Назначен новый директор по развитию ограночного комплекса АЛРОСА
Для кого коронавирус представляет наибольшую опасность
В больницах Якутии нет недостатка в медицинских масках
В правительстве призвали продлить нерабочую неделю в России
Будет ли в Якутии открыт сезон весенней охоты?

Сквернословие (речь, наполненная неприличными словами, непристойными выражениями, бранью) стало одним из острейших социальных проблем современности, потому что брань формирует циничное отношение к обществу, и она стала вызовом обществу.

Проблема эта не нова. О нецензурной лексике, прежде всего мате, говорилось и писалось и прежде в Якутии. Как помните, ещё в 1998 г. в газете «Якутск вечерний» была поднята эта тема, и она активно обсуждалась на страницах печати. О сквернословии писали и республиканские газеты «Якутия», «Наше время», «Эхо столицы», «Молодёжь Якутии». В июне 2006 года Якутский региональный общественный фонд поддержки ВПП «Единая Россия», озабоченный проблемой сквернословия, провёл «круглый стол», в котором принял участие и я, под названием «Использование ненормативной лексики в межличностном общении».

И первый президент нашей республики М. Е.Николаев, будучи заместителем председателя Совета Федерации, предложил законодательно запретить использование нецензурных слов и выражений.

Однако дело с тех пор не сдвинулось с места, и поэтому приходится снова и снова говорить об этом отвратительном явлении, особенно в наши дни, когда полным ходом идёт республиканский форум общественности «Духовный потенциал общества в инновационном развитии Якутии».

Сегодня сквернословие поразило все слои общества, все возрасты и все сферы общения. И делать вид, что будто ничего не происходит, далеко не лучший выход.

Сегодня в России стало ещё больше людей, изъясняющихся бранной лексикой. Мат для многих перестал быть ненормативной лексикой. На нём теперь разговаривают. Актёры, режиссёры, политики и учёные так и сыплют блатными и нецензурными словами и выражениями. Кое для кого ненормативное слово даже стало нормой. И такой человек уже перестаёт замечать своей внутренней распущенности.

Поток сквернословия через радио, телевидение, прессу хлынул в каждый дом, в каждую квартиру. Страшно, что в это втянуты наши дети, школьники — будущее нашей страны.

По словам журналиста Лидии Павленко, «сегодня телевидение уже не просто ругается матом, оно на нём разговаривает. И вся эта грязь выплёскивается из телеящика прямо на нас…

Вот лежу я на диване и смотрю, как два моих сына играют в солдатики. И вдруг младший кричит:

—Ах, ты! Б… дь!

И это из уст пятилетнего малыша! Пришлось допрашивать:

— Где ты услышал это слово?

— В телевизоле, — пояснил ребёнок».

(Комсомольская правда, 14–21 марта 2007 года).

Использование ненормативной лексики сегодня в разговорной речи, в прессе, искусстве связано с общим падением культуры, вкуса, нравов, потому что все критерии, категории, понятия в этих областях сегодня катастрофически сбиты.

Еще в 2002 г. газета «Вёрсты» справедливо писала: «Мы вошли в век пошлости, пошлость, как ржа, расползлась по экрану, по сцене, взломала замки в святилище языка.

Языку культуры предпочли язык урок. Лексика тюрьмы, притона, «малины» вышла на улицы и засверкала в устах политиков, артистов, инженеров человеческих душ. В ХХ веке он был ещё рядом, нас сдерживали Пушкин и Толстой, теперь они далеко — за перевалом тысячелетия, и до них, кажется, не дотянуться. Они как будто никуда не делись, они с нами, но это уже музейные экспонаты, а не наша жизнь. То, ради чего они писали и мучились, ушло от нас».

Какие горькие слова!

Мат, ненормативная лексика, чёрное слово сегодня, как мне кажется, превратились в национальное бедствие. Русский мат невероятно живучий и липучий, как зараза, захватил многие слои общества: ругаются на улице, в автобусах, на дискотеках, в компаниях, в коридорах учебных заведений… Мат как будто вырвался из своих резерваций (чисто мужских компаний, цеха, взвода) и вышел на широкую дорогу. Вся наша атмосфера загажена матом.

Стоит постоять вблизи группы подростков или молодых людей, замечаешь, что они изъясняются на похабной словесной мерзости, где нет места ни оригинальной мысли, ни искреннему чувству. Грешат матом и руководители всех мастей, начиная от мастера до директора предприятия, считая его народным языком. Эти цицероны от матерщины думают, что уличная брань — вернейший признак их демократичности. В устах же девушек и женщин похабщина вообще дикость, лишающая «милое создание» всякой привлекательности как несоответствие их природе и назначению.

Эмоциональная сфера сквернословия, как я заметил, в последние годы расширилась. Бранные слова теперь выражают и радость, и гнев, и похвалу, и осуждение. За довольно короткий исторический срок образовался общеупотребительный, упрощённый для повседневного употребления пласт русского языка, давший нам российское косноязычие. От одного-двух десятков старых матерных слов родилось множество синонимических и однокоренных образований, т. е. чёрных слов стало значительно больше.

Способствуют коверканью русского языка и наши печатные издания: газеты, журналы, книги, телепередачи, театральные постановки, где приблатнённые, жаргонные и матерные слова, не стесняясь, так и вылетают.

Печатать непечатное — вот за что борются сегодня многие газеты, в том числе и молодёжные. Мат в переплёте - такое же привычное явление, как и без переплёта. Зачем же, спрашивается, журналистам или авторам непотребные слова и выражения? Честный и искренний писатель В.Распутин так объяснил это явление: «Многие писатели поддались на приманку: книги на языке сленга с клубничной начинкой пользуются спросом, на них можно заработать». Да, корыстолюбие и пошлость сегодня торжествуют, пробиваются вперёд, ничего не стесняясь.

Кино в наше время демонстрирует всему миру стремительное одичание общества. Про телевидение я вообще не говорю, каждый день на экране во все стороны брызжут кровь и сперма, а мат и грубые выражения, как и английские «факи», вылетают чаще, чем пули из пистолета. Вот тут при сопоставлении понимаешь, что русский мат своей эмоциональностью, завёрнутостью, убойной силой забьёт любую бранную лексику американцев и англичан. Мат сегодня захватил и творческую интеллигенцию: ругаются со смаком актёры, режиссёры, порой и научные работники.

На Руси же ругань не была в почёте. Чёрными словами не разбрасывались. Люди боялись на себя беду накликать. Сквернословие запрещалось указами, а хулителей (матерщинников) наказывали.

Для чего люди ругаются сегодня матом? Говорят, народ озлоблен. Как душу отвести, выпустить пар, снять эмоциональное напряжение? Но ведь есть и другие слова, позволяющие это сделать.

Так безвреден ли мат? Может, стоит его амнистировать и ввести в постоянное употребление?

Уже сам по себе мат — оружие, причём, не хуже примитивного булыжника, за который привык хвататься пролетариат. Его сила в агрессии, злобе, ненависти. Ведь только, чтобы оскорбить, унизить, растоптать человека, бросают ему в лицо мат. На ненависти и злобе ничего не построишь!

Любой человек, прежде всего, чиновник, администратор, руководитель, употребляя ненормативную лексику, выглядит несерьёзно, не вызывает доверия и уважения. Грубое слово в коллективе, как правило, порождает злобу: нервозность, затаённую подозрительность, вносит раздор в коллективе.

Сквернословие (по-старому «лаятель») подобен бешеной собаке, которая рвёт, валяет в грязи, оскверняет самое святое — Богоматерь, а с ней и всех матерей.

Мне, как лингвисту, особенно больно и обидно за русский язык, за нашу многонациональную культуру. На лице одного из богатейших языков мира, могучего, выразительного, звучного, живут, как язва, грязные, оскорбительные, чаще всего «пьяные» слова и выражения. Как растоптали и замусорили прекрасный язык!

Сквернословие — показатель низкой культуры, духовной пустоты и распущенности, отсутствия тормозов, забвения высокого предназначения человека! Страшные по своей грубости и цинизму слова произносят не бывшие зеки, а мы с вами. Впрочем, себя мне незачем винить: никто никогда не слышал от меня ни одного непечатного слова, даже когда на фронте сражался с немцами и японцами.

Забвение нравственности — примета нашего смутного времени. Но давайте же оставаться людьми, а не скотами, грубыми, проклинающими, разрушающими. Не о культуре речи, а о спасении русского языка говорю я. Наше общество стоит перед угрозой через язык утраты чувства национального достоинства, национального сознания, ответственности перед подрастающим поколением. «Язык всегда должен быть под стать стране. Он должен определять её лицо, её красоту, её характер с такой наглядностью, как определяет все эти качества пейзаж», — писал К. Паустовский, знаток и ценитель русского языка.

Небезынтересно, что недавно группа учёных РАН открыла, что от сквернословия страдает и сам произносящий грязные слова, точнее, не он, а его потомство. С помощью словесных мыслеобразов человек способен разрушать свой генетический код. Так, за сквернословие будут расплачиваться его дети и внуки своей умственной неполноценностью.

А что же делать?

Мы не можем исправить общество в целом, но пресечь сквернословие внутри семьи, класса, группы, предприятия можем. Дурное влияние ненормативной лексики должно парализоваться в семье родителями, в школе — учителями, в учреждениях — руководителями.

Для воспитания высокой речевой культуры, прежде всего, необходима работа самого человека над своим языком. Ведь человеку дан мозг и для того, чтобы правильно и красиво выразить мысль.

Так давайте же ужаснёмся содеянным! Как есть предел уровню радиации, так есть и предел уровню загрязнения языка, выше которого — необратимый процесс разрушения. Давайте же помнить об этом!

Николай САМСОНОВ,

академик Академии духовности РС(Я).


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
25.09.2011 02:32 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ