Аварийным причалом в Якутске займется прокуратура
Татта примет «Игры Манчары» в 2025 году
В Якутии зафиксировано 50 новых случаев заражения COVID
СВФУ – в числе 100 лучших вузов России!
Это решение властей поможет строительству Ленского моста?

Валерия Сафронова окончила Колумбийский университет и работает репортёром в «Нью-Йорк Таймс». Сегодня она отвечает на вопросы редактора ИА SakhaNews Ольги Сергеевой.

Слева направо: Молли Черткова (сестра Валерии), Бен Чертков (брат Валерии), Валерия Сафронова, Марина Сафронова-Черткова.

– Известно, что все мы родом из детства. Что вам вспоминается из того времени, когда вы были маленькой, Валерия?

– Я родилась в Москве, где прожила семь лет, пока не переехала с мамой и отчимом во Флориду в США. Мы провели там около пяти лет, переезжая из одного города в другой. Когда мне было двенадцать лет, мы переехали на северо-восток, в Нью-Джерси.

Я хорошо помню шок от переезда из России, где есть все четыре сезона года, во Флориду, где лето круглый год. Внезапно все мои пальто, шарфы и рукавицы стали ненужными. Мои волосы посветлели от солнца.

Мы жили среди русскоговорящих эмигрантов (многие из которых были из Украины, Молдовы и т.д.), с детьми которых я дружила. Одна из моих подруг была дочерью цирковых артистов, она могла крутить двенадцать обручей одновременно.

Летом я обычно гостила в России у бабушки с дедушкой, в Тамбове. Я купалась целыми днями, лакомилась пломбиром, это мороженое я полюбила на всю жизнь, собирала ягоды. Это было чудесно!

Второй слева - Владимир Сафронов, второй справа - Валерий Сафронов.

– Кто близкие, чем они занимаются?

– Моя мама – Марина Сафронова-Черткова работает менеджером информационно-технических проектов в международной компании и преподаёт йогу в Нью-Джерси. Отец Андрей Сафронов – московский предприниматель. Моей сестре двадцать три года, она работает в Министерстве юстиции США, в Вашингтоне, а брат школьник, ему пятнадцать лет.

Мой дедушка Михаил Григорьевич Сафронов – учёный, профессор, его имя присвоено Якутскому научно-исследовательскому институту сельского хозяйства, которым он руководил около 30 лет. Дедушка встретил бабушку Татьяну в Новосибирске, где он служил после окончания Великой Отечественной войны.

Андрей Сафронов, Валерия Сафронова.

Мой отец Андрей и один из его братьев родились и выросли в Якутске. Двое родились в Новосибирской области и выросли в Якутске (Геннадий и Валерий). Геннадий Сафронов пенсионер, работал раньше в руководстве крупнейших коммерческих банков в Якутии. Владимир Сафронов архитектор, работал в Якутске двадцать лет, в том числе главным архитектором города. Он тринадцатый уже год - заместитель руководителя департамента культурного наследия Москвы.

Татьяна и Михаил Сафроновы с сыновьями Геннадием и Валерием.

– Бывали ли вы когда-либо в Якутии? Есть ли у вас родственники в нашей северной республике? Кто они, чем занимаются?

– В первый раз я побывала в Якутске, когда мне было шесть месяцев и потому ничего не помню. Потом я несколько раз бывала в этом северном городе, в последний раз, когда мне было около десяти лет. Это было так давно, я грущу и хочу вновь оказаться в Якутске.

В одной из поездок мы отправились в круиз по Лене, на Ленские Столбы. Я до сих пор помню, как это было красиво и какую вкусную уху мы ели на палубе корабля на обратном пути. Мечтаю об этом! В другой поездке я отправилась в лагерь, в котором отдыхала моя двоюродная сестра, Наташа Сафронова (Наташа жила в Якутске до 14 лет, но сейчас она в Москве, работает ведущим специалистом отдела планирования закупочной деятельности ГАУ «Институт генплана Москвы».

Валерия и Наташа Сафроновы.

Наташа на несколько лет старше меня, она познакомила меня со всеми своими друзьями в лагере, и в тот вечер я помогла им подготовиться к «показу мод». Я не помню многих деталей, но кажется, что мы сделали одно платье из мусорного пакета чёрного цвета. Это было здорово!

Геннадий Сафронов, Владимир Сафронов, Андрей Сафронов.

Один мой дядя до сих пор живёт в Якутске: Валерий Сафронов - доктор биологических наук, главный научный сотрудник в Институте биологических проблем криолитозоны Сибирского отделения РАН. Там же живет и его дочь Татьяна. Другие мои дяди, Геннадий Сафронов и Владимир Сафронов, живут в Москве, большинство моих двоюродных братьев и сестер – в Санкт-Петербурге или Москве.

В первом ряду первый слева Михаил Сафронов.

– Тянет ли вас на север?

– Конечно. Я давно хотела спланировать поездку в Якутск, но ведь он очень далеко от Нью-Йорка находится. Как вы, наверное, знаете, отпуск в США весьма короток, и на поездку просто не хватило бы дней. Сейчас я живу в Германии, так что я думаю, что поездка в Якутск сейчас очень перспективна. Главные вопросы: в какое время года приехать и что посмотреть?

– Уверяю вас: здесь вас ждёт немало интересного и замечательного. Приезжайте, ну, вот хотя бы в декабре на фестиваль «Зима начинается с Якутии»: не пожалеете! Валерия, в каком возрасте вы задумались о выборе профессии и почему выбрали журналистику?

– Я решила стать журналистом, когда мне было восемнадцать или девятнадцать лет. Изначально я хотела стать дипломатом, но, после того, как я начала писать в университетской газете, очень быстро передумала. Быть журналистом звучало интересно. В то время у меня не было более взвешенной причины для такого серьёзного решения.

Теперь я более чётко понимаю, почему я выбрала журналистику своей профессией. Есть много вещей, в которых я плохо разбираюсь, но одна вещь, в которой я хорошо разбираюсь, – это слушать истории людей и рассказывать их, разбираться в том, что их мучает и волнует и почему.

– Расскажите, пожалуйста, о своей учёбе в вашей знаменитой альма-матер. Трудно ли было поступить в Колумбийский университет?

– Да, было трудно поступить в Колумбию, но, к счастью, моя мама была одержима тем, чтобы я поступила в лучшую школу с того момента, как мы приехали в Америку. Шучу. Она не стала одержимой, пока мне не исполнилось девять лет. И вот почему.

В США сумасшедшая система образования. Чтобы поступить в лучший университет, нужно иметь очень хорошие оценки, писать интересные сочинения, получить очень высокие баллы на стандартизированном тесте, быть волонтёром в хорошем деле, показать, что ты каким-то образом артистична, а также спортивна. Эту систему колледжи не объясняют вслух. Нужно просто разобраться в ней.

Моя мама, поспрашивав у знакомых, поняла, что мне нужно показать свою «всесторонность». Когда мне было восемь или девять лет, она убедила преподавателя «класса для одарённых детей» в моей школе принять меня в него несмотря на то, что мой английский не был на достаточном уровне.

Она подтолкнула меня подать заявление в школу-интернат, многие выпускники которой поступали в лучшие университеты. Благодаря поддержке папы у меня была возможность там учиться. Она и мой папа не остановили меня, когда я сказала им в двенадцать лет, что поеду одна в волонтёрскую поездку в Индию. Мама помогла мне написать эссе для университета.

Колумбийский университет – потрясающее место для учёбы, я почерпнула там немало знаний. Изучала историю Китая, брала уроки писательского мастерства, писала для школьной газеты и воспользовалась тем, что жила в Нью-Йорке, чтобы пройти стажировку в журналах и одной большой газете. Это очень помогло мне в моей профессиональной карьере.

В настоящее время я нахожусь в десятимесячном академическом отпуске в Германии, а сначала приехала сюда на стажировку. Темой моих исследований были «русские немцы» и их роль в ультраправой партии AfD.

К сожалению, моя стипендия была прервана в марте из-за коронавируса. Многие люди, принимавшие участие в программе, вернулись в США. Я осталась работать над личным проектом – романом...

– Расскажите, пожалуйста, о своей работе, в частности, в газете «Нью-Йорк Таймс».

– Я работаю в «Нью-Йорк Таймс» уже семь лет. Это была моя первая постоянная работа после окончания колледжа. Сначала я была ассистентом. С годами перешла на более высокий уровень, и теперь я работаю репортёром в секции «Styles» – это наполовину мода и наполовину «жизнь». Я пишу о гендерных различиях, поп-культуре, искусстве, Интернете и др.

За последние несколько месяцев академического отпуска я написала несколько статей, в том числе для «Нью-Йорк Таймс» – о профиле еврейско-немецкого автора, который критикует страну за то, что она застряла в прошлом, думаю, буду писать подобные статьи и дальше.

Вторую статью, критическую, я написала для «The Economist» – о телепередаче, третью, для «Vogue» – об открытии Мюнхена после карантина.

– Писали ли вы когда-либо о Якутии? Если да, то о чём именно?

– Я никогда не писала о Якутии, но опять же, мне очень хотелось бы этого. Одна из моих идей – написать длинное туристическое эссе о посещении Якутска после стольких лет за границей. Я хочу, чтобы люди по всему миру узнали больше об удивительной природной красоте Якутии, её культуре и истории.

– О чём я не догадалась спросить вас?

– Что я пожелала бы будущим журналистам. Пусть они всегда задают себе трудные вопросы, с чем бы не хотели столкнуться. Чтобы написать хорошую статью, которая заставит других задуматься, нужно подвергать сомнению собственные предубеждения. Всегда давите на себя и не думайте, что ваша первая мысль верна. И для читателей желаю того же самого, а также продолжать читать.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
05.06.2020 00:12 (UTC+9)
Комментарии: 4
Верно 05.06.2020 03:11

Михалков в последней передаче тоже призывал читать и думать думать думать

А то нас в последнее время нас призывают всякие соловьевы слушать... в то время как еще Шнур высказал в одной песне: я хочу слышать, но не хочу слушать


Чику 05.06.2020 16:28
Цитата: Темой моих исследований были «русские немцы» и их роль в ультраправой партии AfD.

Все понятно.


Белевцова Валентина 05.06.2020 18:37
Дорогая Валерия, здравствуйте!

Знайте и всегда помните Ваш дедушка, Михаил Григорьевич Сафронов, наидостойнейшая личность, незря его именем назван институт. Редчайший дар руководителя многоотраслевого научного учреждения, который задал очень высокую планку институту и успешно осуществил ее. В институте работаю с 1979 г. Михаил Григорьевич создавал, независимо от возраста, для каждого равные условия для роста и творческого развития, за что я ему безмерно благодарна. Директор, который незримо предначертал судьбы своих сотрудников, самым наилучшим образом.


Есения 05.06.2020 17:19

Очень интересно, спасибо за статью о замечательной семье, здоровья им, удачи во всем!


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ