Глава МВД Коми арестован
В Якутске на Вилюйском тракте загорелся городской полигон
В Якутии голод заставил косуль «посягнуть» на сено крестьянских хозяйств
Глава Минздрава Саратовской области стала фигурантом уголовного дела
Россия увеличила вложения в американский госдолг

ИА SakhaNews. Помните сцену из кинофильма «Бриллиантовая рука»: «Приезжайте к нам на Колыму!» – «Нет-нет, уж лучше вы к нам!»? А вот для Екатерины Звягинцевой, сетевого автора из заполярного посёлка Черский, с которой побеседовала корреспондент ИА SakhaNews Ольга Сергеева, Колымский край – совсем другой, любимый.

– Что вы имеете ввиду, когда говорите об «уходящей Арктике»?

– Наша Арктика прощается с эпохой, которая дала далёкой северной окраине новое, сильное дыхание. Один за одним уходят или уезжают люди, которые осваивали её недра, строили на голом месте посёлки и города, прокладывали дороги, создавали промышленность. Это было поколение героев, которые ежедневно совершали подвиги. Мне очень повезло, я росла среди них.

Помню Любовь Ильиничну Васягину – полярную лётчицу, командира воздушного судна, нашу Чайку, как до сих пор называют её на Колыме.

Однажды я поехала в Билибино с водителем – передовиком производства Борисом Гороховым. У него, как потом узнала, не было ног! И при этом он как ни в чём ни бывало крутил баранку...

Или врач-фтизиатр – Нина Николаевна Самодова. Она объездила, обошла всю нашу тундру, несколько раз чуть не погибла, спеша к больным. Работала на Севере до весьма преклонного возраста!

Не так давно стал пенсионером Василий Антонович Богдан – командир Колымо-Индигирского объединённого авиаотряда. Это редкой души человек, невероятно добрый и порядочный. Настоящий полярный ас!

Сейчас Василий Антонович на пенсии и поэтому можно рассказать, как он однажды увозил на «материк» своих друзей. Самолёт разогнался на дорожке «авианосца» – так в шутку называют взлётно-посадочную полосу в Черском – и взлетел в сторону сопки Родинки. Набрав от силы метров двадцать-тридцать, АН-24 заложил крутой вираж и, не меняя высоты и курса, пошёл строго над полосой, покачивая на прощанье крыльями – это было так красиво и так печально! Невозможно было удержаться от слёз…

Этих и многих других людей объединяет беззаветная любовь к Северу. Они отдали ему здоровье и лучшие годы. Благодаря труду энтузиастов наша Арктика стала важным хозяйственным и стратегическим объектом страны.

А про нынешнее состояние Арктического Севера мне говорить и стыдно, и обидно. Я видела, каким трудом всё это создавалось, и вижу, как это разворовали и разорили нынешние «горе-правы»…

– И всё-таки Колыма ассоциируется в сознании многих чаще с зоной, ГУЛАГом...

– Я безумно люблю свою Колыму, и мне не нравится, что к моему краю Солженицыным приклеен ярлык вечной зоны. Он сдал всех и вся, вплоть до жены, чтоб отсидеться в шарашке и не идти на зону. Его «Архипелаг ГУЛАГ» – это такой же вымысел, как «Три мушкетёра» Александра Дюма, но в отличие от француза, наш СоЛЖЕницын написал свой опус плохим языком.

Да, зоны были, но на Колыме их было гораздо меньше, чем где-либо. Через жернова колымских лагерей прошло намного меньше людей, чем через тот же Беломорканал. Уже сейчас мои читатели в Сети (а их не так уж и мало) узнают о совсем другой Колыме – крае невероятно добрых и смелых людей. Узнают о том, что до прихода казаков здесь была своя цивилизация со своими религиями, культурой, традициями и укладом.

– Вы давно живёте на Севере?

– На Севере я с января 1969 года, с момента, когда меня малышкой привезли в Черский.

– С чего началось ваше увлечение литературой? Кто ваши учителя?

– В мире столько прекрасного и оно так скоротечно, что только фотография в состоянии остановить и сохранить мгновение. Так же и литература – записанная мысль, это уже какая-то точка опоры или основа, от которой можно оттолкнуться и пойти по новому пути.

Писать начала рано, т.к. читать и писать печатными буквами научилась в три года. В четыре года удивляла маму своими сказками с обязательными иллюстрациями «красавиц-принцец». Сейчас пишу стихи и прозу, сочиняю афоризмы. Что подвигло заняться творчеством? У меня наконец-то появилось на него время.

То, что я буду писать, наверное, знали все близкие, но вслух впервые об этом заявил муж: «Катя будет писателем, а я буду её редактировать». Афоризмы – это уже следствие общения на литпорталах, оппоненты замечали, что я частенько отвечаю в жанре афоризма. Я попробовала свои силы и на пятом афоризме, образно говоря, сорвала аплодисменты от признанных афоризмологов – Леонида Васкинена и Генриха Бабаджаняна.

Кто мои учителя? Наверное, никто или все по чуть-чуть, но знаковые личности имеются. Это Семён Курилов и Юрий Рытхэу. Они смогли состояться, как писатели, донести мир Севера до читателя, живя в самых глухих просторах Арктики, и я должна постараться смочь.

– Вы ставите себе высокую планку… Желаю успехов... А как вам удаётся разводить на вечной мерзлоте такие красивые цветы?

– Цветы я любила, сколько себя помню. Поскольку на Крайнем Севере и лето короткое, и цветочных магазинов нет, то я незаметно пристрастилась к комнатному цветоводству. Начала ещё в школе с традесканций и хлорофитумов. Потом были розы, а теперь в основном луковичные и всевозможные тропические неженки. В прошлом году привезла поддоны, повесила их на гвозди, вбитые в рамы окон, поставила цветочные горшки – получилось «итальянское окно».

Во дворе под окнами я соорудила клумбы в колёсах, которые привезла со свалки. Соседи-мужчины выпилили в них отверстия нужных диаметров, сделали палисадник. Детвора собирала камни для дренажа, а потом мы вместе ездили на болото за мхом и торфом. Каждый год ребята помогают очищать наши клумбочки от накопившегося за зиму мусора. С апреля я сажаю рассаду, а после ледохода на Колыме мы с детишками затеваем посевную.

Наверное, наши клумбы – самые северные клумбы в России. И пусть они не такие красивые, как в Петергофе или на ВВЦ, зато в них всё лето цветут самые настоящие садовые цветы, а дети с нашего двора знают их названия. Да и земляки любят летом прогуляться рядом с клумбами, частенько останавливаются, чтоб полюбоваться цветами.

А дома у меня джунгли из орхидей, которые рады цвести круглый год, но зимой я даю им отдохнуть. Добиться их цветения легко: исключить сквозняки, не «пережаривать» на солнце. Если в комнате тепло, светло и вы пару раз в день обрызгиваете цветы тёплой отстоянной водичкой, то орхидеи будут радовать вас цветением круглый год.

– О чём я не догадалась спросить вас?

– О любви. Но о ней я вам ничего не скажу – читайте о любви в моих стихах.

– Если я попрошу вас сочинить сказку для читателей SN, о чём она будет?

– Конечно же, о любви и о Севере:

Сказка о Вечной Мерзлоте

На далёком острове жила Ледяная Вершина. Она была такая высокая, что в полярное лето могла видеть одинокий Утёс на берегу материка, Утёс тоже летом видел Ледяную Вершину и восхищался её красотой. Весной он передавал красавице букет из лучей нежаркого полярного солнца, который уносили на своих крыльях перелётные птицы, спешащие на далёкий остров. Осенью она в благодарность посылала с ними своему избраннику самую красивую снежинку, которую хранила для него с прошлой зимы. Потом наступала полярная ночь, они засыпали, и во сне они были вместе. Они танцевали под шорох снегопада среди лучей северного сияния, им было хорошо в своих снах, а весной они посыпались и вновь любовались друг другом. Так было всегда, сколько они себя помнили.

Как-то в их край забрели Ураган со Штормом. Увидев Ледяную Вершину, они без памяти влюбились в неё и впали в неистовство – бились меж собой несколько дней. От приступов их ярости остров задрожал, Ледяная Вершина не устояла и упала в море. Ураган тут же закрутил её в цепких объятьях и кинулся убегать с добычей от Шторма, они летали по волнам всех морей на планете, а Ледяная Вершина плакала и понемногу таяла. Она стала скользкой и через некоторое время тихонько выскользула из объятий Урагана, а он, увлечённый борьбой со Штормом, этого даже не заметил.

Шло время, Ледяная Вершина плавала по морям и пыталась отыскать дорогу к своему Утёсу. Она была так же прекрасна, как и прежде. Перелётные птицы, завидев её, спешили к ней, чтоб полюбоваться красотой и великолепием, Киты танцевали вокруг неё свои танцы, острова уговаривали стать их Вершиной, а она молча проплывала мимо…

Прошло очень много лет, от красавицы Ледяной Вершины осталась только маленькая льдинка. И как-то раз ветер и волны прибили её к подножию почерневшего от горя Утёса, а он не смог узнать свою красавицу в новом обличии. Тогда Ледяная Вершина собрала остатки последних сил, на гребне самой высокой волны подпрыгнула и бросилась на уступы Утёса, рассыпавшись по его камням снежинками дивной красоты. Утёс увидел эти снежинки и понял, что к нему вернулась любимая, а чтоб она не успела растаять, он накрыл её лавиной своих камней. С тех пор они всегда вместе, и люди называют их Вечной Мерзлотой.

Пошамань мне, одулка...

Перевиты пути - дороженьки,

Только в косу всё не ложатся…

Пошамань мне, одулка, в ноженьки,

Чтоб всю жизнь не пришлось скитаться.

Позови забытого идола

На заре, средь пыльцы цветочной,

Пусть на западе крикнет иволга –

Халерха в стороне восточной.

Укажи мне пути короткие

По Олёре, в речушке сонной,

Где, как важенки, вербы робкие

Над водою стоят бездонной.

Где зимой не бывает наледей,

Сентябри не пугают штормом,

Где пушинки с лебяжьих заводей

Словно снег на зеркале чёрном.

Три тысячи лет...

Три тысячи лет ты парила меж сопок –

В трёх тысячах снах вспоминая бои,

Три тысячи раз по узорам из тропок

Искала следы, где кочуют враги.

Тебе не любить – ты своё отлюбила,

Тебе не рожать, продолжая свой род,

Тебе б вечно спать, да разрыта могила,

А время не ждёт и крадётся вперёд…

Секунды, как звёзды, мерцают и гаснут,

Теряясь средь вечных снегов Колымы,

А ты продолжаешь шептать свою сказку

Под вой седой вьюги в чертогах зимы.

Ты хочешь вернуться туда, где сражалась,

Где мудрой царицей когда-то слыла,

Где просто дышала, смеялась, боялась…

Вернуться туда, где когда-то жила…

Фото из архива Е.Звягинцевой.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
02.03.2011 08:02 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ