В Якутии три тысячи аварийных домов исключены из программы капремонта
В Якутии ожидаются ливни и грозы
В Якутске парализовано движение автотранспорта от аэропорта в город
В подмосковных Люберцах полиция разогнала сходку криминальных авторитетов
На окраине Тикси гуляет одинокая «уроженка Гималаев»

Фёдор Алексеевич Чукичёв, русский землепроходец, из коми-зырян, выходец из погоста Шежам, Вычегодской земли (по утверждению историка И.Л.Жеребцова). Знаменит тем, что в 1641 году первым из землепроходцев сообщил в своей докладной «скаске», хранящейся ныне в Якутском архиве, в администрацию Якутска о встрече с чукчами в районе реки Алазеи, таким образом, положив начало документальной истории этого северного народа.

После гибели своего товарища Дмитрия Зыряна, именем которого названа Зырянка, Фёдор Алексеевич некоторое время возглавлял российскую администрацию на Колыме. Интересен тот факт, что дальний его потомок - Алексей Гаврилович Чикачёв, - возглавлял более чем через 300 лет администрацию Нижнеколымского района, а среди нынешних Чикачёвых, живущих на Колыме и Анадыре, есть, те, что называют себя по национальности чукчами.

По мнению А.Л.Биркенгофа, о происхождении Чукичевых, изложенном в книге «Потомки землепроходцев»: «В связи с этим особый интерес приобретает семейное предание Чихачевых (Чукичевых), безусловно «корневой» и наиболее многочисленной фамилии русскоустьинцев из с.Русское Устье. Предание это утверждает, что Чихачевы имеют происхождение «из зырян», причем Чихачевы особенно упорно и ревниво настаивали на этом.

Конечно, ничего невероятного в том, что родоначальником индигирских Чихачевых был зырянин, нет. Но, скорее всего, это утверждение о происхождении Чихачевых «из зырян» следует понимать иначе. Стоит вспомнить, что одним из сподвижников Д.Зыряна в его конном походе на Яну и Индигирку и в плавании на Алазею был Ф.Чукичев. Стоит вспомнить его последующие плавания и многолетнюю деятельность (приказным и приказчиком на Алазее), как предание о происхождении Чихачевых «из зырян» приобретает исторический смысл. Так, вероятно, и следует понимать утверждение Чихачевых: они действительно «из зырян», то есть предки (или предок) их были из партии или отряда Д.Зыряна, были сподвижниками Д.Зыряна, основавшего «на край тундры», на Алазее, зимовье «с косым острожком».

Начинал казацкую службу на Енисее вместе с Дмитрием Михайловичем Зыряном (кличка «Ярило») и в одно время с Семёном Ивановичем Дежнёвым. Примерно в одно время, рядовыми казаками они попали в Якутск и участвовали в походах на Яну, Индигирку и Колыму.

В 1638 году низовья Индигирки открыл Иван Иванович Ребров. Он служил в отряде Перфильева на Яне, но в 1638 г. ушел от него. Через некоторое время его коч остановился в Русском устье Индигирки. По некоторым данным, в этом месте находились заимки русских поморов, беженцев от преследования опричников, выходцев из владений Новгорода Великого, осевшие здесь на 50-60 лет ранее. Затем И.Ребров поднялся вверх по реке Индигирке и при впадении в нее реки Уяндины построил Уяндинский, острог.

В 1638 - г. Ф.Чукичёв служил на Яне, затем на Индигирке - в Зашиверском зимовье и в Русском Устье, участвовал в открытии и освоении Алазеи.

Федор Чукичёв (Чюкичев), первый из землепроходцев встретившийся в 1641 году с чукчами, в своей сохранившейся в архивах челобитной в Якутск сообщал: "К сей челобитной вместо служилого человека Федора Чукичева по его велению Ерофейко Киселев руку приложил".

Летом 1642 г., построив кочи, Стадухин, Зырян и Дежнев через протоку, где стоит Русское Устье, вышли в море. Казак Федор Чукичев, товарищ Дежнева по службе, писал: "По морю шли две недели. А с усть Индигирки реки к востоку бежали парусом до усть Алазейки реки, а вверх парусом и собою до юкагирского князца Ноочичана полтретья дни... до лесу. И у того лесу зимовье поставили".

В лето 1643 г. Фёдор Чукичёв с несколькими казаками был направлен Дм.Зыряном с пушной казной морским путем с Алазеи и Индигирки на Лену и в Якутск. Благополучно доставил казну в Якутск, поэтому не участвовал в походе и открытии Колымы. В лето 1643 Д.Зырян с отрядом вышел на Колыму и обложил ясаком местное население. «Не задерживаясь на реке Алазее, казаки - они знали, что Алазея не главная река, — вышли в море и через две недели были на Колыме. "А река Колыма, — писал в Якутск Стадухин, — велика, есть с Лену реку, идет в море так же как и Лена, под тот же ветер, под восток и под север".

Казаки плыли до большой реки Анюя, где срубили зимовье. Не прошло и года, как это зимовье превратилось в один из опорных пунктов продвижения землепроходцев на восток. Отсюда, из Нижнеколымского острога, снаряжались экспедиции на реки Анадырь и Пенжину и далее на Камчатский полуостров.

В первые годы существования Нижнеколымска — вслед за ним выросли на реке Среднеколымск и Вархнеколымск - казаки обследовали почти все течение громадной реки.

С 1643 года по 1646 год до своей гибели Д.Зырян возглавлял русскую администрацию на Колыме и её притоках.

Ф.Чукичёв, как достоверно известно, не принимал участие в походе Дежнёва на кочах вокруг восточной оконечности Евразии, состоявшегося в 1648 году.

В середине 50-х годов XVII в. освоение Колымы было продолжено под руководством Ф.А.Чукичева, служившего после возвращения из совместной с Зыряном экспедиции в Якутске, на Индигирке и Алазее - там он возглавлял местную администрацию, был приказчиком. Затем Чукичев с отрядом поднялся по Колыме до ее притока Омолона, обследовал его.

Зимой 1657 г. он возглавил отряд, который поднялся вверх по Омолону, и далее выступил в поход с Омолона, через горы вышел к р. Пенжине, впадающей в Охотское море. Там был обнаружен жемчуг.

До своей гибели в 1661 году, Ф.Чукичёв возглавлял русскую администрацию на реках Омолоне и Пенжине.

Вот пара примеров из переписки - «скаски», когда осада неприятельских острожков заканчивалась рукопашной схваткой. «Взял я, Федка с товарищи, у Коряк два острожка; Антуев острожек да Чепчюгин, а драки было под острожки двое сутки, а людей у нас ранили многих на приступе и с острожков их выбили всех на реку, и на реке на съемной драке (рукопашный бой – Е. Б.). Антуя убили не ведаючи, а Чипчюга ушел во многих людях, а иных Коряков на съемном бою побили многих», - отписал в 1658 г. якутскому воеводе служилый Ф.Чукичев (ДАИ, 1851. Т.4. – С.147).

Захват языков, носителей информации, позволяющей ориентироваться в незнакомой местности, и поимка аманатов, пленение которых обеспечивало покорность местного населения и выплату ясака, так же был связан с ведением рукопашного боя: «Добром не сдаются, а без драки взять не можно», – отписал о схватках с коряками в 1658 г. служилый Федор Чукичев (ДАИ, 1851. Т. 4. С. 147).

Федор Алексеевич Чукичев и Иван Иванович Камчатой (в 1658-1661 гг.) стали первооткрывателями внутренних районов Камчатки. Камчатой стал одним из лучших и близких сподвижников Чукичева. Что нам известно об Иване Камчатом?

(Камчатый, Камчатой) Иван Иванович, землепроходец, по имени которого названа река Камчатка и полуостров Камчатка. Очевидно, что он был моложе Чукичева лет на 15-20 и ответственно выполнял его поручения.

В казаки был зачислен в 1649 году, через три года в составе отряда И.Реброва был направлен с Алазеи на реку Колыма на двухгодичную службу. Тяжелые ледовые условия вынудили часть землепроходцев, включая Камчатого, зимовать в низовьях Алазеи. В Среднеколымский острог, к месту службы, он попал лишь к середине 1653 года. Несколько лет занимался соболиным промыслом, скорее всего по притокам Верхней Колымы.

Летом 1657 года принял участие в речном походе Ф.Чукичева на Верхний Омолон (правый приток Колымы), где казаки основали зимовье. В 1658 году во главе небольшой группы Камчатой ходил через горы к Гижигинской и Пенжинской губам; в следующем году, по приказу Чукичева, в поисках моржовой кости дошел до берегов Карагинского залива, не установлено, правда, каким путем. Моржовой кости на берегах залива землепроходец не обнаружил. В надежде найти "неясашных иноземцев" прошел к югу. Скорее всего, именно в этом походе (1659) Камчатой узнал о большой реке, текущей еще южнее. Он сообщил о ней начальнику, и через год Ф.Чукичев, получив разрешение колымских властей, в сопровождении Камчатого отправился во главе небольшого отряда на поиски неизвестной реки.

Фамилия Камчатов старая. В «Ономастиконе» - Веселовский Камчатый Никита, вотчинник, строитель Воскресенского монастыря, конец XIV в., Переяславль. Камка — шелковая ткань, узорчатое полотно. У Даля камчатый - сделаный из камки, а также камча - нагайка, плеть, кнут. А в словаре Народных географических терминов Мурзаева есть местный географический термин камчатка - изрытое неровное комовое место (Дон). Ср. камчатка – «донская дыня». Отсюда и фамилия Ивана Камчатого – землепроходца середины XVII в., по имени которого возможно и получил название полуостров Камчатка [Б.П.Полевой; см. в кн.: ц. П.Кусков, 1967]. Сравни диалектное камкать, т. е. комкать (ком). А вот более поздняя фамилия Камчадалов непосредственно связана с Камчаткой, камчадал - житель Камчатки. Камчатка — п-ов в северо- восточной Азии, на Тихоокеанском побережье. Первично название реки, которое у русских в XVII в. стало названием полуострова. Этимологии гидронима предложено много, в большинстве фантастических: 1) сказка о корякском богатыре или хитреце Хончате, победившем или обманувшем врагов, 2) легенда о влюбленных, бросившихся с крутой сопки, — сыне горного хребта (ручей Кам) и дочери вулкана (речка Чатка) — обычный топонимический миф, персонифицирующий названия, 3) С.П.Крашенинников связывал с корякским наименованием ительменов — кончало (по-видимому, искаженное кчам-залх — ительмен «человек»); 4) по И.И.Огрызко, ительмен. «Камчачу - мыс, полуостров» (В.И.Воскобойников «Слово на карте» Петропавловск-Камчатский, 1962, с.17—24, Никонов. Краткий топонимический словарь).

Камчатка. Почему она так названа? Когда мы произносим слово "Камчатка", то сразу же возникает мысль о необычайной удаленности. Иногда говорят, что Камчатка находится "на краю света". Действительно, этот своеобразный уголок России удален от центра нашей страны на многие тысячи километров.

Необычной кажется и история самого названия "Камчатка". Его появлению на карте, или в тогдашних "скасках" (XVII в.), предшествовали события, происходившие далеко от Камчатки. Один из притоков р.Бадярихи (Северо-восток страны), впадающей справа в р.Индигирку, называется Камчатка (ныне Камчадальская протока). Такое название появилось здесь в первой половине XVII в., когда полуостров Камчатка еще не носил этого имени. Но почему же река в бассейне Индигирки названа Камчаткой?

Еще в первой половине XVII в. сибирские просторы от р.Лены до р.Колымы интенсивно осваивались русскими землепроходцами. В Индигиро-Колымском крае в первой половине XVII в. в числе землепроходцев был и енисейский казак Иван Иванов Камчатой. Он иногда совершал переходы с Индигирки на Колыму. Его именем и названа одна из речек, служившая звеном существовавшего в то время пути между этими бассейнами. На Северо-востоке нашей страны, в том числе и в бассейне р.Индигирки, немало рек и озер, носящих имена первых землепроходцев.

События продолжали развиваться. В восточную часть России посылались все новые и новые отряды землепроходцев. Реки Лена, Яна, Индигирка и Колыма явились теми опорными пунктами, откуда можно было следовать далее на восток. Этому способствовали и слухи о промысловых богатствах "закаменных рек" (расположенных за горными хребтами), в том числе и р.Гижиги (р.Чендон). Туда и был послан отряд казака Федора Чукчиева, к которому впоследствии присоединился Иван Камчатой.

Вначале отряд Чукчиева последовал с Колымы на Омолон, откуда сухопутьем перешел на р.Пенжину. Затем он достиг р.Гижиги, где и обосновал зимовье. Федором Чукчиевым от местных жителей было получено сообщение о наличии моржовой кости на море "по ту сторону". Как полагает историк Б.П.Полевой, это, несомненно, было море Беринга. Туда и был послан Иван Камчатой. Таким образом, его путь лежал через Камчатку. Разумеется, ему неизбежно приходилось общаться с местным населением (чукчи, коряки, ительмены и др.). Они Камчатого называли по-разному - в одних случаях "Канчата", в других - "Коншата". Имя стало популярным. В результате этим именем вначале была названа река Камчатка, а в дальнейшем и сам полуостров.

В 1661 году до русских на Колыме дошло известие о гибели экспедиции Чукичева, по всей видимости в бою с коряками, на одном из правых притоков "большой реки", получившей впоследствии название Камчатка.

Почему потомки Чукичева живут на Индигирке в Русском Устье? По-видимому, так же, как и Семён Дежнев, имевший жену якутку по имени Абакаяда Сючю, Чукичёв, будучи приказчиком на Индигирке и Алазее, был женат на аборигенке, скорее всего, юкагирке из племени одулов. Там, в Русском Устье, видимо и осталось его многочисленное семейство, вместе с роднёй, после его гибели в 1661 году.

Там же, в Русском Устье, по-видимому, осели и другие землепроходцы, в том числе и возвратившиеся с Камчатки Киселёвы. Другое сказание русскоустьинцев говорило, что предками их были выходцы с Анадыря. И от этой версии не стоит отмахиваться.

Кстати сказать, среди индигирщиков были фамилии, общие с фамилиями казаков, служивших на Анадыре, например, Киселёвы, предки русскоустьинцев. (С фамилией Киселёва связана версия об исчезнувшей так называемой Новгородской колонии на Аляске — селении Казилове у устья реки Казиловой (или река Киселёва) в районе Кенайского залива, где в 1957 г. были обнаружены остатки древнего, вероятно русского, поселения 300-летней давности (см. П.Л.Биркенгоф. «К вопросу о древней Новгородской колонии на Аляске» - «Известия Всесоюзного Географического общества», 1967, №4).

Подготовил Егор ТЕЛЬНОВ.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
23.04.2010 12:44 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ