«Утечка мозгов» из России увеличилась в пять раз
Как получить ипотеку с материнским капиталом
Профессии, которые будут востребованы в будущем
В Париж!Якутия представит проекты в штаб-квартире ЮНЕСКО
Зеленский позвал Путина в Донбасс. Видео

7 ноября День Октябрьской революции… О значении революции спорят… Но все равно эти времена остаются нашей историей, частицей жизни народа, знаковым событием в истории России.

Октябрьская революция дала нашей Якутии государственность и возможность стать республикой, хоть и автономной, но сразу республикой.

Передовая якутская молодежь под влиянием ссыльных революционеров встала на путь преобразований, они были воодушевлены новыми идеями свободы и равенства. Именно они и стали первыми же революционерами, видными политическими деятелями. Но эта же власть, вступив в силу, жестоко обошлась с ними… Каждое историческое событие имеет две стороны…

Просвещение передовой прогрессивной молодежи связано с именами Серго Орджоникидзе, Григория Петровского и Емельяна Ярославского.

Но речь сегодня пойдет не о них.

В восьмидесятые годы прошлого века я часто бывала у своей тети Татьяны Степановны Николаевой – старожила города Якутска. В ее маленькой уютной однокомнатной хрущевке я встречалась со многими интересными людьми, слышала много историй, порой загадочных, иногда мистических, но всегда увлекательных и завораживающих.

Часто по выходным к тете Тане заходила ее бывшая сослуживица Александра Сергеевна, ей тогда было, кажется, больше 80 лет. Но выглядела она для своего возраста очень хорошо, была высокого роста, статная, немного полноватая, всегда изящно и со вкусом одетая. Седые, стриженные под каре волнистые волосы всегда безупречно уложены. У нее были совсем молодые, не такие, как у пожилых людей выцветшие и поблекшие глаза, а серовато-зеленые, яркие и внимательные, порой смотрящие на собеседника изучающе. В силу своей молодости и беспечности я не сочла нужным интересоваться, кто она, из какого рода, даже фамилию не удосужилась спросить. Может, не хватило смелости распросить, хотя с Александрой Сергеевной мы беседовали много и долго, она ласково называла меня: «Варенькой, Варюшей». Мне кажется, Александра Сергеевна была дочерью священника: много знала о священниках и церквах старого Якутска.

И вот в канун праздника Великого Октября, так этот праздник называла моя собеседница, разговор зашел о «романовке» 1904 года. И вот что она мне рассказала о тех событиях: «В феврале 1904 года в Якутске произошло вооруженное восстание политических ссыльных – две недели 56 человек отчаянно бились, находясь в осаде, но были вынуждены сдаться.

Это было немыслимое и неслыханное событие для тех лет. О восстании в далекой Якутии узнали не только в России, но и за границей.

Свидетельством тех событий остался дом, позже в нем организовали дом-музей «Якутская ссылка».

Свой большой двухэтажный дом купец Федор Романов сдавал в аренду. Часто в доме проживали политссыльные, поэтому он был своего рода центром проведения подпольных политических встреч. К февралю 1904 года ссыльные выступили против существующего режима, поддержав таким образом своих братьев, ссыльных.

Вооружившись и забаррикадировавшись, 56 политссыльных выдвинули свои требования к якутскому губернатору В.Булатову: немедленно отправить всех ссыльных, окончивших срок, на родину за казенный счет; отменить распоряжение о запрещении отлучек с места причисления; разрешить свидания с товарищами в пути к месту ссылки.

18 дней «романовцы» сидели в осаде. В эти дни весь город был взбудоражен. Все это время над домом развевался красный флаг. Наконец, полицейские, солдаты и казаки открыли огонь. Вследствие этого один политссыльный был убит, трое ранены, два солдата убиты. 55 «романовцев», в том числе семь женщин были осуждены к 12 годам каторжных работ и сосланы в нерчинские тюрьмы. После манифеста 17 октября 1905 все «романовцы» были освобождены.

В потемневших стенах дома до сих пор можно заметить следы от пуль. Потом именами «романовцев» - Курнатовского, Бабушкина и Костюшко назвали улицы Якутска.

Была одна очень интересная деталь, у одного из политссыльных был очень умный пес, кличка у него была «Иголкин», он носил письма повстанцев. Так они держали связь с товарищами на воле.

Вот в этом восстании приняла участие одна странная аптекарша, которая тоже была ссыльной. Она была очень загадочной личностью, так говорили мои знакомые и называли ее «странной аптекаршей». Девушка часто бывала у нас дома. Но я ее не так хорошо помню, в силу возраста, мне тогда было около семи лет. Звали девушку Ева, Ева Бройдо. Эта была типичная евреечка, красивая, статная с копной медных кудрявых волос. Ева была немногословна, не любила рассказывать о себе. Она была приятельницей моей сестры Анны, вместе работали фармацевтами. Вот эта Ева была девушкой смелой и отчаянной, помогала товарищам-«романовцам» с доставкой оружия и провианта с воли. Ее муж тоже был где-то в ссылке. Суд разрешил ей отбывать свой срок по месту заключения мужа, который был переведен, кажется, в Александровскую тюрьму. Потом мы больше о ней ничего не слышали. Хотя сестра вроде говорила, что она стала то ли писательницей, то ли известной журналисткой, жила за границей, потом снова вернулась в Союз. Но точно ничего сказать не могу», - закончила рассказ Александра Сергеевна.

Имя Евы Бройдо сохранилось в моей памяти, образ этой девушки-революционерки заинтриговал меня, позже я узнала о ней много интересного, о ее яркой жизни, полной взлетов и падений.

Ева Львовна Бройдо, урожденная Хава Лейбовна Гордон, по первому мужу – Эдельман, по второму – Бройдо, родилась 7 ноября 1876 года в местечке Свенцяны Свенцянского уезда Виленской губернии в некогда богатой, но впоследствии обедневшей семье. Её отец был учёным-талмудистом, а мать занималась продажей лесоматериалов.

Проучилась Ева в начальной еврейской школе, затем в 15 лет окончила четыре класса гимназии в Дерпте. Окончила Дерптский фармацевтический институт и поступила на работу в аптеку в Двинске. В 1912 году получила высшее образование, сдав в Казанском университете экзамен на помощника провизора.

С юности Еву увлекли идеи социализма. В 1893-1896 годах жила в Риге, где вращалась в кругах образованных и инакомыслящих людей. В 1895 и 1896 годах ездила в Берлин, где познакомилась с социал-демократами. Юную девушку, мечтающую преобразить мир, увлекли книги Карла Каутского «История социализма» и Августа Бебеля «Женщина и социализм». Она стала убежденной социалисткой. В том же году присоединилась к революционному движению. В 1899 году переехала в Санкт-Петербург, где сблизилась с группой рабочих-семянниковцев, а затем вступила в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП), впоследствии присоединившись к её меньшевистской фракции.

В это время в Еве раскрывается талант журналиста, пламенно рассуждающего о новых временах. Некоторое время работала в газете «Искра». У Евы была партийная кличка: Наташа и множество литературных псевдонимов: Е.Бронская, Е.Львова, Берта Абрамовна Выгоцкая, Ева Львовна Бронская. В 1899—1900 годах перевела на русский язык книгу Бебеля «Женщина и социализм», однако тираж был уничтожен цензурой.

Так началась ее бурная и полная риска революционная деятельность. Ева одной из первых стала говорить о правах женщин в новом времени.

В начале лета 1900 года она участвовала в организации группы «Социалист». Приняла участие в создании группы «Социал-демократическая рабочая библиотека», входила в редакцию её изданий и являлась главным связующим звеном между «библиотекой» и «Социалистом».

В ночь на 30 января 1901 года была арестована по так называемому «делу рабочей библиотеки» - за создание нелегальной передвижной библиотеки, распространение книг о рабочем движении за границей и о профессиональных союзах, а также написание работ о «женском вопросе». Заболев во время содержания в Доме предварительного заключения, 8 августа 1901 года была освобождена под залог и отдана под полицейский надзор в Свенцяны, где образовала и возглавила группу социал-демократов. Арестована за самовольную отлучку в Вильну за литературой.

С 11 ноября 1901 года до 2 января 1902 года сидела в Свенцянской тюрьме. После 15-месячного тюремного заключения в административном порядке сослана на пять лет в Восточную Сибирь.

В 1902 году вышла замуж за Марка Бройдо - товарища по революционной борьбе; обвенчались во время пересылки в тюремной часовне. В браке родились дочь Вера и сын Даниил. В мае 1902 года вместе с мужем отправлена в Киренск, а в 1903 году — в Якутск.

Во время пребывания в Якутске организовала кружки грамоты для рабочих. Периодически работала фармацевтом, в том числе в местном диспансере в Якутске. Приняла активное участие в вооруженном выступлении политических ссыльных - так называемом «Якутском протесте», или «романовском деле».

После бегства мужа из Александровской тюрьмы была направлена в Верхоленский уезд Иркутской губернии, но зимой 1904 года бежала из ссылки, пробыв в ней в общей сложности два года. Эмигрировала в Англию, побывала в ряде европейских стран. В 1905 году под влиянием событий 9 января выехала в Женеву, откуда в марте 1905 года прибыла в Баку, где стала одним из руководителей шендриковско-меньшевистской «Организации балаханских и бибиэйбатских рабочих» (позднее - «Союз бакинских рабочих»), издавала еженедельник в нелегальной типографии. Несмотря на патриархальность местного общества, пользовалась авторитетом в рядах рабочих бакинских нефтяных промыслов. Во время революции 1905-1907 годов примкнула к «ликвидаторам».

В 1906 году возвратилась в Петербург, где участвовала в деятельности меньшевистской организации, создала клубы фабричных рабочих, писала брошюры, переводила произведения немецких социал-демократов. В 1912 году на августовской конференции РСДРП в Вене была избрана членом и секретарём Организационного Комитета меньшевиков - эквивалента ЦК. Начала работать в меньшевистской газете «Луч», которая издавалась легально. В том же году участвовала в организации выборов в Государственную Думу IV созыва.

В 1912—1914 годах была членом петербургской «Инициативной группы» меньшевиков, на собрании которой в январе 1913 года подверглась аресту. В 1915 году сослана в Сибирь. Отправлена в Енисейскую губернию - в Минусинск, а затем в Киренск. Моталась из ссылки в ссылку по транссибирской магистрали с маленькими детьми. Именно в Минусинске вступила в группу меньшевиков-интернационалистов. Члены «минусинской группы» во главе с Фёдором Даном в своём отношении к войне стояли на позициях интернационализма.

Весной 1917 года вернулась в Петербург, где занялась политической работой среди женщин и писала для меньшевистской печати. После февральской революции стала делегатом майской Общероссийской конференции РСДРП. 25 августа на Объединительном съезде партии была избрана в бюро Центрального Комитета РСДРП(о) от интернационалистов, затем стала его секретарём. 30 августа на заседании ЦК РСДРП утверждена членом редакции газеты «Голос Работницы». Являясь представителем поколения женщин-революционерок, которые пользовались поддержкой мужчин - своих товарищей в борьбе за равноправие полов.

В то время объединённая группа меньшевиков с «женским отделом» во главе с Бройдо первой из всех партий призвала к созыву конференции петроградских работниц в октябре 1917 года.

Ева Бройдо как ярая социалистка в начале революции выступала с осуждением Октябрьской революции и против признания большевистской власти. Однако в конце октября-начале ноября 1917 года поддержала ведение переговоров с большевиками по вопросу создания «однородного социалистического правительства».

Был интересный случай в жизни Евы. Однажды Бройдо выступала вместе с Владимиром Лениным на Балтийском заводе. Она не любила ораторствовать, но всё же приехала поддержать меньшевика в борьбе против кандидата от большевиков. Выступать должен был Григорий Зиновьев, но неожиданно прибыл Ленин, и Бройдо одержала над ним победу, проведя меньшевистского кандидата при голосовании.

В декабре 1918 года Бройдо была снова избрана в меньшевистский ЦК и стала его секретарём. В 1918 году, после того, как в Москву переехало большевистское правительство и центральные комитеты всех основных политических партий, Бройдо поселилась там вместе с семьёй. В то время по линии общества бывших политкаторжан близко общалась с Верой Фигнер, а также с Верой Засулич, своим товарищем по работе в «Искре».

В 1920 году Бройдо выехала из России вместе с дочерью Верой через Польшу в Вену, чтобы отыскать мужа. О своём отъезде она не проинформировала руководство партии. За границей уже находились соратники Рафаил Абрамович, Давид Далин и Юлий Мартов, в то время как аресту подверглась значительная часть ЦК меньшевиков. Осев в Берлине и став членом Заграничной делегации, Бройдо стала работать секретарём редакции эмигрантского меньшевистского журнала «Социалистический вестник». В начале 1920-х годов её воспоминания были изданы в берлинском журнале «Летопись революции». В тот период она также перевела «Тайники души» Герберта Уэллса на русский язык.

В ноябре 1927 года с помощью латышских социал-демократов Бройдо в одиночку приехала в Советский Союз по инициативе Дана для нелегальной работы. По прибытии в Москву пыталась наладить распространение «Социалистического вестника», прочих брошюр и листовок, доставлявшихся в СССР дипкурьерами посольства Латвии, связанными с латвийской социал-демократической партией, сотрудниками типографий «Правда» и «Известия», а также заграничными командировочными, контрабандистами.

Встречалась с местными меньшевиками и ветеранами партии, уцелевшими после разгрома организации. Прибыв в Баку для возобновления деятельности подпольной группы, она остановилась на квартире у ссыльного меньшевика А.Я.Рогачевского, где назначила встречу своих местных соратников.

22 апреля 1928 года она была арестована на обратном пути прямо в вагоне поезда, а на следующий день арестованы и остальные четыре участника встречи. После ареста Бройдо в СССР был направлен второй эмиссар партии из заграницы, Михаил Броунштейн, вскоре он тоже был арестован.

Во время следствия, ведшегося сначала в Баку, а затем в Москве, Бройдо первоначально фигурировала под чужой фамилией, но впоследствии признала, что она Ева Бройдо, и пыталась взять всё вменяемое «бакинской группе» на себя. Также Бройдо заявила, что развелась с мужем, в чём можно рассмотреть ее намерение защитить свою семью.

Несмотря на уголовное преследование, в Москве в 1928 году была издана её мемуарная книга «В рядах РСДРП», а биография Бройдо помещена в словарь «Деятели революционного движения в России», в котором было отмечено, что она «активнейшим образом боролась с советской властью».

28 июня 1928 года осуждена Коллегией ОГПУ на три года тюрьмы по «антисоветской» 58-й статье Уголовного кодекса РСФСР. До 1930 года содержалась в одиночной камере Суздальского политизолятора, переписывалась с родными, которые посылали ей деньги и книги. В апреле 1931 года приговорена к пятилетней ссылке в Ташкент. В ноябре 1935 года выслана в Ойрот-Туру, что на советско-монгольской границе. 4 июля 1937 года была снова арестована.

21 марта 1939 года Военный трибунал Московского военного округа осудил Бройдо на 20 лет тюрьмы. 13 сентября 1941 года Военная коллегия Верховного суда СССР по итогам очередного рассмотрения дел заключенных Орловской тюрьмы приговорила Бройдо к расстрелу. Расстреляна 15 сентября при спешной эвакуации Орловского централа. Посмертно была реабилитирована.

Вот такую информацию нашла я из разных открытых источников о жизни яркой революционерки, верной своим идеалам, прошедшей ад ссылок и репрессий, расстрелянной за свои убеждения. «Странная аптекарша» из Якутска оказалась лидером партии меньшевиков, идейным вдохновителем социал-демократического движения, революционеркой по духу, мечтавшей о новом времени.

Жизненное и политическое кредо Евы Бройдо выражено в её книге «Женщина-работница», вышедшей в Петрограде в 1917 году, в которой она призывала трудящихся-женщин: «Надо учиться; надо активно участвовать в профессиональных союзах и социал-демократической партии. Теперь нам не приходится ждать, что за нас что-то сделают другие. Мы сами призваны ковать свою судьбу. Мы должны принять деятельное участие в выборах в местное самоуправление, мы должны готовиться к выборам в Учредительное Собрание. Но при этом должны помнить, что интересы рабочего класса в целом, как рабочих, так и работниц, одинаковы и что эти интересы противостоят интересам всех других буржуазных классов».

Варвара КОРЯКИНА,

г.Нерюнгри.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
08.11.2020 01:16 (UTC+9)
Комментарии: 3
Земляк 08.11.2020 14:10

Это пример для молодежи. Хотя в наше время, на такое мало кто способен.


Какой пример? 08.11.2020 19:40
Что революционный режим сначала использует тебя, а потом утилизирует?

Ну и 09.11.2020 06:57

Почему мой комментарий не пропускают?


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ