Движение по ряду улиц в Якутске откроется в конце сентября
Ушла из жизни народная артистка СССР
В Якутске подали тепло в дом по Короленко, 25
С 80-летним юбилеем Олекминской нефтебазы!
АО «Сахатранснефтегаз»: Ограничение подачи газа на улице Лермонтова продлено до 18:00

Ситуация со строительством 48-квартирного жилого дома в поселке Чульман наделала много шума не только в Нерюнгринском районе, но и во всей республике. Теперь уже ясно, что благие намерения республики и Фонда содействия реформированию ЖКХ с его адресной программой переселения жителей из ветхих домов попали в маленьком южно-якутском поселке Чульман в паутину, сотканную из коррупции, лжи и мошенничества.

Многочисленные правительственные комиссии сегодня разбираются в сложившейся ситуации. ООО «Зюйд-М», выполняющее функции заказчика-застройщика жилого дома, и глава городского поселения «Поселок Чульман» Наталья Сухотина, выступающая в качестве инвестора строительства, всю вину за срыв объекта возлагают на генподрядчика - ООО «Спецремонт».

Однако не все так однозначно. Генеральный директор ООО «Спецремонт» Иван Танчинец, в свою очередь, озвучил весьма интересные факты, связанные со строительством жилого дома в Чульмане. Вот только некоторые фрагменты беседы журналиста с генподрядчиком.

- Иван Степанович, вы же опытный строитель с многолетним стажем и практическим опытом. В Нерюнгринском районе немало объектов, построенных вами, и все они успешно эксплуатируются. Как получилось, что вы не справились с 48-квартирным домом в Чульмане?

- Срыв строительства именного этого объекта был спланирован заказчиком-застройщиком. Теперь я в этом убежден.

- Почему именно этого?

- Прогнозировалось строительство серии домов в Чульмане, и заказчику хотелось стать монополистом этой стройки.

- Но зачем же тогда ему ссориться с подрядчиком?! Полгода назад инвестор выступил с обвинениями в адрес комбината «Якутуглестрой», который строил нулевой цикл на этом доме. Теперь вот в ваш адрес упреки. Кстати, насколько известно, именно вы выступили «обличителем» «Якутуглестроя» в конце прошлого года, в результате чего было возбуждено уголовное дело против МУП «Служба заказчика».

- Не совсем так. Когда мы выиграли тендер на строительство дома выше нулевой отметки, я поверил заказчику-застройщику, что моему предприятию будут выделены дополнительные деньги за счет возврата средств от строительства нулевого цикла, так как финансирования на строительство всего, что выше «нуля», было явно недостаточно. И я действительно писал письма, в которых настаивал на возврате части средств, освоенных при возведении нулевого цикла предыдущими заказчиком и генподрядчиком. Но, поверьте, это были короткие письма в пол-страницы. Скандал же в прессе и последующее возбуждение уголовного дела против МУП «Служба заказчика» разгорелся из-за пространных пасквилей, написанных совсем другим человеком на специальных бланках. И об этих «подметных письмах» я узнал лишь в феврале-марте 2010 года.

- Ваше объяснение выглядит немного наивно…

- Согласен. Но вы, наверное, помните фильм про Буратино? Там звучит песенка: «Ему с три короба наврешь, и делай с ним, что хошь…»? Вот этот «короб» я и «заглотил».

- И у вас даже сомнений не возникло?

- В марте у меня появилась уверенность, что я попал в скверную историю.

- Почему именно в марте?

- В это время на моих глазах фальсифицировался «проект теплотрассы» на несколько домов. И на средства, выделенные главой поселка Чульман Сухотиной именно для теплотрассы, мне пришлось вести строительство самого дома.

- Фальсифицировался?

- Именно. Была взята исполнительная документация на теплотрассу, которую мы завершили еще в декабре, а потом сфабрикован проект. Разрешения на подключение мы так и не получили, поскольку «узаконить» проект заказчику-застройщику не удалось. Одна только эта история привела к росту расходной части строительства.

- И много было таких «историй»?

- Достаточно, чтобы понять – вины генподрядчика в срыве строительства дома нет, а заказчик-застройщик не собирался сдавать этот объект в эксплуатацию.

- В смысле? Дом не должны были строить?

- Теперь я в этом убежден. Посудите сами, на этапе тендерных торгов на строительство выше нулевого цикла «стоимость» дома была снижена почти наполовину – со 120 миллионов, предполагавшихся ранее, до 70 миллионов рублей. Построить многоэтажный дом со всеми коммуникациями, благоустройством и так далее за такие деньги нереально.

- Но почему же вы тогда участвовали в этом тендере?

- Мне обещали участие в других контрактах. Кроме того, для меня организовывались «сеансы дезинформации»: заказчик-застройщик, заказчик и их окружение в моем присутствии регулярно вели разговоры о дополнительном финансировании, не оговоренном в контракте. Несколько раз такие «брифинги» организовывались в присутствии представителей прессы. Но после публикации нескольких статей в газете «Просто Нюрка» у меня появились первые сомнения: в них ни слова не прозвучало о дополнительном финансировании.

- Ясно. Тем не менее, вы взялись за строительство, и в первое время темпы у вас были очень даже ударные. Что же произошло потом?

- Мы долго не могли приступить к работе, потому что заказчик-застройщик затеял возню с передачей документации по нулевому циклу. Чуть позже заказчик-застройщик объявил об изменении проекта и технологии (вместо сборного железобетона – монолитное строительство). А в итоге он навязал нам своих технических руководителей и увеличил сумму финансирования. Только после этого появилась возможность приступить к основным строительным работам.

Летом 2009 года мои ребята трудились ударно. За три месяца мы построили два этажа дома. Качество работ было вполне удовлетворительным, что регулярно отмечалось специалистами института «Нерюнгрипроект». Но осенью заказчик-застройщик без объяснения причин вдруг отстранил мое предприятие от работ на этом объекте и привлек рабочих по своему выбору. На стройке началась ротация иногородних рабочих: вначале прибыли «прирожденные строители» из Якутска, затем их сменили рабочие из Амурской области. Их работа больше была похожа на диверсионные действия – они пили, халтурили, разводили бетон водой, скандалили с моими специалистами. И тогда я понял, что этот дом никогда не будет построен.

- А что случилось с обрушением дома? Там действительно был брак?

- Это была, так сказать» «корректировка сценария». Весной в Якутске произошло обрушение части стены дома, который строился по той же технологии, что и в Чульмане, то есть монолитным способом. Для нашего заказчика-застройщика это стало примером, так сказать, «подарком судьбы». В такой ситуации любая комиссия, изучающая «останки стен» чульманского дома, скорее всего, вынесет решение «по аналогии». К тому же появились документы, подтверждающие брак. Но опять же, обращаю внимание, брак был допущен на тех объемах, которые выполняли нанятые «Зюйд-М» рабочие. То есть «обрушение дома» было спланировано. Имеются и иные интересные факты.

- Это серьезное заявление, Иван Степанович. Вы заявили об этом компетентным органам?

- Инвестор и заказчик-застройщик организовали несколько заседаний и комиссий с участием «очень компетентных» специалистов, и мне пришлось, что называется, выкладывать карты на стол. Лаборатория заказчика-застройщика, которая якобы выявила строительный брак, не имеет права проводить исследования, необходимые для экспертизы строительных работ и материалов, так как не соответствует требованиям и не аккредитована, как положено по действующему законодательству.

- В Чульман приезжало несколько комиссий. Но вы не принимали участия ни в одной из них. Почему?

- Во-первых, о приезде многих комиссий я даже не знал, меня не ставили в известность. А к работе последних двух комиссий меня просто не допустили – устраивали всяческие препятствия, спектакли с захватом моего автомобиля. Я думаю, это делается специально, чтобы не дать мне рассказать на совещаниях всю правду об этом несчастном объекте.

- Иван Степанович, в акте проверки фактически выполненных объемов работ на 48-квартирном жилом доме в Чульмане от 6 июля, который вы мне показали, отражены весьма любопытные цифры. Судя по всему, дом уже имеет крышу, коммуникации и даже облицовку наружных стен. Освоение средств по финансированию строительства составило 84 процента. Откуда такие приписки?

- Монолитный способ строительства объекта хорош тем, что позволяет осваивать средства опережающими темпами. Этим наш заказчик-застройщик и пользовался.

- А кто подписывал акты выполненных работ?

- Глава поселка Чульман Сухотина.

- Почему? У вас что, отсутствует договор с заказчиком-застройщиком?

- Договора с заказчиком-застройщиком ООО «Зюйд-М» у меня нет. У меня как у генподрядчика договорные отношения с городским поселением «Поселок Чульман» в лице главы Сухотиной Натальи Михайловны.

- Но это же нарушение! Глава городского поселения может выступать только в роли инвестора!

- И таких нарушений в ситуации с чульманским домом много. Я думаю, специалисты разберутся во всем.

От автора. Сегодня с «чульманским домом» разбирается первый заместитель председателя правительства республики Алексей Стручков. 27 июля 2010 года он провел в Якутске совещание со всеми участниками этого нашумевшего долгостроя. Были приглашены и заказчик-застройщик, и инвестор, и генподрядчик, и представители Нерюнгринской районной администрации.

Результатом встречи стало распоряжение правительства о создании межведомственной комиссии по определению качества строительства объекта «48-квартирный жилой дом в п.Чульман». Возглавил комиссию заместитель министра строительства и промышленности строительных материалов РС(Я) Михаил Керемясов.

В пятницу, 30 июля 2010 года, комиссия побывала на объекте. Ничего нового она не узнала и не увидела. Объект был не подготовлен, более того, создалось впечатление, что сделано все специально, чтобы затруднить осмотр. Вход в здание залит водой, лестничные марши не имеют даже временных ограждений, а на четвертый этаж вообще можно было забраться лишь по хлипкой стремянке. Так что не все члены комиссии рискнули пройтись по этажам недостроенного дома.

Визуально осмотрев объект, комиссия собралась на совещание в кабинете главы поселка Чульман. В ходе разговора вновь все шишки валились на генерального подрядчика. А Танчинец не смог присутствовать на совещании, потому что, как он рассказал, в это время его автомобиль был заблокирован разъяренными рабочими ООО «Зюйд-М». Сам Танчинец, находившийся у пепелища помещения отдыха своего предприятия «Спецремонт» в старом городе, был лишен даже связи – в результате нападения у него отобрали сотовый телефон.

Ситуация с домом продолжает усугубляться. И теперь правительству предстоит большая работа, чтобы расчистить эти «авгиевы конюшни».

Оюна ТОМСКАЯ


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
12.08.2010 12:20 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ