У ЕР снова будет конституционное большинство в Госдуме
Суд Евросоюза наказал Польшу за добычу угля
В Амурской области задерживают сотрудников полиции
Глава Якутии поздравил Петра Аммосова с победой на выборах в Госдуму
Российского дипломата вызвали в МИД Британии по "делу Скрипалей"

До революции на территории, на которой ныне располагается Ленский район, было десять храмов. В августе этого года я работал в архивах и библиотеках Иркутска, собирая материал для краеведческой книги о Пеледуе, и нашел немало свидетельств о том, как и на чьи средства строились первые храмы в нашем районе.

Витимская церковь

По авторитетному свидетельству Иркутского архиепископа Нила, который совершил путешествие по Лене в Якутский край в 1843 году, церковь в слободе Витимской была построена в 1823 году. Во всяком случае, в своей книге «Путевые записки преосвященного архиепископа Нила» (Ярославль, 1874) он пишет:«Деревянная, о двух престолах, церковь строена в 1823 году. Строители не думали об изяществе архитектуры, но прочность зданию умели дать. Содержится она в благоприличии, и достаточно снабжена утварью.

Витим. 1839 год. Рисунок Петра Пежемского из его книги «Панорама Иркутской губернии».

Приписанных к ней деревень более двадцати, в которых 342 дома и 2 208 душ обоего пола. Приход тянется вверх по Лене на 107 вёрст, а вниз – на 366 вёрст. Сверх сего, к Витимской церкви причислены якутские улусы, обретающиеся на речках Пеледуе, Юхте и Нюе.

Ближайшими к Витимской церкви считаются Петропавловская в 338 и Олёкминская в 700 вёрстах. От Иркутска же отстоит она на 1 437 вёрст. Лежит под 59 градусов северной широты».

Далее Нил пишет: «Прибыли в Витим пополудни, в четверть пятого часа. Это было накануне Успения пресвятой Богородицы.

А потому имел я полную возможность прослушать всенощное бдение, а в самый праздник (15 августа) совершить Божественную литургию. Случай этот, самим небом уготованный, сколько меня радовал, столько и обывателей, с их ближними и дальними соседями».

К сожалению, указывая время постройки Витимского храма, Нил называет год возведения не первоначального, а очередного её строения взамен, видимо, обветшавшего старого. В каком году в Витиме была возведена первоначальная церковь – история умалчивает. Впервые о Витимском храме упоминает знаменитая «Чертёжная книга Сибири» Семёна Ремезова, выпущенная в 1701-м.

В 1736 году, когда в селе побывали по пути в Якутск участники Второй Камчатской экспедиции профессор Петербургской академии наук Иоганн Гмелин и его ученик, студент Степан Крашенинников, они насчитали в Витиме 15 домов, отметив, что здесь имеются деревянная церковь, канцелярия и соляной магазин.

В «Материалах для биографии святителя Софрония» («Иркутские епархиальные ведомости», 25 сентября 1882) упоминается Указ от 16 декабря 1756 года: «Якутского ведомства, Витимской слободы, Спасской церкви, вдового священника Михаила Ощепкова, по прибытии его в Киренск, поручено было игумену постричь в монашество».

Фёдор Полунин в книге «Географический лексикон Российского государства» (Москва, 1773) пишет: «Витимская слобода, Иркутской губернии, в Якутском уезде, при реке Лене, против устья реки Витима, расстоянием от Якутска 1 115 вёрст. Сие место есть из древнейших российских селений при реке Лене, и заложено почти в одно время с городом Якутском. В нём жилья немного, однако есть церковь и таможня».

Самое раннее изображение Витимского Спасского храма постройки 1823 года опубликовано в книге «Панорама Иркутской губернии» (Иркутск, 2020) Петра Пежемского – купца, краеведа, сотрудника Сибирского отдела Императорского Географического общества. В 1839 году Пётр Ильич путешествовал по Лене и как художник-любитель делал рисунки понравившихся мест. На одном из таких рисунков он изобразил уголок Витима – церковь и несколько домов. Книга «Панорама Иркутской губернии» была подготовлена Пежемским в 1849 году, но никогда полностью не публиковалась вплоть до 2020 года.

В очередной раз Витимская церковь была отстроена заново на средства крестьянина Пеледуйского селения Д.Г.Серкина взамен старого здания 1823 года, с двумя престолами – во имя Спаса Нерукотворного Образа и во имя Св. Николая Чудотворца. Освятили храм 2 июля 1872 года. Деревянный, с алтарём и колокольней, пристроенной в 1905 году. К его приходу были приписаны три церкви: Св. Николая Чудотворца в селе Пеледуйском, Рождества Пресвятой Богородицы в селе Чуйском и св. Иннокентия, епископа Иркутского в селе Курейском, а также часовня в селе Якуты.

Витимский Спасский храм. 1913 год. Фото Н. Пономарёва.

Вот как пишет о Витимском храме иркутский священник Николай Пономарёв (тёзка витимского священника Николая Пономарёва), который сопровождал в путешествии епископа Евгения Зернова в Киренский уезд в 1913 году: «Деревянный, о двух престолах, храм построен в 1874 году, прихожан при нём числится 2 933 души обоего пола. Священником состоит отец Николай Пономарёв (он же благочинный), псаломщиком Яков Игнатьев.

Храм весьма благоустроенный, но, как и большинство сибирских сельских храмов, оклеен шпалерами (обоями), что и некрасиво, и дорого, мало подходит для церкви и небезопасно в пожарном отношении. Как и везде, владыка предложил о. благочинному оштукатурить внутренность храма и побелить. Богат храм иконами и всякой утварью; пред местными иконами висят старинные громадные лампады, очень хорошей работы, массивные, а под ними сделаны деревянные подставки в форме подсвечников, так что получается впечатление очень красивых подсвечников. Много в этом храме потрудился старец священник о. Никанор Пономарёв, состоявший 42 года священником».

«Иркутские епархиальные ведомости» (от 19 января 1874 года) называют точную дату освящения нового Витимского храма – 2 июля 1872 года. Священник же Николай Пономарёв пишет, что храм был построен в 1874-м. Скорее всего, отец Николай ошибается.

Пеледуйская церковь

Пеледуйская Николаевская церковь была построена в селе Большой Пеледуй в 1860 году на средства крестьянина Д.Г.Серкина. Деревянная, с отдельной колокольней, устроенной на столбах. Престол один. Приписная к Витимской Спасской.

«4 июля прибыли в Больше-Пеледуйское, – пишет Николай Пономарёв, – где приписной к Витимскому Никольский храм. Народ ждал в числе до 300 человек; совершен молебен святым Николаю и Иннокентию. Храм новенький, чистый, просторный; весьма хорошо снабжен утварью, на нескольких иконах серебряные ризы; местная икона Богоматери изображена в руках Ангела, в серебряной ризе. Владыка сказал поучительное слово о вреде пьянства. В смысле борьбы с пьянством это село опередило многих; трудами о. Пономарёва в нём открыто общество трезвости. В алтаре имеется припечатанная к окну большого формата книга с крестом на обложке; в неё записываются трезвенники; имена их поминаются на каждой проскомидии. Населению это нравится, и многие охотно вступают в число трезвенников…

Имеется церковно-приходская школа с 36 учащимися; учительствует окончившая прогимназию Анфуса Безпалова. Здание школы прочное и просторное. Познания учеников Владыка признал удовлетворительными».

В книге И.И.Серебренникова «Памятники старинного деревянного зодчества в Иркутской губернии» (Иркутск, 1915) Пеледуйская церковь упоминается как памятник. На тот момент это строение на территории нынешнего Ленского района было самым древним.

Больше-Пеледуйский Свято-Никольский храм. 1913 год. Фото Н. Пономарёва.

Мухтуйская церковь

О намерении построить в Мухтуе церковь упоминает ещё иркутский архиепископ Нил, который побывал в Мухтуе в 1843 году. Он же и освятил место под строительство храма: «В деревеньке восемь дворов. От приходской своей церкви отстоит на 202 версты…

Когда местный купец Рыбкин объявил мне о намерении своём построить церковь, нельзя было не порадоваться. Ибо за построением сим наполовину сократилось бы семисотное расстояние между Витимскою и Олёкминскою церквами.

Оставалось взглянуть на место, предназначаемое под церковь и благословить его. Исполняя долг сей, невольно высказался я не в пользу места. Мне казалось, что Лена при разливах своих, выходящих по временам из ряда обыкновенных, способна причинять тут всякие беды…»

Как выяснилось в дальнейшем, Нил оказался прав в своих предчувствиях.

В Иркутском областном архиве хранится документ «Дело о постройке церкви в селении Мухтуйском» 1859 года. Благочинный священник Пётр Пономарёв обращается с письмом к киренскому земскому исправнику Шипицыну:

«Получив 24 сентября при указе из Киренского Духовного Правления от 9 сентября за номером 542 указ Иркутской Духовной Консистории от 20 августа за номером 3126 с разъяснением по вопросу новой деревянной церкви на 200 человек в Мухтуйском селении Витимской волости, по Высочайше утверждённому плану и фасаду за номером 9, первее всего и необходимым нахожу обратиться к Вашему Высокоблагородию с покорнейшею просьбою для благоуспешности оного святого дома.

1. О предъявлении разрешения постройки церкви в Мухтуйском селении якутам Сунтаро-Олёкминской инородной управы и прихожанам Витимской волости, изъявившим Епархиальному начальству на то своё желание и добровольное согласие чрез начальство своё.

2. О приказании немедленно приступить к заготовлению материалов и других потребностей для постройки, согласно составленным ими приговорам.

Оставаясь в полной уверенности, что Вы, как благопопечительный начальник вверенных Вашему управлению оных крестьян и якутов, не откажетесь от деятельного содействия к скорейшему доставлению им ближайшего назидания, утешения и освящения учением и таинствами Веры Христианской чрез постройку в Мухтуйском селении церкви, уже более десяти лет желанной, прошу покорнейше Ваше Высокоблагородие не лишить меня уведомления о последующем».

«Уже более десяти лет желанной» – подчёркивает Пётр Пономарёв.

И ещё один документ – письмо тому же исправнику от протоиерея Константина Кокоулина от 23 сентября 1859 года:

«Иркутская Духовная Консистория слушала дело о построении новой деревянной церкви в Мухтуйском селении Киренского округа по Высочайше утверждённому плану на 200 человек и отчислением от Витимской Спасской церкви и с образованием особого прихода, из которого видно:

1. Господин исправляющий должность Киренского Земского исправника в июле месяце 1857 года при отношении своём представил Мирской приговор, составленный инородцами Киренского округа ведения Сунтаро-Олёкминской инородной управы родоначальниками и доверенными от общества о дозволении им построить новую деревянную церковь в селении Мухтуйском на 200 человек совокупно с крестьянами Витимской волости. По дальности расстояния приходской церкви в 200 вёрст, с образованием прихода из наслегов Мегинского, Нахарского, Татаканского, в коих 700 душ мужского пола и 587 женского и в селениях Хамринского, Конькинского, Терёшкинского, Мурьинского, Батамайского, Салдыкельского, Нюйского и Мурбайского, в коих 269 душ мужского, 276 душ женского, а всего 1 832 души обоего пола с обязательством обеспечения причта новой церкви со стороны крестьян:

а) вместо 55 десятин покосной земли, по недостаточности таковой для себя, и вместо 408 ржаной муки, 240 священнику и 168 двум причетникам, по скудному там же урожаю хлеба, который при том они сами покупают ежегодно на баржах мимоплавающих в Якутск, отдавать ежегодно причту по 70 коп. серебром с каждой ревизской души.

б) а чтобы причт не находил затруднения в содержании скота, отвести им семь десятин покосной земли не в дальнем расстоянии от Мухтуйского селения. Со стороны инородцев с каждой ревизской души всего 700 мужского пола по 35 коп. серебром, больше они положить не могут; что мне кажется до сенокосных земель, то по месту их жительства в разных местах и по разным речкам в окружности шести коим вёрст предоставляются священноцерковнослужителям, где будет им угодно косить по избрании ими места.

2. На основании акта, составленного Благочинным священником Петром Пономарёвым, место под постройку нового храма нашли удобнейшим и приличнейшим пространство, лежащее севернее всех домов сказанного селения 50 саженями. По справке на основании закона, 236 ст. XII тома Св. зак. изд. 1857 года Его Высокопреосвященство согласно прошению жителей Киренского округа, Сунтаро-Олёкминской инородной управы, дозволил построить новую деревянную церковь на 200 человек, согласно Высочайше утверждённому плану и фасаду, так как при Витимской церкви останется ещё прихожан обоего пола 1 383 души.

А поэтому Духовное правление для надлежащего со стороны Вашего Высокоблагородия распоряжения, честь имею уведомлять».

Мухтуйский Николаевский храм. 1913 год. Фото Н. Пономарёва.

А вот как описывает историю появления Мухтуйской Николаевской церкви священник этого храма Иннокентий Попов (еженедельник «Иркутские епархиальные ведомости», 30 сентября 1872 года):

«По сведениям историческим известно, что по распоряжению правительства Восточная Сибирь, в особенности отдалённый край реки Лены, населяем был из великороссийских губерний, большею частию людьми из крестьянского звания, которые следовали на заселение вновь покорённого края за рекрутскую очередь. В числе прочих был поселён в Мухтуйское селение Киренского округа четырнадцатилетний крестьянский сын Лука Сидорович Рыбкин (по преданию Лука Рыбкин был господский человек, Ярославской губернии), который терпением своим и многолетними трудами приобрёл себе здесь домообзаведение и скотоводство, и по жизни образец честного, трудолюбивого и безбедного крестьянина. Но, быв женат и не имея детей мужского пола, он взял на воспитание восьмимесячного младенца, по имени Егор, от следовавшего в путь в то время по реке Лене, из Киренска в Якутск, бедного диакона Никиты Косыгина, который ночевал в его доме. Лука Рыбкин, воспитав Егора Косыгина, передал ему и свою фамилию, и в продолжение своей жизни поощрял его к труду и воспитывал в нём преимущественно религиозные чувства и внушал истины святой веры.

Упоминаемый Лука Рыбкин, будучи крестьянином состоятельным и находясь в отдалении от храма Витимской Спасской церкви (за 200 вёрст), потому что принадлежал к приходу оной, возымел искреннее желание построить в своём селении деревянную часовню, и построил оную на иждивение своё в 1700 годах, в Мухтуйском селении (имел ли Лука Рыбкин разрешение от Епархиального начальства на построение часовни, неизвестно). В эту часовню он пожертвовал иконы Спасителя, Божией Матери, св. Николая Мирликийского Чудотворца и св. Димитрия Ростовского Чудотворца. Первые три иконы писаны на досках, итальянской живописи, искусной кисти, и только последняя из них написана на холсте, и все эти иконы до настоящего времени сохранили краски и живопись, находятся в Мухтуйской Николаевской церкви, служат особенным предметом чествования и поклонения во время посещения домов прихожан для отправления молебных пений и остались живым памятником существования первого молитвенного дома – зародыша настоящего поместительного благолепного храма.

Усердный доброхот вскоре после сооружения часовни умер, передав всё свое имение и капитал воспитанному сыну своему Егору Рыбкину. К сожалению окрестных жителей, часовню эту по случаю наводнения во время прохода реки Лены в 1848 году быстротою воды унесло с места её нахождения (часовня была поставлена к югу от берега Лены и находилась от него в 30 саженях); лишь только успели сохранить одни упомянутые иконы. Затем после наводнения, в том же 1848 году, часовня эта (под словом часовня я теперь разумею только святые иконы, что есть выражение местных жителей) была перенесена в амбар, к внучку Егора Рыбкина, торгующему киренскому мещанину Петру Егоровичу Рыбкину, куда в воскресные и праздничные дни притекали многие богомольцы для общей молитвы.

Но в 1855 году, после упадка торговых дел и несостоятельности торгующего киренского мещанина Петра Егоровича Рыбкина, а также других непредвидимых несчастных случаев жизни Рыбкина, и за смертию его, капитал которого и имущество всё подлежало к описи, часовня была перенесена из амбара Петра Рыбкина в амбар же брата его Андрея Егоровича Рыбкина, где и составляла для жителей селения и богомольцев тоже молитвенный дом, который и существовал до постройки настоящего храма, сооруженного в 1863 году 18 числа марта.

Говоря о постройке Мухтуйской Николаевской церкви, должно сказать, что умерший киренский мещанин Пётр Егорович Рыбкин в 1840 году поддержал желание своего деда Егора Рыбкина и возымел твёрдое намерение с помощью доброхотных дателей соорудить в Мухтуйском селении деревянную церковь во имя святого Феодора Стратилата, на что приготовлены были все материалы, но по вышеупомянутым обстоятельствам, это святое дело встретило препятствие и до 1847 года подвигалось медленно.

В 1847 году, с разрешения Преосвященнейшего Нила, Архиепископа Иркутского, испрошенного о. благочинным Серебреницким, совершена была закладка св. храма во имя того же св. Феодора Стратилата, но, к несчастию, по случаю вышеупомянутого наводнения в 1848 году, закладку церкви снесло, потому что вода поднималась от земли более трёх аршин в вышину, и остался только один освящённый и водружённый деревянный крест на месте преднамереваемого храма. Крест этот был водружён в землю глубиною не более двух вершков, и остался невредим, что и сочтено многими богомольцами чудодействием Божиим и предзнаменованием, что будет на сем месте храм, ибо в 1848 году большеводием унесло из селения многие здания, повыдергало от заборов столбы из мёрзлой земли, а крест деревянный наклонило только немного набок и оставило целым. Чтобы не могли попирать святыню сию, сын покойного Петра Рыбкина, Григорий Петрович Рыбкин по религиозному чувству взял к себе этот крест на хранение в Мурьинское селение, в 24 вёрстах от села Мухтуйского.

Постройка храма во имя св. Феодора Стратилата приостановилась. Потом старанием вышеупомянутого Григория Петровича Рыбкина и пожертвованиями брата покойного Петра Рыбкина, Андрея Егоровича Рыбкина, и многих других доброхотных дателей, с помощью крестьянского и мещанского обществ сооружен храм Божий в Мухтуйском селении во имя св. и Чудотворца Николая с образованием особого прихода, и в 1863 году 18 числа марта месяца бывшим о. благочинным Петром Пономарёвым освящён; благодаря старанию предместника моего о. Василия Успенского, продолжавшего служение в сём храме семь лет, и многим жертвам киренского мещанина Андрея Егоровича Рыбкина, Мухтуйская Николаевская церковь с 1863 года получила богатые украшения, как то: на местных иконах серебряные ризы под позолотою, с таковыми же венцами на сумму 800 рублей серебром, а равно есть многие другие ценные иконы, довольно хорошей живописи и также в серебряных окладах под позолотою и самоё украшение храма, всё это привлекает молящихся и умиляет их сердца к славословию Пресвятого Имени Божия.

Вся постройка церкви с утварью и всеми принадлежностями внутри и вне храма оценена около 10 тысяч рублей серебром. Будучи в настоящее время священником при Мухтуйской Николаевской церкви, я не мог не обратить внимания и на тот освящённый деревянный крест, который столь чудно сохранился от наводнения в 1848 году; по моей просьбе киренский мещанин Григорий Петрович Рыбкин представил мне этот крест в апреле 1870 года; величиною он в длину две четверти с половиной, и в ширину шесть вершков; теперь он украшен позолотою листового золота и поставлен в ограде церковной на месте бывшей закладки во имя св. Феодора Стратилата (настоящий храм построен немного к югу, подле освящённого места для храма во имя Феодора Стратилата).

В 1869 году по приезде Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Парфения, Архиепископа Иркутского и Нерчинского, в Мухтуйское селение Киренского округа для обревизования церкви, было испрошено через меня местными жителями совершать 8 июня крестный ход вокруг селения, который жителями прихода в память св. Феодора Стратилата совершается и празднуется. Псалмопевец говорит: аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии, и аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий (псалом V). Так было и с нашим селением, и с основанием в нём храма Божия. Господь населил здесь людей, Он их умножил, св. Своим промыслом. Он устроил Себе св. храм. Он его обогатил, Он и хранит его».

В сообщении Иннокентия Попова смущает лишь дата постройки храма, которую он указывает – 1863 год. «Иркутские епархиальные ведомости» (от 19 января 1874 года) указывают 1862 год. Это подтверждается и метрическими книгами Мухтуйской Николаевской церкви, которые ведут отсчёт именно с 1862 года.

«Кончивший курс в Иркутской Духовной Семинарии воспитанник Феодор Малков 6 августа рукоположен во священника и определён к Николаевской церкви села Мухтуйского в Киренском округе» – сообщают «Иркутские епархиальные ведомости» от 26 августа 1872 года.

Священник Мухтуйской церкви Николай Пономарёв так описывает свой приход в 1884 году: «Мухтуйский приход находится в Киренском округе, Мухтуйской волости, а кроме того к нему же ещё причислены три селения Витимской волости. Приходский храм построен в селении Мухтуйском, которое расположено на левом берегу р. Лены. Берег, где стоит село, низкий, вследствие чего весною во время ледохода село нередко подвергается опасности, потому что вода заливается в дома и доходит до окон, а иногда и до матиц. В 1872 году вода чуть не покрыла в храме престол, хотя храм стоит сравнительно выше, чем дома. Случается, что уносит и постройки.

В селении есть почтовое отделение. В состав прихода входят: во-первых, три селения Витимской волости – вверх по Лене – Терешкино в 28 в. расстояния от Мухтуи, Конькинское в 48 в. и Хамринское в 72 в., из коих первое расположено у подошвы хребта на левом берегу р. Лены, второе на правом, а последнее на левом; во-вторых, одна деревня Мурья, вниз по Лене, расположенная на левом берегу этой реки. Пути сообщения между всеми вышеозначенными сёлами летом по реке в лодках, а зимой по реке же в экипажах. Кроме русских в состав Мухтуйского прихода входят ещё инородцы якуты, составляющие 2/3 прихожан. Живут они по берегам р. Нюи на протяжении 260 в. Первые же юрты их находятся от Мухтуи в 27 в. расстояния».

В 1901 году Мухтуйская Николаевская церковь была заново отстроена после пожара 1898 года. Деревянная, с колокольней. Престол один. Приходская. К ней были приписаны молитвенные дома Терёшкинский, Конькинский, Хамринский и Нюйский.

Вот как описывает пребывание в Мухтуе в 1913 году иркутский Николай Пономарёв: «Прибыли в Мухтуйское. В этом приходе крестьян 1/3, остальное население составляют якуты – инородцы Сунтаро-Олёкминской управы. Встретить Владыку собралось человек 300; многие приехали из соседних деревень, да и как было не приехать к такому знаменательному дню, как приезд Архипастыря… Многих из мухтуйцев я спрашивал о дне последнего епископского посещения. Забыли. Не сохранилось об этом никаких сведений и в церковных документах, даже в клировых ведомостях, где в ведомости о церкви есть прямой вопрос – в каком году Преосвященный в последний раз посетил приход… Высокий, светлый, поместительный, ещё сравнительно новый храм произвел очень приятное впечатление. Посвящён имени св. Николая.

Священником состоит о. Григорий Верхотуров, псаломщиком – Захарий Ерофеев. По случаю дня преп. Сергия Радонежского молебен был совершён преподобному Сергию, св. Николаю и св. Иннокентию с акафистом, после чего Владыка произнёс слово о необходимости каждому христианину заботиться о спасении души. Слушали при гробовом молчании. Обозрев храм, Владыка, между прочим, признал библиотеку церковную весьма хорошею по подбору книг. Видимо, что отцы настоятели, к чести их сказать, внимательно следили за духовной литературой, выходом в свет новых изданий и заботливо обогащали свою библиотеку надлежащим для нужд паствы книжным материалом. Спрос на книги есть. В местном двухклассном училище Владыка спрашивал учеников по Закону Божию, арифметике и русскому языку. Познания посредственные. Отцу Верхотурову Владыка преподал много весьма ценных советов по упорядочению приходской жизни и вопросу о борьбе с пьянством».

Григорий Прокопьевич Верхотуров, о котором упоминает Николай Пономарёв, родился в крестьянской семье. Окончил полный курс Иркутской церковно-учительской семинарии и был определён учителем Кеульской церковно-приходской школы, затем Киренской второклассной школы. 24 августа 1907 года был рукоположен в сан дьякона, а 2 августа 1907 года – в священника нашей Нюйской Иннокентьевской церкви. 30 октября 1909 года был переведён священником Мухтуйского Николаевского храма, где служил более пяти лет.

Захар Николаевич Ерофеев родился в мещанской семье Алатырского посада Симбирской губернии. В 1895 году обучался в Алатырском посадском одноклассном училище. В 1912 году сдал экзамен на псаломщика при Иркутской духовной консистории и был определён в Мухтуйский Николаевский храм. В 1915 году Григорий Верхотуров и Захар Ерофеев организовали сбор средств для жертв Первой мировой войны.

Жербинская церковь

Жербинский Благовещенский молитвенный дом был построен крестьянином того же селения М.Ф.Шеиным и освящён в 1876 году. Деревянный, с алтарём и колокольней. Приписной к Нюйской Иннокентьевской церкви.

Жербинская Благовещенская церковь. Фото конца XIX века из фондов Якутского государственного объединённого музея истории и культуры народов Севера им. Ем.Ярославского.

«Из Нюи нам путь лежал обратно, – пишет иркутский Николай Пономарёв, – но Владыке сказали, что за 35 верст ниже по Лене в с.Жербинском есть приписной к Нюйскому храм и насельники Жербы были бы глубоко осчастливлены посещением своего Владыки. Желая доставить духовную радость своей далёкой пастве, Владыка охотно согласился навестить жербинцев и вместе с ними помолиться. Жерба — селеньице в 25 дворов, с 140 жителями обоего пола; последнее селение Иркутской епархии, соседнее с епархией Якутской. Прибыли туда в 10 часов вечера. Жители быстро собрались и с факелами сопровождали Владыку.

Храм стоит на горе, в сосновом бору, подъём к нему длинный, песчаный. Владыка совершил молебен Божией Матери и св. Иннокентию и сказал поучение о необходимости веры в Бога и молитве ко Пресвятой Богородице. С жадностию ловили жербинцы поучительные слова Архипастыря… Можно с уверенностью сказать, они встречали у себя Епископа впервые. А как дорого им слово Архипастыря, оно ляжет в их сердца до гробовой доски…

Храм небольшой; утварию очень беден. Население, при бедности, бессильно чем-либо помочь. Вот куда бы следовало заглянуть руке щедрого жертвователя и хоть немного благоукрасить храм — это духовное сокровище далеких жербинцев».

Конькинская церковь

Конькинская Казанская церковь была построена на средства крестьян того же селения - братьев Н.Г.Слепченкова и П.Г.Слепченкова. Деревянная. Приписная к Мухтуйской Николаевской церкви.

«Прибыли в село Конькинское Мухтуйского прихода, – пишет иркутский священник Николай Пономарёв в 1913 году, – которое, за ночным проездом, в передний путь осталось непосещённым. Вследствие пасмурной погоды было уже темно, когда мы причалили к берегу Конькинского. Село в 22 двора с 170 жителями; здесь приписной к Мухтуйскому молитвенный дом в честь образа Казанской Божией Матери и церковно-приходская школа. Храм вполне приличный, еще новый; ризы на местных иконах Спасителя и Божией Матери посеребрены; несколько дисгармонируют с общим приятным впечатлением две деревянные подпорки по сторонам престола, поддерживающие потолок алтаря. Сделаны, конечно, не для красоты; видимо, мастер исправлял свою ошибку, плохо при постройке укрепив потолок. Церковь ведет самостоятельную продажу свечей и имеет своего капитала до 525 рублей. Берег в виде луга; поэтому храм отстоит от реки сажен на полтораста. Несмотря на позднее время, Владыка совершил в храме молебен Божией Матери и святителю Иннокентию, после чего сказал поучительное слово о долге христианина заботиться о спасении души, призывая в этой заботе обращаться к ходатайству и заступничеству Божией Матери».

Хамринская церковь

Хамринский Спасский молитвенный дом был построен крестьянином Конькинского селения В.И.Слепченковым и освящён в 1884 году. Деревянный, с алтарём. Приписной к Мухтуйской Николаевской церкви.

Нюйская церковь

Нюйская Иннокентьевская церковь была построена крестьянином Н.Я.Авдеевым и освящена в 1885 году. Деревянная, с колокольней. Престол один. Приходская. К ней были приписаны Жербинская и Сунтаро-Олёкминская (Беченчинская) церкви

Нюйская Иннокентьевская церковь. 1913 год. Фото Н. Пономарёва.

«В 6 часов вечера, – пишет иркутский священник Николай Пономарёв, – мы достигли последнего приходского села Киренского уезда – Нюйского, расположенного по левому берегу Лены. Село в 46 дворов; храм во имя св. Иннокентия Иркутского, построен в 1884 году, содержится опрятно; прихожан 1905 душ обоего пола, из них 1170 – инородцев Сунтаро-Олёкминской управы. Священником состоит окончивший курс учительской семинарии Иаков Степанов, псаломщиком – Михаил Козырнов.

По выходе с парохода на берегу приветствовал Владыку от лица нюйцев начальник местного почтово-телеграфного отделения Нилов; народу собралось человек 250; среди них было немало якутов, которые, услышав о прибытии Владыки, оставили лесные кочевья и спешили в Нюю. По совершении в храме молебна св. Иннокентию с акафистом Владыка прочувствованно сказал слово о жизни и трудах св. Иннокентия, призывая следовать его жизни и подражать добродетелям. При благословении народа чинно подошли и разодетые якуты. Владыка отдельно обратился к ним через переводчика, пожелав здоровья, всякого благополучия и счастья им и их семьям. Они остались очень довольны. Владыка дал им достаточное количество изображений св. Иннокентия для раздачи сородичам. На Владыку якуты произвели очень приятное впечатление своим религиозным благоговением и почтительностью, с какою они относятся к священному лицу. Когда Владыка благословлял их из окна парохода, они набожно крестились, становясь на колени».

Упоминаемый Николаем Пономарёвым Яков Михайлович Степанов окончил Иркутскую учительскую семинарию, учительствовал в Иркутске, после рукоположения в сан дьякона нёс службу священника в ряде храмов Иркутской губернии. В Нюйскую Иннокентьевскую церковь был переведён настоятелем 13 января 1910 года.

Михаил Яковлевич Козырнов родился в крестьянской семье. После окончания школы работал учителем. С 1907 по 1912 годы трудился псаломщиком Мухтуйской Николаевской церкви, с мая 1912-го – псаломщиком Нюйской Иннокентьевской церкви.

Беченчинская церковь

До постройки собственной церкви в 1885 году нюйские якуты были приписаны к Мухтуйскому Николаевскому храму, открывшемуся в 1862 году. Здесь они крестили новорожденных младенцев, венчались и отпевали умерших.

Так, одна из записей метрической книги Мухтуйского Николаевского храма за 1875 год сообщает, что в октябре 1874 года родилась, а 9 февраля 1875 года крестилась Евдокия, родителями которой являются инородец Нахарского наслега Иван Трофимович Мыреев и законная жена его Феодосия Михайловна. Крестил младенца священник Феодор Попов.

Обратите внимание: между рождением младенца и его крещением прошло четыре месяца. По всей видимости, родители не решились везти новорожденного для крещения в Мухтую сразу – подождали, пока ребёнок немного окрепнет.

Другая запись метрической книги за 1884 год свидетельствует, что 25 декабря 1883 года родился, а 3 января крестился в Мухтуйском Николаевском храме младенец Василий, а родителями его являются инородцы Нахарского наслега Антон Егорович Мыреев и законная жена его Марья Ивановна. Крестили младенца священник Василий Тархов и псаломщик Алексей Сизых.

В книге И.В.Калининой «Православные храмы Иркутской епархии XVII – начала XX века» (Москва, 2000) в перечне церквей Киренского уезда имеются сведения и о Беченчинской церкви: «Сунтаро-Олёкминский святой великомученицы Екатерины молитвенный дом. Построен и освящён в 1885 году. Деревянный, с алтарём. Приписной к Нюйской Иннокентьевской церкви».

Там же о Нюйской Иннокентьевской церкви сообщается, что построена она крестьянином Н.Я.Авдеевым и освящена в 1885 году. Приписные церкви – Жербинский Благовещенский молитвенный дом и Сунтаро-Олёкминский святой великомученицы Екатерины молитвенный дом.

С обретением храма беченчинцы посещали службы и проходили через таинства в своём молитвенном доме, когда к ним приезжал священник из Нюи, записи при этом заносились в метрические книги Нюйской церкви.

В Национальном архиве РС(Я) хранятся несколько метрических книг Нюйской Иннокентьевской церкви. Одна из записей за 1896 год сообщает нам, что 18 ноября 1895 года родилась, а 28 марта 1896 года крестилась Дария, родителями которой являются инородец Сунтаро-Олёкминского улуса Нахарского наслега Афанасий Иванович Хорунов и его законная жена Александра Петровна. Другая запись из той же книги сообщает, что 2 апреля 1896 года родился, а 9 апреля крестился Георгий – сын инородца Сунтаро-Олёкминского улуса, Нахарского наслега Петра Спиридоновича Попова и его законной супруги Анны Андреевны. Крестили новорожденных священник Николай Павлович Попов с псаломщиком Иоанном Псаломщиковым.

В другом разделе той же метрической книги указывается, что 30 июня 1896 года сочетались браком – венчались инородцы Сунтаро-Олёкминского улуса, Нахарского наслега Михаил Егорович Индеев 29 лет и девица Феодосья Егоровна Саморцева 28 лет.

А вот две записи в метрической книге за 1900 год: 2 марта родился, а 10 марта крестился младенец Федот, родителями его являются жители Нахарского наслега Михаил Иннокентьевич Попов и его законная жена Мария Андреевна.

12 ноября 1900 года сочетались браком Николай Петрович Индеев 35 лет и вдова Матрёна Стефановна Индеева 27 лет. Венчали молодых священник Николай Попов и псаломщик Иоанн Псаломщиков.

Куберганская церковь

Куберганский Михаило-Архангельский молитвенный дом был построен жителем Татаканского наслега А.С.Ларионовым и освящён в 1885 году. Деревянный, с алтарём. Приписной к Мухтуйской Николаевской церкви.

Терёшкинская церковь

Терёшкинский Иоанно-Предтечинский молитвенный дом был построен крестьянином того же селения Ф.И.Слепченковым и освящён в 1888 году. Деревянный, с алтарём. Приписной к Мухтуйской Николаевской церкви.

Сергей МОСКВИТИН.


Ссылки по теме:

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
10.09.2021 04:52 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ