устья реки Холомолоох.

Добраться до места назначения (на реку Малую Ботуобию) им помог начальник партии номер 128 С.М.Журавлёв, он дал Кинд и Панкратову лошадей и проводника Матвея Афанасьева. Бывалый таёжник провёл самым коротким маршрутом через водораздел к Малой Ботуобии. Пройдя за день 50 км, они сделали привал на правом берегу реки.

Пока Арсений ставил палатку, Наталья отобрала в кастрюлю зернистый материал с русла, промыла – и на дне сверкнул кристалл. Так был найден первый алмаз на Малой Ботуобии. Косу назвали «Находка». За неделю до наступления холодов они обследовали пятьдесят километров вниз по течению Малой Ботуобии, обнаружили участки, перспективные на наличие россыпей, составили карту.

С.М.Журавлев в зимний сезон 1953-1954 годов направил отряд горняков на Малую Ботуобию. На участке «Искра» они отобрали крупнообъёмную пробу галечников, откуда было извлечено 69 кристаллов алмаза.

Летом 1954 года партия номер 132 во главе с Натальей Кинд проводила геологическую съёмку на Малой Ботуобии. Работали три отряда. Отряд Кинд в составе геолога Маргариты Метёлкиной, коллектора Арсения Панкратова и рабочего Лёни Смолина на двух резиновых лодках поднялись к истоку Малой Ботуобии. Было проведено изучение разреза палеозойских пород и геоморфологическая картирование. Арсений и Лёня тащили вверх лодки со снаряжением и продуктам, а геологи проводили исследования и отбирали пробы.

В сентябре они сплавились вниз и у устья реки Ирелях встретились с другими отрядами. Было решено провести исследования на Иреляхе, и в 20 км выше устья реки была обнаружена «алмазная лужа», где были найдены десятки кристаллов «царя камней».

Геологи поднялись ещё вверх от устья на 40 км, но тут уже пошёл снег и закончились продукты. В конце сентября они возвратились на базу. Зимой Н.В.Кинд написала отчёт и составила прогнозную карту с рекомендациями на поиски кимберлитовых тел.

В 1955 году А.А.Панкратов работал на другом участке. Его коллеги Екатерина Елагина и Юрий Хабардин на оленях выехали 10 июня из п.Новый, что на левом берегу реки Малая Ботуобия, вверх по реке Ирелях. 11 июня они достигли устья ручья Широкий, на правом берегу реки Ирелях, где в прошлом году были найдены последние алмазы и установили палатку (это место находится всего в 0,5 км ниже от Мемориальной доски шофёрам-первопроходцам на ленской автодороге и стелы при въезде в город Мирный. Здесь можно установить памятник геологу с лотком на фоне палатки!)

12 июня разделились на три группы и начали первые маршруты вверх по руслу и обеим берегам реки. Володя Авдеенко нашёл первый алмаз на русле реки Ирелях. На следующее утро, пойдя «пироповой дорожкой» вверх по Иреляху, по небольшому логу, они нашли к вечеру и в конце дня обнаружили кимберлитовую трубку, названную позднее «Мир».

В 1957 году А.А.Панкратов перевёлся в тематическую партию, занимавшуюся изучением минералогии и петрографии кимберлитовых трубок, где работал петрографом, старшим геологом и начальником. С 1975 по 1983 год был секретарём парткома Амакинской экспедиции. До выхода на пенсию, в 1990 году, работал начальником тематической партии и петрографом в лаборатории.

Награжден орденами Красной звезды и Отечественной войны первой степени, медалями «За взятие Вены» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. ». За трудовые успехи был удостоен ордена Октябрьской революции, награждён многочисленными медалями. Арсений Панкратов – отличник разведки недр СССР и заслуженный геолог Якутской АССР.

Другой фронтовик, Бухарев Михаил Дмитриевич, был призван в армию осенью 1940 года из Граховского района Удмуртской АССР. Службу начал пулемётчиком 6109-го запасного стрелкового полка около станции Магдагачи в Читинской области. В декабре того же года как боец, обладающий музыкальным слухом, был направлен на обучение специальности радиста в военную часть номер 2722 в посёлок Бирофельд в Еврейской автономной области. Уже в апреле 1941 года он начал работать самостоятельно, нести круглосуточное дежурство по 87-му району авиационного базирования, а в сентябре – переведён в г.Хабаровск.

В октябре 1942 года в Хабаровске была создана отдельная в/ч 78727-Ж (7-я авиабаза), командиром которой был назначен опытный военный, майор Александр Прокопьевич Смертин (после войны был начальником Якутского управления ГВФ), и куда был направлен Михаил Дмитриевич. В ноябре воинскую часть погрузили на теплоход «Смольный» и направили по маршруту Хабаровск – Владивосток (бухта Находка) – порт Ванино – Магадан (бухта Нагаево).

В открытом море теплоход останавливали японцы на проверку, но ничего противозаконного не нашли. А в трюмах тихо сидели более сотни солдат и два десятка офицеров. В середине декабря по магаданской трассе они прибыли в с.Томтор Оймяконского района Якутии. Мороз стоял ниже 70 градусов. Здесь в рекордно короткие сроки заключенными ГУЛАГа была построена взлётно-посадочная полоса длиной 1 200 м. Бухарев начал службу радиотелеграфистом, затем – пеленгаторщиком для обеспечения бесперебойной связью авиатрассы Красноярск – Уэлькаль ВВС Красной Армии, по которой перегоняли самолеты с Аляски в СССР. В марте 1943 года прилетели первые самолеты – бомбардировщики В-25 «Митчелл» и истребители Р-39 «Аэрокобра».

В июле 1944 года Михаила Дмитриевича перевели в аэропорт г.Нижнеилимска в Иркутской области, а в 1945-м он обслуживал сопровождение самолётов до Иркутска, далее их перелёт в Китай на войну с милитаристской Японией.

Летом 1946 года он демобилизовался. Обзавёлся семьёй, сразу был назначен начальником связи аэропорта «Танюрер» в Чукотском национальном округе. А уже оттуда, в 1948 году, перевёлся начальником радиостанции Югорёнок в Аллах-Юньском районе (ныне территория Усть-Майского района).

В феврале 1951 года Михаил Дмитриевич прибыл в с.Крестях, радистом Второй восточной комплексной партии Амакинской экспедиции, а с 1954 года был переведён радистом центральной радиостанции экспедиции в п.Нюрба Ленинского (ныне Нюрбинского) района.

В середине июня 1955 года он принял знаменитую радиограмму из партии номер 200 «Закурили трубку мира. Табак хороший. Хабардин, Елагина». Он настойчиво подчеркивал, что в тексте было написано слово «хороший», а не «отличный», как теперь пишут многие. Радиограмму передал руководству экспедиции, там сразу поняли, о чем идёт речь. А концу дня все управление экспедиции знало об открытии новой кимберлитовой трубки с алмазами. У Михаила Дмитриевича была феноменальная память, он помнил имена, фамилии коллег, события, мог на память воспроизводить тексты принятых радиограмм.

Радисты центральной радиостанции обеспечивали непрерывную связь со всеми многочисленными полевыми партиями, работавшими на обширной территории Западной Якутии. Если связь прерывалась из-за помех, то переходили на морзянку. Мы, геологи, часто ходили на радиостанцию, передавали или получали радиограммы полевых отрядов. В перерывах между связью Михаил Дмитриевич рассказывал нам интересные случаи из истории открытия месторождения алмазов, о своей службе во время войны.

Радиограммы были не только производственного содержания. Однажды в августе в середине 1980-х годов в нашу полевую партию пришла радиограмма, в которой говорилось: «Старшему геологу Афанасьеву А.М. Поздравляю с рождением дочери. Малышка и жена нормально. Геолог Людмила Васильева». Это была очень радостная весть для меня, геолога, вдали от семьи, на берегу северной реки Оленёк. А первенца-дочку увидел только в начале октября, по окончании полевого сезона.

Бухарев М.Д. до выхода на пенсию, в 1988 году, работал старшим инженером отдела связи экспедиции. У него родились три дочери, старшая, Валентина, – работает в аэропорту «Танюрер» Анадырского района. После окончания Нюрбинской школы номер два, в 1969 году, она начала работать ученицей чертёжника, а потом доросла до начальника бюро оформления экспедиции. Валентина – очень скромный и обаятельный человек, аккуратно чертила карты к геологическим отчётам и материалам подсчёта запасов известных месторождений алмазов. Стала наставницей ряда специалистов-картографов. Является ветераном алмазодобывающей промышленности. Вторая дочь Бухарева живет в г.Мирном, она работала в Ботуобинской геологоразведочной экспедиции. А младшая Светлана – в Якутске, она учительница высшей категории. У Михаила Дмитриевича много внуков и правнуков.

Заслуги Михаила Дмитриевича перед Родиной отмечены медалями «За победу над Японией» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орденом Отечественной войны второй степени, знаком «Почётный радист СССР», он почётный гражданин Нюрбинского района.

Вспоминая их, хочется сказать словами поэта: «Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя: Богатыри — не вы!»

Анатолий АФАНАСЬЕВ,

геолог.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
02.05.2020 02:01 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ