Второй носитель ядерных суперторпед спустят на воду осенью
Семеро якутян попали в снежный плен на автодороге «Яна»
Обыски и задержания налоговиков проходят по всей Москве
У пресс-службы мэрии Якутска новый руководитель
Школы Якутска получили сообщения о минировании

Навигатор показывал, что от подмосковного Пушкино до Комсомольской площади в Москве мы доберемся всего за 40 минут, несмотря на надоевший снегопад. Там, в Центральном доме культуры железнодорожников, должен был состояться ежегодный бал, в котором принимает участие наша 13-летняя внучка. Садясь в машину, я даже предположить не могла, что случится в дороге...

Поскольку этим же вечером, как раз накануне 8 марта, планировалась семейная встреча в кафе, то я бережно разместила на заднем сидении автомобиля букеты цветов, купленные мужем для дочерей и внучки, и праздничные пакеты с подарками. В руках держала только горшочек с кустиком миниатюрных белых роз, которые, по моему разумению, будут радовать глаз нашей внучке, как минимум, еще месяц. В приподнятом настроении, в предвкушении танцевального праздника и последующих посиделок в родном кругу, мы выехали на Ярославское шоссе.

Судя по запасу времени, можно было не торопиться, тем более, с учетом скользкой дороги. Так мы и ехали, по второй правой полосе. Неожиданно с моей стороны с нами поравнялась белая иномарка, и ее водитель стал энергичными жестами указывать мне на нашу машину. Затем иномарка, обогнав нас, перестроилась в нашу полосу и медленно поехала впереди, включив аварийную сигнализацию. Иными словами, нам предлагали остановиться.

- Может, колесо спустило? – предположила я.

Муж заглушил двигатель и обошел автомобиль вокруг.

- Да нет, все нормально, - сказал он, вернувшись в салон и собираясь тронуться.

Тем временем впереди идущая машина тоже остановилась в нескольких метрах от нас, и ее водитель быстрым шагом направился к нам.

- Не открывай стекло полностью, вдруг это мошенники? – предостерегла я мужа.

- У вас искры летят из-под капота во время движения, - сообщил, заглядывая в окно, невысокий человек в спортивном костюме.

Муж вышел из машины и открыл капот. Кроме водителя подошел еще пассажир белой иномарки, и все трое начали оживленно обсуждать проблему. Видимо, для пущей убедительности требовалось завести двигатель, потому что муж на минутку открыл дверь и повернул ключ зажигания. В салоне запахло гарью, из капота повалил дым. Вот тебе и сорок минут пути, мысленно сокрушалась я.

Было очевидно, что придется заезжать в ближайшую автомастерскую, благо, она оказалась в нескольких метрах от вынужденной остановки. На нее нам предупредительно указали двое наших заботливых новых знакомых, приветливо махнув рукой на прощание. Я вбила номер их машины в блокнот телефона. На всякий случай. Что-то меня смущало, но сосредоточиться на этом не было ни времени, ни желания.

А из мастерской уже бежал нам навстречу не менее приветливый профессионал высокого класса: одного беглого взгляда ему хватило, чтобы заключить – поломка серьезная.

Меня, честно говоря, беспокоило только одно: не опоздаю ли на бал. Поэтому быстро решили, что я вызову такси и уеду, а муж останется, коль уж такое случилось.

- А зачем такси? – развел руками Ашот (так звали мастера). – Сейчас я позвоню своему знакомому, и он вас быстренько доставит.

- Что это вы такой добрый? – подозрительно поинтересовалась я.

- Да он просто таксует в свободное время, пусть человек подзаработает! – засмеялся Ашот.

Такой довод мне показался вполне понятным, и уже через минуту мы с мужем перекладывали все наши вещи в подъехавший черный автомобиль.

- Вам удобно? – заботливо поинтересовался водитель, когда я разместилась на переднем пассажирском сидении.

Мы вновь выехали на Ярославку и стали быстро перестраиваться влево. Тут я подумала, что зря не обратила внимания на номер машины, в которую садилась. Да и такси напрасно не вызвала - все-таки надежнее, чем неизвестный водитель, у которого, может, и стажа-то никакого нет.

- Шесть лет, - поспешил он успокоить меня, и хотя по сравнению с моими тридцатью это не произвело должного впечатления, мы перешли на обсуждение более нейтральной общечеловеческой темы.

- 90 тысяч! – раздался в телефоне расстроенный голос мужа.

- Как?! – ахнула я. – Почему так много?!

- Двигатель, - коротко бросил он.

Водитель выразил мне искреннее сочувствие. Действительно, немаленькая сумма за ремонт.

- Мне можете заплатить по своему усмотрению, сколько не жалко! – сказал он, входя в положение. Я, естественно, расплатилась как за такси. Водитель-то при чем, что у нас нелады с машиной?!

Вскоре мы подъехали к Дому культуры, где меня встречал зять, опять переложили подарки и букеты теперь уже в его автомобиль, и я поспешила на бал.

Прекрасная музыка, сменяющие друг друга польки, вальсы, кадрили, мазурка, кружащиеся пары школьников, роскошные платья в пол и фраки! Какая же красота! Все неприятности, пережитые накануне бала, отступили на задний план и казались не такими уж и непреодолимыми. Да Бог с ними, этими деньгами, все не вечно, машины ломаются, значит, нашей тоже пришла пора, в конце концов, может, мы нищим недодали и теперь за это расплачиваемся, - проносились в моей голове утешительные мысли…

Ах, какое же счастье, что есть среди загруженных учебой школьных будней весенний бал, где вчерашние угловатые мальчишки и обычные девочки становятся неузнаваемыми! Облаченные во фраки кавалеры чинно склоняют головы, приглашая на танец красавиц в бальных платьях немыслимых цветов и фасонов, а затем пары кружатся по залу, отражаясь в зеркалах и приковывая восхищенные взгляды замерших в изумлении родителей. И нескончаемая волшебная музыка больше трех часов подряд! Забудешь обо всем на свете…

Вечером мы шумно рассаживались в кафе, обсуждая только что окончившийся бал. На него в качестве зрителей посчастливилось попасть только старшей дочери, как маме участницы, и мне. Остальным пришлось довольствоваться нашим рассказом, потому что зал не мог вместить всех желающих: каждая семья получила только по два пригласительных билета. И мы, конечно, пытались со всеми подробностями поделиться своими впечатлениями: воздать должное бальному платью внучки, перечислить кавалеров, приглашавших ее на танец, восхититься мастерством победителей и лауреатов танцевальных конкурсов, продемонстрировавших на балу высокий класс.

Когда эмоции немного улеглись, пришел черед мне озвучить, что за авария произошла у нас с мужем по пути в Москву. Хватило буквально трех моих предложений, после которых младшая дочь, прервав меня, уверенно заключила: «развод». Причем, по классической схеме, давно всем известной и многократно описанной в различных СМИ, озвученной со всеми подробностями по телевидению. Младшую дочь тут же поддержали все остальные, а зятья рассказали подобные случаи, произошедшие с их знакомыми - правда, давно, поскольку сейчас на дешевые уловки мошенников осведомленные люди уже не реагируют.

Что сказать? Мое расстройство перед балом даже сравниться не могло с теми эмоциями, которые в одночасье обрушились на меня после бала. Неминуемую потерю денег, которая нам грозила, затмили жгучий стыд и отчаяние. Их вызывала собственная глупость, которую я даже объяснить теперь не могла. Ведь сразу возникло подозрение по поводу назойливых благодетелей, но я его благополучно придушила, укоряя себя за излишнюю недоверчивость и неблагодарность. Моей спине и сейчас становится жарко, когда я вспоминаю «общечеловеческую» тему, которую мы обсуждали с незнакомым водителем, везшим меня в Москву. Мы говорили не больше и не меньше, как о доверии к людям. Сетовали, что из-за всяких обманщиков перестали верить тем, кто бескорыстно пытается тебе помочь. Разумеется, упомянули наш только что произошедший случай на дороге, послуживший в беседе убедительной иллюстрацией моей первоначальной недоверчивости, сменившейся затем благодарностью: шутка ли, возгорание предотвратили!

Пальцем у виска дети не крутили, но мне было не легче.

Господи, как же все очевидно! Брызнули масло на горячий двигатель, пока муж заводил машину, оно и вызвало задымление. А мы не заметили, потому что капот был открыт. И остановка ровно перед автосалоном с таким же «сверхзаботливым» мастером – как можно было на это купиться?! И шофер на подхвате, доставивший меня в Москву. Одним словом, группа лиц, находящихся в предварительном сговоре. Статья 159 Уголовного кодекса. Штрафы, а также - от года до пяти лишения свободы.

Вопрос в том, как это доказать. Ведь мы добровольно сдали автомобиль в починку, мужу даже выдали какую-то бумажку с указанием стоимости ремонта. По поводу заявления в полицию мы не обольщались. И не зря. Муж после здравого размышления в домашней обстановке пришел точно к такому же выводу о «разводе», как и наши дети, и сходил в полицейский участок. Там ему посоветовали поехать утром за машиной и вызвать полицейский наряд, если ее откажутся отдавать. Нам представлялся более надежным, разумеется, другой вариант: прийти в мастерскую в сопровождении сотрудника полиции. Но такой даже не обсуждался.

В итоге сопровождать мужа вызвались два наших зятя. Дочери горячо их поддержали. В отличие от тех, кто по долгу службы обязан нас защищать, даже если мы попали в руки мошенников по собственной глупости, наши мужчины не усомнились в своей миссии.

Ранним утром 8 марта мужская половина трех наших семей появилась возле автосалона на Ярославском шоссе, 115. Он был закрыт. Тогда муж позвонил Ашоту на мобильный телефон и сказал, что хочет забрать свой автомобиль немедленно, а не к концу дня, как договаривались. По понятной им обоим причине. Тот даже не стал особо отпираться, ответил лишь, что сам подойти не может, что машину отдаст другой человек. Этим «другим» оказался водитель, который вез меня в Москву. Он открыл мастерскую, муж сел в машину и уехал, как и наши зятья. Каждый к себе домой.

За те полдня, пока автомобиль находился в «ремонте», «специалисты» вымыли двигатель, который залили маслом их подельники. Очевидно, именно за этот тяжкий труд они и намеревались взять с нас 90 тысяч.

К счастью, эта история завершилась для нас без финансовых потерь. О моральных мы постараемся забыть, как о дурном сне. Не забыть бы только о собственной глупости и не наступить вновь на те же самые грабли.

Теперь каждый раз, когда незнакомый человек захочет мне помочь, я буду задаваться вопросом: с чего бы это? И посылать его подальше. Надолго ли меня хватит? Не знаю.

Как оптимист по натуре, во всякой, даже неприятной ситуации, пытаюсь отыскать хоть какой-нибудь положительный момент. В этой нашла тоже.

Лишний раз убедилась, как много значит в жизни поддержка семьи. Ведь все случилось накануне 8 марта, когда и я, и обе моих дочери имели все основания рассчитывать на приятное утро в женский праздник. По крайней мере, кофе в постель был гарантирован. Но даже тень по лицу не пробежала ни у дочек, ни у зятьев, когда они планировали предстоящий день. В частности, зятьям предстояло подняться ни свет, ни заря и мчаться с юго-запада Москвы за город, на северо-восток, к тестю на выручку. А дочерям, понятное дело, - самим варить себе кофе и пить его в одиночестве. Что и говорить, обеспечили праздник мама с папой.

С другой стороны, зачем тогда семья, если нет готовности подставить плечо в трудный момент? Об этом я и сказала своим зятьям, когда звонила поблагодарить их за роскошные тюльпаны и ирисы, которые они мне, как всегда, подарили. Вместе с букетом от мужа первые весенние цветы согрели меня этим не самым лучшим мартовским утром…

Татьяна САФОНОВА

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
16.03.2021 02:33 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ