В Якутии чествуют выдающегося сына республики
ДГК приостанавливает начисление пени для населения
Весна! В Якутии белый медвежонок вышел на свою первую прогулку
Энергетики продолжат плановые работы в Мегино-Кангаласском районе
В Челябинской области замминистра поймали на крупной взятке

ИА SakhaNews. Готовится к печати книга, посвященная 50-летнему юбилею Западных электрических сетей, одного из старейших сетевых филиалов ОАО АК «Якутскэнерго».

"Честно говоря, говорится в сообщении пресс-службы компании, перспектива карьерного роста для молодого, только что принятого в Западные электрические сети инженера местной службы релейной защиты и автоматики измерений Андрея Саначева, знавшего предприятие только по производственной практике, прорисовывалась слабо. Однако в итоге ЗЭС оказались для него настоящей кузницей, выковавшей сегодняшнего заместителя генерального директора ОАО АК «Якутскэнерго» по инновациям и развитию".

Внизу энергетической иерархии

Знакомство с Западными электрическими сетями, тогда одного из предприятий производственного объединения энергетики и электрификации «Якутскэнерго», состоялось в июле 1992 года, когда я выбирал место для прохождения производственной практики в своем родном городе Мирный. Остановился на электрических сетях, явился к главному инженеру Вячеславу Александровичу Буслову и после краткой беседы был направлен для прохождения практики на Мирнинскую государственную районную электрическую станцию электрослесарем второго разряда.

Принял меня старший мастер электроцеха Александр Степанович Попов, который представил немногочисленный на тот момент из-за отпусков коллектив. Тогда же мне довелось познакомиться с заслуженным ветераном энергосистемы Александром Савельевичем Горобчуком. И несколько недель того лета я был занят на текущих ремонтах оборудования ОРУ-110 кВ и ЗРУ-10 кВ.

Помню, поразила заблаговременность, предусмотрительность всех действий по производству ремонтов и технического обслуживания оборудования в энергетике. Кстати, те, первые, навыки рабочей деятельности, пусть и краткосрочной, на самом низу энергетической иерархии впоследствии пригодились мне, когда в отрасль я пришел всерьез и надолго.

На тот момент еще неизвестно было, где я продолжу свою трудовую деятельность. В марте 1994 года мы с женой прибыли в Мирный на краткий, как нам казалось, период, отмеряя пребывание на Севере двумя-тремя годами. А получилось, что на первое постоянное место работы я пришел все в те же ЗЭС, в местную службу релейной защиты автоматики и измерений (МС РЗАИ). При этом, безусловно, как и любому другому свежеиспеченному инженеру-электрику, была обещана перспектива роста.

Со структурой, в которую я попал, мне откровенно повезло. В 80-х – начале 90-х годов прошлого века в Западных сетях ввели целый ряд новых подстанций на предприятиях алмазодобычи, алмазопереработки, электроэнергия от Вилюйской ГЭС дотянулась до города Вилюйска (на тот момент там хозяйствовали Вилюйские электрические сети), были смонтированы и запущены в работу три резервных источника, рассчитанных на маловодный период работы энергорайона – Мирнинская ГРЭС мощностью 120 МВт, газотурбинная станция в Сосновке мощностью 48 МВт и две ГТУ в городе Ленске мощностью 24 МВт.

Коллектив службы подобрался сплоченный, можно сказать, боевой, прошедший хорошую школу по монтажу и обслуживанию оборудования РЗАИ на новых на тот момент подстанциях. Безусловно, хочется отметить ветеранов службы: Альберта Ивановича Заруева, Валентину Александровну Бажину, особо – Сергея Николаевича Бердникова, которые словом и делом помогали мне овладеть сложной профессией инженера релейной защиты.

Начальником службы на тот момент был Олег Юрьевич Усвят, кроме того, мы сразу сошлись с Анатолием Николаевичем Железняком, Александром Станиславовичем Ковалевым, Маргаритой Николаевной Агеевой и многочисленным персоналом смежных служб – испытателями, подстанционщиками-ремонтниками, ДЭМами, диспетчерами, водителями.

Следует подчеркнуть, что на момент моего прихода в службу ввод нового оборудования в энергосистеме был приостановлен – сказывался переход экономики от социализма СССР к капитализму России. Задел СССР практически весь закончился, а Россия свои новые энергетические стройки еще не начинала. Так что, можно сказать, несколько первых лет своей работы я посвятил техническому обслуживанию настроенных и налаженных на тот момент устройств РЗАИ на без малого 52 подстанциях ЗЭС высшего уровня напряжения 35 – 220 кВ. Первое, с чего я начал, это назубок выучил правила организации работы с персоналом, правила ТБ и правила техники эксплуатации. Вовремя и последовательно сдал все экзамены и уже через полгода получил допуск к самостоятельной работе.

Первый миллион

Это было время сложной экономической ситуации в России в целом, и в электроэнергетике в частности. 25 марта 1994 года – первый день моей работы – стал последним днем, когда на предприятии планово выдавали заработную плату. И вышло так, что свой «гонорар» за отработанное время я получил только в первой половине лета.

Профсоюзным движением Западных сетей тогда руководила Тамара Григорьевна Опрокиднева. Под ее руководством коллектив Западных сетей провел на рабочих местах суточную сидячую забастовку, и на следующий день утром все были вызваны в кассу получать увесистые брикеты денег. Это был мой первый заработанный миллион рублей.

До 1999 года мы, по сути, трудились на благо родной энергетики без «живых» денег, получая зарплату «наперекосяк» – продуктами питания, редкими авансами и ширпотребом. Задолженность по заработной плате достигала годовой и более, но работа шла, возможные отказы в работоспособности устройств РЗАИ в плановом и внеплановом порядке оперативно выявлялись, локализовались и устранялись.

Торжественное вручение валенок

В 1996 году, когда на руднике «Юбилейный» вводилась горно-обогатительная фабрика, Вячеслав Александрович Буслов отправил меня (с двумя годами стажа) в поселок Айхал с задачей обеспечить ввод, постановку под напряжение и под нагрузку подстанцию 110/6 кВ в части релейной защиты.

Интересный момент был с погодными условиями. Я приехал в конце июня из солнечного Мирного в Айхал в летней одежде, а на другой день выпал снег и ударили заморозки -5 градусов. Поэтому начальник Айхальского РЭСа Анатолий Васильевич Золотько торжественно, при свидетелях, вручил мне комплект дежурной зимней ватной спецодежды и валенок.

И вот я два с небольшим месяца работал на этой подстанции, практически дневал и ночевал там. На тот момент релейщиков в составе Айхальского РЭСа не было, поэтому пришлось взять их функции на себя и, как говорится, руками прощупать все оборудование подстанции, обеспечивая запуск и поэтапный ввод ее в эксплуатацию. Вернулся я из той командировки только в августе. Это был мой первый большой объект.

«Ближний» свет

В 90-е годы кроме этой подстанции нового практически не пускалось. Служба занималась усовершенствованием того, что уже имелось. В частности, на подстанции 220/110/6 кВ «Фабрика-3» вводили новую систему оперативного тока и другие «инновации» подобного рода. Разработали и защитили ряд рацпредложений. Немного позднее, уже после 2001 года, в ходе работы по НИОКРовским договорам я впервые заочно познакомился с Тамарой Васильевной Собачевской, курировавшей в «Якутскэнерго» НИОКРовскую деятельность.

В 90-е годы случалось много и хорошего, и плохого. Первое, конечно, преобладало. Я постоянно находился в командировках, особенно в летние месяцы, объехал и «потрогал руками» начинку всех без исключения силовых подстанций, начиная от измерительных трансформаторов тока и напряжения, устройств оперативного тока и до отключающих катушек на приводах масляных выключателей и отделителей. От подстанции 110 кВ «Аэропорт» на севере до подстанции 35 кВ «Витим» на юго-западе, все они были на той или иной стадии проверены мной с точки зрения настройки устройств релейной защиты и автоматики. В конце 90-х годов по стечению семейных обстоятельств ЗЭС покинул для переезда в Москву ее многолетний начальник Олег Юрьевич Усвят. И я занял его место.

Конечно, не обходилось и без проблем. Работа релейщика интересна тем, что устройства релейной защиты и автоматики находятся в постоянной готовности к автоматическому выявлению, локализации и ликвидации аварийного процесса. Если она отлажена, то любые аварийные процессы на подстанционном оборудовании, на линиях заканчиваются их автоматической ликвидацией с отключением оборудования. Но если релейщик недоработал, произошел отказ в срабатывании устройств РЗА, могут возникнуть тяжкие последствия, в том числе и с повреждением высоковольтного оборудования. Разумеется, ложные или излишние срабатывания тоже неприятны с точки зрения нарушения надежности функционирования энергосистемы. Однако стоит отметить, что подобные случаи были крайне редки.

В 90-е годы коллектив службы в связи с нелегкой кадровой ситуацией постоянно уменьшался, из 18 человек к которым я пришел в 94 году, к исходу 90-х остались 6-7, в их числе – Сергей Николаевич Бердников и Маргарита Николаевна Агеева. В 1996 году в службу пришел Сергей Николаевич Прокопенко, ныне – заместитель главного инженера «Якутскэнерго», а на тот момент – выпускник вуза. Как оказалось, судьба свела нас надолго.

В 2000-х годах обозначилась определенная стабилизация, стало постепенно вводиться новое оборудование: произошло расширение ОРУ-110 ПС «Заря», была запущена подстанция 110 кВ «Таас-Юрях», заменен головной автотрансформатор на ПС «ГПП-6», поставлена под напряжение и под нагрузку первая в Западных сетях подстанция 110 кВ «Ближняя» с новыми микропроцессорными устройствами защиты.

От осциллограммных «портянок» – к «Неве»

В 1996 году огромным стимулом к дальнейшему развитию послужили курсы в Санкт-Петербургском институте повышения квалификации по специальности «инженер РЗА». Релейную защиту преподавал нам Михаил Абрамович Шабад, корифей науки автоматического управления энергосистемами, по книжкам которого я учился. Он многое рассказал про цифровые релейные защиты, которые как раз начали применяться в энергосистемах России с конца 90-х годов. И для системообразующей подстанции 220 кВ «Районная» мы вместе с Евгением Гаврильевичем Готовцевым, заместителем начальника центральной службы РЗАИ, Виктором Васильевичем Янелем, представителем ОАО «Вилюйская ГЭС-3», а также с проектными организациями на совещании в Москве в начале 2000-х годов приняли ряд основополагающих решений по построению РЗА.

В 90-е годы нам также здорово помогала центральная служба, из Якутска приезжали специалисты-асы своего дела: помимо Евгения Гаврильевича Готовцева хочется отметить Николая Николаевича Великого, Виктора Ивановича Каплуна, Нину Тимофеевну Бахареву, которая тогда вела все электрические расчеты, Олега Сергеевича Селецкого, Валерия Августовича Москалева, Виктора Борисовича Сластина.

Одна из задач релейной защиты – определить место на линии, где произошло повреждение. На наших узловых подстанциях работали электронно-лучевые осциллографы Н-13. Сколько времени было проведено в темной комнате фотомастерской при проявлении, а потом развешивании на просушку «портянок» осциллограмм аварийных процессов! Помогали нам приборы ЛИФП, ФИП, но погрешность определения места повреждения все равно тогда была большая. На что были справедливые претензии электромонтеров-линейщиков, которые выезжали на линию и искали место с погрешностью в 20 – 40 километров, и, бывало, не один день уходил на локализацию места повреждения, на поиск дефектной опоры, особенно на протяженных линиях.

Но когда мы завязали большую работу с петербургскими учеными, на линиях Мирный – Ленск Л-101, Л-102 впервые в практике «Якутскэнерго» был внедрен программно-аппаратный комплекс по расчету места повреждения с использованием программного продукта, адаптированного к автоматическому анализу данных регистраторов аварийных событий «Нева». С тех пор комплекс внедряется и все более совершенствуется на других присоединениях энергосистемы. И точность определения места повреждения, конечно, сейчас не та, что была в 90-х.

Кубометр льда на крыше трансформатора

Запомнился 2001 год. Вскрытие льда на Лене вызвало многокилометровые заторы. Паводковые воды затопили территорию Ленского района, прилегающего к реке. Оперативным персоналом была отключена вначале одна, затем и другая линия 110 кВ, подающие электроэнергию в Ленский район, – вода подошла под самые провода. Были подтоплены десятки трансформаторных подстанций 6-10 кВ, подстанции 110 кВ «Мурья» и «Ярославская». На территории узловой подстанции 110 кВ «Ленск» вода поднялась более чем на полтора метра выше уровня грунта.

Руководством Западных сетей были скомплектованы аварийные бригады, оснащенные не только необходимым для восстановительных работ материалом, но и всем, что нужно для обеспечения жизнедеятельности: работать предстояло в местности, откуда только что ушла вода, где не функционирует ЖКХ. И как только вода отступила от энергетических объектов, мы приступили к восстановлению. Работы хватало на всех – монтеры-высоковольтники восстанавливали опоры электропередачи, стесанные ледоходом, ремонтники-подстанционщики производили ремонт выключателей и другого подстанционного оборудования. Бригада релейщиков, с которой я прибыл, производила восстановление панелей РЗА, кабельно-проводниковой продукции. Уже через неделю после ухода воды совместными усилиями мы подали напряжение на трансформатор собственных нужд подстанции «Ленск», на территории открытого распредустройства зажгли прожектора освещения. Что запомнилось из того периода? Пожалуй, обломок льда, размером, наверное, с кубометр, оставшийся после прохождения ледохода на крыше бака трансформатора 110 кВ между высоковольтных вводов на подстанции «Мурья».

Канадское ускорение

В 2003 году я был поставлен перед выбором: с одной стороны, получил направление в Академию народного хозяйства, а с другой – выиграл конкурс на обучение по так называемой Канадской программе. Вячеслав Александрович Буслов, в ту пору уже директор ЗЭС, долго уговаривал меня не участвовать в канадской программе, а пройти обучение в АНХ, но я все-таки выбрал Канаду, о чем впоследствии ничуть не пожалел.

Четыре месяца 16 человек, отобранных со всех филиалов компании, учились в Якутске премудростям экономики и управления на производстве. Что интересно, преподавание велось на английском языке. Именно тогда я познакомился и сошелся с Игорем Алексеевичем Бельковым, Николаем Валерьевичем Савостиковым, Иваном Егоровичем Захаровым, Владимиром Викторовичем Лялигиным, Петром Михайловичем Дьяконовым, Михаилом Владимировичем Варейкесом.

Отдельной эпопеей была учеба в самой Канаде. Под руководством Алексея Иннокентьевича Шеметова мы улетели туда на Рождество 2004 года, а в Россию вернулись 8 марта. После этого события закрутились с повышенной скоростью. Игорь Витальевич Забегин, который на тот момент всего два месяца был главным инженером ЗЭС, предложил мне должность начальника производственно-технического отдела – заместителя главного инженера. Полтора года я отдал этой работе. А с уходом Вячеслава Александровича Буслова стал сначала и.о., а потом главным инженером предприятия, проработав в ЗЭС до 2008 года.

Связанные одной сетью

По сей день поддерживаю дружеские, товарищеские связи с теми, с кем начинал работать на предприятии, за 14 лет ставшем для меня родным. Рабочие взаимоотношения налажены и с нынешним руководством ЗЭС. Отдельная огромная благодарность – Сергею Николаевичу Бердникову, старейшине службы релейной защиты, который передал мне секреты мастерства и с которым я объездил в командировках все подстанции.

МС РЗАИ обладала массой традиций. В 90-е годы, несмотря ни на что, два раза в год – на 8 марта и 7 ноября – мы ходили в ресторан. На все праздники организовывались замечательные чаепития. Проводили субботники, спартакиады, веселые старты. Неподалеку от Мирного есть поселок Майский и озеро Чуоналыр, куда мы периодически отправлялись на природу. Я искренне рад тому, что все эти традиции и сегодня поддерживаются в ЗЭС.

От всего сердца поздравляю весь коллектив Западных электрических сетей и ветеранов с наступающим золотым юбилеем! Счастья, благополучия и только безаварийной работы!

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
01.09.2011 16:18 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ