Работа по реализации минского комплекса мер зашла в тупик
Объявлен приём заявок на участие в проекте «PRO-опережение»
Заветная мечта стать энергетиком у него появилась ещё в школьные годы
В понедельник в Ленский и Олекминский районы придут дожди
Программа праздничных мероприятий ко Дню государственности Якутии

19 сентября 2021 года избиратели России, в том числе и в Якутии, будут выбирать своих представителей, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Сегодня на вопросы нашего информагентства отвечает кандидат в депутаты Госдумы РФ по Якутскому одномандатному округу номер 24 выдвинутый Российской экологической партией «Зеленые» Егор Петрович Жирков.

— Егор Петрович, ваше выдвижение в качестве кандидата в депутаты ГосДумы в этом году стало для многих неожиданностью. Можете рассказать, почему вы решили баллотироваться и почему именно «Зеленые»?

— Ощутил вызов времени, решил принять участие в нынешних выборах в Госдуму. Есть потенциал, опыт, понимание, что смогу защищать интересы якутян. А почему от Зеленых? Нынче тренд такой – четыре парламентские партии выдвинули своих одномандатных кандидатов, а остальные пять человек подались к малым партиям.

Кто в ответе за якутский лес?

— Зеленая повестка стала для Якутии в этом году как никогда актуальной. Лесные пожары, миллионы гектаров сгоревшего леса, пострадавшее от пожара село. Для якутян это был шок... В чем причины этого? Какие пути решения проблемы вы видите? И что должен сделать депутат ГосДумы, которого выберут якутяне?

— Пожары этого года, охватившие огромные территории республики, это бедствие, нанесшее колоссальный урон населению, природе. Какова его первопричина? Раньше за обстановкой в лесах наблюдала Авиалесоохрана. Парашютисты пожарные гасили очаги возгорания в самом начале. В 1990-х годах парашютно-десантного состава у Авиалесоохраны Якутии было 1200 человек, а в последние годы — всего 200 человек. Сравните! Финансирование урезано в шесть раз. Вот в чем причина. В результате исчезла мобильность, возможность оперативной переброски сил из региона в регион. Государство подключается только в случае объявления ЧС. Разве можно говорить о профессиональной охране лесов в этих условиях?

К тому же есть проблема, создающая правовую коллизию – это то, что леса являются федеральной собственностью. Но из этого не проистекает принцип — кто собственник, тот и отвечает. Напротив – полномочия по тушению пожаров делегированы регионам. Где, как правило, нет правового поля, нужно практически с нуля нарабатывать требования, инструкции, решать вопросы оплаты, снаряжения. Хуже всего то, что этот процесс протекает изолировано, в каждом субъекте по-своему. Выход из этого, по моему мнению, в том, что Авиалесоохрана должна стать структурным подразделением федерального ведомства. Объединение службы охраны лесов под одним началом позволит обеспечить оперативное регулирование и координирование процессов организации борьбы с пожарами внутри и между субъектами.

Мы всегда должны иметь в виду, что Якутия не только пятая часть России, но это и треть всех российских лесов. И финансирование должно быть соответствующим, исходить не из количества населения, а из количества гектаров, занятых лесами и подлежащих патрулированию. Став депутатом Государственной Думы от нашей республики добьюсь увеличения финансирования лесничеств, Авиалесоохраны таким образом, чтобы численность парашютно-десантного состава достигла 800-900 человек.

Как заставить корпорации платить за экологию

— Хорошо, с лесами всё стало понятно. Но мы не раз и даже не два становились свидетелями, как недропользователи, экономя на экологических стандартах, наносят вред окружающей среде – в первую очередь нашим рекам, лесам, животному миру. Как можно заставить добывающие компании относиться по-хозяйски к территории промышленного освоения, и как соблюсти разумный баланс между промышленным освоением региона и сохранением окружающей среды?

— В своей предвыборной программе я предлагаю внедрить принцип зеленого недропользования. Что это значит? Это означает, что каждый недропользователь должен в своей деятельности неукоснительно соблюдать принципы сохранения окружающей среды. Это предполагает не только восстанавливать участки после проведенных работ по извлечению полезных ископаемых, но и прогнозировать экологические последствия и включать мероприятия по их преодолению в комплексные планы проведения работ. Также непременным условием должно стать экологическое страхование объектов.

В нашей республике ведут свою деятельность несколько крупных корпораций с международным капиталом в сфере добычи алмазов, нефти и газа, угля. Также работают компании по золотодобыче, добыче серебра, сурьмы. Поскольку они реализуют свою продукцию на мировом рынке по мировым ценам, то, соответственно, мы сможем требовать направлять часть своей прибыли на соблюдение требований по защите окружающей среды, ориентируясь на международные экологические стандарты. Тогда мы не будем сетовать на загрязнение реки Вилюй, жители Верхоянья не станут беспокоиться по поводу последствий от добычи серебра, а населению и природе юга и востока республики не будет наноситься урон от золотодобычи.

— А каким, на ваш взгляд, должен быть размер платежа на соблюдение экологических стандартов?

— Это вопрос, выходящий за рамки нашего федерального законодательства. Мы здесь можем обратиться к практике, принятой в Канаде, Северной Европе, Америке, других странах, где добывающие компании направляют на экологию 10, а некоторые и до 20 процентов чистой прибыли. Я думаю, что есть основания к тому, чтобы и наши корпорации мирового уровня приняли за норму принцип зеленого недропользования и совместно с республиканской общественностью, экоактивистами, органами власти могли оценить эффективность проводимых экологических мероприятий и определять размер экологического взноса, сопоставимый с мировыми образцами.

Для экономического прорыва нужен прорыв в сознании

— Очевидно, что экономика Якутии развивается по другим законам, чем, например, экономика средней полосы. В своей программе вы говорите, что развитие улусов и городов Якутии, в том числе и Якутска должно опираться на существенное финансовое и материальное участие корпораций, черпающих наши недра. Как вы представляете этот процесс?

— Я считаю, что в России нет экономической политики в каноническом значении. Да и промышленной политики как таковой не видно. Что касается экономики республики, то здесь мы видим контраст. С одной стороны, недродобывающие корпорации, которые демонстрируют стремительное развитие, но, в то же время отворачиваются от местного населения. К примеру, ранее "Алданзолото" прибегало к услугам населения Алданского района по ремонту техники и поставкам запчастей. А сегодня компания достигла такого уровня самодостаточности, что потребность в сторонних услугах отпала, теперь они сами в состоянии обслужить свою технику. А жители Алдана, Нижнего Куранаха остались не у дел.

Или взять местную промышленность. Даже если она и существует, то можно смело говорить, что она находится в застое. Что мы производим сами? Сегодня Якутск - это город белых воротничков, скопление госслужащих, бюджетников, силовиков. А где производители? Сколько мы производим? Например, город Бийск с населением в 200 тысяч человек, меньше чем в Якутске, но там производят высокотехнологичной продукции на сумму порядка 15 млрд рублей. Правда, город Бийск — десятый наукоград Советского Союза, там наука, технологии и производство объединились еще во времена предыдущей экономической системы.

Как нам преодолеть эту проблему? Нужно, чтобы в городе Якутске, малых городах, районных центрах, улусах люди среднего поколения и молодежь сделали прорыв в массовом создании малых производств, появлении и расширении новых видов доходного занятия.

Нужно, чтобы были созданы рабочие места. С чем они должны быть связаны? С более перспективными отраслями — высокими технологиями, IT-технологиями, производством композитов. Чтобы на месте производить товары, которые сегодня завозим в республику извне. При существующей, дорогой логистике, которая ложится тяжелым бременем на покупателей, нужно стремиться к разработке и реализации региональных, местных проектов. Существующие сегодня проекты курируются какими-то программами развития республики, Дальнего Востока, федеральными, но результаты их недостаточно заметны.

Нужно таким образом выстраивать взаимоотношения с работающими в республике добывающими корпорациями, чтобы это было взаимовыгодно, чтобы совместно с ними создавались рабочие места и производства для обслуживания в том числе и этих корпораций. Нужно, чтобы между корпорациями и республикой, муниципальными образованиями создавалось деловое партнерство. Вот на что я предлагаю обратить внимание.

Сами добываем и сами строим

— Вернемся к вашей предвыборной программе. Давно стало традицией говорить о поддержке и сохранении сельского хозяйства, традиционного уклада народа саха и малочисленных народов Якутии. Но вы предлагаете дать реальную возможность на реализацию права пользования земельными и лесными участками по всей республике, в том числе для использования полезных ископаемых. Это, по сути, революционное предложение! Вы предлагаете якутянам изменить свой уклад жизни на селе и самим стать недропользователями?

— Эта часть моей предвыборной программы призывает по-новому взглянуть на нашу жизненную ситуацию. Скотоводство, коневодство для народа саха, оленеводство для северных народов является основой их жизнедеятельности. Наверное, без этого не будет наших народов. В то же время чтобы развиваться, создать перспективы для молодежи, нужны новые виды производств на селе. На основе чего, как?

В основном мы обитаем по берегам рек, где уже есть поселения – города, поселки, села, но мало обращаем внимания на горы. А тем временем у нас более 60 процентов территории республики это горы. И в них есть полезные ископаемые. Есть породы, которые в 2-3 раза лучше, чем известняк, как основа для строительного материала. Есть сырье для того, чтобы создавать огнестойкие строительные материалы. И на основе наших минералов и пород можно делать продукты технического назначения. И все это имеется миллионами тонн, кубов. Я предлагаю обратить внимание на Алданские горы. Кроме того, можно заняться переработкой отходов добывающей промышленности. Извлекать из них составляющие для производства новых стройматериалов.

— То есть вы предлагаете создавать некую стройиндустрию в сельской местности?

— Да, теперь можем перейти к этому направлению, которое отражено в моей предвыборной программе. У нас практически в каждом районе есть основа для сырьевой базы – пески, щебенка, которая на 90 процентов состоит из известняка. Это касается и средней Колымы, Усть-Алдана, Томпонского улуса, центральных улусов и вилюйской группы улусов. Возникает уже и новая необходимость. Буквально в течение одного года цены на брус, пиломатериалы выросли в 2-2,5 раза. И к тому же они становятся дефицитом.

А почему? Потому что в Иркутской области огромные объемы леса пошли на Китай. Древесина в виде делового леса, пиломатериалов стала валютной продукцией. И соответственно цены на нее вдруг оказались мировые. Какой вывод из этого мы должны сделать? Пришло время подумать, повернуться в сторону строительства домов из камня. Уже стало реальностью, что строить дома из камня дешевле, чем брусовые. Можно на одной сырьевой базе по песку и щебню объединить усилия нескольких улусов и создавать повсеместно малые базы индустрии строительных материалов – карьеры, бетоносмесительные узлы, производство каменных блоков, блоков из пенобетона. Это будет и дешевле и экологичней.

Якутск отсталая столица

— Вы в своих тезисах призываете открыто смотреть на проблему цивилизационной отсталости Якутска, малых городов и улусных центров. Что вы имеете в виду, и какие видите пути решения этого вопроса?

— Слушая ваш вопрос, я вспомнил слова Александра Солженицына. Когда-то в 90-е годы он приехал на восток России из Америки, и с Дальнего Востока на поезде приехал в Москву. И после того, как пообщался с людьми, отметил, что главная проблема России, главная задача – сбережение народа и обустройство страны.

Какова у нас обустроенность столицы Якутии, каков уровень ее благоустройства? Мы привыкли и видим мир вокруг замыленным взглядом. И не замечаем, насколько мы отстали от уровня благоустройства современного мира. У нас в городе нет уличной системы водоотведения, ливневой канализации, недостаточно уличного освещения, не везде хорошие дороги, тротуары, не везде есть дорожная разметка, даже общественные туалеты отсутствуют. Их нет и в улусных центрах, малых городах, хотя это одно из требований цивилизации.

Мало благоустройства в частных кварталах, в сельских населенных пунктах, улусных центрах. Это, надо сказать, та вещь, о которой нам нужно говорить и которой не следует стыдиться. Надо считать, смотреть, в чем же наша отсталость, на сколько?

Почему я заостряю проблему цивилизационной отсталости в предвыборной программе? Я же не правительство и не мэрия. Но я осознаю, что город Якутск, республика не в состоянии преодолеть эту отсталость своими силами, своими финансовыми средствами.

Ведь что такое бюджет города Якутска? Это средства на текущие расходы. В сельской местности может быть 20-30 миллионов выделено на расширение дорог. А что это такое - 20-30 миллионов? В лучшем случае хватит отсыпать щебнем несколько километров. Такими темпами прийти к цивилизации, безопасным дорогам, к безопасному, с точки зрения противопожарной безопасности, жилью мы сможем через века. А нужно в течение 10-15 лет разрешить эту проблему.

Конечно, решать эти важные вопросы мы сможем только с помощью федеральных средств, в рамках разработанной программы. Уровень цивилизации во всей республике нужно доводить до общепринятых в мире норм. Нельзя навсегда оставаться окраиной.

Кстати, одним из последствий цивилизационной отсталости городов и поселков республики становится ментальная отсталость нашего населения. Когда люди привыкают довольствоваться тем, что есть, сами не стремятся и не требуют от властей улучшений условий жизни. Именно ментальная отсталость становится источником различных социальных общественных явлений – пьянства, бродяжничества, безработицы, криминала... Поэтому, говоря о цивилизационной отсталости, я имею в виду многие стороны жизни якутян, и ее преодоление повысит качество жизни в целом.

Мусорная реформа: Мусор лежит, а деньги трясут

— Реформа отрасли обращения с ТКО идёт ни шатко ни валко. Можно сказать, не выполняет свои функции, особенно в сельской местности. Что вы скажите и предложите?

— Я редко слышу из уст горожан аббревиатуру ТКО (твердые коммунальные отходы). Ее чаще используют в сельской местности. Реформа эта идет два года, но не очень заметно по результатам. Зато требуют к оплате уже сейчас по 115 рублей с каждого жителя Соттинцев или Сангара. А за что платить? Что предусматривает эта реформа ТКО? А она предусматривает раздельный сбор стекла, пластика, бумаги, а также их утилизацию.

Утилизация — главная составляющая реформы. Разве есть у нас в Якутске мусороперерабатывающий завод полного цикла на 120 тысяч тонн? Нет. Пока это только мечты. А в улусах есть оборудование по утилизации? Тоже нет. Все отходы накапливаются на становящихся уже опасными огромных свалках. Сейчас вокруг поселков и сел становится чище, а свалки становятся все больше.

Депутат Госдумы может работать над этим вопросом совместно с руководителями городов, улусов, сел, таких как Соттинцы, где глава оказался очень в этом плане продвинутым. Он настолько изучил все тонкости реформы, что даже дошел до министерства экономического развития России, которое и руководит всей сетью региональных операторов.

Но он видит, что реформа зашла в тупик. Все жители села отказались оплачивать не полученные от регоператора услуги, за что глава сельской администрации был оштрафован на 15 тысяч рублей, как не обеспечивший сбор платежей с населения. При этом он считает, что лучше заплатить штраф, чем жители Соттинцев будут платить за услуги, которые они не получают. Данный случай может стать прецедентом.

Также в этой реформе не учтены наши региональные, сельские, северные особенности. В ней не соблюден и принцип зеленого природопользования, о чем говорят наши избиратели. Это задача, которую, став депутатом, придется решать посредством изменения федеральных законов.

Зарплата учителей не растет 10 лет

— Когда учителям повысят зарплату? Дело, скорее, не столько в том, когда, а видят ли власти эту проблему и собираются ли ее решать? Вы, в случае избрания вас депутатом Госдумы, каким образом поучаствуете в решении этого вопроса?

— Эта тема близкая для меня. Когда я был министром образования в начале 2000-х годов, народное образование было в приоритете не только в рамках концепции обновления и развития национальных школ, но и была сформирована в республике государственная национальная система образования и уровень оплаты труда учителей был в первой тройке среди отраслей.

А сейчас почему этот вопрос снова становится проблемой? По городу Якутску совсем неплохая, даже хорошая зарплата педагогов. Но причина в чем? Не в том, что государство заботится, а потому что в систему оплаты труда 2008 года внедрен принцип подушевого финансирования, и соответственно, при 35-40 учениках в классе, скажем, в трех классах и при нагрузке 18-27 часов в неделю, у учителя получается зарплата в 80 тысяч рублей.

В последние годы сложилась практика, когда вузы выпускают учителей, но они не доходят до школ. И во многих школах в сельской местности нет учителей по русскому языку, математике, физике. И здесь мы должны рассматривать уже не проблему учителей, школ, а проблему нарушения конституционных прав молодежи на получение образования. Какое образование без уроков математики? Как ученику сдавать ЕГЭ? Поэтому пора бы власть предержащим обратить на это свое внимание.

Учительство республики - это большая армия людей. В сельской местности учителя, воспитатели детских садов имеют скромные, но живые деньги. Но надо понимать, что 30-35 тысяч рублей — это недостаточно для обеспечения уровня образования, для обеспечения достойного уровня жизни. Потому что стоимость жизни меняется. А зарплата учителей уже 10 лет совершенно не растет. Официально вроде да, зарплата увеличивается, но масса различных корректив, уловок оставляет зарплату на том же уровне.

Это предопределяет большую проблему, я считаю, что ее можно решить в целом за 2-3 года. Зарплата не должна в большей мере зависеть от числа учеников. Так учителя Якутска находятся в более приоритетном положении – работая в переполненных городских школах, они получают более высокую зарплату. А учителя небольших школ в районах, наслегах проигрывают им по всем позициям. Не число учеников должно определять уровень зарплаты.

Надо разработать нормы, которые бы позволяли и учителям сельских, малокомплектных школ получать конкурентную заработную плату. Тогда выпускники вузов пойдут в школы. Также в районах, наслегах нужно решать вопросы жилья и быта для молодых специалистов. Слово учитель должно звучать и гордо, и достойно, в том числе и с точки зрения оплаты труда.

Каждый второй молодой человек должен зарабатывать деньги

Мы обычно говорим, что молодежь – наше будущее. А какое будущее мы им готовы предложить? Что бы вы хотели сказать молодежи?

— Про нынешнюю молодежь говорят, что она пассивная. Даже говорят, что выборы для них это ничто. Но именно молодым предстоит через некоторое время взять на себя ответственность за страну. Шаг к выборной урне - это шаг к будущему России. Это гражданский поступок. Я призываю молодых людей прийти 19 сентября на выборы депутатов Государственной Думы и сделать свой свободный выбор.

У нас в Якутии много говорится, что перед молодежью открыто много путей — до неопределенности. Но никто не ждет их не только у выборных урн, но и на рабочих местах, нет распределения.

Мы сегодня должны создать условия, построить такую экономику в республике, чтобы через 20-30 лет каждый второй молодой человек имел бы свое собственное доходное занятие. Я имею в виду и самозанятость без привязки к организационно-правовому статусу своего занятия, а именно, каждый человек должен иметь свое доходное занятие.

Раньше говорили, что надо получить высшее образование. А сейчас я говорю, что 21 век - это век технологий. Век умения. Век самоопределения своей жизни и своего жизненного пути. Брать пример следует с молодежи Южной Кореи. 30 лет назад они сделали прорыв своей страны в технологиях. Те технологии вывели страну на путь развития.

Резюмируя наш разговор, хочу еще раз отметить, что у нас не развито местное производство, у нас цивилизационная отсталость, у нас низкий уровень зарплаты. Впереди у нас два пути — либо эта отсталость и бедность одолеют нас, либо мы должны найти свою дорогу к прорыву в своем развитии.

Сегодня мы ощущаем отсутствие перспективы. Молодежь в тупике. Преодолеть этот тупик — это значит иметь видение, что впереди, уметь ставить перед собой цель, направить свою волю на ее достижение. Тогда мы выйдем на путь развития. 21-й век требует этого.

Елена КУЗЬМИНА.


* Оплачено из избирательного фонда кандидата в депутаты Госдумы РФ по Якутскому одномандатному избирательному округу номер 24 Е.П.Жиркова.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
03.09.2021 22:36 (UTC+9)
Комментарии: 2
Одно и тоже 04.09.2021 11:03

Говорите.Авиалесоохрана накрылась 30 лет назад.Вы о чем.После пожаров Верхоянье установили Космический монитор для прослеживания очагов пожара.Куда дели.У нас считают что нет пожаров Зато игры ысыахи.Партия Зеленых почему не требуете импичмента Сахаленя Аф.мин.охраны природы.Там со времен прошлого века Олесова сидять усть алданские вредители.У них план на уничтожение тайги зверей или что.Что добились.Или только слова Опосля всего.При пожарах с вашей стороны ни слово полслово помощи реальной не было.Кто за вами пойдет.


Абориген 06.09.2021 15:57

О нем, несостоявшемся преемника Первого Президента РС(Я), обычно писали: "Чутко улавливающий веяние времени, талантливый политик и организатор Е.П. Жирков в настоящее время активно проводит работу по реализации......" и т. д.

Мы, аборигены Якутии, должны поддерживать нашего бывшего национального лидера


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ