Глава МВД Коми арестован
В Якутске на Вилюйском тракте загорелся городской полигон
Советские войска оказывали помощь участникам Варшавского восстания
Глава Минздрава Саратовской области стала фигурантом уголовного дела
Россия увеличила вложения в американский госдолг

С Екатериной Звягинцевой я познакомился на портале SakhaNews благодаря полемике, которая завязалась в комментариях под моей статьёй «Как противостоять эпидемии безграмотности?». Мне понравились категоричные высказывания и жизненная позиция Екатерины, появилось желание продолжить разговор и пригласить к обсуждению других пользователей сайта.

Екатерина Звягинцева, предприниматель, автор-сетевик, Черский:

- Я пишу с раннего детства, заявить о себе как о литераторе собиралась лишь в пенсионном возрасте, когда и времени свободного будет больше, и опыт жизненный будет уже наработан, но появление Интернета нарушило эти планы. Началось всё с простого общения на форумах, где я иногда в процессе общения рассказывала маленькие истории и абсолютно случайно столкнулась с тем, что рассказик мой «тиснули» и поместили на одном из литературных сайтов.

На сайте землячества в тот момент часто появлялась бывшая жительница Черского, которая с мужем преподавала в одном из китайских университетов, а муж писал первую книгу (ссылки на его рассказы она нам иногда давала). Вот к ней я и обратилась с вопросом «Что делать?». Она дала мне несколько ссылок на различные литпорталы. Я тут же уговорила одну из закадычных интернетовских подруг, тоже преподавателя университета, доктора философии, и мы пошли с ней в великую русскую литературу.

Ну, куда можно прийти в компании с доктором философии? Конечно же, на прозу – Алёна выложила огромнейший философский трактат, а я крошечную миниатюру про осень. Написали мы друг другу по рецензии и стали ждать, заметят ли нас? Меня заметили сразу – тут же обвинили в плагиате, но не смогли найти классика, у которого я «сплагиатила» миниатюру. На все мои возражения и протесты мне было сказано, что новички ТАК писать не могут, что миниатюра однозначно списана у кого-то из великих. Чуть позже пошли нормальные рецензии, где уже вполне адекватные авторы меня хвалили, но при этом указывали на ошибки.

Через три дня, освоившись, я уже самостоятельно рискнула зарегистрироваться на сайте Стихи.ру, выложив туда парочку стихотворений, которые были написаны когда-то «в стол». На этом сайте авторы оказались более живыми и активными, рецензии там писали чаще, но тоже достаточно разные – кто хвалил, кто ругал, а некоторые пытались указывать мне на ошибки в стихосложении.

Так я впервые столкнулась с правилами стихосложения. Если честно, то я, конечно же, о них ровным счётом ничего не знала, а то, что когда-то изучали в школе, было надёжно забыто и похоронено под фундаментом взрослой жизни. Но в Интернете ты всегда равный среди равных, раз пришла на литсайт, то никаких поблажек тебе никто делать не будет, если ты о них заранее не попросишь в резюме. Пришлось учиться на ходу – вводить в поисковик термины из полученных замечаний, искать их значения и идти дальше тропой самоликбеза. К счастью, в Интернете есть абсолютно всё – кто хочет чему-то научиться, тот научится. Тем более, поток рецензий не иссякал, и на голову самоучки с далёкой Колымы как из рога изобилия, сыпались новые рецензии, где периодически мелькали новые и новые термины, а мне оставалось только найти их значение и освоить еще одну главу знаний.

Сергей Москвитин, журналист, Ленск:

- Я начал писать стихи в восьмидесятые годы, когда Интернета ещё не было. Может быть, поэтому я приверженец традиционной бумаги? Азбуку стихосложения я осваивал по книгам, до всего доходил сам, никто меня не учил. Первая моя публикация состоялась в газете «Ленский вестник» 22 мая 1996 года. Первая книжка стихов была отпечатана там же в 1999 году. В Интернете - я «чайник», начал выходить в сеть совсем недавно, свои стихи в сети не размещал. Считаю, что мне это не нужно.

Екатерина:

- Я не могу сказать, что бумага совсем не нужна, но лично мне кажется, что бежать с каждым новым стишком или рассказиком в редакцию – это глупо. Гораздо удобнее и рациональнее выложить новинки на своих страничках в Интернете, посмотреть на отзывы, почитать замечания, увидеть критику в режиме онлайн от авторов, которых это произведение задело или заинтересовало настолько, что они решили высказать своё мнение.

Так как на каждом литпортале есть функция редактирования, то при явных ошибках и недоработках произведение можно доработать. Только после этого может быть бумажное издание произведений. В этом случае на бумагу не попадёт «сырец», который порой является основным в книгах современных авторов. Т.е. страничка на литпортале - это не только кабинет автора, но и в каком-то роде лаборатория, а также тусовочная площадка, где автор волен выражать своё мнение, озвучивать свои пристрастия, выражать свою гражданскую позицию, где он радуется, дружит, ругается, скучает и т.д.

Сергей:

- Позвольте с вами не согласиться, Екатерина. В Интернете вы выставляете свои стихи неизвестно кому. Люди там, как правило, выступают под никами, то есть анонимно. Я, как газетчик, привык к анонимам относиться несерьёзно. Ни одна уважающая себя газета не станет публиковать анонимку. Кроме того, основная категория пользователей в сети – дилетанты. А меня совсем не интересует мнение какой-нибудь тёти Маши из соседнего подъезда о моих стихах на уровне «нравится – не нравится». Я привык руководствоваться мнением профессионалов. Для меня мнение одного специалиста перевесит сотни и тысячи откликов дилетантов. Написанное я привык обсуждать в кругу литературного объединения, где мы друг друга критикуем и редактируем. Ну, а рукопись, прежде чем её публиковать, я всегда пропускаю через специалистов – рецензента, редактора и корректора.

Екатерина:

– А теперь я с вами, Сергей, не соглашусь. Первое: Интернет не так уж и анонимен, как вам это кажется, но вы дилетант, и вам это простительно. Тем более, ни в коей мере не могут быть анонимны авторы литпорталов, и, если вам пишет рецензию Золотой Пегас, то это всего лишь страничка одного моего знакомого поэта, который занимается конкурсом «Золотой Пегас», т.е., выражаясь интернетовским сленгом, клоновая страничка. Завсегдатаи литпорталов знают, где чей клон и для чего он создан.

Второе: дилетанты. Да, они есть, и их большинство, ибо первично любое сообщество – тусовка, приятное времяпрепровождение в кругу единомышленников. Но есть там странички Вознесенского, Евтушенко, Губермана, есть практические материалы маститых, современных поэтов. Я застала, когда нам на стихире преподавала азы Белла Ахмадулина. Простите, но вам такого уровня поэты лекции по стихосложению вряд ли читали, а мне и читали, и кое-каким другим премудростям учили.

Третье: рецензии и критика. Да, основная масса рецензий - это экспромты или просто добродушный стёб, но не из-за того, что некому сделать разбор стиха. Нет, разбор умеют делать многие авторы, на сайте есть профессиональные критики, но к ним надо обратиться и попросить сделать разбор. Сайт – это, прежде всего, тусовка. Не все приходят туда учиться, не всем дано расти, многие приходят для общения, так что под стихи без просьбы могут ввалиться с замечаниями только критиканы, которых никто не принимает в расчёт, ибо их стихи обычно не интересуют, им главное по личности автора пробежаться ногами. Но если в стихах есть грубая и явная ошибка, то обычно её отмечают многие. У меня это пропуски букв, ибо я тороплива.

Четвёртое: литобъединения. Их много, хотя они сразу в глаза не бросаются, в основном, они выглядят, как дружеские тусовки, но есть с отдельной страничкой, с названием, т.е. всё, как в реале.

Пятое: рукопись. Да, без редактора и корректора у редкого автора рукопись идеальна. Но редактора и корректора можно найти в Интернете. По крайней мере, некоторых моих друзей вычитывают другие авторы с сайта. Меня вычитывает мама (прозу) или подруга из Москвы (стихи), т.е., имея уже достаточно большой багаж в Интернете, я еще ни разу не потревожила редактора и корректора из «Колымской правды».

Сергей:

- Конечно, Ахмадулина – величина, но чем, скажите, эти её лекции отличаются от того же учебника по стихосложению в бумажном варианте? Это равносильно тому, что читать давно изданную книгу с экрана компьютера. Как фотография не вытеснила живопись, так и Интернет не вытеснит и не заменит живых книг. Именно по этой причине книги продолжают печататься и выходить в свет в больших количествах. Да и лекции – это не живое общение. Когда мы обсуждаем стихотворение в кругу членов литературного объединения, оценку написанному можно понять даже по выражению лица, по интонации голоса, по многозначительному молчанию. И всё это ценно, потому что здесь нет дилетантов, здесь все серьёзно работают со словом.

Подруга и мама в качестве редактора – это смешно и несерьёзно. Впрочем, этим самым вы и показали, собственно, уровень сетевой литературы. Для чего автору-сетевику серьёзное редактирование его произведений? Если он не собирается выпускать книгу – так сойдёт! Редактирование сводится к простому корректированию – лишь бы не было «пропусков букв», как вы говорите, да орфографических ошибок.

Издание книги – это на пару порядков выше. В книжный бумажный лист, как в документ, всегда можно ткнуть автора носом – вот здесь у тебя ошибка! Тут уже нет возможности, быстро реагируя на замечание, внести поправку (как в Интернете). Что написано пером – не вырубишь топором. Поэтому и ответственность несравнимая. Тут уважающий себя автор не удовольствуется мнением мамы или подружки – обратится к состоявшемуся писателю с именем и званием, заплатит ему денежки за возможность поставить его имя в выходные данные книги. Опять же, при живом общении редактор укажет на малейшие нюансы, вернёт на доработку рукопись и проконтролирует поправку, ибо это ответственность немалая – имя в выходных данных. Это как знак ОТК или знак качества на товаре!

Екатерина:

- Чем отличается онлайновский формат общения с Ахмадулиной от учебника? Ей можно задать вопросы! Литобъединения у нас нет, и не могу сказать, что у меня есть в нём потребность. Конечно же, и мы, черчане, встречаемся, помогаем друг другу в проведении каких-либо мероприятий, но это редко, а, в основном, встречаемся, как встречаются просто друзья – поболтать о том, о сём и посмеяться. В советское время и в Черском было такое объединение, но я о нём толком ничего не знаю.

Смешно читать про подругу и маму? А если подруга художник и поэт с хорошим московским образованием, а у мамы за плечами Томский госуниверситет после школы и в 35 лет Магаданский юрфак, которые она бросила, ибо были проблемы в семье, и к этому довеском врождённая грамотность? Простите, Сергей, но мамы и подруги у всех разные, и уж коли затронута такая тема, то младшая сестра моей мамы, то бишь моя тётушка, недавно была награждена региональным «Тэффи» за цикл передач о культуре, да и мой первый шаг в литературу я сделала с подругой, которая имеет литературоведческое образование, опыт работы редактором и является доктором философии.

Я это вам рассказываю не для того, чтоб похвастаться, а для того, чтоб вам стал понятен уровень людей, которые делают мне вычитки. Подруги, кстати, из Интернета, познакомилась с ними на сайтах, которые к литературе никакого отношения не имеют. Есть еще одна дама из моих читательниц, которая работает в Госдуме и имеет свой сайт, где по моему творчеству сделан проект, она нашла мне профессионального редактора – простите, но мама делает вычитки в сто раз лучше. И, что немаловажно, вся редактура и корректура у меня бесплатная.

Книги? Ой, ну, это же так громоздко и трудоёмко! Романы мои только пишутся, стихов у меня не очень много, а собирать афоризмы в книгу?! Их тысячи две, наверное, я не считала, ибо, как любой интернетчик, я имею кучу клоновых страничек, и чтоб привести этот хаос в надлежащий вид, это, наверное, месяц надо работать. А у меня основная работа, личная жизнь, цветы, собаки… Нет, мне некогда этой ерундой сейчас заниматься.

Мнение состоявшихся писателей? У меня просто море рецензий от состоявшихся писателей и поэтов, я же в Интернете доступна всем, а сейчас редкий писатель не имеет странички на литпортале. Первые рецензии от маститых писателей я получила еще в первой десятке рецензий на прозе. Они же мне и указали на мои ошибки, научили некоторым премудростям. Если я дойду до книг, то не думаю, что рейтинг моих произведений будет как-либо зависеть от того имени, которое будет красоваться в выходных данных моей книги. Главное имя в этой книге будет моё, и книга будет обязательно издана в издательстве, которое имеет выход на Интернет-магазины, т.к. читателя я уже наработала за эти три года, а читатель мой живёт по всему миру. Т.е., придя к моему творчеству в Интернете, мой читатель в обязательном порядке должен иметь доступ к моим книгам (если они будут) через Интернет.

Т.е. я как автор родилась в Интернете, живу в Интернете, и если уйду на бумагу, то с условием, что её можно будет приобрести через Интернет. Меня не устраивает путь прошлых поколений авторов, он для меня неудобен, т.к. он очень узок и однобок.

Сергей:

- Вот вы и сами подтвердили, Екатерина, что являетесь дилетантом в литературе. Для вас это «ерунда», как вы сами сказали. Цветы и собаки для вас, получается, дороже. Вот и с друзьями вы встречаетесь, в основном, чтобы поболтать и посмеяться. А встречи на сайтах для вас – это тусовка. Таким образом, вы сами показали, что литература для вас – занятие несерьёзное, тусовочное, как и у всех, похоже, сетевиков. Вы дилетант. У человека с серьёзным отношением к литературе другой путь – традиционный. Никто не воспримет всерьёз ваши многочисленные «публикации» в Интернете. Да и само понятие «автор-сетевик», как вы себя называете, ничего не значит. С тем же успехом автором-сетевиком может назвать себя любая школьница, разместившая свои стихотворные опыты в сети.

«Бумажная» публикация – это совсем другое. Одна публикация, скажем, в республиканской газете перевесит все ваши наработанные в сети рейтинги и комментарии. «Врождённая грамотность» - это тоже несерьёзно. Ни один учитель русского языка не знает предмет лучше профессионального корректора. Он есть в вашем городе – работает в газете «Колымская правда», но туда вы даже не считаете нужным обращаться. Я же работаю только с профессиональным корректором, а если есть возможность, то пропускаю рукопись через двух корректоров, чтобы ни одна запятая не «проскочила».

Таким образом, наверное, можно подвести итоги нашего с вами спора-диалога. Серьёзный путь в литературу может быть только «бумажным». Для вступления в Союз писателей России нужно иметь две изданные по всем правилам книги. Интернетовские заслуги в расчёт не принимаются. Ну, а если у вас отношение к литературе несерьёзное, если главное для вас – общение с интернет-друзьями, выход на широкую аудиторию интернет-читателей, их мнение и оценка – для вас идеальным вариантом является Интернет. Согласны со мной?

Екатерина:

Да, согласна, ибо для автора самое важное – читатель, а мой читатель живёт в Интернете.

Тусовочную сущность у Интернета не отнять, но дело-то ведь не в этом? Союз писателей России, вот где собачка-то зарыта! Мне он до звезды, ибо последний союз, где я состояла, это был союз пионерии в эпоху СССР. Я даже и не пытаюсь вступить в Русский литературный клуб, на чьих площадках я выступаю, будучи в Москве, а уж Союз писателей России? Зачем он мне? В виде утешительного приза? Иметь удостоверение с фотографией и печатью? Допустим, мне его дадут, и что? Я от этого не похудею и не поправлюсь. Вдохновение ко мне станет приходить по расписанию, а не в 2-5 ночи? Что даст моё членство в этом союзе мне и моим читателям? Да ничего эта корка мне не прибавит и не убавит, это просто фикция и не более того.

Что мы сейчас слышим о Союзе писателей? Что это такое - школа повышения мастерства, площадка по обмену опытом? Возможно. Но на поверхность чаще всплывают имущественные дрязги по поводу разделов некой общеписательской недвижимости, о которых я знать не хочу, и взаимные колкости членов различных "тусовок", выплёскиваемые на страницы мемуарной литературы. Тусовка есть и в Интернете и, если честно, более доброжелательная, потому что у пишущего интернет-сообщества нет ни общих материальных ценностей, ни очереди в издательства.

Вы, Сергей, говорите о традиции бумажной литературы, но один из её неоспоримых классиков, М.А.Булгаков, весьма нелицеприятно оценивал писательский союз, подтверждением чему служит роман "Мастер и Маргарита". Я с удовольствием приведу вам цитату из него:

«— Ваши удостоверения? — она с удивлением глядела на пенсне Коровьева, а также и на примус Бегемота, и на разорванный Бегемотов локоть.

— Приношу вам тысячу извинений, какие удостоверения? — спросил Коровьев, удивляясь.

— Вы — писатели? — в свою очередь, спросила гражданка.

— Безусловно, — с достоинством ответил Коровьев.

— Ваши удостоверения? — повторила гражданка.

— Прелесть моя… — начал нежно Коровьев.

— Я не прелесть, — перебила его гражданка.

— О, как это жалко, — разочарованно сказал Коровьев и продолжал:

— Ну, что ж, если вам не угодно быть прелестью, что было бы весьма приятно, можете не быть ею. Так вот, чтобы убедиться в том, что Достоевский — писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение? Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем. Да я полагаю, что у него и удостоверения-то никакого не было!»

Согласитесь, что настоящей литературе не нужно предъявлять удостоверения в том, что это - литература, и порой то, что таковое удостоверение имеет, литературой ни в коей мере не является.

Издание моих стихов в республиканской прессе не перевесит моих, уже именно моих читателей, которые пришли ко мне со всего мира и будут приходить и впредь. Рейтингоманией я не болею, так что это вы, Сергей, зря говорите, но вы пока еще не в теме и не знаете, что такое рейтинг на литсайте.

Мне кажется, что мой очень свободный путь в литературу на просторах Интернета гораздо более гармоничен, хотя и менее амбициозен, чем путь классического, бумажного писателя, к коим я себя не причисляю. Я именно автор-сетевик – никому и ничем не обязана, но и мне никто ничего не должен, меня читают просто потому, что моё творчество кому-то интересно, а не потому, что я трижды многочлен союзов и объединений.

Давайте подведём итоги. У нас с Екатериной два разных взгляда на сетевую литературу и две разных позиции. Я уважаю позицию Екатерины – это позиция сильного, уверенного в себе человека. При этом её путь в литературу – хорошая альтернатива традиционному тернистому бумажному пути. Ох, как непросто в наше время идти по нему!

Не так давно я познакомился с женщиной-инвалидом, которая пишет неплохие рассказы и сказки. Хоть она и не прикована к постели, ей неимоверных усилий, денег и нервов стоило издать три книги. Для человека с ограниченными возможностями подчас бывает невозможно идти в литературу традиционным путём. И вот когда Екатерина высказала свою позицию, я сразу подумал о моей новой знакомой. Свои произведения в сети она не выставляла (просто пока не знает, как это сделать), а ведь благодаря Интернету могла бы обрести свой круг друзей и общения - то, чего она на данный момент лишена! Мы с Екатериной ровесники, но я к Интернету обратился совсем недавно и, получается, отстал от жизни. А Екатерина Звягинцева идёт в ногу со временем. Что достойно уважения.

Сергей МОСКВИТИН.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
17.03.2011 12:28 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ