Якутия выиграла 30 млн рублей на «перезагрузку» библиотек
В Якутске полностью отключат от водоснабжение
ЦЭС отремонтировали с января более 90 единиц оборудования
В авиакомпании «Якутия» завёлся взяточник?
Река Колыма подступит к аэропорту Зырянка

Досрочное голосование в Ленском районе проводилось 27-28 февраля на территории Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения, где в настоящее время трудится 921 человек. Как новоявленный член избиркома, предлагаю вам свой репортаж с места досрочного голосования.

Над Чаяндой

Нашу бригаду – восемь человек из четырёх разных избирательных комиссий – на территорию НГКМ забрасывает вертолёт. Примерно через час тряского и шумного путешествия над заснеженной тайгой наш Ми-8 опускается над первой точкой, и мы провожаем первых двух избиркомовцев на буровую. Вертолёт набирает высоту – и мы снова летим над тайгой.

Сверху хорошо видно, как изрезана тайга новыми просеками и дорогами. Замечаем буровые вышки и вездеходы, жилые вагончики тут и там. Масштабы месторождения с севера на юг – 180 км., с востока на запад – 50-60 км. И на этой площади только одних дорог планируется проложить 900 км!

Прибавьте к этому газопроводы и нефтепроводы, которые пройдут вдоль этих трасс, площадки под буровые, площадки под инженерные изыскания, пять заводов – по переработке и подготовке газа, по подготовке нефти… Что останется от нашей тайги?

От буровой до буровой

Наш вертолёт ещё дважды совершает кратковременную посадку, высаживая очередные две группы по два человека. Наконец, после двух с половиной часов вертолётной болтанки, высаживаемся и мы – на буровой № 14.

Нас встречают две собаки-лайки и укомплектованные в тёплые рабочие доспехи мужики. Вертолёт тут же взмывает в небо. Есть время осмотреться. Небольшая площадка в окружении заснеженной тайги, вездеходный транспорт, ёмкости с ГСМ, ряд заснеженных теплушек-балков, похожих на контейнеры. Один из них оказывается столовой. Там и располагаемся для процедуры голосования.

Мужики подходят к нам с паспортами, пишут заявления, расписываются в получении бюллетеня. Кто-то ставит свою галочку у всех на виду, кто-то отходит в сторонку и поворачивается к нам спиной. После чего бюллетень опускается в переносную урну.

Каждой из четырёх групп газпромовцы выделили для сопровождения своих специалистов. Нам с Татьяной Пивовар достаётся начальник экспедиции Сергей Кривов. Через какое-то время мы замечаем, что Сергей Анатольевич пытается влиять на ход выборов: буквально впивается взглядом в каждого из своих подчинённых, а когда те порываются отойти в сторонку, чтобы тайно проголосовать, одёргивает их: «Голосуй здесь!».

Подчинённые подчиняются и покорно ставят все, как один, галочку в нужном месте. Э, нет, господин Кривов, так не пойдёт! Политическое давление в день выборов мы не допустим! Пресекаем эти действия, даём возможность мужикам голосовать тайно. 17 человек, все как один из Саратова и Саратовской области, выполняют свой гражданский долг – и мы в сопровождении Кривова усаживаемся в вахтовку и едем дальше. Два часа тряской езды – новый пункт назначения, новая буровая.

Здесь жилые вагончики на колёсах – более современный и удобный вариант. На одном из таких вагончиков прикреплен кусок картона с надписью маркером от руки: «Кафе «Табакерка». В этой «Табакерке» - столовой на колёсах – мы и располагаемся. Очередная партия буровиков отдают свои голоса – едем дальше.

Так, в бесконечных разъездах, проходит весь день. До одной из точек назначения добраться не удаётся: дорога занесена снегом, преодолеть её под силу только гусеничному вездеходу. Поворачиваем обратно.

На одной из буровых в столовой холодно – она не работает. Рамазан Уканов – водитель из Астрахани, поясняет, что сломалась вахтовка, не на чем привезти продукты и хлеб, каждый готовит для себя сам из того, что имеется. Сам он работает здесь третью смену.

Сейчас рабочие закончили демонтаж своей буровой установки, ждут переезда на новое место бурения. Павел Бочка – из Красноярского края, помощник бурильщика. Работает вахтовым методом второй год. Месяц здесь – месяц дома. Первый раз голосует досрочно.

Нашему водителю Матвею 27 лет. По его словам, он уехал из Саратова подальше от личных неприятностей. Работает здесь непрерывно шестой месяц. Работа, работа и ещё раз работа! Зимой выходит до 80 тысяч рублей, летом – меньше. Деньги идут на сберкарту. Мечтает купить себе крутой японский джип, и ради этого терпит все неудобства жизни в холодной якутской тайге.

Поздно ночью прибываем на изыскательскую площадку, где нам предстоит переночевать.

Изыски изыскателей

Половина изыскателей живёт в палатках. Здесь даже столовая – палатка. Изнутри палатки утеплены пенофолом – тонким утеплителем со слоем фольги. Внутри – буржуйки и масляные электрические нагреватели. В одной из таких палаток нас укладывают спать в спальных мешках. А чтобы было теплее – включают три масляных нагревателя.

Татьяна, разумеется, недовольна: она рассчитывала на более комфортабельные условия – хотя бы жилой вагончик, а вместо этого – обледенелая снаружи палатка, грубые деревянные нары и сугубо мужское общество – хозяин палатки Павел Косенков из Саратова, его земляк Сергей Кривов и я. Но делать нечего.

Измученные долгими переездами, проваливаемся в крепкий сон под тарахтение дизельной электростанции. Во время этого забвения холод я чувствую только головой, а телу в толстом спальнике вполне комфортно. Несколько раз на меня сверху капает – начинает оттаивать обледенелая палатка.

Утром хозяин палатки угощает нас холостяцкой едой – яичницей. Вода в пластмассовом умывальнике, слава Богу, оттаяла и можно умыться и почистить зубы. Остальные удобства – во дворе, вернее, за палаткой налево. Термометр на палатке показывает минус 30.

Есть время пообщаться с хозяином палатки Павлом Косенковым. Инженер геодезических изысканий на Чаянде второй сезон, но живёт здесь постоянно. Рабочий день не нормируемый, но суббота и воскресенье – выходные. Сотовой связи нет, телевидения – нет, но есть компьютер – ноутбук, возможность выхода в интернет. В остальное время – фильмы в неограниченном количестве на ноутбуке.

В подчинении у Павла 68 человек, работают под будущее строительство завода по переработке газа. Работы у изыскателей много – обозначить границы месторождения, контуры площадок, провести весь комплекс исследований - топографические, геодезические, геологические, гидрологические, геофизические изыскания...

На основе всех этих данных в Саратове будет сделан проект, после чего сюда приедут строители. И закипит работа. На месте полевого лагеря вырастут маленький завод – установка промышленной подготовки газа и городок нефтегазодобытчиков…

Незадача

Позавтракав, едем дальше. Примерно после часа тряской езды прибываем на буровую № 61, вроде бы самую многочисленную. Только вот ведь незадача – рабочих никто не предупредил, и они уехали на 77-ю площадку. Осталось 10 человек. Что ж, организовываем выборы для них. Это последний наш пункт назначения. Таким образом, из 122 человек нам удаётся охватить выборами лишь 97.

61-я буровая представляет собой огромную площадку размером в несколько стадионов. Жильё здесь самое разнокалиберное – теплушки, сделанные из обычных контейнеров, балки, вагончики. Крупные деревья здесь были вырублены, а всё остальное вместе с плодородным слоем и пнями снесено мощными бульдозерами в сторону, в несколько огромных куч высотой в трёхэтажный дом. Кучи эти, хоть и занесены снегом, но топорщатся во все стороны измочаленными обломками деревьев. Центр площадки отсыпается грунтом и разравнивается. Здесь будет расположена буровая под разведочное бурение.

Возвращаемся на изыскательскую площадку.

По пути я замечаю, что и дороги здесь прокладывались, похоже, так же - мощными бульдозерами, поскольку все обочины усеяны сломанными деревьями.

Предварительные итоги

До прибытия вертолёта – три часа. Есть время осмотреться. Обедаем в столовой-палатке. Внутри холодно, раздеваться не хочется. Гороховый суп, рисовая каша, гуляш, чай. Повар – мужчина. Из всех пунктов, где мы разворачивали своё досрочное голосование, женщину-повара видели лишь однажды. Похоже, что обычно здесь кашеварят мужчины.

Тайга вокруг – сказочная. Вся в шапках снега, с причудливыми образами, снежинки сверкают на солнце, деревья кидают на сугробы голубоватые тени… Так и хочется не спеша пройтись по тайге с фотоаппаратом…

Две группы прибывают в полевой лагерь изыскателей на вахтовках, одну забирает вертолёт. Остальным группам тоже не удаётся застать на месте всех своих избирателей. Кроме того, не все из рабочих имеют российское гражданство, а кто-то попросту не имел при себе паспорта. Общий итог группы – 514 проголосовавших. С этим результатом мы и возвращаемся в Ленск, сдаём в ТИК запечатанные переносные урны. Вскроют их теперь только в день выборов 4 марта.

Сергей МОСКВИТИН.

На снимках: первый пункт высадки; идут выборы; буровики; выборы в холодной столовой; обледенелая палатка, где мы ночевали; наша группа после возвращения в Ленск.

Фото автора.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
01.03.2012 03:43 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ