К строительству Ленского моста привлекут еще одну компанию
Малый бизнес оставят в покое до конца следующего года
СOVID-19 не пощадил создателя знаменитого бренда
СМИ: сотрудник ФСО покончил с собой в Кремле
Легкие пациентов c COVID поражает еще и грибковая инфекция

Яков Батанин – человек удивительной судьбы. Внук раскулаченного сибирского крестьянина и девушки из зажиточной еврейской семьи в Литве, он родился в Якутске, куда волею судьбы попали выдворенные сначала из фашистской Германии, а потом из советской Прибалтики его родители.

Несмотря на тяжелое послевоенное время, его детство в Якутске было счастливым. Этот город навсегда остался светлым в его памяти. На вступительных экзаменах в томский вуз он набрал высокий балл, но в студенты не попал из-за «пятой графы». Но судьба преподнесла ему неожиданный сюрприз: без экзаменов приняли в университет. В 70-е годы Яков стал одним из первых системных программистов в СССР, тогда об этой профессии мало кто знал и в мире.

В годы развала СССР их семья, жившая в то время в Прибалтике, эмигрировала в Израиль.

Доброта и честность, удивительная стойкость, оптимизм и чувство юмора - все это помогало Якову Павловичу не раз заново строить жизнь, добиваться успехов. Таким же энергичным он остается и сегодня, вступая в пенсионный возраст.

Современные средства связи помогают преодолевать любые расстояния, и вот что рассказал из Израиля в интервью SakhaNews Яков Батанин.

- Яков Павлович, вы родились в Якутии. Где именно? Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, родных.

- Я родился в Якутске в октябре 1953 года. Мои родители поженились ровно за 9 месяцев и 9 дней до моего появления на свет – 31 декабря 1952 года. Мой отец, Батанин Павел Петрович, родом из села Кайчак, что в Западной Сибири. Сегодня это Кемеровская область. При рождении он был крещен и имел фамилию Рубцов.

Раскулачив деда, зажиточного кулака, владельца мельницы, власти отправили его на строительство Беломорканала, где он и нашел свое упокоение в одной из братских могил. Семья же была сослана в Иркутскую область на поселение. Так мой отец вместе со старшей сестрой Екатериной и матерью оказались в Восточной Сибири.

О жизни отца в тот период я знаю мало. Мне известно, что мать записала в его метрике о рождении свою девичью фамилию - так он стал Батаниным.

Мой отец с детства был лишен слуха, и в какой-то период появилась возможность устроить его в школу-интернат для глухонемых детей. Ради этого его мать решилась на подлог, исправив ему год рождения в метрике с 1926-го на 1928-й (иначе он не подходил по возрасту). Это спасло моего отца от голода в бедствующей семье.

В интернате он окончил четыре класса и поступил в ремесленное училище, приобрел специальность слесаря-жестянщика. В годы войны, работая на оружейном заводе, стал специалистом, которого называли "мастер-золотые руки". В работе с металлом и жестью он умел все.

После Победы, в конце сороковых, семья отца перебралась в Якутию, там его сестра вскоре вышла замуж, а он нашел работу в артели в Якутске. Для глухонемых людей в городе местом общения стал клуб глухонемых, которым заведовал брат моей мамы Вольф (Володя) Яновский. Он и познакомил моих родителей.

Моя мама, Роза Исаковна Яновская, также, как и отец, в детстве потеряла слух. Однако, в отличие от отца, она получила великолепное по тем временам образование. Ее родители - Фаня и Ицхак Яновские - уважаемая и обеспеченная семья из литовского городка Вилкомир (сегодня - Укмерге), отправили ее на учебу в Берлин. Там находилась единственная в Европе еврейская школа для глухонемых детей.

По окончании школы мама приобрела специальность швеи и овладела навыками понимания речи по губам собеседника. Она свободно писала, читала и достаточно выразительно, для понимания, говорила по-немецки и по-еврейски.

А вот овладение русским языком происходило не в самых благополучных условиях. С приходом нацистов к власти в Берлине начались гонения на евреев, но маму не трогали, так так она была иностранной подданной. В 1939 году всех иностранцев еврейского происхождения Германия выдворила из страны, и мама вернулась в Литву.

После пакта Молотова-Риббентропа Литва вошла в состав СССР. В 1941 году начались чистки и экспроприация собственности повсеместно. Пришли и за семьей мамы. Это случилось в начале июня 1941 года, а 14 июня мамина семья в вагоне для перевозки скота под охраной уже направлялась в Алтайский край. Главу семейства отделили там от семьи и отправили в лагерь, где будучи заключенным, не приспособленным к тяжелому физическому труду, он умер в первую же зиму.

Остальные члены семьи - бабушка, моя мама и двое ее братьев продолжили путь дальше, в Сибирь, на север Якутии. Местом назначения оказался посёлок Дельгяй, а точнее, Дельгяйский леспромхоз в Олекминском районе. Там они работали в суровых условиях вплоть до конца войны.

В конце 1947 года семье мамы удалось перебраться в Якутск. Жили первое время все в бараке. К моменту моего рождения моим родителям выделили одну комнату в двухкомнатной квартире с общей кухней, по улице Ворошилова, переименованную позднее в Октябрьскую.

С мамой.

- Сколько лет вы жили в Якутии? Какие воспоминания остались у вас об этой земле - о её природе, климате, людях?

- Я прожил в Якутии до окончания школы в 1970 году. Помимо Якутска, мне довелось один год прожить в поселке Чульман, тогда он был в Алданском районе. Думаю, что чистота и естественность природы Якутии того времени - уникальны! Такого сейчас не встретишь - это и чистейшая, как в роднике, вода в горной речке Чульман, и сочные лесные ягоды из якутской тайги, и огромные кубы льда зимой, а также непередаваемый словами зимний якутский туман, от которого "седеют" ресницы и брови на морозе. Ледоход на реке Лене и ее бескрайний летний разлив - это особые явления. Охота и рыбалка - это пожизненные увлечения. Где как не в Якутии, можно мальчишке за одно лето научиться ловить рыбу на мушку или блесну, освоить стрельбу из охотничьего ружья или разобраться в многообразии ягод и грибов в тайге?!

Не менее хороша природа и зимой - шапки снега на деревьях или снежные одеяла на полях и реках. Я особенно любил тот период зимы, когда открывался каток на Залоговом озере. И днем и вечером на ярко освещенной площадке множество мальчишек и девчонок осваивали там технику катания на коньках. Мой опыт катания начинался с незабвенных "снегурок", которые надевались поверх валенок и закреплялись веревками, скрученными небольшой палкой до упора поверх валенка. Эти коньки позволяли хорошо кататься по плотному снегу, а вот на льду было сложнее. Со временем у меня появились настоящие коньки на ботинках. Правда, это были беговые коньки, называемые "ножами". Но и на них я сумел научиться кататься спиной вперед, хотя большинство мальчишек делали это с легкостью на своих хоккейных коньках. Следующей парой моих коньков были фигурные. На них я освоил более серьезные "выкрутасы" на льду. Я и сегодня, стоя на коньках, чувствую себя уверенно.

О людях Якутии я могу судить только по детским впечатлениям. Однако даже они дают картину особой отзывчивости якутян. Помню, однажды в сильный мороз, возвращаясь со школы, я, первоклашка, обморозил руки. Видимо я чем-то выражал это - может, стоном, может, плачем. Женщина, которая встретилась мне на пути, остановилась, дала мне свою муфту для рук и проводила до дома бабушки. Для тех, кто не знает, что такое муфта в женском гардеробе, могу пояснить: это нечто похожее на маленькую подушку, имеющую разрезы для рук с каждой стороны, которая на тесьме висела спереди у женщин. Людей в Якутии в прошлом отличали высокая жизнестойкость и всеобщая доброжелательность.

- Какие у вас остались самые яркие впечатления из детства в Якутии?

- Из дошкольного детства у меня ярко сохранились в памяти два эпизода. Первый - как меня в морозное темное утро мой дядя Борис (старший брат мамы) везет на служебной машине в детский сад номер 11, что возле Залогового озера, ближе к протоке. Сильный туман, яркий свет фар и тепло в кабине. А еще - летняя дача нашего круглосуточного садика в Сергеляхе, которая была на берегу маленького озерка, где я впервые познакомился с земноводными - жабами и лягушками.

В целом я, брат и сестра большую часть своего детства до школы провели в детском саду. Лишь на воскресенье меня отвозили к бабушке Фаине Львовне, а брата Толю и сестру Люду - домой.

Моя дошкольная жизнь по выходным у бабушки перешла в мое постоянное проживание там, когда я стал первоклассником. В 1960 году я начал учиться в первом "б", в восьмой школе. Бабушка привила мне вкус к чтению книг. Это непременная потребность моей жизни до сегодняшнего дня. Я открыл для себя книжный мир, посещая библиотеки, - сначала детские, а потом и взрослые.

В моем детстве также были эпизоды, которые были еще и уникальны. Например, в начале 60-х в Советский Союз приезжал знаменитый американский певец Поль Робсон. Его привезли к нам в пионерский лагерь на встречу с детьми. Тогда я впервые увидел темнокожего человека. Он немного говорил по-русски и пел нам русские песни.

Приезд в Якутск космонавта Валерия Быковского, одного из первых советских космонавтов, и его встречи с детьми, где можно было задавать ему вопросы - это также незабываемо.

Помню, что в пятом классе я заинтересовался спортом. Первым моим увлечением была легкая атлетика - прыжки в высоту и бег на средние дистанции. ДСШ тогда была в старом здании, недалеко от второй школы.

Уже в седьмом классе открылась новая ДСШ, где я за компанию с товарищем, Женей Семеновым, записался в секцию баскетбола. Первым нашим тренером был Аркадий Сергеевич Кузьмин. Мы тренировались два раза с неделю. Помню, я даже приходил со своим баскетбольным мячом, чтобы поиграть с друзьями на баскетбольной площадке возле ДСШ.

Однажды, летом 1967 года, я прочитал в одном из журналов, как соорудить настоящую баскетбольную площадку во дворе. Это был первый в моей жизни проект, который я придумал и осуществил. Собрав друзей с соседних дворов, мы с помощью отца соорудили настоящую баскетбольную площадку во дворе. И начались незабываемые баталии в период белых ночей. Некоторые из моих сверстников до сих пор вспоминают о них.

По окончании восьмого класса я не поехал, как обычно, в пионерский лагерь. Мы с мамой полетели в Вильнюс, где жила тогда моя бабушка. Меня оставили на месяц у нее. Там я встретил новых друзей и впервые испытал чувство острой влюбленности - с первого взгляда. Но, будучи стеснительным, так и не решился подойти к незнакомке.

По возвращении из Вильнюса мне удалось устроиться на работу в ботанический сад при Якутской АН. Работа в поле и в лаборатории была для меня первым шагом к науке.

Меня заинтересовали математика и физика. В школе я сдружился с одноклассниками из математического кружка - Федей Бабенко, Володей Нестеровым и Сергеем Токаревым. Когда мы пришли на первую тренировку в ДСШ, в сентябре 1968 года, нам объявили, что у нас будет новый тренер, вместо Аркадия Сергеевича. Им оказалась молодая выпускница Государственного центрального ордена Ленина института физической культуры(ГЦОЛИФК) Лобазова Марина Юрьевна.

Не знаю, как восприняли ее мои друзья по баскетбольной секции, но мне она понравилась сразу. С ней было легко общаться, без назидания и упреков за ошибки на площадке во время игры. А кроме того, она стала для меня идеалом красоты и элегантности.

Весной 1969 года нам сообщили, что команда отправится на зональные соревнования школьников в Читу. Помню, как долго нам подбирали форму для этих соревнований. В итоге остановились на маечках светло-салатового цвета и сиреневых трусах из атласного материала. На черно-белых фотографиях цвета не различить. Мне досталась майка с номером 5. В конце марта мы на самолете прилетели в Читу. Нас разместили в одной из школ города, выдали талоны на питание и сообщили о графике игр и экскурсий. Чита - город декабристов, там было что посмотреть.

В.Гросфельд, В. Жмуров, В.Кумсков, Марина Юрьевна, Я.Батанин, С.Кузьмин - верхний ряд. Г.Макаров, Г.Цветков, Г.Егоров, В.Назаров - нижний ряд.

В первые же игры в команде выявились лидеры - это центровой Витя Кумсков и нападающий Дотка Макаров. Эти двое ребят были стержнем команды не один год. Оба были младше меня и потому еще дважды выступали за сборную якутских школьников, которая получила право на участие в финале соревнований российских школьников.

Когда я уже учился в университете, однажды на зональном турнире универсиады мне довелось вновь встретиться на баскетбольной площадке со своими друзьями, уже в качестве соперников: команда Томского университета против команды Якутского университета.

От ребят я узнал, что Марина Юрьевна вернулась в Москву. Я потерял с ней связь на долгие годы. Уже когда появился интернет, я искал ее в сети, но безуспешно. Она вышла замуж и сменила фамилию. Лишь много лет спустя мой брат, Анатолий сообщил мне ее координаты. Сегодня мы дружим с ней, у нас самая сердечная дружба. Я даже побывал у нее в гостях в 2015 году.

- Какую школу вы окончили? Где учились потом? Вы окончили Томский университет, по специальности физик, затем работали в НИИ. Что можете рассказать о годах учебы и занятий наукой?

- Я окончил восьмую среднюю школу в Якутске, что на проспекте Ленина. После окончания школы мы, трое друзей - Володя Нестеров, Сергей Токарев и я, решили поступать в Томский политехнический институт на инженерно-физический факультет. Там была возможность устроиться в общежитии и поступить на подготовительные курсы. С нами в Томск отправились и две девочки из 10 "А". Все вместе мы благополучно обосновались там в общежитии и приступили к занятиям.

Пришла пора экзаменов. Мы сдавали четыре экзамена: математику письменно и устно, физику и писали сочинение. Каждый из нас набрал 18 баллов из 20. В списке зачисленных я своей фамилии не нашел. В деканате мне деликатно объяснили, что сын еврейки не может учиться на этом факультете.

Мне предложили забрать документы. Кто-то посоветовал обратиться в университет, где приемная комиссия еще работала. Этот день, 17 августа 1970 года, остался навсегда в моей памяти. Это был последний день работы приемных комиссий в университете. Когда я там появился с документами, приемные комиссии некоторых факультетов уже свернули свою работу. Работали единицы и среди них - физико-технический факультет (ФТФ). Я подошел к столику, где сидел председатель комиссии, звали его Александр Александрович. Наверное, я выглядел достаточно растерянным, и он сразу спросил, что у меня случилось и чем он может мне помочь.

Я коротко изложил суть дела и положил перед ним свои документы. Он быстро пролистал их и сказал мне подождать. Вернулся достаточно быстро и сообщил, что меня примут без экзаменов. Выдал мне направление для оформления в общежитие и сообщил, что с 1-го сентября я студент группы 005 физико-технического факультета. Моей радости не было предела! Я сердечно поблагодарил Сан Саныча. Не было в тот день человека счастливее меня!

Так началась моя студенческая жизнь в стенах старейшего в Сибири государственного университета. Я втянулся и в спортивную жизнь университета, начав тренироваться в сборной университета по баскетболу. Со сборной мне довелось быть участником четырех Универсиад и совершить поездку в Алма-Ату на товарищеские встречи. Позднее меня выбрали ответственным за спортивно-патриотический сектор в комитете комсомола университета. Благодаря этому я оказался членом делегации Томской области на фестивале молодежи, в 1973 году. Там мне довелось повстречать многих знаменитых и легендарных людей Советского Союза.

В 1974 году на факультете, где я учился, студентам предложили освоить новую специальность - инженер АСУ (автоматизированных систем управления). Я был в числе первых, кто перешел на обучение по этой специальности. Для меня это был первый шаг в мир ЭВМ, где мне позднее довелось работать. Помню, после зимней сессии 1975 года я получил распределение на практику в качестве программиста в отдел АСУП одного из крупнейших предприятий в Ижевске, столицы Удмуртии. Там, в Ижевске, меня опять любовь к баскетболу привела в сборную завода, с которой я успешно выступал на городском первенстве.

Летние каникулы в том году я провел в Вильнюсе, устроившись на работу в отдел АСУП станкостроительного завода, где работал тогда старший брат моей мамы, дядя Борис.

За те два месяца, что я прожил в Вильнюсе, я приобрел близких друзей с которыми также дружен и поныне. Там же я встретил и свою первую любовь - Таню Мирвис. Мы познакомились в компании вильнюсских друзей и оказалось, что она тоже программист, молодой специалист одного из предприятий в Вильнюсе.

После моего отъезда мы переписывались и перезванивались. Мне предстояло представить свою дипломную работу для защиты к концу 1975 года. Диплом я писал в Ижевске, по итогам своей практики. В декабре я успешно его защитил и стал молодым специалистом.

И вот настал день, когда судьба подарила мне возможность целых две недели побывать дома, в Якутске. Летом 1975 года я, к своему удивлению, стал дядей двух девочек-близнецов, которые родились у моей сестры в Якутске. Купив две детские кроватки, я с помощью Аэрофлота доставил их в Якутск на радость моей сестре.

За всю студенческую пору мне только раз, в 1971 году, в зимние каникулы довелось побывать дома. Поэтому, прилетев в Якутск в начале января 1976 года, я планировал много встреч. Родители были счастливы и горды. Их сын стал инженером. Мы допоздна засиживались с разговорами. Встречался я и со своими одноклассниками. Помню одну встречу с застольем, хозяева подали на стол строганину. Тогда впервые в жизни я попробовал этот национальный деликатес.

Была встреча с учителями школы и друзьями по баскетбольной команде. Очень теплые и душевные встречи.

Быстро пролетели две недели, и вновь я в дороге. На этот раз мой путь был в Вильнюс, где мой дядя Борис организовал мне целевое распределение на свой станкостроительный завод. Предстояло три года работать там в научной лаборатории.

В 1977 году я женился. Моей супругой стала уроженка Вильнюса Марина Тайчер. Она работала в вычислительном центре при министерстве связи Литовской республики. У нас родилось двое детей: дочь, Фаина, названная в честь моей бабушки, и сын Макс. Сегодня Фаине уже 42 года, она медсестра с высшим образованием. С мужем и двумя дочерьми проживает в США. Сыну 40 лет лет, он учитель математики, обосновался в одном из красивых мест в Израиле, кибуце Гааш. Они с женой и тремя сыновьями арендуют там большой дом с участком.

В 1979 году я перешел на работу в качестве программиста в вычислительный центр Министерства автотранспорта и автомобильных дорог Литовской республики. Освоил там многие секреты профессии программиста, став системным программистом. Там же я встретил свою вторую супругу, Татьяну, с которой живу по сей день в Израиле.

- С начала 90-х годов вы проживаете в Израиле. С чем связано решение уехать из России? Решение было трудным, спонтанным или естественным - исходящим из всех предыдущих событий?

- В 1990 году в Литве пришли к власти националисты, и началась массовая эмиграция в Израиль. К тому времени я уже ушел из семьи и переехал в Израиль со своей второй супругой, Татьяной. Марина с детьми и своими родителями позднее тоже перебрались в Израиль. Мои родители с сестрой и ее детьми в декабре 90-го тоже переехали туда.

- Когда вы приехали в Израиль, то работали по специальности. Легко ли удалось устроиться на работу, сохранять рабочее место? Были ли какие-то трудности, «подводные течения»? Как преодолевался языковый барьер?

- Начало моей жизни в Израиле совпало с большой волной эмиграции. Были трудности с трудоустройством и освоением нового языка. Для новоприбывших в Израиле действует государственная система обучения языку. На период обучения все обеспечиваются стипендией, позволяющей отложить поиск работы до освоения языка, примерно до полугода.

Моей жене удалось раньше устроится на работу, а мне значительно позже. Работа по специальности для меня была лишь в центре страны. Мы жили на севере страны, и ничего не подворачивалось. Я работал сначала посменным рабочим на текстильной фабрике. Проработав год на ней, сумел найти работу в компьютерном магазине, продавцом.

Уже в самом начале нашей жизни в Израиле нам пришлось пережить свою "первую войну". Это было в начале 1991 года, когда иракская армия стала обстреливать Израиль ракетами "Скад". Непривычно было впервые в жизни услышать завывания сирены перед обстрелом, надевать противогаз. Как правило, обстрелы происходили в ночное время, но всем жителям страны рекомендовалось и днем выходить с противогазом, поскольку не исключались и дневные атаки.

Самые первые обстрелы пришлись на районы, прилегающие к Хайфе. Помню, первый взрыв ракеты произошел в море, неподалёку от нашего берега. Сирена тогда запоздала, и мы среди ночи проснулись от мощной взрывной волны, наш дом стало трясти. Помню, что очутился на полу, а затем начал надевать противогаз, помогать жене и ее дочери преодолеть страх. Так прошло наше первое знакомство с "войной".

Дочь Фаина с мужем Ильей и дочкой, рядом с Яковом Павловичем сын Максим.

Живя в Израиле, к сожалению, привыкаешь, что войны "возвращаются". То север, то юг Израиля обстреливается со стороны соседних стран.

Самым тяжёлым были для нас июль и август 2006 года, когда война "пришла" к нам на север, в виде постоянных обстрелов снарядами, начиненными металлическими шариками. Помню, что и тогда первая ракета упала неподалеку от нас, и опять система раннего оповещения запоздала. В момент падения снаряда я находился с двухлетней внучкой на утренней прогулке. Мы немедленно вернулись домой, включили радио и закрылись в комнате безопасности. Надо отметить, что за год до этого события мы переехали в новую квартиру, где по проекту предусматривалась комната безопасности. Ее размер минимум три на три метра, толщина стен - тридцать сантиметров из высокопрочного бетона, с вентиляционным отверстием и защищенным толстым металлом окном. Опыт той войны показал, что комната безопасности спасает людей даже при попадании снаряда в комнату квартиры.

В период военных действий народ становится единым, и каждый готов помочь другому в трудную минуту. Как правило, все войны здесь краткосрочны, в 2006 она продолжалась три недели.

- Почему вы ушли в бизнес? Как там складывалась карьера? В чем заключалась ваша работа? Чем она вам нравилась? С какими трудностями пришлось столкнуться?

- Свою жизнь в Израиле я делю на две части: до 2000 года и после 2000 года. Почему? Дело в том, что в 1993 году я занялся бизнесом, стал риелтором. Сначала с напарником, а потом один. Это продолжалось до конца 1999 года, когда я закрыл свой бизнес.

В чем особенности ведения бизнеса в Израиле? Первое, что необходимо любому бизнесмену, - наличие связей и нужных знакомств. Без этого путь к успеху более долог и имеет множество препятствий. Собственно это и ждало меня, когда я начинал. Но я не жалею, что занимался этим бизнесом. Получил большой житейский опыт и приобрел друзей со связями и финансовыми возможностями.

В преддверии 2000 года выяснилось, что многие компьютерные программы, написанные в 60-е и 70-е годы, имеют программные и системные ошибки, не позволяющие ими пользоваться в дальнейшем. Неожиданно понадобились специалисты, которые могли бы произвести необходимые изменения в этих программах, с целью дальнейшей их эксплуатации. И я на один год вернулся к программированию. Единственным препятствием для продолжения этой работы была ее удаленность. Жили мы на севере, и мне приходилось ездить на поезде в центр страны, на дорогу уходило не менее трех часов.

В дальнейшем я работал в разных местах, но уже поблизости от дома, хотя и не по-специальности.

- По израильским меркам вы близки к пенсионному возрасту. Что же вам гарантирует государство: пенсию, социальные гарантии, льготы?

- Да, я заканчиваю свою трудовую деятельность в Израиле и становлюсь пенсионером. Что меня ждет в этом статусе? Первое, это возможность продолжать работать, если есть желание и силы. Второе, вне зависимости, буду я продолжать трудиться или нет, государство будет выплачивать мне более 2 200 шекелей, что в переводе на доллары составляет около 650 долларов США. Это социальная пенсия от государства. Кроме того, в Израиле, начиная с 2008 года, появилось обязательное пенсионное страхование, в котором работодатель и работник вместе откладывают средства для создания дополнительного пенсионного фонда работников.

Та сумма, которая появится на счету к моменту выхода на пенсию, и будет базой для дополнительной пенсии. Обычно, эта сумма делится на 20 лет, точнее на 240 месяцев. Так идет расчет дополнительной месячной пенсии.

Пенсионерам положены льготы на общественном транспорте (50 процентов) и по оплате муниципального налога на жилье (25 процентов). Пенсионеры в Израиле освобождены от оплаты посещения государственных музеев, картинных галерей и муниципальных парков и пляжей.

Пенсионный возраст для женщин наступает в 62,5 года, а для мужчин в 67 лет.

- Расскажите, пожалуйста, в целом о жизни в Израиле. Чем она удобна или хороша? Довольны ли люди? Как они обустраиваются?

- После почти тридцатилетней жизни в Израиле многое в здешней жизни становится привычным, что даже не замечаешь, точнее не обращаешь внимания на отличия от другого мира. Взять для примера рабочую неделю, она начинается здесь с воскресенья и продолжается до половины дня в пятницу. Официальный выходной - суббота (шабат).

В Израиле официально пользуются двумя календарями: древнееврейским и светским. Согласно древнееврейскому календарю в конце сентября этого года Израиль вступил в 5 781-й год. Все праздники и скорбные даты в стране отмечаются по этому древнееврейскому календарю. Отсюда и несовпадение дат от года к году, что совсем непривычно для людей, пользующихся светским (григорианским) календарем.

Для человека, находящегося впервые в Израиле, непривычно большое количество людей в военной форме и с оружием. В условиях не совсем мирной жизни все граждане страны служат в армии. Девушкам тоже приходится осваивать навыки стрельбы и обращения с оружием.

Тяжело привыкнуть к климату Израиля. Это изнурительная жара летом с большой влажностью. Когда пот течет по всему телу, то вентилятор не спасает. Большинство помещений в стране оборудованы кондиционерами.

В целом жизнь здесь достаточно комфортна - продуктами питания Израиль обеспечивает себя сам, здесь высок уровень медицинского обслуживания, социальные гарантии государства не дадут человеку умереть с голоду.

В языке иврит нет привычного для нас уважительного местоимения "вы". Здесь обращаясь к другому человеку говорят "ты", вне зависимости от возраста. Поэтому многих удивляет, что ребенок тыкает пожилому человеку.

Государственными языками в Израиле являются иврит (древнееврейский) и арабский. Однако в реальной жизни все важные объявления в стране делаются на иврите, арабском, английском, русском и амхарском (эфиопском) языках.

В стране существует множество общин, люди объединяются по языку стран происхождения. Есть большая община марокканских евреев. Что касается бывших граждан СССР, то сегодня они разделены по общинам бывших союзных республик.

В целом для семьи, где работают оба родителя, жизнь складывается благополучно. В течение двух-трех лет семья с двумя детьми может позволить себе приобрести автомобиль, выехать в отпуск за границу и оплачивать внешкольные кружки для детей.

Основная проблема для молодых семей - это приобретение своей квартиры. Даже при существенной помощи государства (льготная ипотека) мало кому удается собрать сумму, необходимую для первого взноса за квартиру.

- Почему некоторые, пожив в Израиле, всё-таки возвращаются в Россию?

- Среди моих знакомых нет таких, кто вернулся в Россию. Но в период моей работы риелтором я сталкивался с людьми, цель которых состояла в том, чтобы набрать побольше денег в долг и уехать из страны.

По моему мнению, идеальных стран не бывает. У каждой свои плюсы и минусы. Недаром говорят, что каждый народ заслуживает свое правительство. Израиль - очень молодое государство, 73 года прошло со дня образования, а за это время было уже двадцать два правительства. Средняя продолжительность жизни и деятельности правительства год от года сокращается - с четырех до двух-трёх лет. За столь короткий срок ни одно правительство не в состоянии решать стратегические проблемы государства. Оно сосредоточено лишь на решении задач своего существования и выбирает самые легкие из тактических целей для своей страны.

В этом отношении у России есть огромное преимущество, ее не лихорадит от частых выборов, и у руководства страны есть возможность реализовать стратегические планы.

Анатолий и Яков Батанины.

- Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, о близких. Где живут, где работают, чем занимаются?

- Сегодня члены нашей большой семьи живут в разных странах и городах. Брат Анатолий с женой Ольгой обосновались в Москве. Там же живут живут его дети, мои племянники - Мария с мужем Андреем и их дочерью и Никита с женой Анастасией. Брат с супругой давно уже на пенсии, что позволяет им летом уезжать в деревню и жить в окружении природы и чистого воздуха.

Мария и Никита с маленькой Миладой.

Сестра Людмила живет в Израиле, в центре страны. С ней тоже нечасто удается видеться. Недавно она вышла на пенсию. Ее забота сейчас - это ее внуки. Младший - Адам - вратарь в юношеской команде, играет уже пять лет, очень любит футбол. Старшая - Наама, недавно пошла служить в армию. Девушки в армии Израиля служат не более двух лет. Служба разнообразна: от секретаря у военного чиновника, до бойца спецназа в элитном подразделении.

Ольга и Анатолий Батанины.

Нашей маме 98 лет. С лета 2013 года она живет в доме престарелых для малоподвижных людей. До 91 года она одна проживала в квартире и была способна себя обслуживать. После падения и перелома шейки бедра мама не сумела вернуться к самостоятельному передвижению и теперь в инвалидной коляске.

- Какие условия созданы в стране по содержанию престарелых людей, помощи им, облегчения их быта?

- Израиль называют страной, в которой хорошо живется старикам и детям. Отчасти это верно. Поясню это на примере жизни моей мамы в доме престарелых для малоподвижных людей. В преклонном возрасте наступает период, когда человек теряет возможность обслуживать себя самостоятельно. Тогда институт национального страхования предоставляет пожилому человеку работника по уходу на дому, вначале шесть часов в неделю, а позднее до 24 часов в неделю. В ситуации, когда пожилому человеку становится необходимой помощь круглосуточно, ему предлагаются два варианта: либо помощь работника по уходу с проживанием, либо переезд в дом престарелых. В первом варианте семья должна нести частичные расходы по содержанию работника, так как институт национального страхования берет на себя расходы лишь до 70 процентов минимальной заработной платы.

На снимке слева: сестра Людмила и мама - Роза Исаковна.

Второй вариант - переезд в дом престарелых, с финансовой стороны он зависит от доходов детей. Если дети пожилого человека имеют минимальные доходы, то государство полностью берет на себя расходы по содержанию пожилого человека в доме престарелых. В иных случаях дети доплачивают небольшой процент из своих доходов на содержание родителей.

Само пребывание пожилых людей в домах престарелых достаточно комфортно. Это оборудованные комнаты на двух человек с просторным санузлом, где с инвалидной коляской можно удобно передвигаться. Четырехразовое питание с рекомендациями диетолога и разнообразным меню. Постоянный медицинский контроль и проведение оздоровительных процедур способствуют продлению жизни пожилых людей.

Там вместе празднуют дни рождения. Проводят творческие занятия - например, совместно разучивают и поют песни, делают поделки из бумаги и картона к праздникам.

Самая большая радость для пожилых людей - когда их посещают дети и внуки. К большому сожалению, сейчас, в период ограничений в связи с пандемией коронавируса, посещения в домах престарелых прекращены или жестко ограничены.

- Есть ли у вас знакомые якутяне, проживающие в Израиле? Чем они занимаются? Говорят, что многие уехали туда на волне алмазного бизнеса – правда ли это?

- Встретить якутянина в Израиле - довольно большая редкость. Я знаю немногих. Один из моих одноклассников, Георгий Мамруков, проживает на юге, одноклассник моего брата Михаил Завьялов живет в центре страны. Как-то случайно разговорился с водителем метронита (это длинный автобус, имеющий свою колею на городских дорогах). Зовут его Сергей Шилин. Он с женой и двумя детьми приехал в страну несколько лет тому назад. Они с женой освоили язык, что позволило им сегодня иметь достойную работу, ему - водителем автобуса, а ей - медицинской сестрой в крупнейшей больнице севера страны.

Сергею удалось привезти из Якутска свою маму, якутку по-национальности, оформить ей гражданство со всеми социальными правами.

Сам Сергей, помимо работы, продолжает заниматься своим любимым хоккеем на льду. Для Израиля это редкий вид спорта, на всю страну есть только два крытых катка, где можно тренироваться. Энтузиасты этого спорта готовы ездить на тренировки за много километров и даже в ночное время. При этом аренда катка им тоже обходится недешево.

Сергей является вратарем сборной Израиля по хоккею на льду. Совсем недавно команда Израиля заняла первое место на международном турнире в Болгарии. Вот снимок Сергея с кубком победителей турнира.

- Яков Павлович, возвращаетесь ли вы хоть изредка в родную для вас Якутию, или теперь это невозможно?

- Сегодня нет вариантов для посещения других стран, пока не закончится пандемия. Но сегодняшний уровень коммуникаций позволяет виртуально посещать любимые места и общаться с друзьями. Я был рад присоединиться к группе в WatsApp, которую организовала моя одноклассница Ольга Тимофеева для нашего 10-го "Б". Совсем недавно был праздник - День рождения Якутска. Так что быть далеко - не значит не участвовать! Я знаю, что сегодня нередко в Якутск приезжают иностранцы на учебу и на работу. Быть может, судьба еще подарит мне встречу с родным городом...

Вопросы задавал Олег СОЛОДУХИН.

Фото из архива героя публикации.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
20.10.2020 04:33 (UTC+9)
Комментарии: 5
Александр 20.10.2020 06:06

Какой хороший рассказ от нашего земляка , главное, полный, первый раз встретил такой сообщение про жизнь в Израиле! Молодец!


пенсионер 20.10.2020 13:16

Есть чему поучиться и заимствовать положительный опыт......


Леонид 20.10.2020 20:49

Прочитал с большим инетересом. Где только не живут якутяне, по всему миру разбросало. Каждый делает судьбу сам. Хотя, конечно, жаль, что такие люди, как Яков Павлович, не в России.


123 20.10.2020 23:10

Как я понял, стариков в приют, и им там здорово.


Леспромхоз 21.10.2020 05:43

Леспромхоз был напротив ДельгЕя, на другом берегу Лены


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ