Руководитель "Водоканала" награжден за активную жизненную позицию
Во Владивостоке планируется создать военный учебный центр
Государственная награда вручена лидеру коммунистов Якутии
На Чаяндинском месторождении закончено бурение 190 газовых скважин
В Швеции прекратили следствие по делу Ассанжа

Межгосударственный авиационный комитет /МАК/ сегодня, 12 января, представил прессе итоговый отчет о расследовании обстоятельств катастрофы польского "борта номер 1", разбившегося 10 апреля прошлого года под Смоленском. Все 96 человек, находившиеся на его борту, в том числе президент Республики Лех Качиньский, погибли.

Специалисты пришли к выводу, что катастрофа лайнера произошла в результате действий экипажа, который в условиях психологического давления принял решение о посадке в неблагоприятных погодных условиях.

"Непосредственной причиной авиакатастрофы явилось непринятие экипажем своевременного решения об уходе на запасной аэродром при неблагоприятном погодном прогнозе, - сообщила председатель МАК Татьяна Анодина. - Снижение самолета проходило в условиях невидимости наземных ориентиров. Должной реакции при срабатывании системы раннего предупреждения TAWS не последовало. Это привело к катастрофе".

"Присутствие в кабине экипажа высокопоставленных посторонних лиц и ожидаемая командиром негативная реакция главного пассажира оказали психологическое давление на членов экипажа и повлияли на принятие решения произвести посадку в условиях неоправданного риска", - подчеркнула она.

Как установлено, посторонние - это глава ВВС Польши и начальник протокола президента республики.

"Присутствие главкома ВВС Польши в кабине пилотов вплоть до столкновения с землей оказало психологическое давление на принятие решения о снижении и посадке во что бы то ни стало, - сообщила председатель МАК. - При этом в крови главнокомандующего ВВС был обнаружен этиловый спирт в концентрации 0,6 промилле".

Председатель технической комиссии МАК Алексей Морозов разъяснил, что нахождение в кабине посторонних нарушало так называемый "принцип чистой кабины", из-за этого экипаж находился в состоянии "психоэмоционального давления". После того, как диспетчер сказал командиру воздушного судна снижаться до уровня 500 метров, шеф протокола президента Качиньского произнес, что "решение еще не принято". Сам же пилот обронил фразу: "Если мы здесь не сядем, он будет ко мне приставать".

Из расшифрованных переговоров экипажа, зафиксированных бортовым самописцем, следует, что незадолго до посадки штурман произнес фразу: "Он взбесится!". По словам Морозова, это также свидетельствует о том, что команда испытывала сильнейшее психологическое давление. "Причем давление оказывала сама ситуация - посадка в таких метеоусловиях. Это подтвердили совместные заключения психологов России и Польши на основании записи переговоров в кабине самолета", - сказал он.

Между тем, конкретных команд от самого Леха Качиньского о посадке самолета не было.

Сам же президентский Ту-154М, как установили эксперты, перед вылетом из Варшавы был исправен. "Отказов самолета, его двигателей и систем в полете не было, - подчеркнула Анодина. - Пожара, взрывов в воздухе до столкновения с землей также не было".

Действия наземных диспетчеров в Смоленске и технические условия аэропорта Смоленск-Северный не являются причиной катастрофы, отметила председатель МАК.

По оценке ведомства, "катастрофу можно было предотвратить еще до вылета, имея на руках всю необходимую метеоинформацию от диспетчеров Минска, Смоленска и от пилотов /передового польского/ Як-40".

"Единственным грамотным решением экипажа затем было уйти на запасной аэродром еще в 55 км от Смоленска", - сообщил Морозов.

Экспертами установлено, что диспетчер фактически не разрешил лайнеру посадку, оставив этот вопрос целиком на усмотрение командира воздушного судна, и тот решил все-таки садиться. "Разрешение на посадку диспетчером не выдавалось, - подчеркнул глава техкомиссии. - Диспетчер произнес: "Посадка дополнительно". Это значит, что он не разрешил посадку".

Однако, отметил представитель МАК, в таких случаях пилоты все же вправе принять решение о приземлении и сообщить о нем диспетчеру.

Во время демонстрации журналистам видеореконструкции полета лайнера Морозов отметил фрагмент, где командир воздушного судна получает от диспетчера предложение уйти на запасной аэродром, однако вместо этого запрашивает разрешение все-таки совершить пробный заход на посадку.

Эксперты сошлись во мнении, что при заходе на второй круг для посадки экипаж продемонстрировал "недостаточный уровень профессиональной подготовки". Тем временем реальное положение в пространстве Ту-154 в момент захода на глиссаду не соответствовало тому, что экипаж наблюдал на экране. "Фактическая линия глиссады была нанесена на 3 градуса 10 минут вместо оптимальной - 2 градуса 40 мин", - сказал Морозов.

Представив итоговый отчет о расследовании этой трагедии, председатель МАК назвала сотрудничество Комитета с польской стороной беспрецедентным по своей открытости. "Сотрудничество было беспрецедентно открытым, поскольку и катастрофа была беспрецедентной", - сказала Анодина, отвечая на вопрос корреспондента ИТАР-ТАСС. По ее словам, многие моменты расследования не имеют аналогов в мировой практике. Так, например, помимо работы технической комиссии МАК было проведено значительное количество независимых международных экспертиз.

Анодина высоко оценила работу польских специалистов. "Они профессионально и добросовестно выполняли свой долг, и мы работали одной командой", - отметила она, уточнив, что в работе было задействовано беспрецедентное число польских гражданских и военных специалистов - 24.

"Не дожидаясь окончания расследования, российская сторона передала расшифровку записей самописцев /польской стороне/, и идентичность расшифровки переговоров и транскрипции была неоднократно проверена польской стороной и польской прокуратурой", - сообщила она. Беспрецедентным руководитель МАК считает и тот факт, что еще "до завершения расследования польской стороне были переданы документы, имеющие отношение к делу - 60 томов, 380 наименований, более 20 тысяч страниц".

В то же время, Анодина категорически отрицает какое бы то ни было давление на ведомство при расследовании крушения лайнера. "Само понятие давления для меня и для всех, кто занимается этим делом, неприемлемо", - сказала она, подчеркнув, что Комитет в своей работе руководствуется только установленными правилами и Чикагской конвенцией. "И недопустимым является /в работе МАК/ не только определение вины тех или иных лиц, но и оказание давления любых форм", - сказала председатель МАК.

Таким образом, расследование Комитетом катастрофы самолета Леха Качиньского завершено. "Техническая комиссия определила: считать расследование авиапроисшествия завершенным. При этом внести в окончательный отчет правки технического характера с учетом замечаний Польши", - сказал глава техкомиссии МАК.

Полный текст замечаний польской стороны к отчету МАК по ее просьбе опубликован как неотъемлемая часть документа. Комитет внес в окончательный отчет около 25 уточнений согласно польским замечаниям. В частности, были учтены замечания, носящие технический характер.

Самолет президента Польши с членами официальной делегации разбился 10 апреля под Смоленском, куда Лех Качиньский летел для участия в траурных мероприятиях в Катыни. В катастрофе погибли 96 человек, в том числе президент, его супруга, ряд членов правительства, военачальников и парламентариев.

Справка:

Межгосударственный авиационный комитет /МАК/ учрежден на основании подписанного 30 декабря 1991 года межправительственного Соглашения о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства. Его участниками являются Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Украина.

МАК приравнен к федеральному органу исполнительной власти в части сертификации и расследования авиапроисшествий на территории России.

Материал предоставлен ИТАР-ТАСС.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
12.01.2011 21:27 (UTC+9)

МАРАФОН
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ