На Дальневосточной ярмарке москвичам продали более 11 тонн продуктов
Жители Алданского района приняли участие в мероприятиях Декады Олонхо
В РФ за нападение на посольство осужден экс-депутат Рады
Россию отстранили от Олимпиад и чемпионатов мира на 4 года
Под Выборгом устроили взрыв, чья мощь равнозначна ядерному

Окончены все переплеты,

Вновь служат - что, взял, океан?

Крючковский, Поплавский, Федотов,

А с ними Зиганшин Асхан.

Владимир Высоцкий, «49 дней».

В праздничные январские дни на Дальнем Востоке случилась история, которая заставила вспомнить о событиях полувековой давности. У западного побережья о. Сахалин прозвучал сигнал «SOS». 7 января 2011 года со шхуны «Партнер» успели радировать: «Терплю бедствие. Судно под воду уходит. Плот один - единственный открылся, и то не так». Судно ходило под флагом Камбоджи, приписано к порту Пномпень, владелец — зарегистрированная в Белизе SGI Company Ltd. По информации морских властей Японии, 5 января «Партнер» вышел из порта Вакканай на севере острова Хоккайдо, который находится рядом с Сахалином.

Поиски шхуны, на которой, предположительно, было 11-14 человек экипажа, не увенчались успехом: их затруднял шторм, пригнавший к берегу ледяную шугу со снегом. Как заявил глава Росрыболовства Андрей Крайний, экипаж «Партнера», скорее всего, погиб. Он пояснил, что это рыболовецкое судно было браконьерским.

На шхуне отсутствовала система спутникового позиционирования, что существенно осложняет поиск. «На этих кораблях, - заявил Крайний, - никто не думает ни о самом судне, ни о наличии гидрокостюмов и спасательных плотиков». В случае возникновения ЧП выжить без этих средств в воде с температурой 2-3 градуса по Цельсию при ледяной волне 3,5 метра «шансов нет никаких».

Свой приговор специалисты вынесли буквально через считанные дни после пропажи шхуны. Но морская история знавала случаи, когда суда и людей на них находили… аж через сорок дней после исчезновения. Так же, как шхуна «Партнер», только 51 год назад, 16 января 1960 года, в районе Курильских островов пропала баржа, принадлежавшая Тихоокеанскому флоту. На ней находились четверо двадцатилетних солдат из стройбата: Асхат Зиганшин, Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский, Иван Федотов.

… Это случилось на Итурупе - одном из Курильских островов. В 1960-м году здесь базировался строительный батальон, снабжение которого осуществлялось с помощью пароходов. К берегу большие суда подходить не могли, поэтому грузы доставляли к причалу на самоходных плоскодонных баржах. Одна из них, под номером «Т-36» - суденышко 4 метра в ширину и 12 в длину - и «отправилась» в океанское путешествие в ночь с 16 на 17 января 1960 года. Впереди у нее были семь недель и более двух тысяч километров дрейфа…

Баржа не была предназначена для длительного плавания, но в состав ее экипажа входил радист. Судно должно было также иметь десятисуточный неприкосновенный запас продовольствия. Однако накануне радист травмировал ногу и попал в госпиталь. Тогда же поступил приказ поставить «Т-36» на ремонт, а весь запас продуктов сдать на склад. Но вечером 16 января баржу срочно подготовили к работе: прибывал рефрижератор с мясом. Так экипаж «Т-36» остался без связи и продуктов. Что это было – результат извечного армейского бардака или судьба, которую не объехать?..

Около шести утра неожиданно налетел шторм. Волны были больше, чем длина баржи - до 15 метров высотой, порывы ветра - до 80 метров в секунду. Маленькое суденышко оторвало от пирса и носило по заливу. Экипаж не растерялся: завел двигатели и начал маневрировать. В это время на дежурстве находилась еще одна баржа. Вскоре ее выбросило на камни (все, кто там был, остались живы). А «Т-36» целых 13 часов боролась со штормом. Но он кончился позже, чем солярка. Как раз в тот момент, когда баржа беспомощно легла в дрейф (вот и скажи, что это - не судьба!) резко поменялось направление ветра. Отжимной ветер гнал судно в открытый океан. Сигнал SOS подать не смогли: из-за болтанки забарахлила рация, а радист, который, возможно, смог бы ее починить, находился в госпитале...

Но это были еще не все беды: во время мотания по заливу баржу ударило о скалы. Бочка с пресной водой перевернулась и разлилась, емкость с углем для печки улетела за борт. Сама баржа получила пробоину. Возникла реальная угроза затопления судна. Воду откачивали ручным насосом. Из трюма черпали железными мисками, стоя по пояс в воде. Спасло то, что несколько герметично закрытых помещений по бортам судна остались целыми - они выполнили роль поплавков.

Заделав пробоину и откачав воду, двадцатилетние мальчишки-стройбатовцы все-таки надеялись на помощь. А потом нашли в рубке газету «Красная звезда». Там была опубликована условная карта этого района и предупреждение для кораблей: в ближайшие дни здесь будут проходить ракетные стрельбы. Тогда-то путешественники поняли, что помощь если и придет, то совсем не скоро... Тем не менее, их пытались искать. Но обломки емкости для угля, которые нашли на берегу, развеяли последние иллюзии.

Проверка запасов продовольствия огорчила не на шутку. Нашлось: чуть больше ведра картошки, основная часть которой раскатилась по полу машинного отделения и вымокла в соляре; буханка хлеба; немного пшена и гороха, насквозь пропитанных соленой водой. Плюс килограмм (две банки) мясных консервов и почти столько же жира. Бочку с питьевой водой во время шторма опрокинуло. А в запасной бак, где хранится пресная вода для двигателя, попала морская...

Самый главный вопрос – с водой – решили так: слили ржавую из системы охлаждения двигателей. Когда баржу отнесло к югу, где шли дожди, стали, с помощью развешанных на палубе простыней, собирать дождевую. После каждого дождя ребята отжимали простыни и наполняли драгоценной влагой пару кружек. Когда Анатолию Крючковскому стукнул 21 год, ему преподнесли роскошный подарок - налили двойную порцию воды. Но «юбиляр» настоял, чтобы ее разделили поровну…

Вот так. Да здравствуют обыкновенные простыни! Антуан де Сент- Экзюпери в «Планете людей» вспоминал, как, умирая от жажды в пустыне, собирал парашютной тканью росу. В пустой бак из-под бензина было слито целых два литра. Но после первых же глотков - рвота до судорог и желчи: «сюрприз» преподнесли то ли вещества, которыми пропитывали парашютную ткань, то ли осадки на стенках бака…

Еду экипаж баржи поручил готовить командиру, Асхату Зиганшину. Картошку, вымокшую в соляре, поначалу есть не могли. Но несколько дней голода сделали свое дело. Сварили, наелись, как следует, а потом решили экономить. Установили норму: одна картошка в день на четверых, позже – одна на два дня.

Так продержались примерно месяц. А когда картошка закончилась, Зиганшин предложил есть кожу. Вечером сварил кожаный ремешок от своих часов, попробовал и утром «выдал» на завтрак. Позже съели ремни, потом пришла очередь сапог… Но сапоги были пропитаны гуталином. Поэтому придумали такую хитрость: кожу сапог вымачивали, варили в морской воде, резали ломтиками и поджаривали на солидоле. Когда, по возвращении на Родину, им выдали форму из офицерского сукна и хромовые офицерские сапоги, стройбатовцы-путешественники шутили: мол, нам бы такой "деликатес", когда на барже дрейфовали...

Первое судно они увидели месяца через полтора. Подожгли простыню, крутили сирену, но их не заметили и не услышали. Так повторялось несколько раз. К концу дрейфа у ребят начались галлюцинации - им слышались голоса и гудки кораблей.

Каждый из них потерял в весе около 25-30 килограммов. Из одеял они сшили большой мешок и забирались в него, чтобы было теплее. Двигались мало. Договорились: если кто-то почувствует, что умирает, пусть предупредит остальных. Тот, кто останется последним, где-нибудь нацарапает фамилии других: ведь рано или поздно баржу найдут…

К часу «икс» у них оставался один сапог, полчайника ржавой воды и всего три спички. Асхат Зиганшин отвинтил стекло от радиоприемника, чтобы использовать его, как лупу, для добывания огня. Утром он услышал какой-то гул. Подумал: опять галлюцинации. Но все-таки выбрался на палубу. Над баржей кружили американские военные вертолеты... Позже подошел авианосец «Кирсадж».

Но что значит – советский солдат!.. Американские «вертаки» по очереди зависали над баржей, сбросив веревки с прицепными устройствами для подъема. И каждый раз улетали ни с чем. 1960-й год – это время развернувшейся между СССР и США «холодной войны». И 20-летние еле живые солдаты размышляли: если они примут помощь американцев - не будет ли это предательством Родины?..

Старший по званию - Асхат Зиганшин – все-таки отправился на переговоры с командиром авианосца. Решили: просить у американцев пищи, воды и топлива, после чего идти на Итуруп своим ходом!.. Один из моряков авианосца был потомком украинских иммигрантов. Он помог командиру «Кирсаджа» уговорить Зиганшина отправиться в Сан-Франциско, куда шел авианосец. Асхат отдал своим подчиненным приказ покинуть баржу. Еще на борту «Кирсаджа» все четверо заявили, что хотят вернуться на Родину.

А тогда отощавшим солдатам первым делом дали воды. Затем привели в порядок, переодели. Все пуговицы – до единой! - разошлись на сувениры. Обессилевшие ребята не могли самостоятельно мыться и одеваться, и американцы возились с ними, как с детьми. Потом их поместили в корабельный лазарет, поили бульоном. Крючковский, Поплавский и Зиганшин умудрились втроем подпоясаться одним солдатским ремнем. И при этом еще остался зазор, да немаленький…

… Родственники ребят получили уведомление о том, что они, исполняя воинский долг, пропали без вести, именно в тот день, когда авианосец "Кирсардж" доставил путешественников из стройбата в Соединенные Штаты. Буквально на следующий день оклемавшиеся солдатики уже слали домой телеграммы.

Американцы, как потом вспоминали сами участники дрейфа, не стали использовать их несчастье для достижения целей «большой политики». Хотя говорили: если боитесь возвращаться в СССР, можете остаться здесь. Зиганшин тогда сказал: ребята, а в чем, собственно, мы виноваты? Никакого преступления против Родины не совершали, чего же нам бояться?.. И четверка советских стройбатовцев в полном составе вернулась домой.

Кстати, в Америке они впервые увидели телевизор. Но что это по сравнению с кусочком жареного сапога?.. А еще американцы подарили советским героям ключ от Сан-Франциско. До них этот символ преподносили только Улановой и Хрущеву. Вручили им и по бутылке виски. Правда, распили они его уже в Москве.

- За границей мы боялись пить, чтобы не опозорить Родину, - вспоминал Асхат Зиганшин.

Кстати, в начале девяностых одна московская газета выдвинула версию о том, что солдаты из стройбата попросту перепились и спьяну угнали баржу в океан. Сами путешественники поневоле в ответ на это пожимают плечами: тогда спиртных напитков в их части просто не было…

Дома 20-летних героев встречали оркестрами, цветами и митингами. Всех четверых наградили орденом Красной Звезды, принимали в Кремле, на заводах и в школах. Они были досрочно демобилизованы, получили возможность учиться. А народ увековечил их подвиг озорным рок-н-рольным мотивчиком:

Как на Тихом океане

Плывет баржа с чуваками.

Чуваки не унывают,

Зиганшин буги-рок кидает.

Зиганшин-буги!

Зиганшин-рок!

Зиганшин съел второй сапог!

Крючковский-рок!

Крючковский-буги!

Крючковский съел письмо подруги…

Напоминая эту, некогда громкую историю, мы интересуемся у читателей: а вам когда-нибудь приходилось голодать до жарки собственных сапог? Если да, то поделитесь опытом…

Наталья КУЗЬМИНА,

г. Нерюнгри

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
16.01.2011 16:59 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ