Какую минимальную температуру зафиксировали участники экспедиции в Якутии
Олег Скуфинский: Кардинальных перемен в работе Росреестра не будет
СМИ: премьер РФ назначил своим замом соседа по даче на Рублёвке
СМИ: первый заместитель генпрокурора подал в отставку
АЛРОСА в 2019 году увеличила добычу алмазов

На южном берегу Северного ледовитого океана, в устье Индигирки вот уже более 400 лет проживает маленькая группа русских людей, называющая себя русскоустьинцами. По семейным преданиям, передаваемым из уст в уста, от отца к сыну, от деда к внуку, пришли они сюда морским путём с европейского севера России, из поморских владений Великого Новгорода. Большинство историков склоняются, что не позднее 1570 года, во времена окончательного разгрома Иваном Грозным былой новгородской вольности.

Примечательно, что на всех старинных картах, когда ещё не было городов Калуга и Липецк, Русское Устье (Русское Жило) уже красовалось. Русскоустьинцы считаются одной из старопоселенческих групп русского народа на Северо-Востоке России. Здесь сохранилась почти в неприкосновенности старая русская разговорная речь 15-16 веков, северорусский фольклор и сложилась своеобразная смешанная культура.

Сами русскоустьинцы считают себя отдельной культурно-этнографической общностью в составе русского народа и входят в Ассоциацию малочисленных народностей севера. Удивительный вроде для России факт, когда русские относятся к малочисленным народностям, становится понятным, когда узнаёшь, что эти русские наполовину и более - обрусевшие юкагиры.

Раньше в Русском Устье и на соседних заимках проживало около 500 человек, занимались, в основном, охотой на песца и рыбной ловлей. Сейчас здесь постоянно проживает около 130 человек, остальные переселились - кто в Чокурдах, кто в Якутск. Причина отъезда – отсутствие работы, возможности дать детям образование, отсутствие перспектив в развитии села. По подсчётам общественной организации «Русскоустьинцы», всего насчитывается около одной тысячи человек, относящих себя к этой малой народности.

Я лечу на свою малую родину, где давно не был, в качестве общественного помощника народного депутата Андрея Кривошапкина, с заданием.

И вот я в самолете якутских авиалиний, и поначалу, я не сразу понял, что я в самолете: ощущение, что это был старенький львовский автобус ЛИАЗ, черт знает какой давности. Салон был настолько изношен, что торчали лохмотья обшивки, где-то кое-как куски были приклеены скотчем, сейчас это модно, хорошо, что рядом Китай.

И вот загорелось табло «Застегнуть ремни». Бедолага-самолет натужно затрясся. Казалось бы, герметичный салон заполнился едким дымом, началось волнение пассажиров - не горим ли, не успев взлететь? Из пилотской кабины выглянул командир и успокоил всех: взлетим - все проветрится.

И вот мы летим, через иллюминаторы светило солнышко, но вот беда - с одной стороны самолета не работало отопление. Стюардесса подала довольно приличный обед, а горячий чай прибавил надежды, что долетим. Когда пролетели почти два часа, в районе Депутатского, нам сообщили, что Чокурдах не принимает из-за плохой погоды. Самолет взял курс на Якутск, хотя совсем недалеко был поселок Батагай. Мысленно я представил цены на АЗС в Якутске и прикинул тоннаж выброшенного на ветер топлива и подумал: таков он, изуродованный рынок нового капитализма.

Сели благополучно в Якутске. На второй день с большими мытарствами мы все-таки, уже на другом самолёте, прилетели в Чокурдах. С высоты птичьего полета узнал мой родной заснеженный посёлок, где прошли школьные сороковые годы моего трудного детства. Детей тогда в интернаты привозили со всей тундры на учебу, нас по-отечески оберегало государство.

Пока пешком добирался до квартиры младшего брата, рассмотрел районный центр - он, как и раньше, в запустении - горы мусора, залитые фекальными нечистотами дворовые территории и дороги. Мне на секунду показалось, почудилось, что поселок закрывается, как и все промышленные поселки в 90-е годы в Якутии, я это видел сам, как такое происходит.

Цель моей командировки - не просто увидеть и услышать чаяния моих земляков, но и убедиться, что выполнено распоряжение президента республики за № 62-рп от 11.02.2009 г. о подготовке юбилейных торжеств села Русское Устье. Этому маленькому поселению на арктическом севере исполняется в 2013 году 375 лет (после повторного открытия устья Индигирки казаками в 1638 году).

Безусловно, что утвержденные планом мероприятия могут в процессе подготовки претерпеть какие-то изменения, но что удалось мне увидеть сделанного за два прошедших года? Увы, ничего, кроме начатых и брошенных работ на новом леднике для хранения рыбы. На объекте «Ледник объемом 1,5 тыс. кубических метров», общей стоимостью 11,6 миллиона рублей выбрано всего 300 кубометров грунта, а деньги уже израсходованы, работы свернуты, подрядчик исчез, а с ним и миллионы. Упущено благоприятное время для работы, теперь хранить рыбу негде, ведь старый ледник, на укрепление которого просили денег у власти 20 лет, рухнул на третий день после отъезда президента республики Штырова, а на нем строилась вся экономика арктического села, ведь люди здесь живут благодаря улову рыбы.

Планировался к установке в этом арктическом селе новый отопительный модуль, но министр ЖКХ господин А.Антоненко, как он пишет в письме на имя главы села, руководствуясь благими намерениями, средства на его приобретение попросту перенаправил на латание дыр ЖКХ в другие, более южные районы.

Имеется в Русском Устье электростанция, персонал которой имеет хорошую техническую подготовку. Но двойное аварийное прикрытие не мешало бы иметь, такова технология предотвращения аварийных ситуаций на социальных объектах, тем более в отдаленных арктических поселках. Случись что, даже Шойгу не поможет – пурги здесь порой дуют по две недели.

Стационарная котельная, всё технологическое оборудование давно устарели, с большим физическим износом, как и само здание советских времен. За 20 лет реформирования ЖКХ Якутии так и не утверждена даже методика безопасной технологической эксплуатации сырой нефти - нестабильного и взрывоопасного вида топлива. Плюс ко всему горелочные устройства старого образца по-прежнему противоречат ГОСТу и всем техническим нормам. Знаю, как бывший работник ЖКХ: без предварительной подготовки сырой нефти от горелочных устройств невозможно добиться желаемого эффекта.

Работоспособность и самосознание моих земляков действительно испытаны временем, их всегда выручала необходимая для выживания и пропитания рыбалка. Власть ввела новые законы рыболовства, сегодня рыбалку - основу жизни северян, перевели в сферу торгов, т.е. фактически своеобразную денежную игру-соревнование, через тендеры и лицензии. Такой подход попросту душит всех северян, не имеющих лишних денег и времени и умения этим заниматься.

Где здесь, в тундре, Интернет?! Не все спутники системы ГЛОНАС ещё летают, толком и связи-то нет! Не вовремя вернул лицензию - штраф, не тот размер сети - штраф, не там поставил сеть - штраф. Превысил квоту вылова - штраф. Однако властям наплевать, что рыбак на АЗС ездит в районный центр за 120 км на «Буране» зимой, либо летом на лодке, потому что в Русском Устье нет заправочной станции.

Живут мои земляки, не узнав за 400 лет, что такое теплый туалет и белый унитаз. Вся последняя радость - в дощатом ящике на сваях, в мороз, под музыку полярной пурги.

Для сообщения с районным центром осталась единственная машина «Нива» - вездеход на дутых шинах десятилетней давности. Нужно записываться в очередь за месяц, билет стоит 700 рублей до Чокурдаха. Малая авиация - самолет АН-2 и вертолет - давно исчезли из района, а раньше летали по два, а то и три рейса в день. Больного, даже роженицу, везут на «Буране», хорошо, если довезут. Мой тяжело больной попутчик (по дороге в Чокурдах) приехал в больницу, а утром его не стало.

Живут в Русском Устье более менее сносно те, кто работает на муниципальной службе или в ЖКХ, учителя, либо неработающие старики - на пенсию, они здесь «самые богатые». Выехать в Якутск на обследование или детям-студентам приехать на каникулы - собирают на билет всем селом. Билет на самолёт сюда из Якутска стоит почти как из Якутска до Москвы. Картошки килограмм - 160 рублей, сахара - 110 рублей, колбасы - 480 рублей, масла сливочного - 280 рублей, литр молока - 90 рублей, килограмм сыра - 500 рублей, катушка ниток - 80 рублей, литр бензина - 32–34 рубля. При этом пенсии по возрасту - 8-11 тысяч рублей, зарплата оператора котельной - 12–14 тысяч рублей.

Удивительный момент - почти у каждого моего земляка имеются акции "Саха Инвеста" на сумму от 100 тысяч рублей и больше, но, увы, за двадцать лет деятельности компании-обманки никто из северян не получил ни копейки.

Единственную муниципальную баню постройки советских времен глава Русского Устья попросту «повесил» на еле сводящую концы с концами рыболовецкую общину. Этих же времен в селе пекарня, технология которой давно устарела, а замена ее не предвидится. Нужно отдать должное руководству рыболовецкой общины, благодаря именно ее деятельности, в обмен на выловленную по квоте рыбу, община обеспечивает своих односельчан продуктами первой необходимости. Это фактически неравноценный натуральный обмен времён торговли с аборигенами, ведь за доставку рыбы самолётами рыбакам приходится платить из своего кармана.

Ни госторговли, ни кооперации на Севере не существует! При этом, как до Якутского рыбзавода, так и до потребителя, товар проходит многоступенчатые проверки «с потерями и откатами», администрация улуса от этого процесса самоустранилась, а о Госкомитете по торговле и материальным ресурсам здесь и не слышали.

В муниципальной собственности школа, клуб, детский сад и контора главы. На все это выделяются бюджетные средства, но везде холодно, в том числе и в отдельных домах, и не по вине котельной, а потому, что ремонт за 20 лет нового капитализма не проводился ни разу.

В 2009 году Великому Новгороду исполнилось 1150 лет. Делегацию русскоустьинцев и ансамбль руководство области пригласило на эти торжества, радость переполняла наши души, мы готовились к встрече. Великий Новгород уведомил, что он берет на себя все затраты на гостиницу, питание, экскурсии и встречи, кроме проезда в оба конца. Авиакомпания «Якутия» была готова предоставить 50-процентную скидку на билеты. Это был шанс установить деловые контакты, возможно, даже родственные отношения. Готовились рассказать, как наши предки, бежав от горя-злосчастья, оказались в арктической тундре Якутии, как адаптировались к жизни в Арктике с малыми народностями, а главное как сохранили древнюю культуру и язык своих предков, но, увы, у алмазной Якутии не нашлось миллиона рублей для участия в событии всероссийского масштаба.

Интересно, что устроено в Аллаиховском улусе так, что районная власть, т.е. глава, сидит сразу на двух стульях - исполнительной и законодательной власти. Такая власть сама себе назначает, сама себе даёт обязательства, сама перед собой отчитывается, но никогда не даёт себе отставку. Таково положение о муниципальных образованиях, хотя содержатся они на бюджетные средства - финансируются за счет налогов и платежей граждан.

Даже в Чокурдахе, районом центре, где я побывал, везде холодно, хотя котельные топятся и работают нормально. Даже в здании самой администрации в зале было холодно, как на улице, окна затянуты полиэтиленом, пришлось общаться не раздеваясь.

Выживают мои земляки, надеясь на чудо, но чуда не происходит, за исключением высоких цен на продукты первой необходимости и коммунальные платежи да изредка заезжих депутатов. Здесь уже побывали депутаты Федот Тумусов и Юлия Песковская, последняя по НВК транслировала пиар-ролик, а при встречах с населением обрывала и лишала слова за неправильно заданные вопросы. Федот Тумусов, тот хоть в Государственной Думе выступает за северян, за пенсии. А где и что делает депутат Арктики Сергей Ларионов, ничего в самой Арктике не слышно и не видно!

Если говорить в целом о районе, то из 27 тысяч оленей в 1990 году, в районе сегодня осталось в муниципальной собственности 1766 оленей - это данные местной газеты «Путь развития» (Сайдыы Суола). И такое в истории района случилось впервые, так говорят мои земляки.

В Чокурдахе, где проживает большинство нынешних русскоустьинцев, в средней школе имени нашего замечательного историка и краеведа Алексея Гавриловича Чикачёва отменили уроки национальной культуры русскоустьинцев, и это несмотря на обращения и просьбы родителей. РОНО и минобразования – в стороне, говорят, что это дело по новым законам отдано для решения директору школы.

Неоднократно обращалась к директору школы с просьбой восстановить преподавание заслуженная учительница Юлия Гавриловна Кузьмичева (кстати, младшая сестра Алексея Гавриловича), которая ранее вела эти уроки – в ответ пренебрежительное молчание. Так ли хорошо у нас с национальным вопросом, как об этом трубят власти, внимательно ли они к этому относятся, если в таком толерантном районе, где люди веками жили в мире и согласии, молчанием обходят просьбы людей?! Приходится Юлии Гавриловне действовать на общественных началах, в том числе через ансамбль русскоустьинцев, недавно подтвердивший звание народного. На выступление ансамбля руководители района любят приглашать гостей – вот, мол, как у нас хорошо поют, а не понимают, что дальше-то петь и плясать некому будет: смены не будет.

Историческая уникальность этой маленькой культурно-этнографической общности русских людей может быть в ближайшее время стерта с лица земли. Складывается впечатление, что осколок древней культуры на краю земли под названием Русское Устье и весь Аллаиховский район государством брошены на произвол судьбы, а все дела пущены на самотёк.

P.S. После командировки я узнал, что Сахаэнерго наметило строительство в селе Русское Устье ветровой электростанции, также там побывал зампред правительства Анатолий Скрыбыкин. Дай Бог, может сдвинется воз, который "и ныне там".

Иннокентий НОВГОРОДОВ,

заслуженный работник народного хозяйства Якутии.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
19.04.2011 14:33 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ