Нерюнгринцы выиграли грант РФФИ на изучение эвенкийских топонимов
Доставка ГСМ по автозимникам идёт по графику
Как сэкономить на проезде в автобусах Якутска
В популярных мясных консервах обнаружены посторонние ДНК
В Якутии у водителя изъяли потенциально опасную продукцию

Первый год нового тысячелетия – знаковый для ленчан. Это настолько серьёзная, важная, масштабная веха в жизни нашего города, что мы, наверное, так и будем делить историю Ленска, да и свои жизни, отныне на периоды «до наводнения» и «после наводнения». Год при этом не уточняется, поскольку «всеЛенский потоп» 2001-го затмил собой все предыдущие наводнения в Ленске.

Мало кто верил в то, что наводнение 1998 года может повториться. 14 мая, когда ледоход на Лене набрал скорость, ленчане успокоились: пронесло. Кое-кто даже на радостях тут же, на берегу, отметил это событие. А потом река начала штурм города. Льды надвигались. Уровень воды поднимался. Ледяная масса заползла в огородики домов в Мухтуе, легко подминая под себя хрупкие ограждения, утюжа всё, что попадалось на пути. В центре льды взгромоздились до уровня чугунных решёток.

Тревога всё больше охватывала ленчан. И, тем не менее, никто, наверное, не предполагал, что река способна превысить уровень 1998 года. Прошлое наводнение расценивалось как пик, максимум того, на что способна наша строптивая Лена. А вода, между тем, подобралась к перекрёстку Каландаришвили – Ленина и, подтопив магазин «Весна», резво начала перебрасывать свой мутный ледяной поток через улицу Ленина. Горожане, пострадавшие от наводнения 1998 года, кинулись поднимать свои вещи. Те, кого прошлая беда не коснулась – счастливые обладатели вторых, третьих и так далее этажей сохраняли спокойствие.

Вода 1998 года привела в негодность моё прежнее жилище, пришлось залазить в долги и покупать квартиру в «незатопляемой» зоне на втором этаже. Относительно своей семьи я был абсолютно спокоен, но поспешил помочь родителям, проживающим по злосчастной улице Строительной. Ведь в прошлый раз их квартиру подтопило. Два часа упорной работы в подполье при свечке (свет к тому времени уже отключили) – и вся картошка была затарена в мешки, мешки подняты на площадку второго этажа. Вещи в квартире родители подняли на высоту стульев и стола.

За это время вода уже успела взять в ледяной плен здание администрации «Ленанефтегаза», полностью затопить многострадальный переулок Мухтуйский. Строительные организации лихорадочно отсыпали дамбу, пытаясь сдержать прибывающую воду. И всё же река нашла лазейку, прорвавшись к Строительной. Перебираться к дамбе мне пришлось уже на лодке.

Первая «волна» превысила уровень 1998 года почти на 70 сантиметров. Льды основательно покорёжили домики Набережной, начала улицы Горького. Вода похозяйничала в низменностях, обступила и нашу «непотопляемую» двухэтажку в начале улицы Фурманова. И всё же первый натиск стихии оказался ненамного страшнее прошлого наводнения, которое застало нас врасплох.

Вторую атаку на город коварная река повела ночью, быстро захватив прежние позиции. Слухи, что вторая «волна» будет выше, не на шутку встревожили ленчан. Засуетились владельцы автомобилей и скота, перегоняя своё имущество на сухие пятачки. Вода с жуткой скоростью заполнила низменные места. Улицы уходили под воду. На наших глазах в ледяной воде, оступившись, искупался мужчина; голоногая женщина покинула полузатопленный первый этаж дома по улице Чапаева.

«По улице свинью водили» - такую картинку увидели мы днём 17 мая там же, на Чапаева, затопленной по перекрёсток с улицей Советской. Хозяин водил на поводке дородную супоросную свинью, а та, как важная матрона, не спеша, прогуливалась по проезжей части и обочинам. Позднее мы заметили эту свинью уже на Боровой: бедняжка, устав от впечатлений, крепко спала на куче корья и опилок. Хозяйка заботливо укрыла её ватным одеялом.

Эвакопункт – школу №1 – подтопило быстро: в течение двух часов вода поднялась на четыре метра. Сухим по-прежнему оставался перекрёсток Чапаева – Каландарашвили. Плотно, машина к машине, корова к корове был заставлен сухой пятачок напротив редакции – небольшое возвышение с несколькими десятками сосен, любимое место игр ребятни.

В самом здании РИО «Ленский вестник» - в тесноте, да не в обиде - на втором этаже пришлось разместить женщин с детьми и стариков. Их эвакуация в более безопасные места – на Шаман и в аэропорт велась вначале с перекрёстка Фурманова – Каландарашвили, потом вертолёт садился на площадку торгового павильона напротив редакции. Зависая над крышей РИО, вертолёт сбрасывал хлеб, воду, тушёнку.

Уровень второй «волны» достиг 18 метров 68 сантиметров. Вода медленно пошла на спад со скоростью примерно два сантиметра в час. Третья «волна» началась незаметно: вода перестала убывать и пошла в рост.

Оказавшись отрезанными водой от остального мира и от сухого пятачка, мы могли наблюдать с крыши, что творится вокруг. Туда-сюда сновали вертолёты, эвакуируя скопившихся людей. Винтокрылая машина садилась на подтопленную площадку до последнего. А вода всё прибывала…

Такого уровня воды не ожидал никто. К такому наводнению мы не были готовы. Стоны тонущих госхозных коров надолго останутся в памяти мухтуйцев. Льдины «хрупали» один за другим дома на Набережной, река тащила их за собой. Пятнадцать беспомощных домиков, плывущих по Лене, насчитала моя сестра с моторной лодки, ставшая свидетельницей этой трагедии. Её квартиру на втором этаже дома 43 «А» по улице Заозёрной затопило под потолок. Двухэтажки на этой улице «плавали»: их стаскивало с фундаментов. Окончательно уплыть домам помешала «привязка» - система отопления.

Верхние этажи домов в городе стали малыми эвакопунктами в эти тревожные дни. Девять человек, не считая собаки и кошки с котятами, проживало в нашей квартире: первый этаж затопило по форточку. Как вскипятить чай и приготовить еду в таких условиях, если нет под рукой ни паяльной лампы, ни газовой плитки? Выручил захламлённый чердак. Здесь нашёлся лист железа, кирпичи. Металлическая решётка из холодильника – и импровизированный камелёк готов. Огонь развели прямо на чердаке, под смотровым лазом, в который уносило дым. Чердак оказался богатым и на сухое топливо: доски, старые оконные рамы.

Новости узнавали по радиоприёмнику. О том, что безрезультатно бомбят затор, о том, что вода всё прибывает. Днём 18 мая уровень достиг 20 метров. Когда же начнётся спад? Просвистели над городом бомбардировщики. На вас вся надежда!..

Когда вода пошла на снижение, радости было много. Первый шок мы пережили. После стольких часов водяного плена хотелось поскорее выбежать наружу, узнать, как там город? Многие улочки и кварталы в низменных местах были еще под водой, когда горожане с мрачными, подавленными, потемневшими от копоти костров лицами, разинув рты, охая и ахая, ходили по разгромленному Ленску и не узнавали его.

Страшная картина предстала взору ленчан: река сковырнула, стащила с места, опрокинула, смяла, разодрала на части тысячи домов, бань, сараев, теплиц; загромоздила постройками улицы Ленина, Чапаева, Заозёрную; сорвала с переулка Мухтуйский больше десятка домов и «прописала» их аж по Пеледуйской трассе! Устроила кладбище домов на перекрёстке улиц Ленина – Каландарашвили, сюда же, словно девятым валом, перенесла измочаленный «Девятый» магазин; опустошила значительный участок Набережной от церкви до Мухтуйки. Горе тяжким грузом навалилось на плечи людей. Это был второй шок.

Я смотрел на жуткий пустырь, а в сознании билась одна мысль: «А домов-то нет!»

- А домов-то нет! – пробормотал рядом мужчина, словно бы прочитав мои мысли.

С двумя «уцелевшими» домами у недостроенного храма река сыграла злую шутку, втиснув в них сквозь проломленные стены, обращённые к реке, чудовищную начинку: глыбы льда, многометровую металлическую ёмкость и изуродованный, смятый льдом «уазик». Разбросала по городу трупы убиенных ею коров, собак и кошек; туши льдин, брёвна, чурки, пиломатериалы, хлам, мусор, снесённые крыши домов, сараев, киосков, остановок…

А что она сделала с нашей «питерской» частью Набережной! От профилактория до администрации «Алмаздортранса» фонари полегли все как один, словно стебли цветков. Чугунные решётки выдавило, изломало на куски, бетонное основание – в крошево. Дальше, к Мухтуе, чугунное литьё, в основном, уцелело, но отдельные фонарики погнуло и покорёжило. Деревья – многометровые разлапистые красавицы ели и берёзки пригнуло к земле, выкорчевало льдами. Огромная трещина расколола пополам автобусную остановку и надпись на ней: «Мой город – моя любовь». Река словно бы решила поиздеваться над людьми, поиграть на наших нервах. Что ж, своей цели она достигла: раздражение и злоба надолго поселились в сердцах ленчан.

Подобного наводнения за минувшее столетие мы не переживали: в 1966 году вода в Лене перевалила отметку в 16 метров, в 1998-м переползла за 17. 2001-й преподнёс рекордное повышение воды сразу на три метра: 20 метров 12 сантиметров!

Третий шок ленчане испытали, когда увидели, что сотворила река с их жилищами. Даже во внешне целых, лишь слегка сдвинутых с места домиках все было вверх ногами, рухнули внутренние перегородки и потолки, рассыпались печи... Ох, и долго же пришлось нам зализывать нанесённые стихией раны!

Сердце сжималось при взгляде на людей, лишившихся крова и обитающих кто где: на чердаках свёрнутых наводнением домов, в палатках, в автомобилях. А сколько дурной работы преподнесла нам река! Мыть, сушить, стирать, приводить в порядок, ремонтировать, восстанавливать… Во второй раз пострадали мои родители. Их двухэтажку по адресу Строительная, 24 топило до половины окон второго этажа, а они живут на первом. Разбухла и полопалась от воды мебель, погибло собрание книг, вспучились полы, ледяной сыростью несло от грязных стен и потолков… Тысячи людей схватились за головы, когда увидели последствия постигшего их бедствия. Такой шок пережить было труднее, чем само затопление.

Повторное наводнение отбило у многих ленчан браться за строительство индивидуального жилья. А сколько горожан возжаждали поскорее покинуть «проклятый Богом Ленск»! Пережитый стресс сказался даже на собаках, которые вдруг стали беспричинно набрасываться на людей. Двуногие же, в свою очередь, ожесточились на всех и вся, добавляя к своим вздохам, слезам и причитаниям ругательства и проклятия…

Решение восстанавливать город, визит в Ленск Путина, Николаева и Штырова взбодрили убитых горем ленчан, вселили в них надежду на будущее. Ленск начал возрождаться, а мы – наконец-то приходить в себя...

"Не было бы счастья, да несчастье помогло", - не уставали повторять ленчане известную поговорку с тех пор, как за восстановление порушенного стихией города взялась вся Россия. Пристальное внимание к трагедии Ленска началось, конечно же, с того момента, как многострадальный город посетил глава России. Путин, перекроив свой рабочий график, впервые в качестве президента на несколько часов посетил Якутию, чтобы на месте разобраться в ситуации и принять необходимые меры. Президент Якутии Михаил Николаев больше не мог игнорировать Ленск и прилетел в город за сутки до того, чтобы встретиться с главой государства. Не было бы исторического "первого пришествия" Владимира Путина на Ленскую землю - не было бы и возрожденного, обновленного Ленска.

Ленск достаточно сильно пострадал от реки в 1998 году, но, к сожалению, на первую трагедию и Россия, и Якутия прореагировали вяло. Проблемы, порожденные той бедой, Ленск так и не сумел разрешить в полном объеме, десятки пострадавших ленчан продолжали ютиться в детских садах, общежитиях и гостиницах, не имея собственной крыши над головой. Под воду ушел весь частный сектор, а это более чем четыре пятых всего города. Плавали даже деревянные двухэтажки.

В пик наводнения каменные здания забавно уменьшились в росте на этаж-полтора, линии электропередач провисли до самой воды, так что плывущим в лодках приходилось то и дело нагибаться. Глыбины льдин нагло хозяйничали в городе, тыкаясь грязными рылами в окна построек. Сухих, незатопленных мест во всем городе, за исключением крохотных пятачков, не было. Кошмарные дни 15,16,17 и 18 мая теперь уже никогда не сотрутся из нашей памяти.

Относительно количества жертв слухи по городу ходили разные. Говорили, что упавшая где-то по Заозёрной или по Рабочей двухэтажка утопила разом 11 человек. Были свидетели и реальных смертей. На глазах у врачей умер от переохлаждения мужчина, с трудом доплывший до крыльца райбольницы. День спустя главврач ЦРБ сообщила о первых пяти трупах, поступивших в морг. Позднее число жертв уточнили: во время наводнения погибло девять человек: шестеро утонули, двое скоропостижно скончались, один повесился. И двое пропали без вести.

Жертв от наводнения в Ленске было, конечно же, намного больше, чем говорят сухие официальные данные, ибо во многих смертях (если не напрямую, то косвенно) можно винить наводнение. "Четвертая волна" смертей начала уносить жизни ленчан постфактум, на многих сказался пережитый стресс.

От водной стихии пострадал не только райцентр. Досталось Нюе, Наторе, Турукте, Батамаю. В Мурье уцелевшие строения можно пересчитать по пальцам, пять домов река унесла с собой, а остальные стащила с Набережной до соседней улицы, разметала по бревнышку, измочалила, растерзала. "Казалось, еще немного, и нас снесет льдинами," - признавались напуганные сельчане. Поселок Салдыкель разбушевавшаяся стихия стерла с лица земли, оставив на его месте ледяные глыбы.

Свыше пяти тысяч поврежденных домов, искалеченные коммуникационные связи, теплоцентрали, смятые речные суда, вышедшие из строя предприятия - ущерб от наводнения потянул на миллиарды рублей.

На московских журналистов из газеты "Труд" пострадавший Ленск произвел сильнейшее впечатление. "Как после бомбежки в Чечне, - признались они, - только там люди спасаются в подвалах, а у вас – на чердаках."

Работавшие в Ленске бригады психологов пришли к выводу, что "у ленчан наблюдаются потеря интереса к жизни, физическое и эмоциональное истощение. Многие женщины не могут найти в себе силы, чтобы принять ситуацию как есть: мало сказать, что они пассивны, у большинства - симптомы глубокой депрессии. Матери и жены плачут, страдают бессонницей, а отцы и мужья пьют."

Причин небывалой трагедии в Ленске, скорее всего, было несколько.

С 1994 года не велись дноуглубительные работы на Лене. Почему власти не отстаивали финансирование этих работ? Паводковая комиссия и бойцы МЧС проморгали затор в районе Коньков. По словам жителей Хамры, причиной подтопления села стала ледовая пробка близ деревни Коньки. Вода поднялась до невиданного уровня - такого старожилы не припоминают. О том, что Ярославский и Хамру топит, в Ленске не знали: не было ни связи, ни вертолетного облета. Река сама справилась с затором, прорвав его накопившейся толщей воды. Это произошло 18 мая, именно эта "третья волна" затопила Ленск по самый "чердак". На первом заседании штаба 19 мая об этом не знали. Утверждение, что "Шойгу проспал Ленск", ходило в народе не случайно.

Есть и причины помельче: суровая зима, толстенный лед на реке, обильные осадки в Иркутской области, отсутствие защитной дамбы в Ленске и т. д.

Курс на восстановление порушенного города был принят сразу же после трагедии, как река отступила, на заседании штаба паводковой комиссии 19 мая, когда ленчане еще не надеялись на помощь России, рассчитывая лишь на поддержку республики да собственные силы вкупе с могучими алмазниками. 19 мая в Ленске была создана исполнительная дирекция по восстановительным работам и ряд служб (распределение техники, обеспечение продовольствием, откачка воды, оказание помощи селам и т. д.).

Сделать предстояло очень многое: дать в дома свет, обеспечить город хлебом, предоставить пострадавшим временное жилье... Курс на возрождение и перерождение Ленска был принят сразу же после визита президента России. Просветление на лицах ленчан читалось повсюду, огоньки радости вспыхивали у всех, кто узнавал самую главную новость: никто не собирается закрывать город, Ленск был, есть и будет!

Основных концепций по перерождению Ленска было две. Глава района высказывался за перенос порушенной части города в более возвышенную над уровнем реки местность, вплоть до Северной Нюи, что в 25 километрах от города, строить быстровозводимое, временное жилье для оставшихся без крыши над головой.

Глава компании "АЛРОСА" Вячеслав Штыров считал иначе: город не переносить, строить каменные многоэтажки с нежилыми первыми этажами на месте разрушенных домов.

Первое предложение многим казалось абсурдным, но и во втором были свои недостатки: капитальным строительством в столь короткие сроки тысячи квартир не осилить. Компромиссно было принято окончательное решение: российским и республиканским строителям основное возведение жилья вести на возвышенных окраинах города, алмазникам наряду с капитальным строительством в центре сооружать быстровоз-водимые (но не временные!) жилища. В Ленске было организовано пять основных строительных площадок, заключены контракты с поставщиками домов о строительстве "под ключ".

В Ленский речной порт хлынули грузы из разных уголков России - от Новосибирска и Тюмени до Ярославской и Ивановской областей. Предстояло построить 327 разноквартирных - быстровозводимых, деревянных, каркасного и панельного типа - домов, обеспечить новыми квартирами 3200 семей, лишившихся крова. Восстановить и отремонтировать 4644 квартиры. Для руководства восстановительными работами в Ленске была создана, по словам Сергея Шойгу, "система кризисного управления", основные усилия были направлены на строительство и восстановление жилья, объектов ЖКХ и социальной сферы. Более шести тысяч строителей и свыше 300 единиц техники было задействовано в Ленском районе. Параллельно с этим велась программа выделения жилищных сертификатов и выплата денежных компенсаций.

16 мая «Ленский вестник» выпустил очередной номер газеты – ещё «допотопный». Река уже держала ленчан в напряжении, часть города была подтоплена. Ну, а когда река окончательно взяла горожан в плен, Ленск погрузился во мрак. Типографию слегка подтопило, рулоны газетной бумаги были спасены благодаря усилиям мужчин «ЛВ», которые закатили их на возвышение. Электричества не было во всём городе, лишь в здании администрации работала ДЭС. Было решено перевезти туда из редакции ризограф и выпускать газету пока на этом множительном аппарате.

Первый «послепотопный» выпуск «Ленского вестника» после вынужденного простоя вышел 1 июня. Он проинформировал ленчан о приезде Президента России В.В.Путина 24 мая, сообщил о размерах и масштабах трагедии, о решении алмазников и администрации района восстанавливать город и о многом другом.

В последующие дни вышло ещё три двухполосных выпуска «ЛВ» - 5,7 и 11 июня. Наконец, почти через месяц обесточенное здание районной газеты, превратившееся в дни трагедии в своеобразный эвакопункт, ожило – в него вернулась электроэнергия. Снова заработал наш «Доминант» - печатный станок. Субботний выпуск газеты за 16 июня вышел уже обычным, четырёхполосным.

Освободившийся от работы ризограф было решено использовать для специальных выпусков «ЛВ-курьер» на период восстановления Ленска. Эти ежедневные выпуски распространялись среди горожан бесплатно. Над ними работали журналисты «ЛВ» и те наши коллеги, которые были командированы в Ленск для освещения главной в республике темы – восстановления города.

Первый выпуск «ЛВ-курьера» вышел 15 июля 2001 года. Вначале он выходил как орган Ленского штаба по ликвидации последствий весеннего паводка и организации восстановительных работ (первые 12 выпусков), затем – как орган пресс-службы чрезвычайной комиссии Правительства РС(Я) и РИО «ЛВ» (выпуски стали называться «Мой город. ЛВ-курьер»). В начале июля эту пресс-службу возглавил журналист из Якутска Гарун Аристакесян. В общей сложности за восстановительный период параллельно с выпуском газеты было выпущено 64 ежедневных выпуска «ЛВ-курьера».

Жарким было то лето. И в прямом, и в переносном смысле. Хотелось ничего не пропустить, всё осветить. Творческий коллектив «ЛВ» работал в полную силу: редактор-директор Людмила Ощепова, заместитель Екатерина Чупрова и два журналиста – Оксана Судос да автор этих строк. В августе вернулся из отпуска и присоединился к нам Владислав Волков. Подбрасывал строки и снимки бывший коллега, на тот период пресс-секретарь «Алмаздортранса» Валерий Соколов. Проявила активность общественный корреспондент «ЛВ», давний друг газеты Татьяна Пермякова.

Разумеется, использовали мы в «районке» и материалы наших коллег из республиканских изданий, поскольку работали вместе с ними на ежедневные выпуски пресс-службы. Они делились информацией с нами, мы – с ними.

Я тогда снимал на плёночный фотоаппарат, в первые дни трагедии «расстрелял» все запасы плёнки и обратился за помощью к Валерию Соколову, но выяснилось, что он вообще не успел запастись плёнкой, и в наводнение по этой причине не фотографировал. Магазины, торговавшие фотоплёнкой, все без исключения были затоплены. Но оказалось, что импортная фотоплёнка от воды не пострадала, спасли герметичные пластмассовые футляры. На радостях я закупил эту «подмочку» с раскисшей бумажной упаковкой и ринулся фотографировать последствия трагедии. Снимки эти потом публиковались в республиканских изданиях, вошли в альбомы и книги.

Суматошный, авральный, взбудораженный небывалым строительным напрягом город напоминал разворошенный муравейник. Туда-сюда по улочкам города сновали груженные грунтом и стройматериалами грузовики; экскаваторы и грейдеры вгрызались в останки жилищ и груды завалов; непрерывно, круглосуточно в городе стучали топоры и молотки, кланялись подъемные краны, бодро звучали команды...

Первые недели после трагедии город охватила глобальная просушка, и Ленск напоминал огромный цыганский табор с его палатками и развевающимся на ветру бельем. Костры пришлось жечь долго, особенно жителям окраин, каждый раз, как возникала необходимость вскипятить чай или приготовить пищу: регенерация линий электропередач шла медленно.

Многих владельцев частного жилья мучила неопределенность: восстанавливать или не восстанавливать порушенные дома? Первоначальная директива власть имущих запрещала всякие восстановительно-строительные работы на местности с уровнем ниже 17 метров.

Лишь во второй половине июня власти дали окончательную установку: "Восстанавливайся, кто может!" Путаница в строительной программе произошла из-за того, что федеральное правительство отстранило Госстрой от обязанностей подрядчика, передав функции заказчика и подрядчика самой республике.

Обещая вначале людям новое жилье и запрещая восстанавливаться на месте затопления, власти - и члены правительственной комиссии, и работники администрации, и местные депутаты - вдруг обратились к населению с прямо противоположным воззванием: всем пострадавшим принять максимальное участие в ремонте своих домов! С предоставлением стройматериалов и оплатой всех работ.

Тогда же в Ленске был принят ряд чрезвычайных мер - о запрете на ввоз алкогольной продукции, об ограничении ее продажи, об увеличении рабочего дня. Пострадавших эти меры и переориентация обозлили до предела. Как восстанавливать дом, если хозяин вынужден работать шесть дней в сутки по 10 часов, тем более, что месяц потерян безвозвратно? Но целенаправленная политика не прекращалась, депутаты и члены правительства пошли для разъяснения в народ.

И город охватила строительная лихорадка.

21 июня председатель правительства РФ Михаил Касьянов назначил министра по ЧС Сергея Шойгу руководителем правительственной комиссии по ликвидации последствий наводнения в Якутии, вместо не справившегося с работой председателя Госстроя РФ Анвара Шамузафарова.

Жесткие методы командования генерал-полковника воодушевили ленчан: этот наведет порядок! Главный спасатель страны, взяв командование в свои руки, определил сразу: каждая семья должна знать, где она будет жить, кто строит дом и когда он будет готов к заселению.

В ответ на это на плечи министра как из рога изобилия посыпались на штабах и заседаниях проблемы, мелкие и покрупнее: крайне медленно работают проектные организации; в городе практически не начата уборка мусора; строители не знают, в каком карьере брать грунт для отсыпки площадок; приехавшим рабочим негде жить; не хватает техники и рабочих рук там, где, казалось бы, "все схвачено"; такой-то ценный груз застрял в порту, такой-то - украли...

Но Шойгу не сдавался (ни шойгу назад!), стучал кулаком по столу и без устали подгонял медлительных чиновников, которые недоглядели и прозевали. Что и говорить, в суматохе и заполошенности тех дней огрехов было немало. И хищения стройматериалов, и незаконная выдача жилищных сертификатов, и бесконечные путаницы с распределением жилья, гуманитарной помощи, и повальное пьянство, несмотря на "сухой закон" - извечное стремление уставшего россиянина расслабиться и "выпустить пар" именно таким способом. Коммерсанты взвинтили цены на продукты питания и вовсю торговали "подмочкой", "Пищепром" пёк хлеб из побывавшей в воде муки, на восстановительных работах халтурили шабашники всех мастей...

"Бардак, - так нелестно охарактеризовал заместитель председателя Госстроя России Валерий Рощупкин ход восстановительных работ в Ленске, - местные организации, взятые через местную дирекцию, показывают чудеса бесхозяйственности и безответственности. Жилой фонд у вас очень плохой. 30 лет никаких ремонтов, безобразная эксплуатация, полностью угробленные фундаменты из-за утеплителя, шлака, из-за самовольных выгребов, канализации. Все сделано неправильно, поэтому выведена из строя нижняя часть домов. В ваших бедах виноват не паводок, а система эксплуатации. Вернее, ее отсутствие..."

Наводнение и последовавшие вслед за ним авральные работы вскрыли многие гнойники городской жилищно-коммунальной системы. Обитатели многострадальных домов наконец-то дождались капитального ремонта и даже сноса прогнивших вконец строений. Не было бы счастья...

Вот уж поистине, Ленску нужно было пережить два наводнения, понести миллиардные убытки, человеческие жертвы, чтобы расшевелить и сдвинуть с мертвой точки прогнившее насквозь жилищно-коммунальное хозяйство и застопорившееся капитальное строительство. Город наконец-то обратил на себя внимание начальников и чиновников всех рангов.

В городе не было настоящего хозяина - Сергей Шойгу убедительно продемонстрировал, как нужно руководить. Город приобрел почти 500 тысяч квадратов жилья - столько, сколько вводит за год миллионный мегаполис. Засияли после капитального ремонта школы, 14 объектов здравоохранения, заработали трансформаторные подстанции, новые котлы в котельных, десятки километров коммуникаций. Город, обреченный на жалкое существование, обрел второе дыхание, вторую жизнь. Ленск получил новую энергетику, коммунальную сеть, жилой и социальный фонды. Ленск похорошел, преобразился, окреп. И даже прославился благодаря беде.

В Ленске удалось достигнуть небывалого подъёма строительных работ, за 100 дней построить столько, сколько, по самым жестким нормам, положено возводить за 22 месяца. Как Ташкент в 1966-м и Спитак в 1988-м, город восстанавливала вся страна. Мы это почувствовали на себе, мы это видели своими глазами и слышали своими ушами! Словно бы солнечные шестидесятые с их страстной верой в дружбу народов, солидарность всех трудящихся и светлое будущее вернулись к нам. Ну разве можно забыть, к примеру, слова Дмитрия Окорокова, бригадира строителей из Мегино-Кангаласского улуса:

- Мы приехали к вам не ради денег, а чтобы людям помочь. Стихия - общая беда.

Подобные слова утешения и сочувствия ленчанам дарили белорусы, армяне, таджики, узбеки, жители разных уголков необъятной России. Беда словно бы встряхнула потаённые уголки души людей, высветила в них самое лучшее. Были, конечно, и такие, кто был не прочь погреть руки на людском горе, но все же хорошего в те экстремальные дни было больше. Оно-то и останется в памяти благодарных ленчан.

Нам очень, очень многое запомнилось: героическое спасение людей во время затопления города, нескончаемый поток гуманитарных грузов, теле¬радиомарафоны в нашу поддержку, молодежные акции, празднование Дня города и Дня строителей, отдых наших детишек в санаториях и профилакториях республики и России - чудо-каникулы для наших школьников, нескончаемый поток писем в редакцию "районки" от простых россиян с предложениями о помощи, благотворительные выступления артистов на нашей сцене, конкурсы профессионального мастерства, бескорыстная работа и помощь "Врачей без границ", энтузиазм молодежных стройотрядов и волонтерских бригад, ни с чем не сравнимая радость первых новоселий и визиты, визиты... С благоговением мы принимали у себя Петра Проскурина, Валерия Ганичева, Егора Исаева, Владимира Кострова, Людмилу Щипахину. И, конеч¬но же, Владимира Путина.

"Второго пришествия" Путина в Ленске ждали, как христиане ждут второго пришествия Христа. Город этим жил, трудился, совершал трудовые подвиги, отсчитывая 100-дневку. Ждал, как солдат-срочник ждет окончания службы. Скептиков было мало. Раз Путин пообещал, значит, приедет. Значит, нужно стараться, напрягаться, не подкачать. Многое делалось именно с оглядкой на его приезд, чтобы Путин увидел, чтобы Путину понравилось, чтобы Путин оценил и даже, может быть, наградил.

Трудно переоценить это президентское обещание приехать в город во второй раз, "всё увидеть своими глазами" в эпопее возрождения Ленска. Это обещание подстегивало нерадивых и медлительных чиновников, согревало добросовестных и упорных работяг, было обоснованием для жестких и неумолимых начальников.

И Путин оправдал все ожидания. 18 октября глава государства посетил отстроенное заново село Мурья, побывал в микрорайонах Алроса и Северный, осмотрел нашу чуть ли не главную теперь достопримечательность - новехонький храм, сработанный в традициях старорусского деревянного зодчества, и провел совещание в ставшей самой красивой в городе Мухтуйской школе.

- Почему вы приехали в Ленск лично? Не доверяете своим чиновникам? - на этот вопрос одного из журналистов во время краткой пресс-конференции в Мухтуйской школе глава правительства ответил так:

- Потому что я обещал это сделать - посмотреть на всё своими глазами. А кроме того, я хотел увидеть результат применения новейших строительных технологий в Ленске.

Второй визит в Ленск не был для Путина простой формальностью. Во время совещания, на котором были подведены итоги строительной и восстановительной эпопеи, глава России предельно внимательно слушал выступления и министра Шойгу, и президента Якутии Николаева, и главы района Самойлова. Он слушал - и эмоции читались на его лице, поскольку он, наверное, сопоставлял сказанное с увиденным. Многих ленчан поразила эта его внимательность и простота.

- Путин - простой, доступный в общении человек], - высказала свое мнение жительница микрорайона Северный Елена Мальцева, в квартиру к которой на чаёк запросто пожаловал сам президент России в компании с Михаилом Николаевым, Сергеем Шойгу и Валерием Рощупкиным.

"Второе пришествие" Путина стало как бы заключительным аккордом в небывалом по концентрации сил строительном напряге "великого аврала". Для окончательного осознания того, что сделала, что совершила страна за короткую 100-дневку. И что государство этой ударной стройкой многое показало и доказало, что Россия наконец-то начинает подниматься с колен.

"Очевидно, что работа выполнена в полном намеченном объеме, - заметил президент РФ на историческом для Ленска и, наверное, для всей России совещании в Мухтуйской школе, - результат достигнут. Хотелось бы, чтобы пример Ленска был положен в основу всей нашей практики работы. Однако и победные реляции по поводу того, что сделано в Ленске, абсолютно недопустимы: государство сделало то, что оно обязано было сделать для своих граждан."

После отъезда президента России наконец-то наступило время немного расслабиться после жаркой, изматывающей работы стодневного марафона. Смертельно устали все, кто принимал в нем участие.

Проблем после марафона осталось немало. Довести до ума обустройство новых микрорайонов, наладить с ними бесперебойное транспортное сообщение, залатать кадровые "дыры", образовавшиеся после отъезда тысяч специалистов: 634 семьи в Ленске получили жилищные сертификаты, 350 семей выехали по линии "АЛРОСА".

Ленск долго ещё продолжал начатые строительные работы. Алмазники, подарившие нам столько прекрасных зданий и сооружений, продолжали, денно и нощно, возведение каменных высотных домов в Ленске. В память о великой стройке Ленск будет гордиться новенькими микрорайонами, обновленными школами, двумя спортивными комплексами, чудесным храмом на берегу строптивой Лены и ослепительными рядами стройных фонарей.

О строительстве храма хотелось бы сказать особо. Бригада москвичей до наводнения успела уложить 36 венцов, подготовить тёс для кровли и все деревянные главы-маковки. Удивительно, что льды, сыгравшие злую шутку с соседними домами и «Девятым» магазином, не тронули ни сруб, ни приготовленные маковки. Выстоял в этом водовороте и жилой домик, где расположились православные строители. К приезду айхальцев работа по сооружению церкви была сделана наполовину.

Москвичи не передали дела плотникам из Айхальского ГОКа, а работали вместе с ними с 8 утра до 12 ночи день за днём без передыха. Айхальцы, таким образом, лишь помогли завершить начатое строительство и облагородили территорию вокруг храма. В оформлении храма наряду с айхальскими художниками приняли участие и ленские живописцы – Владимир Стадник, Геннадий Соцкий и Людмила Тартыева.

- Нам повезло внести и свою лепту в оформление храма, - вспоминал Владимир Ильич. – На наших глазах стены, деревянная коробка превращались в храм. Мы радовались все вместе, когда установили первый куполок, колокол… Вне проекта айхальские художники совершили невозможное – за полтора месяца прогнали полтора километра погонажной деревянной резьбы. Алексей Кушнеренко сработал царские врата – почти полностью ручная работа…

Что и говорить, вклад Айхальского ГОКа в строительство Ленского храма трудно переоценить. И всё же его директору Ю.А.Дойникову сделать это удалось. Попросив слово во время праздничной литургии, он заявил: «Я построил этот храм… Я дарю его ленчанам». Поразительно нескромная речь сия в стенах храма Божьего возмутила не только меня. И столь же нескромные бронзовые таблички, оставленные айхальцами… Ну да Бог с ним, с Дойниковым. Ради такой красоты, как сказал отец Сергий, пусть говорит, что хочет. А мы, ленчане, благодарны всем без исключения – строителям, спонсорам, помощникам и т.д. – за сотворённую красоту.

23 сентября состоялось торжественное освящение храма. В зале под главным куполом перед алтарём яблоку негде было упасть. Епископ Якутский и Ленский Герман вознёс молитву во славу нового православного храма Святителя Иннокентия «на многие лета», отдал должное огромным усилиям многочисленных строителей.

На освящении храма присутствовал и высказал слова признательности Президент РС(Я) М.Е.Николаев.

По итогам ремонтно-восстановительных работ в Ленске указом президента России от 15 октября командир вертолёта МИ-8 лётного отряда Мирнинского авиационного предприятия АК «АЛРОСА» Валерий Чередниченко был награждён орденом Мужества; главный инженер ГУ «ДЕЗ по РВР» города Ленска Христофор Мелетиди – орденом Дружбы; слесарь контрольно-измерительных приборов и аппаратуры МУП «ДЕЗ» города Ленска Елена Мельникова – орденом Дружбы; начальник Витимского РВП Владимир Блинов – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени; второй пилот вертолёта МИ-8 Андрей Ткаченко и бортовой механик вертолёта МИ-8 Александр Черненко – медалями «За спасение погибавших». Звание «Заслуженный работник транспорта РФ» получил капитан теплохода Пеледуйского ССРЗ Сергей Иванов; звание «Заслуженный строитель РФ» - производитель работ Ленского участка ООО Мирнинского управления ОАО «Востоксибэлектромонтаж» Василий Лигай.

Итак, в результате бурной ремонтно-восстановительной эпопеи Ленск приобрёл новые микрорайоны: Алроса, Северный, Мухтуйский, Чанчик, Мархинский, ЮКОС, Тамбовскую площадку из восьми домов, «энергетическую» площадку из 14 домов АК «Якутскэнерго», отдельные дома в самом городе и два спортивных комплекса. Всё это предстояло обжить, освоить и довести до ума.

Первое крупное мероприятие, которое «обновило» спорткомплекс «Карат» - открытый чемпионат Ленска по спортивным бальным танцам «Сияние-2001», в котором приняли участие танцоры из Мирного и Нюрбы. Мероприятие подобного масштаба проводилось в Ленске впервые. 80 пар (160 участников) – это для нас был новый уровень спортивных соревнований, почти республиканский. Впрочем, по Сеньке и шапка: спорткомплекс «Карат» считается одним из лучших в Якутии и даже на Дальнем Востоке спортивных залов.

До сих пор Ленск «украшают» так называемые завалы – порушенные во время наводнения и пришедшие в негодность дома. Какие-то из них водой снесло на новое место, какие-то свернуло с фундамента, а какие-то просто покалечило. Эти завалы, к сожалению, тоже отметили юбилей – 10-летие наводнения. А ведь уверял нас бывший глава района В.И.Самойлов, что с завалами мы покончим к 2003 году! Их ещё много в Ленске, завалов, особенно по окраинам и в частном секторе. За те, которые расположены на центральных улицах, только сейчас берётся городская власть.

Основательный порядок на улицах города не наводился, пожалуй, со времени последнего приезда в город президента В.В.Путина. Стихийные свалки, горы мусора, повсеместные ржавые контейнеры и помойки – до сих пор неприглядная визитная карточка города. И лишь сейчас, перед очередным визитом Путина в Ленск, начались определённые шевеления. Создана административная комиссия, которая начала штрафовать виноватых за бардак и мусор. Почему ничего подобного не делалось в течение прошедших десяти лет – вопрос к нашим властям.

Окраины города до сих пор топорщатся костями измочаленных домов. Их еще много. Сотни построек, десятки тысяч кубометров мусора. Хочется надеяться на то, что мы всё это когда-нибудь сумеем убрать, навести в городе окончательный порядок, чтобы разруха не напоминала больше нам о пережитой трагедии.

Сергей МОСКВИТИН.

На снимках: город топит большая вода; спасайся кто может!; после потопа – как после погрома; поникли стебли фонарей…; первый визит Путина в Ленск; глобальная просушка; ; новостройки Ленска: микрорайон Алроса; встреча Владимира Путина в спорткомплексе «Карат»; на крыльце спорткомплекса «Карат»; Владимир Путин с учителями Мухтуйской школы; завал близ дома №51б по улице Чапаева "отметил" нынче юбилей (это фото сделано 26 мая 2011 года).

Фото автора.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
27.05.2011 02:08 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ